HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 г.

Николай Шульгин

Сценарий локального потопа

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за июнь-июль 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года

 

На чтение потребуется 3 часа | Цитата | Аннотация | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 7.09.2016
Оглавление

15. Часть 15
16. Часть 16


Часть 16


 

 

 

Было то самое не очень раннее утро, когда студентов и школьников уже усадили за ранние парты, «ночные бабочки» разлетелись спать, а работники бюджетных организаций тихо пели в душе, чтобы не разбудить жён-домохозяек. Редкий час тишины, света и прохлады. Девушка с папкой в руке не торопясь шла по тенистому тротуару в сторону Университета кинематографии. Если бы кто-нибудь из вечных пенсионеров, сидевших на чугунных скамейках, заинтересовался, то, наверное, смог бы прочитать надпись в одном из углов папки, выполненную красным фломастером: «Сценарий локального потопа».

Прямо перед лестницей к входной двери девушку обогнал шустрый седой профессор:

– Опаздываете, Алиева? – пошутил он, щёлкнув жёлтым пальцем по корешку папки. – А это, надо полагать, труд всей жизни, о котором рассказывает в курилке анекдоты наше раннее светило, яркая звезда на мрачном утреннем небосклоне обломка империи, Аскар Аскарович?.. Продаётся?..

– Труд всей жизни… – задумчиво повторила за профессором девушка, – труд всей жизни… Послушайте, профессор, хотите спастись?..

– В смысле?

– В прямом.

– А, вы про это, – прочитал старик надпись на папке. – Нет, дорогуша, это невозможно… Меня нельзя спасать. Я утащу на дно спасающего. Я атеист и алкоголик. Хотите жвачку?..

– Евреев-алкоголиков не бывает…

– Я исключение, подтверждающее правило… Так будете жвачку?..

Не дожидаясь ответа, видимо, на самом деле опаздывавший ректор юркнул внутрь здания, оставив после себя легкое облако то ли парфюма, то ли алкоголя…

– Дурак! – прошептала девушка едва слышно, останавливаясь перед дверью, то ли по отношению к профессору, то ли кому-то другому…

Она немного постояла, видимо, раздумывая, открывать дверь или нет, потом медленно повернулась и пошла прочь.

Девушка шла по дороге вверх от города. Она знала, что где-то там, за поворотами, будет перевал и дорога пойдёт вниз, в другую жизнь. Времени до полудня было ещё достаточно. Можно было дойти до перевала и обратно несколько раз. Поэтому девушка не торопилась.

Дорога была пустынна. Видимо, Город не поверил, что дорогу уже отремонтировали, или просто не знал.

Вскоре позади послышался шум мотора, и мимо девушки, не останавливаясь, промчалась знакомая машина бежевого цвета. Водитель, видимо, передумал метров через двести и остановился.

Когда девушка поравнялась с автомобилем, стекло пассажирской двери, как в прошлый раз, опустилось вниз.

– Садитесь, – послышался знакомый голос, – всё равно нам в одну сторону…

Машина бесшумно тронулась вместе с подымающимся чёрным стеклом. Кондиционер, как всегда, загробно «дыхнул» на пассажиров неземной прохладой.

– В первый раз, наверное, едете с мэром в одной машине, которую, к тому же, он ведёт сам? – спросил водитель.

– Вы ещё и мэр, оказывается?.. А я думала, прос­то решили, наконец, поменять машину…

– Мэр, конечно, мэр. Кто же ещё бросает свой город в беде первым, как не мэр.

– Я.

– Вы не считаетесь.

– Почему?

– Потому что я вас не посчитал… Или, если хотите, вы сами себя не посчитали… Кто я в этой реальности, чтобы чего-то решать?.. Всего лишь персонаж вашего дикого сценария, в котором вы сами, незаметно для себя, стали жить… А может, вы пишете сценарий моей жизни, а я – вашей?.. Как вам шутка?..

