HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Роман Оленев

Вадим Перельман

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 18 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 29.12.2014
Режиссёр Вадим Перельман. Портрет с сайта https://www.flickr.com/photos/vademon7667/8293729544/

 

 

 

Уже сама биография нашего сегодняшнего героя – это сюжет для целого фильма. Родившись в Киеве, он, ещё будучи подростком, эмигрирует в Европу, потом в Канаду, где учится в киношколе в Торонто. Дальше следует переезд в Лос-Анджелес, долгих тринадцать лет съёмок музыкальных клипов, рекламных роликов, ну а затем – покорение Голливуда, причём сходу.

Его первый же фильм «Дом из песка и тумана» номинируется сразу на три «Оскара», а американский Национальный совет кинокритиков присуждает режиссёру премию как лучшему режиссёру-дебютанту. Но, пожалуй, самое ценное и важное – это то, что вот так покорив Голливуд, он при этом не вполне-то и растворился в голливудской киноиндустрии.

Кинокритики называют его американским режиссёром с европейской базой и даже пишут, что он добавил в закостеневшие голливудские традиции новой крови. Ну а, кстати, крови в его картинах много. Но опять же: льётся она не только по законам блокбастера, а ещё и древнегреческой трагедии.

Итак, Вадим Перельман. Режиссёр, впитавший в себя и голливудские, и европейские, и русские кинотрадиции. Режиссёр, ставший почётным гостем международного Одесского кинофестиваля, оказался и гостем нашей программы.

 

Роман Оленев: Вадим, здравствуйте.

 

Вадим Перельман: Здравствуйте.

 

Роман Оленев: Я знаю, что вы как режиссёр предпочитаете держать зрителя в напряжении, любите трагедийные сюжеты, но если говорить об этом фестивале, о его конкурсной программе, то в целом он рассчитан на то, чтобы развлечь зрителя, но, конечно, на высоком художественном уровне. Как у вас ощущение от этих первых дней фестиваля – справляется фестиваль с этой задачей?

 

Вадим Перельман: Да, потому что, во-первых, я сделал два фильма, которые, действительно, первый немножко тяжёлый, второй… такой… умный… так что…

 

Роман Оленев: И первый – умный…

 

Вадим Перельман: Первый умный тоже, но первый был построен на эмоциях, второй был построен на… Напряжение – я думаю, это неправильное слово, это больше всего… Я хочу эмоции как-то вытянуть из зрителей своими фильмами.

 

Кадры из фильма «Дом из песка и тумана» (2003 г., реж. Вадим Перельман)

 

Кадры из фильма «Дом из песка и тумана» (2003 г.).

 

Вадим Перельман: Но я всегда увлекался комедиями. Потому что для меня это… я сам как человек не такой серьёзный, как люди всегда представляют, что я буду… И… ну есть такая предилекция[1] к фильмам комедийного юмора. Так что для меня это огромное удовольствие. Это, я думаю, классная тема фестиваля.

 

Роман Оленев: Вадим, а как вы относитесь к такому очень известному утверждению, что рассмешить зрителя гораздо сложнее, чем заставить его плакать, довести до катарсиса?

 

Вадим Перельман: Да. Сложнее и страшнее. Потому что как творческий человек, режиссёр, актёр, который выходит на сцену или перед камерой и хочет рассмешить, его задача рассмешить – это очень сложно. У меня была практика такая: до отъезда – друг – она меня попросила быть в её комедийном фильме. Она профессиональный комик, которого знают все в Америке. Я играл роль в одном из сюжетов в одной из серий – русского режиссёра, режиссёра советского времени. И мне очень было сложно стоять на сцене и играть. Я вообще не профессиональный актёр – но стоять на сцене и играть, когда никто даже не улыбается из команды. И даже смешное мы говорим, делаем – никто даже не улыбнулся.

 

Роман Оленев: Скажите, после того как вы суперуспешно дебютировали в Голливуде – три номинации на «Оскар» картина заняла, серьёзное дело – насколько было сложно нащупать новую тему для второй картины? Ведь считается, известно, что именно вторая картина всегда самая сложная для режиссёра.

