HTM
С Днём Победы!

Дмитрий Заяц

Конструктор

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 23.09.2008
Оглавление

4. Глава 3. Профессор.
5. Глава 4. Очистка.
6. Глава 5. Конвейер наоборот.

Глава 4. Очистка.


 

 

 

Олег лежал в полудреме на железной сетке. За дверью слышались какие-то звуки, щелчки и еще что-то... Мысли быстро сменяли одна другую. Где-то в подсознании сидела разгадка происходящего, но мозг никак не мог выделить ее из гига-байтов информации, мелькающей в оперативной памяти головы Олега.

Дверь открылась, и в камеру вошел «Сталкер». Он был одет в странный зеленый комбинезон с какими-то лямками. Его схожесть с Эдиком была обусловлена тем, что это и был Эдик. Только без волос на голове и без бровей. Вид у него был довольно удрученный. Взгляд был пустым, словно он смотрел сквозь предметы в одну точку перед собой.

Когда дверь закрылась, Эдик прошептал:

– Жопа! Это, Олег, жопа!...

– Что? Что было то? Где волосы? Ну...

– Волосы... они, в общем, выпали...

– Что, сами?

– Почти...

– Ну, рассказывай!

– Знаешь... Наверное, это секта или что-то вроде...

– Какая секта?

– Меня, сначала мыли, потом, намазали мазью, в солярии облучали, потом, снова мыли... Когда, я из душа во второй раз вышел, на голове ни волоска. Подмышки тоже лысые и ... там тоже.

– Странно... Зачем?

– Слушай дальше! Положили на бок и клизму в задницу вставлять. Большую, типа грелки. Думал все внутри разорвется... Потом «на горшок»! Потом, снова клизма! Так раз двадцать. У меня уже задница заболела. Наверное, нас к сношению в задницу готовят.

– Чего?

– Пидорасить будут. Я о них слышал. «Культ фаллоса». Шумеры какие-то... Ловят мальчика, а потом «по кругу пускают»... Я, похоже, сегодня первый буду... со сладкой попкой... после клизмы. Но вот, волосы чем мешали?! И еще укол делали... в вену.

– Да, странно...





* * *


В тот день перед Ветровым открылась возможность второй жизни. Он не ждал чуда, но оно произошло. Захарьян оказался той черепахой-Тортиллой, которая дала некоему Буратино золотой ключик.

Подойдя ближе, Ветров рассмотрел содержимое цилиндра и замер от неожиданности. В цилиндре сокращалось человеческое сердце. К нему были подведены различные провода и трубочки. Рядом стоял монитор компьютера, на котором все время менялись цифры в зеленом прямоугольнике, а в правом нижнем углу все время рисовалась кардиограмма.

Захарьян заметил удивление посетителя и сказал улыбаясь:

– Да, это вам не бревна тесать. Генная инженерия! Из крови пациентки был найден ее генетический код, а затем, путем моего уникального метода «частичного клонирования», было выращено сердце, аналогичное тому, которое пациентка имела в первые годы жизни. То есть, абсолютно здоровое. Код ДНК был незначительно изменен, с целью исключить предрасположенность к сердечным заболеваниям, которые она имела в зрелом возрасте. Выращенное сердце перед вами!

– Но как? – Ветров не верил своим глазам.

– Я не стану раскрывать вам сущность моего метода, да вы и не поймете ничего. Метод уникален. Использовались различные катализаторы роста, и вообще... В общем, оно выросло по принципу роста гриба. Ну и остановимся на этом. За методом большое будущее.

– Так вы его... ей...

– Ну, да. Завтра пересадка. Дело в том, что успех операции почти стопроцентный. Приживаемость выращенного сердца гарантируется, тем, что оно родное для пациентки. Мы пересаживаем ей ее же сердце, только значительно помолодевшее и улучшенное. Так вот, друг мой, советую, сдать кровь и поставить на выращивание свое новое сердце.

