HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Роман Оленев

Образ матери в кино. Часть вторая.

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 55 минут | Цитата | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf                           18+

 

Купить в журнале за май 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за май 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 9.05.2015
Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Часть 1


 

 

 

В прошлый раз, анализируя образ матери на материале кинематографа, одной передачи нам показалось мало. Но мы всё же успели почувствовать, что в культуре и в кино периодически как бы эксплуатируется так называемый архетип великой матери, думающей о судьбе всего мира. И, что важно, такая эксплуатация, так или иначе, отдаёт феминизмом.

Выяснилось, что советская мужеподобная и воинственная мать-коммунистка из фильма «Завтра была война»[1] и ещё более воинственная и мужеподобная мать Сара Коннор из фильма «Терминатор» очень даже похожи. Не нуждаясь мужской защите – они сами кого хочешь защитят – обе матери причастны к самой Истине. Истину эту они, правда, понимают по-разному, но обе готовы отстаивать её с оружием в руках. И главное, что оба образа имеют религиозную окраску. Саре, родившей сына-мессию, такое чувство, что в этой сцене явится ангел как богоизбраннице.

 

Кадр из фильма «Терминатор 2: Судный день» (режиссёр Джеймс Кэмерон, 1991 г.)

 

Кадры из фильма «Терминатор 2: Судный день» (режиссёр Джеймс Кэмерон, 1991 г.):

 

Да и вообще, в центре фильма именно феминистского вида мать с библейским именем. Героев же мужчин, по сути, нет: её сын ещё ребёнок, а Терминаторы не в счёт, они же роботы. Тем более любопытно, что Сара в своих невесёлых думах про плохих мужчин приходит к выводу, что хороший Терминатор лучше всякого живого мужчины. Он же, хоть и тупой, но зато послушный. Выполняет любые приказания, своего слова не имеет и во всех смыслах надёжная махина. Если что, его не проблема починить, нужно лишь знать, где подкрутить отвёрточкой.

И для мамы-Сары не только Терминатор, но и мужчины как таковые лишены творческого начала. И нам для понимания процессов, происходящих в обществе с образом матери, просто необходимо учитывать идеи феминизма.

Прежде всего, нас интересует как раз тот особого рода феминизм, когда женщина, вытеснив мужчин, ещё и хочет взять на себя функцию творца в культуре. Высшее воплощение, проявление таких намерений, это когда она должна заполучить ещё и некий сакральный авторитет. То есть, возвращение к матриархату. Но тут есть трудности.

Ведь и наша, и западная культура основаны на христианстве. В центре христианства мужские образы: Бог Отец, Бог Сын. Образ же Богородицы это сама кротость. И всё это, конечно, давит на мозг идеологов феминизма. Так вот, как же при таком положении дел воплотить мечты тех феминисток, которые планируют ещё и обрести религиозный статус?

Но выход нашли. Во всяком случае, в фильме «Код да Винчи»[2]. Его авторы начали с того, что пропели гимн средневековым ведьмам как не зависящим от мужчин женщинам, обладающим мистическим знанием, недоступным мужчинам. А для надёжности вбросили в общество уже, в общем-то, не новую идейку по дискредитации Христа – что он якобы был женат на Марии Магдалине.

Пальма первенства в кино в разработке этой еретической идеи принадлежит ещё Скорсезе[3] с его фильмом «Последнее искушение Христа»[4]. Фильм этот даже можно рассматривать как первую серию фильма «Код да Винчи». Если там фантазия была в том, что Христос женился на Марии Магдалине, то авторы «Кода да Винчи» додумались до того, что Мария Магдалина якобы и должна была возглавить церковь. Но, видите ли, плохие мужчины ей помешали. Вот до чего доходят феминистские фантазии.

А в качестве же компенсации такой несправедливой истории авторы феминистского фильма предусмотрели выход. Оказывается, в наши дни живёт так называемая «живая наследница» Марии Магдалины – это героиня Одри Тоту[5], которая своим милым личиком должна внушить зрителю доверие. Саму же «истину» мы узнаём от профессора. Тоже его играет актёр с очень трогательным лицом Том Хэнкс[6], который буквально [чуть] не плачет, возвещая нам «новейшую истину».

Кроме того, в подмене понятий делу помогает и проникновенная музыка, и, конечно, так называемые «документы».

 

Кадр из фильма «Код да Винчи» (режиссёр Рон Ховард, 2006 г.)

 

Кадры из фильма «Код да Винчи» (режиссёр Рон Ховард, 2006 г.):

 

– Согласно этим документам, принцесса Софи, вы наследница, последняя из рода. Вы последняя из предполагаемых потомков Иисуса Христа.