 

Вадим Перельман: Да. Вторая картина – мне просто нужно было решать, какую я [её] буду делать. И это уже перед глазами: она была, уже там готовилась. В смысле, когда даже первая ещё не вышла. У меня был роман уже – права на него. И я как-то разрабатывал её уже. Так что натурально, органически получилось. Но я понимаю, вторая картина. Вторая картина – это, вообще, знаешь, показывает, что первая картина не [просто какой-то] шанс был, и тоже показывает. Но я очень горжусь моей второй. Я считаю, что она [будет оценена по достоинству, пусть] не «Оскар», потому что уже поздно, но [получит] уважение, такое, как первая.

 

Кадры из фильма «Вся жизнь перед глазами» (2007 г., реж. Вадим Перельман)

 

Кадры из фильма «Вся жизнь перед глазами» (2007 г.):

 

– Совесть – это голос Бога, а природа – сердце человека.

– Вот это жизнь! Марин, где я нашла такую подругу? Где-то в прошлой жизни. Неужели я когда-нибудь стану такой же? Буду всё время на всех злиться. Я знаю. Но с таким сердцем тебе ничего не страшно.

– Но если я не убью тебя́, то кого?

– Майкл. Стреляй в меня. Стреляй!

– Нет!

 

Роман Оленев: В обеих ваших картинах очень остро поднимаются проблемы человеческого выбора, совести. Может быть, во второй даже острее звучит эта тема. Первая картина доказала то, что американская публика интересуется, готова думать и сопереживать этим проблемам, чувствительна к этим темам. А со второй картиной, как я понимаю, может быть, американская аудитория испугалась этих острых тем, этой проблемы человеческой совести?

 

Вадим Перельман: Это интересная теория. Но я не думаю, что она испугалась. Она просто запуталась немножко в ней. Потому что картина сложная была. Может быть, одну ошибку я сделал со второй картиной, что сделал её слишком сложной. Люди, когда идут в кино, американцы, европейцы, по всему миру, я считаю – они не ожидают, если их не подготовить к этому, они не ожидают сидеть в зале и думать. Не идут же на шахматный матч. Они дут в кино. Они просто хотят отключиться немножко и чтобы их куда-то повезли. Умно, не умно, с эмоциями или просто «трансформеры», взрываются здания – всё равно, куда-то повезли. А я как-то, может, даже эгоистически подумал, что они хотят загадку и готовы. И на эмоциях, конечно, фильм проработал много раз, многих людей. Но когда есть непонимание, в конце концов, не понимаешь, что ты только что просмотрел, тогда получается немножко какая-то обида. И я это не усёк. Просто недостаточно было опыта у меня.

 

Роман Оленев: Я знаю, что вы превыше всего ставите сценарий. В фильме в любом, в кинематографе в целом. Вам не кажется, что сейчас такая возникает ситуация, что очень хорошо становится понятно, что кино как искусство, а не как индустрия, не настолько самостоятельно, как может показаться. Что прямая и очень тесная связь есть между кино, киноискусством и литературой. Вы согласны с этим?

 

Вадим Перельман: Да. Абсолютно согласен, потому что кино очень дорого снимать. Дешевле купить [холст] и рисовать картину. Стоимость красок [сравнима с затратами на то, чтобы] жить, кушать. Но снимать фильм – это огромная команда, огромные деньги, потом риск. Причём, не свои деньги – это тоже. Совесть в это входит. Тоже не хочется, чтобы человек, который от доброты сердца или просто поверил, который поверил в этот проект, чтобы он потерял деньги. Это всё как-то давит. Я считаю, что сейчас вообще в Голливуде это всё стало поставлено… фильмы делаются бухгалтерами. Фильмы начинаются бухгалтерами. И уже скоро сценарии будут писать бухгалтеры. Так что для меня это… я не пугаюсь этого, потому что всегда это волнами идёт. В семидесятых годах это так же и случилось, что все фильмы надулись как розовые слоны. И потом это лопнуло всё. Когда это лопнуло, вышли [такие] люди, как Скорсезе[2], Коппола[3]. Они как-то подобрали эти кусочки и сделали новое американское кино. Я думаю, что мы доходим к этому тоже. Но кино сейчас не может быть таким, потому что кино не менялось с самого начала, как его делают, в смысле, сам процесс. Процесс, что есть огромные светильники, есть огромные все эти траки, люди, три человека должны двигать камеру. Сейчас это всё становится легче и эффективнее. [Настолько,] что сейчас, например, шесть человек могут сделать кино. В смысле, как команда. Сейчас берёшь 5D-камеру, которая стоит три с половиной тысячи. И уже это качество как на плёнке. Так что это помогает, конечно. Это поможет вот этой следующей волне. Они это будут использовать.