– И сколько выращивать?

– Примерно полгода. А потом... Мальчиком побежите. Панымаэшь!

– И сколько стоит это... дело...

– Здоровье не купишь... Говорят у вас. Но, купить можно. Не очень дорого. Вам по силам. Пока не знаю, но кровь сдайте сегодня. Пока поставим на выращивание в лабораторию, а за полгода вы подумаете... Денег за это брать не буду, если откажетесь – не обижусь...

– Ладно, попробуем... – сказал тогда Ветров, сдал кровь и забыл про это.

Сейчас он лежал в палате, а Захарьян продолжал начатый несколько месяцев назад разговор:

– Ваше сердце еще немного сыровато, но пересадить уже можно, осложнений не будет. Я распоряжусь, и сестра подготовит вас к операции.

– Я... выживу? – обреченно проговорил Ветров.

– Без сомнений, дарагой. Вжик-вжик, и больше не мужик! Шутка. Да будешь еще своих школьниц иметь. Не бзди.

– А потом... больно?..

– Больно... Но не смертельно. А, это, для тебя сейчас главное. Ну, все, время позднее, поспи, а с утра... начнем перерождение.

– ...

Ветров смотрел в потолок. Что будет дальше? А вырастить сына? А посадить дерево? А комбинат? Как же хочется жить...

Подошла сестра и вколола снотворное внутримышечно. Голова закружилась, и Петр Иванович отправился в объятия Морфея.





* * *


Федор не знал, куда идет, ноги сами вели его куда-то. Он шел вперед, низко опустив голову, пряча лицо от прохожих. Он снова и снова переживал случившееся, вспоминая слова Галины, как будто плюнутые ему в лицо. Неужели он чем-то обидел ее и заслужил такую ненависть? Наверное, так и есть. Как мужчина я не состоялся. Как отец – тоже. А как человек? Кто я? Никто! Как человек, я полный ноль. Зачем мне жить, если в жизни не осталось ничего кроме биологического существования? Нет, мне нет места среди этих преуспевших, полных оптимизма и счастья людей. Если я даже не умею порадоваться чему ни будь, а лишь отравляю жизнь нормальным людям...

Яда не было, пистолета – тоже. Можно было найти веревку и повеситься, но Федор боялся боли в шее. Оставалось выброситься из окна. Но окна у него не было, поэтому выброситься предполагалось с крыши.

По мнению Федора, девятиэтажный дом не подходил, так как не давал стопроцентного результата. Зато двенадцатиэтажный был в самый раз. Такой Федор и приметил. Главное, чтобы дверь на крышу не была заколочена.

В подъезде дома номер пятьдесят пять был даже лифт. Федор вошел в него и нажал кнопку с полу стершимся номером «12». Лифт, со страшным урчанием поехал вверх. Вот перечень надписей, что украшали лифт изнутри:




Х..Й
ОТСОСИ МНЕ
БЛЯДИ ПО НОМЕРУ ...
КИНО
КИНЧЕВ АЛИСА КИНЧЕВ
П. ДЛЯ ДУРАКОВ


Больше всего тревожила надпись:




ЧЕРНОЖОПЫЕ, УБИРАЙТЕСЬ В ГОРЫ!
РОССИЯ ДЛЯ РУССКИХ!


Эту надпись увенчивала свастика. Ее нарисовали внуки людей, победивших фашизм. Нет, не символ солнца был страшен, а идеология, подразумевавшаяся под ним. Идеи Ницше и Гитлера, случайно попавшие в организм ребенка в возрасте полового созревания.

Федор еще раз перечитал эту надпись. Федор и сам недолюбливал «лиц кавказской национальности», но в этом «графити» было что-то жуткое.

С другой стороны, ему было уже все равно, да и лифт приехал. Все, этаж двенадцатый и последний.

Дверь не была заколочена, ее вообще не было. Федор вышел на крышу.