– Смешно. А где же всё-таки настоящий мэр?

– В психушке. В парке поймали, газонную траву кушал… Не поверите, мне иногда тоже хочется…

– Мне тоже…

Попутчики замолчали на какое-то время, потом водитель снова заговорил.

– И всё-таки… Что вы носитесь с этой папкой, как с писаной торбой? Всё ещё желаете получить за неё вожделенную пятёрку?.. Я вам её уже поставил… Хоть я злой и беспощадный…

– Вы несчастный.

– Где? В настоящей жизни или в вашей папке?

– Везде…

– Зато я хорошо умею притворяться, не правда ли?.. В вашей папке нету никакого смысла… Вы перемешали явь со сном, перепутали времена, имена и события, поверили тем, кому не надо верить, и отвергли тех, кого не надо отвергать. Ваше место в психушке рядом с мэром… Всё, за мелким исключением, получилось так, как я и задумал…

– И что же это за мелкое исключение?

– Ваша светлая наивность, заключённая в этой папке с тесёмочкой. Выкиньте её в окно… Право, большего она не стоит.

– Здесь моя жизнь.

– В папке? Не смешите меня. Этим клочкам бумаги грош цена. Вы писали о том, о чём не имеете никакого представления… У вас теперь другая жизнь. Её теперь надо писать… Да, впрочем, она уже написана. Вам осталось только прочитать…

Девушка молчала.

– А вот и перевал, – водитель переключил передачу, и машина медленно, но верно поползла вверх. – Несколько минут – и вы забудете этот город «ИО» республики, и эту вашу так называемую жизнь, чтобы начать новую…

Девушка повернулась к водителю, всмотрелась в его лицо, как будто пытаясь запомнить его неуловимые черты, и спросила:

– Вы читали книгу «Человек-невидимка»?

– Нет, но возможно, её писал… Не помню… А что?

– Просто, когда человек стал невидим, его выручала одежда. Никто не знал, что под одеждой пустота.

– И что из этого?..

– Остановите, пожалуйста, машину.

– Зачем? Нам же по пути? Пешком дольше идти… Да и «жизнь», вон, в вашей папке тяжёлая. Чего её в гору тащить, когда машина есть?

Девушка улыбнулась, открывая окно.

– Поздравляю. У вас появился юмор. Не боитесь очеловечиться?

Она развязала папку и одну за другой стала выбрасывать стопки бумаги из окна машины. Бумага разлеталась по дороге, повисала на кустах. Особенно удачливые листы подхватывал ветер и уносил вниз к реке. Листы пикировали как голуби, не боясь ничего, как будто знали, что в последний момент перед самой землёй снова взлетят вверх…

– Остановите…

– Вы уверены? Вам надоело жить?

– Уверены только дураки. Я просто так решила.

Машина остановилась. Водитель, не поворачиваясь к девушке, произнёс:

– Кстати, я вам не говорил, что вы мне нравитесь?

– Нет.

– Ну и хорошо. У меня нет перед вами долгов, и долгой счастливой жизни я вам обещать, стало быть, не могу.

– Прощайте…

Девушка спрыгнула на дорогу и, не оборачиваясь, торопливо пошла вниз к городу…

– До свидания, – задумчиво пробормотал водитель и тронул автомобиль.

Через минуту машина достигла перевала и скрылась из виду.

Летающие листы никому не нужного сценария какое-то время ещё кружились на ветру, пока не успокоились между кустами и травой. Последний из них даже попытался планировать вслед за идущей к городу девушкой, потом, видимо влекомый ветром, повернул к перевалу и бросился догонять скрывшуюся за ним машину…

 

Алива шла по пустому городу, оглядываясь по сторонам. Изредка вдалеке её взгляд находил того или другого человека, выходящего из-за какого-нибудь здания, но они тут же скрывались за другими, как фантомы. Девушка свернула к знакомому парку и пошла по аллее. Лёгкий ветер трепал листья деревьев и предвыборные плакаты с фотографией полузнакомого человека. Плакатов с другими лицами не было…

«Шамар Нооматович! Лидер нации и наш Президент!» – безразлично прочитала девушка под фотографией.