 

Роман Оленев: Известно, что вы, до того, как успешно дебютировали, сняли две картины в Голливуде, работали в Америке же – снимали клипы, музыкальные, рекламные ролики. Скажите, как у вас происходила перестройка на работу с профессиональными актёрами. Уже в первой картине голливудский звёзды, там же совсем другой принцип взаимодействия.

 

Вадим Перельман: Совсем другой принцип. Я, как говорил на мастер-классе вчера, – это огромная-огромная дистанция не только таланта, вообще, как работать с рекламными актёрами и профессиональными, «Оскар» выигравшими, гениальными актёрами кино. Я почувствовал это не только с актёрами – и вообще, даже подход, и ракурс, и совсем другой рассказ истории получается, совсем другой язык в кино, чем в клипах. В клипах это всё быстро нужно, сконцентрированно, нужно, чтоб каждый кадр был яркий и впечатляющий. А в кино есть время, чтобы это сделать, можно немножко подышать.

 

Кадры из фильма «Дом из песка и тумана» (2003 г., реж. Вадим Перельман)

 

Кадры из фильма «Дом из песка и тумана» (2003 г.):

 

– Надо поехать домой, постараться всё объяснить Кэрол, Нэйту и Бетани. Надо быть дома, когда они придут из школы.

– Ты трижды повторил слово «дом».

– Но это же мой до́м. До тех пор, пока мы не создадим новый.

– Ты вернёшься?

– Через пару часов. Может, чуть больше.

– Если нет – я пойму.

– Я тебя не заслуживаю.

– Гм… Заслуживаешь.

 

Вадим Перельман: Каждый кадр должен быть потрясающим. Когда вы видите в фильме, который пытается [преподнести] режиссёр, может быть, даже какой-то дебют или [пришедший] из [мира] клипов, и каждый кадр выглядит прекрасно – такой фильм нельзя даже смотреть, устаёшь просто. И я решил эту ошибку не делать. Инстинктивно, потому что ни с кем не говорил, ничего. Я просто знал, что нельзя такой же язык использовать. И я взял себе, я не работал с людьми, с которыми работал обычно в рекламе. Я взял себе команду из… ну, самую высокую команду, которую можно было взять. Мне повезло. Я единственный человек, который не сделал тридцать фильмов, которого все знают, но в моей команде был. Так что, это помогло, конечно. И каждый раз я [говорил] моему оператору-постановщику: давайте, если что-то как-то, я, как Одиссей, привязался к мачте с ним, даже как я буду просить – отказывайте, когда такое делать. Он сказал: хорошо. А потом я научился быстро. Уже не надо было, отвязали от мачты и я ходил по кораблю.

 

Роман Оленев: Существует, если упрощённо говорить, два типа режиссёров в мировом кино. Первые, которые снимают не то чтобы плохо, но они как бы в течение жизни снимают один и тот же фильм, держатся одной проблематики, эмоциональной линии. И есть режиссёры, которые предпочитают неожиданно менять оптику, менять кинематографический угол зрения. Судя по тому, что две ваши работы окрашены в трагедийную в целом атмосферу – это значит, что вы идёте по первому пути или в ближайшее время, может быть, [свернёте с него]?

 

Вадим Перельман: Сейчас я даже специально себе продумал, что я буду идти по другому пути. Я не считаю, что эти две картины, которые я сделал, они одинакового стиля вообще.