 

Действительно, как тут не расчувствоваться. Но мы постараемся подойти с холодной головой к творению Дэна Брауна. Итак, раскопав по каким-то только им известным документам так называемую «живую наследницу», авторы фильма ещё и очень настойчивы в мысли о том, что Христос не был богочеловеком. И претендуют именно на научную доказательность.

В целом же в этом страстном желании перенести акцент на женщину их гораздо больше интересует эта самая объявившаяся вдруг «живая наследница» и Мария Магдалина, но поданная так, чтобы порадовать идеологов феминизма.

Сам же Христос и его мать авторам не особо интересны. Такое же игнорирование Богородицы было и в фильме Скорсезе. А между тем, от осмысления образа Богородицы в культуре – а европейская культура пока номинально является христианской – напрямую зависит отношение к материнству как таковому. Об этой связи мы ещё не раз скажем, а пока приходится констатировать, что и фильм Скорсезе, и, тем более, «Код да Винчи» ясно свидетельствуют, что в европейском обществе происходит именно что смена культурного кода.

И в этой деконструкции в ход идут, в том числе, как раз христианские символы. А всё потому, что стереть те культурные коды, которыми жило человечество тысячелетиями, не так уж и просто. Легче их перекодировать в сознании. Фильм «Код да Винчи» и представляет собой такую попытку.

 

Кадр из фильма «Код да Винчи» (режиссёр Рон Ховард, 2006 г.)

 

Кадры из фильма «Код да Винчи» (режиссёр Рон Ховард, 2006 г.):

 

– Почему либо человек, либо Бог? М-м? Возможно, человек и есть Бог. Почему Иисус не мог стать отцом и наряду с этим совершать чудеса?

– Например, превращать воду в вино.

– Ну, как знать? В ваших жилах его кровь. Вопрос вот в чём. Живая наследница из рода Христа – уничтожит ли она веру или же возродит её? Так что, повторяю, главное – это во что вы́ верите.

– Спасибо.

 

Ну а мы повторимся, что обновление веры за счёт «живой наследницы» в исполнении кроткого вида Одри Тоту сопровождается восхвалением одержимых женщин Средневековья, то есть ведьм. В фильме есть целая иллюстрированная лекция про них. Цель лекции – полная реабилитация ведьм. Нет, ну понятно, что тогда на костре оказались тысячи ни в чём не повинных женщин. Но в фильме, который несёт в себе идеи феминизма – это не скрывают сами авторы – прославляется ведьма как таковая.

И ведь, оказывается, для феминистского движения ведьма – это суперположительный символ. Сознательные феминистки видят в них первых свободных женщин. А что? От мужчин ведьма не зависит, плевать на них хотела, делает что хочет, колдует себе, то есть занимается творчеством. А главное, ведьма, она же владеет тайным знанием. Само слово «ведьма»-то и происходит от слова «ведать», то есть «знать». А если ведьма, к тому же, ещё и молодая, это же красотка, абсолютно раскрепощённая в сексуальном плане. Вот потому ведьма так и полюбилась феминисткам. Оттого-то они и взяли её образ себе на знамя.

Но казалось бы: а нам-то что? Нравятся феминисткам ведьмы и пусть. Но тут есть один нюанс. Образ ведьмы, ставший актуальным в западной культуре в целом, как раз на культурологическом уровне и представляет собой противоположный полюс по отношению к образу Богородицы. И, соответственно, культ ведьмы просто автоматически бьёт по культу материнства, который раньше в Европе был связан с почитанием именно Богородицы.

Это лучше всего можно почувствовать по живописи времён Возрождения, когда большинство картин посвящалось даже не Христу, а его Матери, с её такими качествами, как целомудрие, кротость, чистота. И даже когда художников стала занимать, скажем так, чувственная сторона в облике Марии, всё равно именно Богородица оставалась в сознании европейца тех времён идеалом женской красоты и, главное, эталоном материнства как такового.

 

Изображение Богородицы эпохи Возрождения

 

Изображение Богородицы эпохи Возрождения.

 

И вот, соответственно, уже сегодняшний интерес западной культуры к образу ведьмы. Связан он с пересмотром, коренным пересмотром представлений о женщине и о матери. Речь идёт, конечно, и о кинематографе. В западных фильмах, да и в наших тоже, женщина уже давно совсем не обязательно мать, а если она ею и является, то часто как бы притягивает на себя черты ведьмы.

Во всяком случае, образ матери с элементами ведьмы заполонил европе́йское кино. У такой матери не просто независимость от мужчин, а особая, даже дикая агрессивность по отношению к ним. А вот эта самая сексуальная раскрепощённость порой оборачивается сексуальным бешенством.

 

Кадр из фильма «Моя мать» (режиссёр Кристоф Оноре, 2004 г.)

