HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Роман Оленев

Чапаев

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 17 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 23.05.2014
Иллюстрация. Афиша фильма «Чапаев». Источник: http://www.inspireme.ru/post/5252

 

 

 

Если задаться целью выделить из всего советского кинематографа фильм, который оказал самое сильное воздействие на советский народ, можно смело называть фильм «Чапаев», которому в этом году исполняется семьдесят пять лет. То, как его взахлёб смотрели на протяжении десятилетий советские люди, от колхозника до академика, не снится ни оному сегодняшнему блокбастеру или какому-нибудь культовому фильму.

Тогда такого понятия, как «культовое кино», конечно, ещё не было, но «Чапаеву» зато подходило определение «фильм всех времён и народов». Одним словом, не торопитесь морщиться: «кому, мол, сегодня нужен это нафталин». Во-первых, он и сейчас смотрится легко и живо. Да и, как-никак, картина-то вошла в сотню лучших фильмов мирового кино. Ещё в тридцать пятом году, открыв первый Московский кинофестиваль, «Чапаев» наделал много шума. Он получил ряд наград на фестивалях в Венеции, в Париже, а национальный совет кинокритиков в США признал «Чапаева» лучшим фильмом на иностранном языке. Успех в Америке, допустим, понять ещё как-то можно, но ведь картину принимали на ура в таких странах как Финляндия, Испания, Турция, Китай, Алжир. Ну а то, что творилось тогда в Советском Союзе, нам и представить трудно.

Это была не просто популярность, это был массовый психоз. Люди толпами шли с транспарантами «Мы идём смотреть «Чапаева». В некоторых кинотеатрах страны фильм шёл ежедневно годами. Доходило почти до клинических случаев. Один мальчик отсмотрел пятнадцать сеансов подряд в ожидании, что Чапаев всё-таки всплывёт. А как вам такой феномен? По опросам американских социологов «Чапаев» оставался самой любимой картиной послевоенных эмигрантов из Советского Союза, настроенных в целом крайне антисоветски. Ну и, наконец, свидетельством всенародной любви к фильму стала небывалая волна анекдотов. По сути, именно с «Чапаева» их и стали придумывать о киногероях. Диалоги в фильме и вправду строятся как будто специально для рождения анекдотов. Помните знаменитое: «Могу, Петька, могу»?

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Василий Иванович! А ты армией командовать могёшь?

– Могу.

– А фронтом?

– Могу, Петька, могу.

– А всеми вооружёнными силами республики?

– Малость подучиться – смогу и вооружёнными силами.

– Ну а… в мировом масштабе? Василий Иванович, станешь?

– Нет. Не сумею. Языков я не знаю. Да спи ты, наконец, чёртова болячка!

 

Режиссёры фильма, братья Васильевы (на самом деле они просто однофамильцы), впервые в советском кино всю ставку сделали на актёров. Прежде всего, на актёра Бабочкина. Да и выбор других исполнителей оказался снайперским. По сути «Чапаев» проложил путь к новому кинематографу, от монтажно-поэтического кинематографа двадцатых годов Эйзенштейна, который был не очень понятен народу, – к актёрскому, психологическому, где индивидуальность характера имеет ключевую роль. Образ впервые стал не условно-схематичный, а очень реальный и живой. Это явилось настоящим прорывом в кино, и вот почему он так полюбился народу.

Но, конечно, сумасшедшая популярность фильма была обусловлена и идеологической обстановкой. Кинопропаганда тут сработала гениально, как никогда. Был создан, по сути, выдуманный герой, который полностью отвечал задачам партии и при этом за счёт своей эмоциональности и простоты воспринимался зрителями искренне и охотно. «Чапаев» – это уникальный случай стопроцентного совпадения кинопропаганды и киноискусства. Вот, скажем, фраза Василия Ивановича «Языков я не знаю» – это ведь от ленинского «Каждая кухарка может управлять государством».

Короче говоря, в очень живой форме народу прямо-таки вдалбливали тезисы о верности делу революции и предупреждали: если будете шалить – расстреляем. Но из уст такого родного, обаятельного и самопожертвенного Василия Ивановича это слышать было не страшно, а как-то даже и приятно.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Я буду расстреливать каждого, кто наперёд будет замечен в грабеже. Сам! Вот этой вот – расстреляю, понимаешь. А я попадусь – стреляй меня. Не жалей Чапаева!