 

Роман Оленев: Стиль разный, но внутренняя вот эта трагедийная…

 

Вадим Перельман: Так это я. Это я. Я думаю, что это будет во всём. Я даже когда музыкальный клип сделал в две тысячи шестом году. Я сделал последний мой музыкальный клип, который выиграл… Я не делал клипы четырнадцать лет до этого. Начинал с них. Потом четырнадцать лет сделал перерыв. А потом сделал этот клип. И даже этот клип, люди писали и говорили, что они плакали, когда смотрели. Не знаю, сколько людей [способно] плакать над музыкальным клипом, но для меня это было достоинство, оно выиграло, поэтому я считаю. Я это специально не делал, это как-то… кусочек меня, который я пытаюсь вложить во всё. Даже не пытаюсь, как-то автоматически вкладывается. Даже если комедийный фильм я буду делать или там боевик – будет какая-то тень этого, какой-то отпечаток вот этой моей тоски какой-то, и совести, и все эти темы, о которых вы говорили, оно там будет. Но будет мало, и только большие любители перельмановских фильмов это смогут увидеть.

 

Кадры из фильма «Дом из песка и тумана» (2003 г., реж. Вадим Перельман)

 

Кадры из фильма «Дом из песка и тумана» (2003 г.):

 

– Кэти? Кэти, это ты?

– Да.

– Мама сказала, что ты как-то странно с нею разговаривала. У тебя неприятности?

– Мне очень нужна твоя помощь.

– Что случилось?

– Ты очень мне нужен сейчас. Пожалуйста.

– Кэйт. Кэйт, мне очень жаль. Тут столько всего навалилось! Мы только что получили новые модели, идёт инвентаризация… Я сейчас, минуточку!..

– Я не знаю, что делать, Фрэнки. Я… сейчас… так одинока…

– Слушай. Мама и тётки будут у тебя восемнадцатого. Они тебе помогут, привезут сюда, решат проблему. Ладно? Прости, Кэйт, но мне пора бежать. Хорошо?

– Хорошо. Пока.

– Ладно, выше нос, сестрёнка! Я тебе позвоню.

– Хорошо. Эй, не говори маме, ладно? До свидания. Дьявол!

 

Роман Оленев: А вам близок такой режиссёр – когда я смотрел ваши работы, мне они чем-то напомнили картины российского режиссёра – Андрей Звягинцев, который работает тоже в европейской традиции?

 

Вадим Перельман: Андрей и я, мы были на «Голден глоуб»[4] и встретились на церемонии. У него тогда «Возвращение» было.

 

Роман Оленев: Потом, «Изгнание» – где-то похожи ваши [фильмы]…

 

Вадим Перельман: Очень интересно. Потому что всегда, когда я в России это делал или здесь, спрашивают у меня: ну есть же режиссёры, которые… Ну, Тарковский, есть же следующие и есть же такие. Просто не все же копируют голливудский фильм и делают его хуже. Как некоторые фильмы мы видели – ну сейчас можно посмотреть в России вообще – человек с пистолетом, банда за ним или там какие-то армейцы с вертолёта прыгают. Есть. Я всегда говорю: Звягинцев для меня один такой, авторское кино. Не знаю. Я думаю, может быть, не такого стиля, но всё равно авторское кино Германа-младшего[5] некоторые – не такой. Мне Звягинцев больше нравится. Но он действительно мировой режиссёр. И вот это делает по своим темам. Фильмы у него просто получаются как будто один длинный фильм про его душу.

 

Роман Оленев: Притчи. Вадим, вы сами сейчас затронули, упомянули такой термин – «авторское кино». Если порассуждать на эту тему, то до какого-то момента ведь вообще не было такого понятия – авторское кино, потому что все фильмы в той или иной степени были авторские, творческие. А с определённого момента чётко выделилось кино для массовой аудитории. И сейчас можно констатировать, что сейчас есть дикий разрыв между двумя этими потоками.

 

Вадим Перельман: Я думаю, что первые фильмы кинематографа в Америке – возьмём [Америку], потому что я знаю [её] лучше – в Голливуде все были авторские. Чарли Чаплин был авторское кино. [Гедоби Брефес] был авторское кино. Потому что они были популярны, и это не значит, что они не были… что не пели их одним голосом. Это очень важно.

