HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2021 г.

Екатерина Зверева

Мой горький Лондон

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 12.10.2007
Оглавление

6. Глава 6
7. Глава 7
8. Глава 8

Глава 7


 

Эй, мой горький Лондон! Я будто бы вижу тихий парк, весь усыпанный сухими осенними листьями, и слышу отдаленный гул твоих автомобилей… Темно-синий плащ, шляпа и руки в карманы – ты принял меня такой, какая я на самом деле. Твои телефонные будки целое произведение искусства для меня! Ха, ты бы слишком удивился, увидев наши! Мой Лондон… Я думала, что когда увижу тебя, мне станет холодно и неуютно от твоего неприветливого взгляда, я, признаться, боялась тебя, но ты пожал мою руку, а твоя ладошка неожиданно оказалась теплой и доброй. Ты даже не засмеялся, когда пригляделся и понял, что я ношу очки – они едва заметны, но все там, у нас, когда видят их, сразу же называют меня – ну, ты понял как. Смеются. Лондон, ты стал моим другом, и теперь я всегда, каждое утро проходя по твоим площадям и улочкам, буду улыбаться тебе и говорить «Доброе утро, дружище». Каждое утро, каждый день своей жизни. Нашей жизни…

Ты знал меня всегда – даже тогда, когда меня еще не было на Земле. Мы познакомились с тобой много тысяч лет назад, и ты рассказывал мне сказки о жизни в этом мире, и о людях, твоих людях, Лондон… Может быть поэтому теперь я не могу жить здесь… потому что узнала о тебе еще до своего рождения…

…Я проснулась. Мне не хотелось открывать глаза, и грустные слезы тихого счастья бежали по щекам. Какой удивительный, чудесный сон! В Лондоне – осень… Там солнце косыми красными лучами падало на дорожки Гайд-парка и на людей в полосатых вязаных шарфах и смешных ботинках… Ноябрь с горьким привкусом рябины и стекающими с крыши потоками холодной дождевой воды. Я стою под осенним дождем в плаще и шляпе и в черных перчатках, и сразу же – под теплым июньским дождем. Открываю глаза, но, увы, я всего лишь под душем.

Я купила еще две книги-самоучителя. И снова – уже знакомые, выученные на курсах строчки: «Past Perfect… Present Continuous… Present Perfect…»

 

А у Ваньки был друг. Ему, должно быть, сейчас около двадцати. Почему я вспомнила о нем так поздно? Почему не встретилась раньше? Они были в одной компании… нет, не в компании, а в команде, именно в команде, потому что в обычной компании, куда идут выпить и «оттянуться», не бывает принципов и джентльменских кодексов чести. Братья по взглядам и мнениям, да-да, Ванька рассказывал о нем. Только Боб, а именно так его зовут, был хиппи. Ванька шутил над ним, называл романтиком. А Боб в ответ тоже называл Ваньку романтиком, потому что кто-кто, а уж Боб-то знал, каков его друг на самом деле. И черная кожаная куртка, висевшая в шкафу, и мотоцикл не могли пустить пыль ему в глаза – Ванька был не таким, каким его привыкли видеть в компании. «Безнадежный романтик», так он его, кажется, звал.

Его номера телефона у меня, разумеется, не было. Не было адреса, электронной почты… Да и четыре года назад, когда я видела его в последний раз, еще и компьютеров-то не было ни у кого из нас. Если ничего не изменилось, то Боб по-прежнему должен быть где-то недалеко от «Дыма», потому что именно этот клуб до сих пор остается пристанищем разного рода неформалов. И хиппи, в том числе.

 

 


* * *

 

Я хотела выглядеть как они. Хотела надеть широкую клетчатую рубашку, фенечки и «пацифик». Хотела положить в рюкзак альбом «битлов». Но не стала этого делать. Я шла туда не за тем, чтобы войти в ряды местных хиппаков и не для того, чтобы кто-то подумал, что я одна из них. Я шла туда, чтобы увидеть человека, который был лучшим другом Ваньки, который знал его так же хорошо, как и я, только, скорее всего, еще лучше, потому что друг с другом они могли говорить о таких вещах, о которых я не могла говорить с Ванькой. Я надела черную футболку и черную кепку с идиотской зеленой надписью «Just do it». Просто сделай это. Просто сделай. Обычные джинсы. Сандалии. Ногти – ярко-желтого цвета. Желтую фенечку – но только потому, что я ношу ее всегда.

