HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Олеся Брютова

Гаудеамус!

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 3.03.2008
Оглавление

8. * II * - 3. Этап второй: Философский камень и Каменный философ
9. * II * - 4. Здравомыслящие люди так не поступают
10. * II * - 5. Этап заключительный. Момент истины

* II * - 4. Здравомыслящие люди так не поступают


 

 

 

«Удалив нежелательные примеси из наших медикаментов, и очистив наши духовные принципы, мы можем растворить полученные таким образом чистые вещества в чистой воде, а после – закрепить их»

 

Сыну Абрахама показалось, что прошла целая эпоха, прежде чем дракон вновь открыл глаза. Взгляд его ничего не выражал.

Сяо Тан проговорил в пространство:

– Если ты докажешь мне, что судьба существует, я засчитаю твой ответ.

– Ну, уж нет! На такое мы не договаривались! Как я тебе докажу?

– Как хочешь. Без этого я не признаю ответ правильным.

– А можно подумать – ты горишь желанием.

– Я хочу знать. И хочу есть.

– Убедительно, – промычал студент.

Это была проблема. Тут же, не сходя с места, доказать существование судьбы? Великолепно.

Судьба. Цепь заранее предопределенных причин и следствий. Богом, самим человеком, парками, мойрами… Судьба.

«А ведь была у нас такая лекция! – жалобно подумал студент. – И я на ней сидел. А читал ее Урлин. И была она по истории оккультизма… чтоб взяла преисподняя этот бесовский предмет! Вместе со Школой черной магии».

Но при слове «лекция» нечто стало в голове Ламеха всплывать. Что-то, связанное с буддизмом. Сын Абрахама глянул на плешивую макушку Мушхуша…

И сработал механизм свободных ассоциаций.

В голове студента непроизвольно всплыл целый кусок речи Верховного магистра.

«… Когда принц Сидхардха Гаутама понял, что его предназначение – нести людям свет Истины, он спустился к ручью и сказал своей деревянной миске: «Если Просветление – моя судьба, поплыви против течения!» С этими словами Сидхардха опустил чашку в воду – и она поплыла вверх»

Вверх. Чашка. Судьба. Вверх. Судьба…

Есть!

– Мушхуш, кинь-ка мне узелок! – попросил Ламех.

Змей, ничего не понимая, подтолкнул студенту его котомку.

– Сейчас я докажу тебе, Сяо Тан. Гляди внимательно: вот – кости. Самые обычные игральные кости, – с этими словами Ламех достал из сумы маленький черный мешочек и вынул из него кубики эбенового дерева. – Мне в детстве было предсказано, что я доживу до преклонного возраста. Заметь: никакого съедения! Значит, моя судьба – выиграть. Сейчас я буду кидать кости. И сколько бы я их не бросал – они станут все время показывать двенадцать очков. Это будет доказательством?

– Пожалуй, – согласился дракон. – И убедительным.

Сяо Тан облизнулся, считая, что Ламех уже пережеван.

– В таком случае, я бросаю! – воскликнул сын Абрахама-жида.

И бросил.

Кости отлетели к Сяо Тану

Дракон склонился над кубиками. Студент подошел и взглянул также.

Двенадцать очков.

– Теперь – еще раз, – сказал Ламех; подобрал кости, потряс – и кинул снова.

Двенадцать очков.

– Желаете еще? – спросил он сам себя. И сам себе ответил:

– Конечно.

Поднял. Уронил не глядя.

Двенадцать.

– Мошенник!! – взревел дракон.

– Попробуй кинуть ты, – пожал студент плечами.

Дракон взял кости, показавшиеся крошечными в его огромной лапе. Потряс, и…

Кинул.

Сердце колотилось как сумасшедшее, а ноги не слушались. Ламех кое-как подошел. Осторожно поглядел на результат.

Тройка и пятерка.

У Ламеха невольно вырвался вздох облегчения. «Вот так. Говорите, не влияет магия? И, пожалуйте, – действительно не влияет… Отлично»

Мушхуш смотрел все более и более понимающими глазами.

– Кидай еще, если не веришь.

Сяо Тан недоверчиво поднял кубики. Швырнул их опять.

Восемь. Четыре и четыре.

– Тебе просто повезло, – заявил дракон.

– А что есть везение, как не перст судьбы? – сказал Ламех, подбирая кости.

– Да, пожалуй… – с сомнением в голосе проговорил Хаш. Вдруг в его глазах мелькнуло подозрение.

– Брось последний раз. Тогда я поверю окончательно, – вкрадчиво сказал он.