В нос ударил запах вентиляционных труб. Пахло жареным луком, квашеной капустой, пирогами. Он взглянул на город сверху. Перед глазами предстала картина ночного города, с его огнями и звуками. Главная улица была освещена фонарями, светом фар и магазинов. Люди спешили домой, к женам и детям, к уюту своих квартир и телевизору. Кого- то сейчас ругала жена за маленькую зарплату, кто-то выяснял, с кем жена спит, пока муж на работе, кто-то дергал сына за ухо, просматривая его дневник, а кого-то ласкали нежные женские руки, заставляя поверить, что он самый лучший на свете и все в жизни прекрасно.

Для Федора не было места ни в одной реальности. Он шагнул к краю крыши и зажмурился. Нет будет не больно. Все произойдет очень быстро. И всем станет лучше...

– Слыш, Федя, чего ищешь-то? – хриплый голос окликнул его из темноты.

Федор оглянулся и стал всматриваться в темноту. У какого-то кирпичного сооружения сидел человек с бутылкой водки и радостно улыбался. Звали его Порамон. Но друзья звали его «Парамоут Пикчерс». Знал его и Федор, еще по «рыночной экономике».





* * *


На что-то это было похоже, но Олег никак не мог понять, где он уже это видел. Но пока он даже боялся высказать свои догадки вслух, настолько они его пугали. Был какой-то холодок внизу живота, и думать об этом не хотелось.

– Пожрать бы ... – послышалось с койки Эдика.

– А мне бы наоборот...

– Надо постучать! – предложил Эдик и, вскочив с койки, стал долбить по двери.

Дверь через некоторое время открылась. Вместо Васи на пороге появился в меру упитанный молодой человек с дубинкой. Он пропустил мимо ушей требования Эдика о еде, а Олега повел на «облегчение».

Туалетом это было назвать трудно, больше подходило определение «отхожее место». В полумраке прямоугольной комнаты, освещенной одной пыльной лампочкой, висящей на проводе, вырисовывались стоящие вдоль стены унитазы. Их было около десяти. На месте еще трех остались только отверстия в полу, половина из тех, что стояли была сломана, а остальные завалены разным хламом. В одном лежали битые плафоны, в другом разные железки, два были наполнены какими-то железными банками с резьбой на узком горлышке. Они показались Олегу тоже очень знакомыми.

Наконец, Олег нашел наиболее не захламленный унитаз, вынул оттуда какую-то скомканную бумагу и стал примеряться к «прибору». Не было и намека на кабинки, тем более на слив и туалетную бумагу. Но природа брала свое, и сетовать на отсутствие комфорта организм не позволял. Олег разорвал вынутую бумагу и обложил ею ободок унитаза. Можно сказать, что «уют» был создан. Остатки бумаги он решил размять хорошенько... Да это была не просто бумага, а какой-то плакат. Олег развернул ее и увидел обрывок слова:




... ЕНИЯ


Дальше начиналась карта. Нарисованная карта. Только угол кары был целым, остальная часть осталась на унитазе. Олег снял остальные два обрывка и сложил их вместе. Заголовок был следующим:




ЗОНА ПОРАЖЕНИЯ ПРИ СКОРОСТИ ВЕТРА 10 М/СЕК


На карте было изображено что-то вроде взрыва и эллиптические кольца, изображающие распространяющееся облако по направлению движения ветра. В каждом кольце стояла надпись: «Сектор-1, Сектор-2, Сектор-3...». Под картой была таблица, напротив каждого номера сектора стояла надпись:




1-Эвакуация запрещена.
2-Эвакуация выборочная.
3-Эвакуация по возможности.
...
...


Что же это такое? Где же мы? Кому мы вдруг понадобились, и зачем? А может... Ну, нет, бред какой-то...





