HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 г.

Михаил Вишняков

Золотой цвет Азии

Обсудить

Эссе

Опубликовано редактором: Карина Романова, 21.06.2010
Оглавление

4. Тропой юности Чингисхана
5. Керенский удирает от забайкальских казаков
6. Имя в камне

Керенский удирает от забайкальских казаков


 

 

 

В ноябре 1915 года Забайкальская казачья бригада после кровопролитных и жестоких боёв с австро-германскими войсками в Польше и западной Белоруссии, после трудного отступления через дебри Беловежской Пущи, стала на зимние квартиры в городе Бобруйске.

Здесь командир Первого Аргунского полка, а ранее – Первого Читинского – полковник Иван Фёдорович Шильников принялся за походные записки, чертежи и схемы боёв-походов Первой Мировой Войны.

Конечно, памятным был первый бой за Вислой, первый раненый казак 4-ой сотни Илья Кузнецов и первая рубка в конном строю с прусскими драгунами.

В самом начале боя Шильников заметил с наблюдательного пункта движение неприятельского эскадрона из 11 драгунского полка 3-ей немецкой Армии Эриха Людендорфа. Эскадрон на рысях двигался в обход левого фланга забайкальских казаков, явно намереваясь отрезать их от единственного моста. Небольшая высота не позволяла нашим сотням обстрелять противника, но эта же высота давала шанс скрытно подойти и атаковать в конном строю.

А ещё не было и не будет того противника, который в открытой рубке победит забайкальцев! Орлы-аргунцы и соколы-ононцы, дульдургинские буряты и нерчинские гураны – вперёд!!!

Шильников, трогая подрагивающие кончики усов, пришпорил командира 4-ой сотни, известного храбреца Нацвалова Николая Георгиевича:

– А что, подъесаул, зададим перцу пруссакам?

– Приказывай! – ответил Нацвалов, и его знаменитый Барунай прижал рыжие уши к гриве, задрожал от нетерпенья.

– Бери резерв из третьей и четвёртой сотни, все 120 шашек и – дуй до горы!

Этот миг перед атакой вдохновенно описал в стихах урядник 4-ой сотни, поэт-самородок Воросов Иван Никанорович:

Каски конных драгун перед нами блестят.
Кони нервно трепещут пред боем.
Видно даже – на пиках значки шелестят,
И гарцует начальство пред боем.

И сошлись забайкальцы на монгольских лошадках с прусскими драгунами на породистых лошадях. Это было похоже на то, что степной смерч ударил в бетонную стену.

Впереди – нерчинский тунгус Номоконов Степан Николаевич – седой от жизни, за ним три его сына, седые от страха, три длинные пики из-за спины батьки! – врезались в противника.

Прусско-австрийский железный лом просвистел, сбил двух-трех казаков с конями, опрокинулся и увяз.

Тут оглобля забайкальская и ударила! В малый пролом быстро влетел улётовский казачина Бронников и карабинными пулями завалил двух пруссаков. А тут налетела и давай переть счетверённая группа Козлов, Аршинский, Гуляев и всё подрубающий сзади чикоянин Олейников. Драгунскую глубину проломили насквозь. Развернувши коня обратным ходом, подхорунжий Овчинников Иван Яковлевич лично поразил шашкой шестерых противников.

Остатки разгромленного эскадрона пруссаков бросились врассыпную. «В плен взято 7 человек, 15 лошадей, груда винтовок и пик. Остальное порубали. Сами казаки не понесли никаких потерь. Три-четыре легко раненых», – с удовольствием отметил в своих стихах всё тот же поэт-самородок Воросов:

Доктор мирно любуется свежим цветком,
как бы выразив к бою презренье.

Вообще, в Русской Армии сразу же заметили отчаянную храбрость и дерзость забайкальских казаков в бою, сообразительность и инициативу младшего и среднего командного состава, порой доходивших до грани партизанщины, нарушения всех штабных инструкций.

Сойдутся вечером у костерка соседи – сотник аргунцев да сотник читинцев, да подобьют на рисковое дело сотника-верхнеудинца, доложат в бригаду: мол, видели на опушке леса одно пулемётное гнездо германцев. Разрешите взять живьём! Наверху ответят: давайте!

А там окажется не пулемётное гнездо, а целый пулемётный дивизион либо хорошо охраняемая немцами орудийная батарея. И начнётся беспорядочная стрельба по всей полковой линии. А хитрованы-забайкальские гураны, уже приволокли себе три пулемёта и гору всяких трофеев. Не наказывать же их за партизанщину…

За дерзость и своенравность в победном бою – прощали, но потом жестоко отыгрывались в рутинной канцелярии, – лишали представленных к наградам казаков Георгиевских крестов и ордена Святого Георгия.

Того же Шильникова Ивана Фёдоровича. Ещё в Польше, когда бригада стояла на реке Пильница, её штаб помещался в одном здании со штабом Первого Аргунского полка. Начальник бригады, генерал-майор Томашевский из своей комнаты позвал вестового. Крикнул несколько раз, но вестовой не объявлялся.