– Ну, коль скоро я тебе доказал, что судьба есть – не будем ее искушать, – возразил на это Ламех и сунул кубики в мешочек. – Трех раз вполне достаточно. Не будем нарушать традиций, – усмехнулся он.

Признавать поражение было нелегко. Особенно Сяо Тану. Особенно, в присутствии Мушхуша.

Но дракон Сяо Тан, бывший дух огня Хаш, слишком хорошо знал, что такое гордость.

Потому он растянул пасть в улыбке, более всего напоминающей гримасу крокодила, страдающего зубной болью, и произнес:

– Я умею быть честным, парень. Ты свободен.

Он потеснился в проходе; в душную пещеру хлынули холодный воздух и солнечный свет.

– Иди.

Вначале Ламех даже не увидел открывшийся путь – так сильно ослепил глаза луч, показавшийся нестерпимо ярким. Потом глаза привыкли; Ламех различил, что за стенами пещеры уже перевалило за полдень. Солнце умирало над Гималайскими вершинами.

Не сводя глаз с дороги к свободе, сын Абрахама проговорил:

– А как же – мои вопросы?

– А ты готов их задавать?.. Я заметил: смертные не выдерживают долго рядом со мной в замкнутом пространстве. Не боишься проиграть жизнь, выиграв все остальное? От меня просто-таки исходит Разрушение. Прет, что называется, скрытая суть. Вот и ты уже еле стоишь на ногах.

Сын Абрахама в это время, действительно, не то чтобы сел, а практически упал на какой-то валун. Временами накатывала дурнота.

– Глупости, – беспечно махнул он рукой. – Это меня укатала твоя премудрость, ужасный пожиратель антрацита. Перенервничал. Вот ноги и не держат. Не увиливай! Или я подумаю, что ты просто боишься снова проиграть.

– «Боишься»… Пф! Скажешь тоже, – фыркнул Сяо Тан.

– Я так и знал, что ты будешь не против отыграться! – удовлетворенно проговорил Ламех. – Но не думай, твои тысячелетние познания тебе не помогут, о ходячее разрушение. Ведь я буду задавать вопросы, которыми часто озадачивают друг друга студенты от нечего делать. Здесь нужна смекалка, – он слегка постучал себя кулаком по лбу.

Дракон глянул презрительно и высокомерно.

– Мудрость столетий – пыль в сравнении с моими познаниями; думаю, кое-что из твоих загадок я слышал… Неизбежно слышал. Люди часто повторяются, смертный. И каждый раз полагают, будто изобрели нечто новое.

– Стало быть, не возражаешь. Вот и славно. А вопроса у меня будет всего два: по числу того, что я хочу отыграть у тебя. Идет?

Сяо Тан ухмыльнулся и кивнул.

– Если ты голодным такой покладистый – какой же ты душка, когда сытый! Но, думаю, увидеть этого мне не доведется… в любом случае. Впрочем, к делу. Вначале я хочу отыграть моего друга.

– Нет. Проверим, как у тебя с корыстью, дорогой. Играем на протез.

– Ну, черт с тобой. Хорошо. Ты меня утомил. Никаких сил нету спорить... – Ламех перевел дух. Когда отдышался, сказал:

– Слушай внимательно первую загадку: что я отдам тебе, а оно останется у меня? Что, будучи разделено между многими, пребудет цельным? И что, наконец, только разрастается, когда этим меняются между собой?

Дракон озадаченно наморщил лоб.

– Если ты спросил о некоем магическом предмете, я отклоняю вопрос.

– Да уж о каком магическом… О самом обычном.

Сяо Тан задумчиво выпустил из ноздрей облачко дыма.

– Нечто подобное, кажется, спрашивал святой Иероним у святого Фомы в седьмое лето от рождества христианского пророка… – осторожно проговорил он и пристально глянул на Ламеха.

– Вот уж не знаю, какой такой Фома, – удивился сын Абрахама. – С этими господами не знаком. Ни с одним из них. Думаю, тебе они также не доводились приятелями. Вопрос-то ничего общего не имеет со священным писанием… Поди так, для солидности приплел.

Дракон промолчал.

– В загадке – ничего сложного, на самом деле, – заметил студент, довольный тем, что дракон не отвечает сразу. – Так: первое, в голову взбредшее. Странно, если у тебя возникают такие витиеватые ассоциации.

Мушхуш дернул Ламеха за рукав.

– Не поддавайсссся! Не говори ничего! Это он хитросссстью выпытывает ответсссс.