 

Роман Оленев: Всегда это был художник, в основе стоял.

 

Вадим Перельман: Я считаю, что авторское и коммерческое – это не противоположные вещи. Я думаю, что они вместе могут быть. Например даже Майкл Бэй[6], который делает «Трансформеры», [«Скала»] и «Армагеддон», это авторское, это его стиль. Это видно. Я за секунду могу узнать его фильмы. Если б не знал, кто снимал. Смотрю новый фильм, говорю: это Майкл Бэй. Или очень хороший имитатор – их много. В смысле, хороших – нет. Но это сразу видно. Так это не важно. Я не думаю, что авторское кино обязательно должно быть какое-то продуманное, какое-то недоступное, артистическое даже. Есть Чаплин, его авторское кино. Китон[7] – было авторское кино.

 

Роман Оленев: То есть такое, народно-художественное.

 

Вадим Перельман: Нет, просто это кино, когда человек… авторское кино для меня – это когда виден автор. Или вот, например. У меня вот недостаточно фильмов ещё, но если б я продолжал делать такие фильмы, по моим темам, например. Портман[8] – это авторское кино, правильно? Если б я так продолжал, так я думаю, что киноманы могли бы посмотреть мой любой фильм и сказать: вот это, наверно, Перельмана фильм. И некоторые говорят даже о втором фильме. Что-то так есть такое всё-таки…

 

Роман Оленев: Почерк чувствуется.

 

Вадим Перельман: Да.

 

 

Кадры из фильма «Вся жизнь перед глазами» (2007 г., реж. Вадим Перельман)

 

Кадры из фильма «Вся жизнь перед глазами» (2007 г.):

 

– Эмма! Эмма! Эмма!

– Мама…

– Эмма…

– Это всё дети.

 

Вадим Перельман: А если б я делал комедии, то же самое. Для меня этот даже [Армси Андр] тоже авторское кино. Конечно, это о качестве тоже не говорит.

 

Роман Оленев: Вадим, притом, что ваши картины достаточно неоптимистичны в целом по настроению, на само будущее кинематографа, я знаю, вы смотрите в целом оптимистично.

 

Вадим Перельман: Да, я бу́ду делать оптимистичные фильмы.

 

Роман Оленев: И даже, я обратил внимание, сказали, что будущее кинематографа за 3D-форматом. Неужели вы думаете, что удобно в формате 3D снимать картины, такие как вы пока что снимаете, где в центре внимания именно человек, внутренний мир?

 

Вадим Перельман: Я считаю, что через три года, даже, может, ещё меньше, через два года все картины будут 3D. Причём, если бы у меня сейчас был бы шанс снять «Дом из песка и тумана» в 3D, я бы ни секунды не [сомневался]. 3D это просто, понимаете, как и все новые технологии, которые разрабатываются – технологии! – обычно их первые любители и пользователи бездарные люди.

 

Роман Оленев: В этом дело, думаете?

 

Вадим Перельман: Да. Это всегда так. Вот, например, даже кино. Там же не было никаких гениев, которые начали кино снимать.

 

Роман Оленев: Балаганное такое.

 

Вадим Перельман: Да, первый фильм был – поезд, который заезжает на станцию. А эффект хотели [сделать такой]: «Ой, поезд заезжает на станцию, беги!». [Зрители] вскакивают и выбегают из [зала]. И также 3D – оно использовалось там, ужастиками: ну, змея в тебя прыгает или там ты смотришь с обрыва. Для меня это пока только для эффекта использовалось. Но психологического эффекта они ещё не [коснулись]. А я считаю, что огромная-огромная перспектива психологического эффекта может быть. Можно так сделать клаустрофобию, например, одним [нажатием] кнопки. Это очень-очень перспективная вещь. И для меня это – почему нет? – жизнь я бы снял тоже в 3D. Особенно, будущее. Для меня вот это был бы класс. Что всё настоящее и прошлое я снял бы нормально, может быть, даже в цифре. А будущее бы снял в 3D. Чтоб у тебя дух захватывало, когда ты смотришь. Я так и хотел. Так и получилось немножко. Ярко.