 

По суперпопуляности в народе к Чапаеву приблизился разве что Штирлиц. И при всей разности их темпераментов (Василий Иванович – лихой, весёлый; Штирлиц – наоборот, всегда сумрачный) сближает их действительно многое. Во-первых, анекдоты, как, с одной стороны, знак всенародной любви, а с другой – понимание того, что герои-то пусть и любимые, но всё же – результат блестящей кинопропаганды. А во-вторых, оба героя – красавцы-мужчины (как выяснилось позже, это называется «секс-символы»), о любовной и интимной жизни которых не сказано ничего. У Штирлица, правда, хотя бы была встреча с женой в кафе на расстоянии десяти метров, а у Чапаева и того не было. Его сущность в фильме ограничена функциями воина и только.

Кстати, реальному Василию Ивановичу, притом что он действительно был красавец, по женской части как-то не везло. По очереди к другим мужчинам от него ушли три жены. Наверное, в том числе и поэтому любовную линию Чапаева в фильме убрали совсем, доверив её Петьке с Анкой-пулемётчицей. И учитывая, что интимная жизнь в тридцатые годы была табуирована, то сцена, как Петька обманным манёвром – тут надо смотреть внимательно – хватает Анку за грудь, очевидно, воспринималась тогда очень откровенно.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– А это называется «щёчки»…

(Герой обнимает героиню, та его отталкивает).

– А это как называется? Затыльник. Щёчки. Эх ты, герой!

– Уже пошутить нельзя!

– Все бы кобели. «Мы да мы, чапаевцы». Вот насчёт баб – тут вы действительно герои.

 

Если Петька ещё недостаточно идейно зрелый и отвлекается на женщин, то Василию Ивановичу, истинному герою революции, абсолютно «не до баб». Советская Родина – вот его любовь. Женщина для Чапаева в фильме могла быть только лишь помехой. Настоящие герои революции – они ведь как? – они всё своё сердце отдавали сталинско-ленинской идеологии, которая мифологизировалась настолько, что превращалась в некую святыню. Соответственно, и подлинный герой революции почти всегда изображался чуть ли не аскетом, своего рода подвижником, слепо верящим в победу коммунизма.  И Чапаев в фильме – это народный исповедник ленинских заветов. Причём, как полагается, со всеми испытаниями и искушениями. Идёт проверка в истинности веры, верности её догматам.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– А вот, Василий Иваныч, мужики сомневаются: ты – за большевиков? Али за коммунистов?

– Чего?

– Это… Я спрашиваю, вы за большевиков али за коммунистов?

– Я за интернационал!

 

Давно не секрет, что коммунистическая идеология претендовала занять в сознании народа место религии. И интернационал здесь – это как первооснова всего. Сама, что ли, незыблемая вечная истина. Сцена чем-то даже напоминает евангельские события, когда фарисеи прилюдно задавали Иисусу Христу каверзные мудрёные вопросы. Я, конечно, не берусь сравнивать Чапаева с Христом, но то, что вся судьба Василия Ивановича в фильме строится не только по народно-эпическому шаблону, но и напоминает жития святых, очевидно.

Ну вот сморите: воздержанность и аскетизм Чапаева, череда подвигов, мудрые наставления, наконец, героическая смерть и, как я уже сказал, искушение в истинности веры. То есть, в правильного ли бога верит Чапаев. Богом тут, конечно, оказывается Ленин, а Второй и Третий интернационал – это почти как Ветхий и Новый Завет. Наш герой в них не сильно-то и ориентируется, но, главное – что веру имеет правильную. Вот посмотрите «второе искушение» Чапаева.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Василий Иванович.

– А?

– А ты за какой – за Второй или за Третий?

– Чё – за второй?

– Интернационал?

– Ну, за тот, за который нужно, за тот и стою.

– Ну а всё-таки, за Второй или за Третий?

– А Ленин в каком?

– В Третьем. Он его и создал – Третий большевицкий.

– Ну и я – за Третий.

 

У самого Ленина, умершего за десять лет до выхода фильма, не было возможности увидеть к себе такую верную любовь на экране. Но вот для Сталина «Чапаев» стал самым любимым советским фильмом. Известно, что смотрел он его, как минимум, тридцать восемь раз, то есть, смотрел регулярно, а потом ещё любил пообсуждать вместе с соратниками. Сталин, в общем-то, по сути и был главным кинорежиссёром, можно сказать, продюсером и отцом советского кино.