* * *


Пропажа мужа Светлану не очень волновала. Даже наоборот, ее очень напрягало его присутствие, и то, что выросло из его сперматозоида – тоже. Но сейчас в 04.35 утра она была в самолете. Она не стала дожидаться звонка Дианы, а решила прибыть на место «боевых действий» первой. А «действия» скоро могли начаться.

Светлана знала о больном сердце мужа. Знала, что в какой-то момент может произойти то, чего она так ждала. И тут начнется ее главная партия – оттяпать побольше наследства, а главное – контрольный пакет акций комбината «ВЕТРОВДРЕВ».

Ветров был человеком умным и расчетливым, но в тоже время – самоуверенным. Никакого завещания он не составлял. Как ближайший родственник, Светлана должна была получить все. Но что-то ее тревожило. Она боялась, что объявятся племянники «из Пендюкино» и начнут требовать свою долю, чего никак нельзя было допустить. Она решила приехать, осмотреться и пустить в ход сразу же всю «тяжелую артиллерию». На этот случай у нее были отложены деньги в шкатулочке, спрятанной в ее гардеробе на полке со шляпками.

– Что желаете? – спросила стюардесса, обдавая Светлану ароматом вспотевших подмышек, забрызганных дезодорантом.

– Водки. «Абсолют». И сок. Томатный.

– Сто граммов или пятьдесят?

– Бутылку, дура! Вонючая.





* * *


Еще несколько лет назад «Порамоут Пикчерс» был Порамоном Васильевичем Зубовым – доцентом кафедры философии и культурологии. Валил студентов на экзаменах, ездил на семинары и профессорские встречи. Потом, зарплата, как то пошла на убыль, студенты стали посмеиваться над его драным пиджаком, а жена стала все больше скандалить и «задерживаться на работе».

Иногда, после экзаменов, Порамон приходил уставший и садился перед телевизором. Жена садилась рядом и начинала тыкать в спину пальцем, приговаривая: «Давай деньги! Давай деньги! Давай деньги!..» Так она могла продолжать несколько часов, пока Порамон не спрашивал: «Катенька, а поесть есть что нибудь?». На что она делала страшное лицо и говорила: «Что-о-о? Поесть!? А ты денег принес? Нет? Ну так если не можешь заработать, то иди и ограбь кого-нибудь!».

Однажды, Порамон даже решился на ограбление. В темный дождливый вечер он одел пальто, взял кусок ржавой трубы из-под ванны и вышел на улицу. Он без цели шел по улице, выжидая, когда появится подходящий претендент на «гоп-стоп». Попадались хорошо одетые прохожие, иногда выпившие, но он не решался. Наверное, он смог бы убить кого-нибудь в тот вечер, но случилось иначе. Он шел и думал. Долго думал и наконец, понял, что если и сделает это то не сможет с этим жить, не сможет ТАК.

«Обуть» никого не удалось, зато по пути попалась «пивнуха». В кармане были кое-какие деньги и Порамон решил зайти «снять стресс». Стресс снять не получилось, а вот найти новых интересных собеседников удалось. Больше трезвым Порамона никто не видел. Жена Порамона, повторила опыт Фединой жены, да и с Федей Порамон познакомился в той же «пивнухе».

Короче говоря, на крыше им было о чем поболтать. Федя уже изложил «Порамоуту» все события прошедшего дня, на что тот отвечал:

– Эх! Федя, Федя! Да я бы на твоем месте!..

– Да чтобы ты?

На этом «Порамоут» замолкал и запрокидывал голову к звездам. Они уже распили одну бутылку и посчитали, что хватит еще на одну, тем более, что закуска осталась. (На расстеленной газете лежали два обкусанных куска хлеба и «Сникерс», последний «Порамоут» своровал в магазине). Как в известном анекдоте, в тот вечер Федор подумал: «... а жизнь то – налаживается!».

 

 

 


Оглавление

4. Глава 3. Профессор.
5. Глава 4. Очистка.
6. Глава 5. Конвейер наоборот.

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

01.06: Венедикт Пономарев. Диссидент (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!