Она присела на парковую скамейку и прикрыла глаза…

– И прорвало бы. Да какой-то парень из города заметил пробоину и сообщил начальству. Еле успели воду сбросить. Все, кто может таскать камни, там. Кажется, уже починили… Наверное, теперь рыбу собирают. А вы откуда знаете, что должно было прорвать дамбу?..

Перед Аливой стояла молодая женщина, которая качала детскую коляску и скороговоркой то ли усыпляла ребёнка, то ли делилась последними городскими новостями…

Девушка не отвечала. Да и едва ли слушала. Она щурилась сквозь листву на полуденное солнце, улыбалась и плакала…

– Вы плачете? Перестаньте! Успокойтесь! Всё уже позади… Перестаньте плакать… Наплачетесь ещё, жизнь долгая. А то льёте слезы как в последний раз…

– В первый…

– Что?

– Я плачу первый раз в жизни… Я не знала, что это так прекрасно… Это у вас девочка?.. Как звать?

– Алива.

– Алива? Так не бывает!

– Почему?

– Меня тоже звать Алива!

– Ну и что тут такого? Просто тёзки. Ну, нам пора. До свидания…

– Запомните! Алива будет счастлива!.. – крикнула девушка вслед молодой маме.

– Спасибо! – крикнула в ответ женщина. – Я знаю!..

 

Алия по привычке поднялась на лифте на этаж выше и потихоньку спустилась вниз. Дверь была приоткрыта. Она остановилась на пороге, прислонилась плечом к дверному косяку и посмотрела в глубь квартиры.

Хозяин был дома. Он сидел на корточках перед листком бумаги, видимо, частью разбросанного кругом сценария, и с видимым усилием крошил на него чёрствый засохший хлеб. По листку деловито ходил желторотый новорождённый цыплёнок и клевал крошки, «печатая» клювом по бледным буквам умирающего «сценария»:

 

– Странно, что на этот раз вы пригласили меня не на кладбище. Вы поменяли свои привычки?

– Я не могу менять свои привычки. Просто на этот раз нам нет нужды посещать кладбище специально… Вы умерли, Алива. Вы сами кладбище. Так что сегодня я, можно сказать, в гостях у вас.

– Мне нечем вас угостить, мой дорогой гость. В моём новом доме ничего нет.

– Вы просто ещё не дошли до Дома, да и я не нуждаюсь в угощении.

– А где «апостолы»?

– Там, где и положено быть апостолам.

– Я ничего не помню. Меня сожгли?

– Да, как вы и хотели.

– Как я себя вела?

– Более чем достойно.

– И теперь вы хотите наградить меня потрясающим зрелищем под названием «Гибель Содома»?… Что это будет: сель, пожар или просто холера? Вы так любите удивлять…

– Ничего не будет. Вы спутали мне все карты. Вы искупили грехи этого города. Я проиграл пари.

– Я вам не верю. Вы не могли этого не знать.

– Правильно делаете. Не верьте. Просто предполагайте, что я всё-таки не всемогущ. Или смотрите вокруг.

– Это сон?

– Если и сон, то скорее мой, чем ваш.

– Мы снова на «вы»?

– А мы были на «ты»?

– Я перестала понимать, где сон, а где явь. Я устала…

– Сидите, отдыхайте… Всё кончилось… Больше ничего не будет… Просто посмотрите хотя бы один мой «сон»… Я же смотрел все ваши…

На неудобном сыром камне, остывшем за ночь, сидеть было неудобно и неприятно, но встать не было сил. Алива смотрела с горы вниз на застывшую лаву из камней и глины, похоронившую под собой тысячи людей и её прошлую жизнь. Язык лавы изгибался по руслу реки и полностью накрывал когда-то бушевавший страстями, располагавшийся в низине город.