За такой комментарий змей Набу получил долгий взгляд, полный ненависти.

– На меня, как и на тебя, не дейсссствует колдовссство, Хаш. Можешшшь не тратить ссил. Побереги их для решшшения загадки, – сказал Мушхуш. – Будет дейсссствительно сссмешно, ессссли ты не ответишшшь на вопроссс отчисссленного сстудента.

– Отвечу. Не грусти, дражайший мой… Конечно, отвечу, – проговорил Сяо Тан с досадой. – На простой вопрос отвечать также трудно, как и на сложный. Иной раз ответ банален, а это-то как раз и осложняет его поиск. Согласен? – обратился он к Ламеху.

Но студент, вовремя спохватившись, теперь молчал, как на допросе инквизиции.

Дракон двинул головой с деланным равнодушием.

– Ты можешь замыкаться в себе, сколько угодно… Я уже выудил кое-что. Думаю, твои невольные подсказки существенно сузят поиск. Ответ принадлежит миру смертных, прост, обыден, не относится к духовным абстракциям, – говоря, Сяо Тан неотрывно следил за выражением лица студента, – …судя по всему, так оно и есть.

– Ты путаешь мудрость с хитростью, Сяо, – разочаровано сказал сын Абрахама. – Я-то думал – ты действительно мудрец.

– О, не стоит чрезмерно меня чернить либо драматизировать. Просто я неглуп, – подмигнул он ярким глазом. – Ну, подытожим: что ты отдашь мне, а оно останется у тебя… что, будучи разделено между многими, пребудет цельным… и что только разрастается, когда этим меняются между собой… Простой, банальный ответ. Из подлунного мира. Студенческая загадка.

Дракон помолчал еще немного в задумчивости – и вдруг расхохотался:

– Да! Все так ясно, как будто ты просто-напросто назвал мне ответ. Ни с одним из предметов, элементов, растений, животных, минералов нельзя проделать сказанное. Ничто не может иметь подобные свойства. И потому правильный ответ – Ничто!

Сяо Тан победно воззрился на парочку визитеров.

Сын Абрахама сначала оторопело глядел в пространство.

Потом воскликнул:

– Мимо! Могу вас с этим поздравить.

Дракон искренне изумился:

– Не может быть!.. Ты врешь.

– Да нет, – ответил Ламех. – Правильный ответ действительно другой. Я было подумал, что прокололся, и у моей загадки в действительности несколько верных ответов… Но нет. Ответ один. И он – не тот, что назван тобою.

– Тогда скажи верный, – ласково произнес Сяо Тан.

– Сначала отдай глаз, – потребовал Ламех.

– Ловчишь?

– Ничуть.

– Докажи, что я ошибся.

– Ну, это не так-то просто сделать, если не хочешь преждевременно называть отгадку… Хотя: посуди сам. Разве Ничто может разрастаться? Разве Ничто – цельное? Оно ведь не имеет ни формы, ни содержания.

– Допустим… – медленно сказал дракон. – Допустим, это так. В конце концов, если ты жульничаешь, я просто прихлопну тебя, как муху. И мой глаз снова вернется ко мне.

С этими словами он осторожно вынул протез из глазницы и положил на песок перед студентом.

– Возьми свой выигрыш, – пригласил он.

– Нетсссс… Не ссспеши, Ламех. Колдовссство! – напомнил Мушхуш. Он сам подполз к глазу, странно мерцающему посреди сумрачной пещеры, и ловко опустил его хвостом в подготовленную тыквенную бутыль с кровью шамана. Только-только пролез.

– Вот таксссс, – удовлетворенно произнес он. – Так надежнеесссс.

Одноглазый Сяо Тан, и без того выглядевший жутковато, теперь стал просто зловещим. Критически оглядев его, студент заметил:

– Ну, будет вам теперь дело в Тянь-шаньской стороне, уважаемый! Проведаете гномов; сделают вам гляделку, получше прежней. Главное, на золото не скупитесь.

– Ответ, – напомнил дракон. – Я жду.

Ламех провел рукою по лицу и вымученно улыбнулся:

– Да самый простой ответ. Я боялся, он настолько очевиден, что придет тебе в голову первым делом. Ведь отгадка – предмет твоего постоянного поиска.

– Что это? – металлически произнес дракон.

– Знание, – просто ответил сын Абрахама. – Я отдаю его ученику, но оно остается при мне. Я разделяю его между людьми, но оно остается цельным. Мы говорим о нем, делимся им во время разговора, но после беседы знаем больше, чем до нее. Студенческий ребус, – пожал он плечами. – О чем еще могут загадывать студенты?..