Было жарко. В этот полдень, когда мне суждено было увидеть человека, который мог быть похожим на Ваньку. Или не суждено… Рядом с клубом не было никого. Безлюдно было и рядом с магазином дисков. Моя затея терпела крах. Сокрушительное поражение. Глупо и наивно было надеяться на эту встречу. На всякий случай я заглянула в клуб, но и там никого не было, только у стойки бара кто-то сидел, повернувшись ко входу спиной. Я подошла, села. Бармен задумчиво протирал бокалы, на стене позади него висели полки с алкоголем, в глаза бросились разноцветные этикетки бутылок с ромом, виски, мартини, коньяком. А днем здесь совсем по-другому – теплый колорит, тонированные коричневой пленкой стекла. Попросила себе стакан гранатового сока, вскарабкалась на высокий стул. Кто-то впереди меня сидел, не обращая ровно никакого внимания на мое появление. И что-то пил. Я разглядывала его спину, полосатую желто-красную рубашку, потрепанные джинсы, темные дреды…Черт! Человек оглянулся… Я видела Боба всего пару раз, но этого оказалось достаточно, чтобы я поняла, что передо мной он, и никто другой…узнать его в этом человеке было так же легко…

– Боб?..

Он долго смотрел на меня – пристально, оглядывая с головы до ног… будто пытаясь найти в своей памяти события, связанные со мной. Он свел темные брови… глянул снова… Почему раньше мне не пришло в голову отыскать его?

– Мэри Джейн?

– Да, Боб, это я, я…

Он поднялся со стула, подошел ближе. Он смотрел на меня, изучая черты лица. Потом, будто опомнившись, он улыбнулся – сначала одними глазами, так ехидно, прищурившись. Потом – по-настоящему, чуть разведя тонкие губы в стороны, почти совсем незаметно. Мое сознание отмечало мельчайшие детали – впитывало все, что я замечала. Цветные кеды на ногах, напульсники. И дреды. Он был таким же.

Он облокотился на стойку, все так же улыбаясь и глядя на меня:

– Надо же… Ты… сильно изменилась… Очень сильно…

Мы молчали. Не потому что нечего было сказать – сказать нужно было многое – а потому что нас объединяло общее прошлое, дни, когда все еще было по-другому, и мы понимали это.

Бармен протирал бокалы, исподлобья глядя на нас. Где-то тихо капала вода из крана… Было коричнево-полутемно. Я чувствовала, как к горлу подкатывает тяжелый, давний комок слез и отчаяния. И тихо-тихо, где-то далеко еле слышно играли 3 doors down – Here without you, я не сразу поняла это.

Все это длилось не больше каких-то пары минут – дверь с треском распахнулась и с шумом, смеясь и прыгая, внутрь завалилась разноцветная толпа.

– Хэй, Боб! – щелкая пальцами и вслух напевая песню, крикнул парень с дредами чуть ли не до поясницы. – Они меня достали! – он все время двигался, танцевал что ли. – В «Дым», в «Дым»! Там Боб! Я говорю, что ты уехал, а они: «Нет, не мог он уехать!» Ты их магнитом, или как?

Они окружили нас, и лица у них такие светлые, приветливые. Все чего-то кричат, рассказывают, движутся. В клубе сразу стало теснее – хотя их было всего человек десять.

– Это Мэри Джейн. – Сказал Боб этому парню, глядя на меня. Все сразу замолчали, притихли. – Мэри Джейн с нами.

– Стивенс. Меня звать Стивенс. – Он без раздумий протянул мне смуглую руку, на которой было не меньше двух дюжин всяких браслетов и веревочек. Я пожала ее, улыбнулась:

– Приятно познакомиться.

– Эй, хочешь косячок? – спросила девчонка с нарисованным на щеке цветком.

– Да не, я же первый раз, – отшутилась я.

– Ну смотри, как хочешь, а то я дам, – недоверчиво произнесла она.

– Нет, ребят, не надо этого. Мэри Джейн… Просто с нами…

И они поняли. Всё поняли. Посмотрели на меня, словно оценивая и что-то прикидывая, а потом представились – каждый сказал свое имя и улыбнулся, и разошлись по клубу, кто-то сел за столики, кто-то остался у стойки – со мной…

Был жаркий полдень в середине июля. Неяркое солнце просвечивало сквозь коричневую пленку на окнах, бросая тень на вытертый линолеум, поблескивали красноватыми полосками бутылки на полке. А я была почти счастлива – несколько часов в компании людей, которые были напрочь лишены предрассудков и были рады принять меня в свою команду. Да, команду. И еще я постоянно чувствовала на себе пристальный взгляд темных глаз человека в цветной полосатой рубашке.

 


Оглавление

6. Глава 6
7. Глава 7
8. Глава 8

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

03.04: Лачин. Чудотворица (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!