В тридцатые годы он всерьёз взялся за весь кинопроцесс, а помимо этого параллельно замыслил истребить всех самых крупных военачальников. Для того чтобы отвлечь народ от кровавых репрессий, ему нужно было создать идеальный образ-символ военачальника. В тридцатые годы, как раз годы массового расстрела комдивов, один за другим выходят фильмы: «Чапаев», «Щорс», «Котовский», в которых формировался целый пантеон полководцев – вроде как и реальных, но, на самом деле, абсолютно замифологизированных. И Чапаев из всех них оказался непревзойдённым.

Из фигуры даже не второго, а третьего плана сделали символ всех полководцев, главного военачальника страны и, заметьте, при этом – народного-пренародного.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

(Чапаев сбрасывает портупею и рвёт ворот на груди)

– Кто хозяин дивизии? Ты или я?

– Ты. И я.

– Я Чапаев! Ты понимаешь, что я Чапаев? А ты, кто ты такой? Кто тебя сюда прислал? К чужой славе хочешь примазаться? А ну вон из дивизии к чёртовой матери!

 

Пожалуй, единственное, что общее у киношного Чапаева с реальным – это то, что он отличался независимостью суждений и часто вступал в полемику с начальством, отчего даже заработал репутацию партизана. Поскольку всемогущий на то время еврей Лев Троцкий объявил войну партизанщине, да и вообще – всему народному и русскому, что было в стране, то и Чапаева он сразу невзлюбил.

Но вот самого Троцкого, как известно, мягко скажем, не любил Сталин. И Чапаев для Иосифа Виссарионовича показался вполне той самой фигурой, из которой можно слепить идеального народного киногероя. Мудрый вождь понял, что герой должен попасть в само сердце народа. Вот отсюда-то и такая подчёркнутая простота Василия Ивановича. Если убрать весь его героизм – он же показан самым обыкновенным мужиком, рубахой-парнем, который одевается даже поначалу так очень по-простому.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Слушай, ты, моряк, красивый сам собою!

– Что?

– Я давно тебе хотел сказать: ты бы подтянулся, что ли, малость? Ходишь вечно в таком затрапезном виде. А ты ведь теперь командир регулярной Красной армии. Должен бойцам пример давать.

– А что же этот твой Александр Македонский, в белых перчатках воевал, да?

– Но и не ходил как босяк.

– А ты почём знаешь? Э-э, две тыщи лет тому назад! (Смеются).

 

Но реальный Василий Иванович, а не мифологизированный, на самом деле был совсем другим, какая уж там простота! Начнём с того, что в роду у Чапаева были священники, и они на то время считались элитой, и родители маленького Васи планировали, чтобы он продолжил семейную традицию. Хотя этого не случилось. Кроме того, Василий Иванович в жизни был настоящим щёголем, модником и, что называется, «продвинутым» командиром. Он свободно читал карту, предпочитал лошади автомобиль, как более удобное и быстрое средство передвижения, и один из первых на то время – двадцатые-то годы – использовал авиацию для разведки и связи. Сохранились данные, что Чапаев ещё любил театр и даже исполнял женские роли в водевилях. В общем, такой вот был «мужик».

Примерно то же касается и Петьки. То есть, в реальности он был не туповатый паренёк, нечто вроде Шуры Балаганова, а, в общем, немолодой уже командир, почти ровесник Чапаева, его друг и ценный советчик. В фильме же он совсем уж какой-то Иванушка-дурачок, лежащий не печи и с открытым ртом слушающий безграмотного Чапая.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Гляжу я на тебя, Василий Иванович – недоступный ты для моего разума человек. Наполеон! Прямо Наполеон!

– Хуже, Петька, хуже! Наполеону-то легче было: ни тебе пулемётов, ни тебе аэропланов, благодать! Мне тоже на днях вот самолёт прислали. Так одного бензина, сволочь, жрёт, не напасёшься!

 

 После того, как фильм вышел на экраны, уже никого, собственно, не волновало, каким был настоящий Петька и, тем более, настоящий Чапаев. Мифом стала его жизнь, мифом стала его смерть. С появлением картины выдуманная героическая гибель Василия Ивановича в водах реки Урал обрела право исторической реалии настолько, что один из его соратников и добросовестных биографов включил этот эпизод в свою, так называемую, документальную книгу. Вот она, сила киноискусства!