Однообразная поверхность лавины нарушалась искорёженной верхушкой бывшей телебашни, похожей на деревянный крест, потерявший в борьбе с солнцем и дождём кем-то небрежно прибитую перекладину, издали похожую на обломок старой изгороди.

«Священная гора» была на три четверти похоронена под лавой, которая скрыла все её туристичес­кие и шаманские прелести.

Кругом стояла тишина, какая бывает после того, как все, кому нужно наплакаться, наплачутся, могильщики растворятся между сиренями делить добычу, а родственники и замёрзшие гости заполнят скрипучие автобусы собой и мокрой глиной, прилипшей к сапогам, чтобы поехать на поминки и попытаться залить водкой вечный страх перед смертью, живущий в их серых душах, и стыдливую радость, что на этот раз не они…

Порыв ветра сорвал с головы девушки капюшон, пытаясь показать, кто в ущелье хозяин. Алива вернула капюшон на место и повернулась к силуэту, который сидел рядом. На предрассветном краснеющем небе он чётко выделялся своей строгой и неподвижной чернотой. Голова была опущена к земле, и казалось, что силуэт то ли молится, то ли пытается что-то разглядеть под собой.

Непонятная смесь любви, жалости, тревоги и разочарования наполнила её.

– «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там; сойду ли в преисподнюю – и там Ты…» – процитировала Алива всплывшие из глубины памяти строки.

– Это не про меня, – ответил силуэт, продолжая сидеть неподвижно. – Ты пойдёшь на небо, а я в преисподнюю… И оба мы найдём то, что предназ­начено быть найденным…

– Почему ты не хочешь пойти туда, куда иду я?

– Я не говорил, что не хочу, я сказал, что не могу.

– Почему?!

– На кресте Он искупил грехи всех, кроме моего греха.

– А я?.. Когда я шла на крест, я думала о тебе больше, чем о тех, кого ты сейчас простил.

– Я никого не прощаю. Я не умею этого делать. Это Он простил…

– Кто же тогда ты: человек, ангел или демон? Зачем ты пришёл и почему выбрал меня?..

– Не знаю. Ты и я – мы создания. Надо спросить у Того, кто нас создал. У тебя будет такая возможность.

– А у тебя?

– У меня – нет.

– Почему?

– Очень просто. Я изгой.

– А как же тогда: «Сойду ли в преисподнюю – и там Ты»?..

– Это метафора…

– Это неправильно. Все должны быть прощены, кто покаялся. Так написано. Я читала.

– Я тебе уже говорил – я не могу покаяться. Я не умею прощать. Я существую не для прощения, а для наказания…

– Тебе это нравится?.. Почему ты считаешь, что знаешь всё? Ты не знаешь всего. Ты дал мне очень много, чего не было у меня, но я тебе дала не меньше. Я дала тебе сомнение. Я чувствую это. Почему ты не смотришь на меня? Посмотри на меня!..

Силуэт поднялся, по-прежнему глядя куда-то вниз.

– Прощай… Завтра, до заката, покинь этот город. Если хочешь, возьми с собой того, кто тебе дорог или что тебе дорого… И, уходя, не оглядывайся… Иногда, по «чьему-то» недосмотру, даже мои «сны» сбываются…

Чёрный плащ распахнулся, когда он поворачивался, чтобы уйти, и Аливе показалось, что под плащом нет человека… И нет прошлого… И нет будущего… И нет времени…

 

 

 Николай Шульгин. Сценарий локального потопа (иллюстрация Инны Пискарёвой)

 

 

 

24.03.16

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня-июля 2016 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

15. Часть 15
16. Часть 16


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.04: Альфия Шамсутдинова. Дайте мне тишину! (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!