 

Кадры из фильма «Моя мать» (режиссёр Кристоф Оноре, 2004 г.):

 

– Я была взбесившейся. Твой отец нашёл меня в лесу. Я была голая. Мне казалось, что я и моя лошадь – мы лесные звери. Твой отец совершенно ни при чём в этой истории. Мне хотелось побыть одной. Я была одна в лесу, я была голой, я скакала без седла. Я была в том состоянии, в котором я уже никогда не буду до самой смерти. Я мечтала о диких зверях, я молила, чтобы они меня растерзали. Но твой отец, когда увидел меня голой, изнасиловал меня. Я расцарапала ему лицо в кровь, хотела вырвать ему глаза. Но у меня не получилось.

– Мама!

 

Примерно с такой же взбесившейся матерью, одержимой сексуальным желанием, нам пришлось встретиться и в другом европейском фильме «Антихрист»[7], где не только рассказывалось, но и показывалось, как голая мать и себя терзала с удовольствием, но, конечно, с ещё большим наслаждением она мучила своего мужа. У неё, правда, тоже не вышло вырвать мужу глаза, но зато она с успехом пробила ему ногу точильным кругом. И все эти кровавые безобразия, как и положено настоящей ведьме, она учиняла в тёмном лесу. Учиняла до тех пор, пока бедный муж не нашёл в себе последние силы, задушил и спалил ведьму на костре.

 

Кадр из фильма «Антихрист» (режиссёр Ларс фон Триер, 2009 г.)

 

Кадры из фильма «Антихрист» (режиссёр Ларс фон Триер, 2009 г.).

Сам муж, как помним, работал психоаналитиком, а как раз столкнулись мы с этой мамочкой, когда анализировали связь кинематографа с психоанализом, когда говорили о таком понятии, как «тёмное альтер эго». Так вот, во многом благодаря расцветшему в двадцатом веке психоанализу образ матери и смог предстать в таком виде. А, кроме того, психоанализ-то как раз и пользуется термином «ведьма», понимая под ним тёмную, ужасную сторону материнства.

И если верить глубинной психологии, то так называемый архетип ведьм живёт в подсознании любой матери. Мы не будем верить этому смелому утверждению так сразу, но при этом наше дело – обратить внимание, что в современном кино, и в нашем тоже, образ матери всё чаще и чаще походит на ведьму.

Совсем недавно в России вышел фильм, «Мёртвые дочери»[8] называется, где абсолютно ведьмацкого вида мамаша, потопив своих детишек как котят, потом ещё и весь фильм надрывается в проклятиях. Сразу обращается внимание на то, что этот «шедевр» снят в модной западной манере. И ведь если в целом говорить о модных западных веяниях, то сегодня предлагается образ женщины, так или иначе ассоциирующийся с ведьмой. Причём, как правило, именно с молодой ведьмой.

В этом смысле любопытна история даже с куклой Барби. Вначале эта кукла-эгоистка заменила собой, казалось бы, вечную игру «дочки-матери», а вот как с Барби можно играть сегодня:

 

Изображение куклы Барби с автоматом в руках над поверженной куклой мужчины

 

Изображение куклы Барби с автоматом в руках над поверженной куклой мужчины, обляпанной красным и со спущенными брюками. Другие изображения с общим сюжетом: Барби торжествует над расчленёнными кукольными трупами.

 

Это же прямо какие-то ведьминские кровавые ритуалы.

Но от кукол пластмассовых, несущих смерть, перейдём к куклам вроде бы как и живым, в чём, правда, есть и сомнения. Ведь от этих смертоносных в своей худобе кукол веет именно каким-то замогильным холодом.

 

Изображения анорексичных моделей

 

Изображения анорексичных моделей.

 

Естественно, говорить о материнских качествах в случае с такими вот зловещими костлявыми тётеньками просто не приходится.

Вообще, весь Интернет буквально завален фотосессиями в стиле именно ведьм. И опять же, акцент на агрессию и даже на смерть обязательно сочетается с культом молодости – так называемая ювенализация общества, когда это даже не мода, а по сути, диктат. Когда молодость – это условие карьеры, успеха, в общем, такой «модный приговор».

При этом не секрет, что сегодня многие актрисы, пытаясь обмануть старость и делая пластические операции, увлекаются и порой приобретают довольно нелепый вид. В общем, современная культура так или иначе не способна положительно осмыслять старость. А значит, и положительно осмыслять образ стареющей матери, которая всегда была в культуре связана с особым почитанием, с особым достоинством.