 

Кадры из фильма «Вся жизнь перед глазами» (2007 г., реж. Вадим Перельман)

 

Кадры из фильма «Вся жизнь перед глазами» (2007 г.):

 

– Воображение требует смелости, старания. Но оно даёт нам надежду – надежду на то, что мы можем влиять на свою судьбу, что мы не будем жалеть о сегодняшних решениях в будущем. Мы можем наслаждаться этим миром, верить в него, в его красоту, в обещание, в тот факт, что у нас есть талант представлять наше будущее перед своими глазами. Мы должны представлять свою жизнь красивой. Мы должны делать воображаемое явным.

– Когда я была молодой, я всё время проводила на улице. Мама меня ненавидела. Я смотрела на цветы. Вокруг них летали пчёлы, садились на них. Был так красиво! Мне пора идти.

 

Роман Оленев: А почему вы выбрали всё-таки Уму Турман? В последнее время она играет в других ролях. В общем-то, нетипичная для неё роль получилась. Почему выбор пал именно на неё?

 

Вадим Перельман: Так получилось, что я её выбрал, и она меня выбрала. Это не был мой первый [вариант]… Я даже не думал о ней. Когда я сначала делал кастинг, просто выпали две актрисы, которые мне больше нравились, и следующая, которая могла помочь мне сделать этот фильм финансово, это Ума Турман. Её имя.

 

Роман Оленев: Ну что ж, я чувствую, нас уже торопят. Я вынужден закругляться. Спасибо вам большое, Вадим.

 

Вадим Перельман: Пожалуйста.

 

Роман Оленев: Приезжайте, возвращайтесь, всё-таки на родину.

 

Вадим Перельман: Я буду возвращаться.

 

Роман Оленев: Нам нужны хорошие режиссёры.

 

Вадим Перельман: Спасибо большое.

 

 

 

28 июля 2010

 

 

 

Источник записи видео: сайт одесского телеканала «АТВ» (atv.odessa.ua, прекратил свою работу в октябре 2014 г.).

 

 

 

 



 

[1] Предпочтение (прим. ред.).

 

[2] Мартин Чарльз Скорсе́зе (англ. Martin Charles Scorsese, род. 1942) – американский кинорежиссёр, актёр, продюсер и сценарист, лауреат премии «Оскар» (прим. ред.).

 

[3] Фрэнсис Форд Ко́ппола (англ. Francis Ford Coppola; род. 1939) – американский кинорежиссёр, получивший известность благодаря своей кинотрилогии «Крёстный отец» и фильму о Вьетнамской войне «Апокалипсис сегодня» (прим. ред.).

 

[4] «Золотой глобус» (англ. Golden Globe Award) – американская премия, присуждается Голливудской ассоциацией иностранной прессы с 1944 года за кинофильмы и телевизионные картины. Премия «Золотой глобус» вручается каждый год в январе по результатам голосования примерно 90 международных журналистов, живущих в Голливуде. Считается второй по значимости премией после кинематографической премии «Оскар» (прим. ред.).

 

[5] Алексей Алексеевич Ге́рман (Алексей Герман-младший, род. 1976) – российский кинорежиссёр, сценарист (прим. ред.).

 

[6] Майкл Бенжамин Бэй (род. 1965) – американский кинорежиссёр и кинопродюсер, автор блокбастеров «Трансформеры», «Армагеддон», «Остров» и др. (прим. ред.).

 

[7] Джозеф Фрэнк Китон (псевдоним – Бастер Китон, англ. Buster Keaton, 1895–1966) – известный американский комедийный актёр и режиссёр немого кино (прим. ред.).

 

[8] Натали По́ртман (англ. Natalie Portman, род. 1981) – американская кино- и театральная актриса израильского происхождения, кинорежиссёр (прим. ред.).

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.04: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

29.04: Йордан Йовков. Другой мир (рассказ, перевод с болгарского Николая Божикова)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

25.04: Бранислав Янкович. Соловей-пташка (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

22.04: Александр Левковский. Девушка моей мечты (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!