Сяо Тан зарычал и стукнул лапой по песку. Глаз его метал молнии.

– Проклятье! Чтоб твой папаша подавился на том свете горящей головешкой! – взревел он. – Так просто!!

– А что я тебе говорил? – невозмутимо сказал Ламех.

Его спокойствие было деланным. Он держался из последних сил. Что-то творилось со зрением и слухом; желудок совершал внутри какие-то тошные вращательные движения.

Еще один вопрос. Последний. Еще один – и все.

Кончится пляска мошек перед глазами. Будет ветер… много ветра, свежий воздух.

Как здесь жарко.

Ну, давай, сын Абрахама! Покажем этой одноглазой химере, кто тут венец творения. Только б прояснить голову на пару-другую мгновений.

До Ламеха донесся низкий драконий голос:

– О чем будешь спрашивать теперь?

– Ну… – протянул Ламех, – теперь задам вопрос, достойный моего приятеля. Мушхуш! Считай, ты уже на свободе.

– Я слушаю тебя, – сказал Сяо Тан, тихо похлопывая хвостом по своему чешуйчатому боку.

– Ответь, о экзистенциальный ящер: что это такое – трехглазое, двурукое и шестиногое?

Единственный глаз дракона наполнился неподдельным изумлением.

– Что это за парадокс естественной истории??

– Не парадокс, – отрицательно качнул головой студент. – Но больше я тебе ничего не скажу.

– Это не загадка.

– Загадка. Любой вопрос, ответ на который можно найти путем размышлений – загадка. Размышляй. Если твои мраморные мозги не окаменели окончательно.

Дракон смолк и принялся размышлять.

Время тянулось медленно, неспешно. Когда бог создавал время, говорят ирландцы – он создал его достаточно. Ламех поймал себя на том, что пытается сосредоточить взгляд на драконе, и это у него не выходит.

Пещера расплылась, потускнела.

Мир сворачивался в тесный душный кокон; в нем было тихо и темно… Дурнота разрослась, преобразовавшись в ощущение нечеловеческой усталости.

Он смутно услышал голос дракона, потом – свист и шипение Мушхуша.

Голоса делались все громче и громче. Смысла он не разобрал.

«Спорят, – подумал студент. – А о чем спорят?.. Отгадка-то, все равно, у меня в голове. Им до нее не добраться».

Затем он почувствовал, как падает навзничь, но почему-то неправдоподобно долго и медленно; позади открылась черная зияющая пропасть. Н самом краю его подхватило нечто прохладное, с перьями.

И – знакомый свистящий голос в голове:

– Ответссс! Говори ответсссс!.. Он сссдалссся. Мы выигралисссс! Он не знаетссссс.

Кто-то произнес – чужим высоким голосом из другого мира:

– Ну и болван. Трехглазое… двурукое и шестиногое… это одноглазый всадник.

Что на это ответили, и что произошло после, Ламех уже не знал.

 

 

* * *

 

Сознание вернулось от холода. Стуча зубами, студент попытался приподняться на локте и осмотреться.

Ночь. Горы. Никто никого, кажется, не съел.

Он заметил Мушхуша, горящий костер; над ними – прозрачное зеленое облако.

До слуха долетело невнятное: «Радиация…» «Пшссссс всссс…» «Дезактивация…» «Фссс» «Ионизация…»

Болтовня, сливающаяся с шепотом ветра, захлестнула и опрокинула опять.

В темноте ему привиделась Радиация в виде страшной жены из Апокалипсиса, сидящая верхом на драконе о семи головах. И у каждой головы – по одному-единственному глазу. Рядом скакали какие-то демоны с хоботами, с круглыми стеклянными окнами в пустых глазницах.

Явился Мушхуш в идиотском виде – белый халат, колпак; «Не дыши на ношшш. Духи болесссни – таки уродцысссс!» Он знал, это великий и ужасный дух огня Нину; он сразится с Радиацией и победит ее.

И будет что-то потом…

В бред влетела визгливая фраза:

«Двери закрываются! Не задерживайте, граждане!»

Мерзкий голос обвалился. Далее наступила тишина.

 

 

* * *

 

Солнце вливалось потоком через открытое окно.

Свет соединялся с чувством покоя и легкости. Пробуждение было приятным.

Ламех открыл глаза, с удовольствием потянулся. Понял, что лежит на чем-то мягком, и что, вроде как, болезнь его больше не беспокоит. Не кружится мир перед глазами, лихорадка отпустила…

Он попытался припомнить, где он, что с ним, и какие вещи происходили после того, как был задан последний вопрос Сяо Тану.