А ведь если смотреть объективно, реальный Чапаев был фигурой где-то даже и сомнительной, опасной в плане идеологической сознательности. В нём было много анархизма. Но кинопропаганда это свойство осмыслила по-своему. Его анархизм в фильме приручили, и выглядит он безобидно и по-детски мило. Да и вообще, вот эта вся импульсивность и буйная лихость тоже ведь сделала образ близким к народу, в чём-то даже приближаясь к образам песен и поэзии о разбойниках в духе Стеньки Разина.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Что, над Чапаевым издеваться? Застрелю, сволочь! (разбивает табуретку об пол).

 

Образ Чапаева вобрал в себя такие свойства русского национального характера как скорость, стихийность, неуправляемость, а порой и звериная жестокость, и в то же время детская открытость и наивность. Детскость здесь нужна была авторам фильма, конечно, прежде всего, как ясность желаний и целей. Дети, они ведь не сомневаются. Никаких сомнений и у Чапаева не бывает. В общем, Василий Иванович в фильме должен был быть и светлым ребёночком, и жестоким карателем.

В этом, безусловно, коварство пропаганды, а не один лишь показ двух полюсов русской души. Под национальное качество умело вталкивались нужные тезисы. В первой версии фильма была даже сцена, как Чапаев лично расстреливал предателей. Но потом, правда, от неё решили отказаться. И тем не менее, Чапаев – это первый случай в советском кино, когда герой был наделён ярко выраженными национальными особенностями – русская широта, вольнолюбие, мудрость в сочетании с простотой, сама речь Чапаева, речь подчёркнуто простая, народная, состоящая из фольклорных оборотов и разных прибауток.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Ты приходи ко мне в полночь – за́ полночь. Я чай пью – садись чай пить. Я обедаю – пожалуйста, кушай. Вот я какой командир! Я правильно говорю, правильно я говорю?

– Да-а!

– Ну вот, гляди. Гляди у меня! А то я ведь академиев не проходил. Я их не закончил.

 

Малограмотный Чапай из народа стал очень удачной попыткой советского киноискусства повернуться лицом к фольклору, устному народному творчеству. Ещё в тридцать первом году фольклор был объявлен одной из разновидностей советской литературы, и было дано указание поддерживать ростки здоровой пролетарской и колхозной поэзии. Из фольклора и подобной литературы захотели сделать острое орудие классовой борьбы, агитации и пропаганды. Ну и дошло до того, что советские псевдофольклористы придумывали рассказы о подвигах советских руководителей, написанные в жанре классических былин.

Например, такой сюжетец. Ленин говорит Сталину, чтобы он выехал биться с врагом во чистое поле. Сталин садится на коня, к нему присоединяются Ворошилов и Будённый и, так три богатыря, разбив наголову врага, возвращаются с победой в Москву. А там Ленин на радостях устраивает пир на весь мир.

Так вот, Чапаев стал действительно невероятно успешным псевдофольклорным персонажем. Причём, на экране. Он же и комдив, он же этакий лихой вальяжный молодец, да ещё и с молодильным яблочком.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Ранен?

– Ранен, Василий Иваныч.

– Ну и дурак. Ты есть комбриг один. Мой боевой заместитель. И подставлять свой лоб всякой дурацкой пуле не имеешь права.

– Так… так ведь пуля-то, Василий Иваныч! Она ведь не разбирает, кто… кто комбриг, а… а кто…

– Да пуля-то не разбирает. А ты сам разбирать-то должен. Голова-то есть на плечах?

 

Если приглядеться, в Чапаеве можно разглядеть все элементы идеального сказочного героя – очень простого, очень быстрого, точного, смекаличстого, наконец, красивого. Это вам и богатырь Илья Муромец, и Иванушка-Дурачок в одном флаконе. Вообще, в фильме всеми возможными способами подчёркивается, что Чапаев – плоть от плоти крестьянской среды, воплощение её энергии. Даже чай Василий Иванович пьёт по-народному, из блюдечка, с сахарком вприкуску. Между прочим, то, что герой Гражданской войны является выходцем из крестьян, это может быть и своего рода такая, что ли, пилюля в ситуации стресса, вызванного жесточайшей коллективизацией.