То, как диктат молодости по отношению к матери может привести, в том числе, к трагедии, фильм «Реквием по мечте»[9]. Там мать как раз не может спокойно осознать надвигающуюся старость, потому что из телевизора ей каждый день весело кричат о молодости и стройности. И вот она во что бы то ни стало решает омолодиться. Её мечта – надеть красное платье, которое одевала в молодости. И она его наденет, подсев на таблетки для похудания. Но в итоге перед нами не просто мать-старуха, а мать, похожая действительно на старую ведьму в красном платье.

 

Кадр из фильма «Реквием по мечте» (режиссёр Даррен Аронофски, 2000 г.)

 

Кадры из фильма «Реквием по мечте» (режиссёр Даррен Аронофски, 2000 г.).

 

В общем, парадокс, но сегодня культ молодости так или иначе схлёстывается с актуальностью образа ведьмы. А молодой ведьмы или старой – это уже вопрос второй. Главное, что ведьма – это всегда ужас, темнота, смерть. И в современном кино мать порой даже становится чуть ли не поводом для фильма ужасов. И из жизни дающей мать всё чаще превращается в жизнь отбирающую.

 

Кадр из фильма «Мёртвые дочери» (режиссёр Павел Руминов, 2007 г.)

 

Кадры из фильма «Мёртвые дочери» (режиссёр Павел Руминов, 2007 г.):

 

– Вам мало того, что я утопила вас один раз как котят? Вам мало того, что я убила вас один раз? Да вы и после смерти не угомонились! Вам было мало того, что меня называли матерью воровок? Вы захотели, чтоб я стала матерью монстров? Мне не нужны были сумасшедшие вундеркинды! Мне нужны были нормальные дети! Те, которые всегда смогут помочь мне на куне! Из-за вас я потеряла веру в то, что могу быть кому-то нужной! Я была одна, поэтому, когда вас не стало, ничего не изменилось! Вас никогда не было для меня!! Маленькие уродцы!!! Мне надо было просто сдать вас в цирк. Хоть какой-нибудь бы вышел толк.

 

Да, случай клинический. И саму мамашу-ведьму не мешало бы сдать не в цирк, а в другое место, может, вышел бы толк. И, как мы уже говорили, именно психотерапия в психоанализе, в работе с больными и оперирует термином «ведьма». Скажем, Юнг, который, собственно, и ввёл в обиход глубинной психологии это понятие, под «ведьмой» понимал как бы вывернутые наизнанку качества идеальной матери. То есть вместо светлой материнской энергии – душевный мрак. Материнская забота может обернуться удушением собственного ребёнка. А, скажем, благословение матери оборачивается проклятием на дорожку.

При этом любопытно, что при такой полярности и образ идеальной матери в искусстве устойчиво связан с природой, деревянным домом, в чём мы могли убедиться в прошлой программе, так и образ ужасной матери чётко ассоциируется с деревянным домом по типу «избушка на курьих ножках», стоящий вдали от городской суеты, соответственно, тоже со своим натуральным хозяйством.

Именно такие ассоциации вокруг образа злобной матери, похожей на ведьму, посетили Кончаловского, когда он снимал свой фильм на злобу дня.

 

 

 



 

[1] «Завтра была война» – художественный фильм 1987 г. режиссёра Юрия Кары (прим. ред.).

 

[2] «Код да Винчи» (англ. The Da Vinci Code) – триллер 2006 г. режиссёра Рона Ховарда (род. 1954) по одноимённому роману Дэна Брауна (прим. ред.).

 

[3] Мартин Чарльз Скорсе́зе (англ. Martin Charles Scorsese, род. 1942) – американский кинорежиссёр, актёр, продюсер и сценарист (прим. ред.).

 

[4] «Последнее искушение Христа» (англ. The Last Temptation of Christ) – кинофильм 1988 г. режиссёра Мартина Скорсезе, экранизация романа Никоса Казандзакиса «Последнее искушение» (1955) (прим. ред.).

 

[5] Одри́ Тоту́ (фр. Audrey Tautou, род. 1976) – французская киноактриса (прим. ред.).

 

[6] То́мас Дже́ффри «Том» Хэнкс (англ. Thomas Jeffrey «Tom» Hanks; род. 1956) – американский актёр, кинорежиссёр, сценарист и продюсер (прим. ред.).

 

[7] «Анти́христ» (англ. Antichrist) – фильм 2009 г. режиссёра Ларса фон Триера (прим. ред.).

 

[8] «Мёртвые дочери» (2007) – художественный фильм режиссёра Павла Руминова (прим. ред.).

 

[9] «Реквием по мечте» (англ. Requiem for a Dream) – американский художественный фильм 2000 г. режиссёра Даррена Аронофски по одноимённому роману Хьюберта Селби-младшего (прим. ред.).

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за май 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение мая 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Виталий Семёнов. Сон «президента» (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!