Генерал вышел в коридор и увидел мирно сидящих – вестового полка Евгения Бояркина и есаула Канукова. Генерал пришёл в ярость. Вот как описал это Шильников:

«У наших казаков есть дурное свойство, – если к ним непосредственно не обращаются с приказанием, то по собственной инициативе они ничего не сделают. А просьба, обращенная лично к кому-либо из них, исполняется охотно. Это природное свойство не было понятно генералу Томашевскому. Он этот «поступок» казаков счёл за неповиновение. Вызвал меня и приказал выпороть казаков розгами. Считая такое наказание позорным и несправедливым, я просил заменить наказание. Но он был непреклонен.

Нечего делать, послал за розгами. Этим оттянул несколько часов, чтоб дать успокоиться генералу. Затем прошёл в столовую и в присутствии начальника штаба бригады капитана Байова доложил, что розги приготовлены, но я прошу заменить это позорище другим наказанием. Полчаса генерал извергал каскад ругательств по адресу казаков. Но меня поддержал и капитан Байов. Генерал ругался ещё полчаса, но потом заменил розги коротким арестом…»

Самое интересное произошло дальше. Отчаянные головушки, казаки Бояркин и Кануков, спустив штаны, стали пятиться задами к кабинету генерала, якобы для получения розг. Два белых казачьих зада, как два забайкальских солнца, ярко сияли в красиво меблированном коридоре. И хотя полковник Шильников, бывший ещё войсковым старшиной на русско-японской войне 1904-1905 годов, успел крикнуть:

– Обмундировать зады! Розги отменяются! – пошёл слух: казаки показали зад генералу!

Хорошо, что тут подоспели бои, отступление, переформирование, и пришёл Приказ Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего № 312 – Забайкальская казачья бригада была переформирована в Первую Забайкальскую казачью дивизию (штат № 21). Генерал-майор Томашевский, получив звание генерал-лейтенанта, уехал командовать другой дивизией. А командир Первого Аргунского полка Шильников Иван Фёдорович, так и не получив Георгиевский крест, вновь пошёл командовать Первым Читинским полком.

6 декабря 1915 года при дивизии сформировали партизанский отряд подъесаула Резухина, от Читинского полка туда сплавили 36 казаков с хорунжим Размахниным…

Минуло время боёв. Наступила смута 1917 года. Военным министром Временного правительства России стал Керенский Александр Фёдорович, социалист-революционер, взявший на себя роль «Главнокомандующего», готового воевать до победного конца.

Около 20 мая Керенский прибыл в Тарнополь для встречи с войсками. От Читинского полка на встречу вышла одна сотня со знаменем, с полным набором Георгиевских кавалеров. Сотня резко выделялась своим бравым видом. В ней не было очкастых писарчуков, которые позже станут «героическими комиссарами». Эту встречу великолепно описал в своих мемуарах бывший в то время начальником дивизии генерал-майор Богаевский:

«Послышался автомобильный гудок, и из боковой улицы к нам подходил автомобиль. В нём сидели: Керенский, генерал Брусилов с мрачным лицом и командующий 11 Армией генерал Гутор с насмешливой улыбкой. Керенский, во френче, и защитной без кокарды фуражке имел утомленный и далеко не воинственный вид…

Сотня замерла, готовясь ответить на привет. Бравый сотенный командир с высоко поднятой шашкой «подвысь» отчётливым шагом направился с рапортом к Керенскому. И вдруг произошло нечто совершенно неожиданное. Посмотрев на сотню с обнажёнными шашками и сотенного командира, подходившего к нему с поднятой сверкающей шашкой, Керенский вдруг быстрыми шажками пошёл в сторону от сотни к дому с балконом. Сотенный командир прибавил шагу, Керенский тоже…Получилась комичная картина удирающего от забайкальских казаков штатского Главкомверха, забывшего с перепугу даже поздороваться с сотней. Я прекратил всю комедию, знаком показав «шашки в ножны» и «вольно».

А Иван Фёдорович Шильников съязвил:

– Боится казачьих солнышек!

После революции и гражданской войны Иван Фёдорович Шильников, ставший генерал-майором, выпустил в эмиграции, в городе Харбине, в 1933 году книгу своих записок «1-ая Забайкальская казачья дивизия в Великой Европейской войне 1914-1918 г.». Светокопия этой книги со штампом библиотеки Русского центра г. Сан-Франциско сейчас лежит на моём столе.

Меня волнует предисловие. Его написал генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский, бывший начальник 1-ой Забайкальской казачьей дивизии: «Давно уже отошла в вечность Великая война, принеся человечеству неисчислимые беды, от которых оно до сих пор не может оправиться. И нет мира на земле…За спиной идет деятельная подготовка к новой чудовищной войне, где никому и ничему не будет пощады…»

Читая мемуары, я горжусь вашими подвигами, казаки! Врагам не сдаётся наш гордый «Варяг». А значит, всегда «керенские» будут бегать от забайкальских рубак! Мир праху Вашему, патриоты старой России.

 

 

 


Оглавление

4. Тропой юности Чингисхана
5. Керенский удирает от забайкальских казаков
6. Имя в камне

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.06: Алексей Горшенин. Морские волки (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!