Нельзя не отметить и ещё один важный момент. Народные, на грани скоморошества, манеры и словечки Чапаева отчасти сближают его с такой легендарной личностью, как Суворов, чей авторитет в тридцатые годы всячески пропагандировался. Можно даже сказать, что Чапаев – это советско-крестьянский вариант Суворова. Но только если гениальный Александр Васильевич был близок к народу, то Василий Иванович в фильме – это и есть сам народ. Помните, как он даёт уроки по полководческой премудрости? Как для заострения его крестьянского происхождения там, помимо яблочка, появляется ещё и картошка?

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев»:

 

– Противник пошёл в атаку. Где должен быть командир?

– Быть впереди.

– Должен перейти в тыл своего отряда! И с какого-нибудь возвышенного места наблюдать всю картину боя. Иначе отряд могут обойти с фланга. Теперь. Решительными действиями отряда и его командира противник отброшен и обращён в бегство. Наш отряд преследует отступающего в панике противника. Где должен быть командир? Опять впереди! На лихом коне! И первым ворваться в город на плечах неприятеля, вот! (Поднимает с пола и откусывает яблоко). Соображать надо!

 

Фильм просто покорил сердца русских людей своей народностью, которая проявлялась буквально во всём. Это касается и музыки. В нём вдруг зазвучали песни, которые реально любили и пели простые люди, здесь нет никаких бодрых коммунистических гимнов. Пожалуй, главной музыкальной темой фильма становится песня «Чёрный ворон» – её любит петь сам Чапаев. И тут интересная вещь: надо сказать, что в контексте тридцатых годов тема чёрного ворона звучала по-особому. Не погибни Чапаев от пуль белогвардейцев – вряд ли бы он, такой лихой и свободолюбивый, амбициозный, избежал «чёрного ворона», приезжавшего ночами за вчерашними героями-командирами, а в тридцатых годах вдруг ставшими врагами народа. Поэтому сцена, когда Василий Иванович накануне своей гибели погружён в невесёлые думы, а за кадром целый хор с щемящей тоской и драматизмом поёт знаменитую народную песню, невольно воспринимается с двойным подтекстом.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев».

 

Глубокая народность, фольклорность и даже некая сказочность Василия Ивановича проявляется ещё в одной важной вещи. Он, как настоящий былинный герой, уязвим не в равном, не в открытом бою с врагом, а коварным, трусливым способом. В данном случае – от злодейской пули в спину. В прямой же схватке смерть его не берёт. И то, что Чапаев погибает в воде, это очередной очень красивый ход кинопропаганды или, вернее, сталинского киноискусства. Вода реки Урал, и как бы вся русская природа, поглотила и растворила в себе народного и, по сути, мифического героя.

 

Кадр из фильма «Чапаев»

 

Кадры из фильма «Чапаев».

 

Фильм «Чапаев» стал первой советской кинотрагедией. Но, причём, с ярко выраженными элементами комедии, народной песни и чуть ли не вестерна. Это не просто прямолинейная агитка, а пример действительно высокохудожественного идеологического кинематографа. Потому его так искренне и полюбил не только простой советский народ, но, в том числе, и интеллигенция, и, наконец, главный режиссёр страны товарищ Сталин.

Фильм на долгое время для всех советских кинематографистов, да и писателей тоже, явился образцом метода соцреализма, то есть того, как надо заниматься не столько реальностью, сколько создавать социальную мифологию.

 

 

 

15 августа 2009

 

 

 

Источник записи видео: сайт одесского телеканала «АТВ» (atv.odessa.ua, прекратил свою работу в октябре 2014 г.).

 

 

 

Сергей Васильев, Георгий Васильев, Владимир Петров, Александр Файнциммер. Чапаев / Чапаев с нами / Котовский (Коллекционное издание на DVD)   Сергей Васильев, Георгий Васильев. Чапаев (Художественный кинофильм на DVD). Кинокомпания: Ленфильм, 1934 г.   Сергей Васильев, Георгий Васильев, Владимир Петров. Чапаев / Чапаев с нами (Коллекционное издание на DVD)

 

 

 

Сергей Васильев, Георгий Васильев, Лео Арнштам. Борис Бабочкин: Чапаев / Друзья (2 в 1? Коллекционное издание на DVD   Владимир Дайнес. Чапаев. Издательство: Вече, 2010 г.   Дмитрий Фурманов. Чапаев. Издательство: Эксмо, 2013 г.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!