Припоминалась серая болезненная муть; хоровод бредовых огней. Еще вспомнилось, что было очень плохо. Куда-то его несли, что-то делали – но кто делал, и куда несли – это вылетело начисто. Смутно всплывали голоса Мушхуша, Лотария, а кроме них, почему-то – Верховного магистра и соседей по комнате.

Тогда он всмотрелся в потолок… И его вид подбросил Ламеха на кровати.

Он сел, принялся озираться.

Потолок был ничем иным, как стропилами школьной кельи. Сомнений никаких: он узнал бы эти стропила даже после затяжной пирушки в канун Вальпургиевой ночи.

– Неужели… Все приснилось?.. – потрясенно сказал сам себе сын Абрахама. – Экзамен, изгнание… Самуил, шаман, дракон… Мушхуш?

– Мушхуш уполз приглядеть за философским камнем, мой мальчик.

Ламех резко обернулся на голос.

Тут его ожидал новый шок: в домашнем халате, в турецких туфлях без задника, неожиданно маленький и худой – напротив сидел мессир Урлин, радостно поблескивая лысиной.

На коленях магистра таращила слюдяные глаза его любимая жаба.

– М..магистр? – робко сказал Ламех. – Мое… почтение.

С незнакомым чувством разглядывал студент фигуру, сидящую в глубоком бархатном кресле.

Казалось, прошла не одна сотня лет с того момента, когда этот небольшой грустный человек спустил его с лестницы.

Сын Абрахама смотрел в недоумении и тихом счастье. Как мог он раньше бояться его, такого мудрого, и с такими печальными глазами?.. Оказалось, что после всех скитаний, пустыни, вуду, а, главное, дракона, все его прежние представления о плохом и хорошем, страшном и нестрашном весьма изменились.

Он отметил, что Урлин постарел и осунулся с тех пор, как Ламех видел его в последний раз. От этого в груди непривычно защемило.

«Сдает старик. Видно, даже Грааль не очень-то помогает. А тут еще – студенты экзамены заваливают… коллектив склочный. Демоны всякие».

– Очнулся, герой? – добродушно улыбнулся магистр. – Вот и отлично.

– Как я сюда попал?

Магистр окунул пальцы в кувшин, побрызгал на жабу; та довольно квакнула басом.

– Приволок твой соратник, – объяснил он. – Неучтиво вломился среди ночи, с тобою на закорках, перебудил весь магистрат. Принялся шипеть: дескать, ты имеешь нечто очень важное. Нечто, переворачивающее оккультную науку. Ты был чуть живой. Я указал ему на это обстоятельство, но он заверил, будто имеет рецепт из достоверных источников, как вернуть тебя к жизни. И, как видишь, вернул.

Верховный магистр замолчал, явно ожидая комментариев. Ламех потупился в пол.

– Мессир Урлин, я виноват… вы предупреждали меня, что не простите провал на экзамене. Ну, и я… вот… решил, если найду Философский камень…

Урлин вновь улыбнулся – незнакомо, но, вместе с тем, до боли по родному.

– Твой Мушхуш мне все рассказал. Камень уже в действии. Сегодня пошел четырнадцатый день.

– И…

– Что «и»? Вероятно, к вечеру достанем золото.

Тут какая-то смутная мысль заскреблась в голове студента. Смутная, неприятная – и очень важная. Сын Абрахама отмахнулся от нее; пока для него нечто другое было гораздо актуальней.

– А какое решение вы приняли… относительно меня, магистр меус?

Урлин загадочно посмотрел на студента. Проговорил:

– Пока рано о чем-либо говорить. Мушхуш много чего про тебя поведал… Очень даже много. Я объявлю о своем решении попозже. Когда покажет себя твоя находка.

С этими словами магистр поднялся из кресла с жабой на руках.

– Ты слаб еще, Ламех. Сейчас принесут поесть и, скорее всего, предложат побездельничать до вечера. Но ты не соглашайся. Я бы на твоем месте прогулялся по саду. У нас сейчас весна. Чудный воздух, – Урлин кивнул на раскрытое окно. – А ты никогда не излечишься, если будешь тут плесневеть и изображать тяжелого больного. Силы тебе вернут только ноги, дорогой мой.

С этими словами Верховный магистр вышел из кельи.

Студент проследил за ним взглядом. Потом еще раз внимательно огляделся по сторонам, и окончательно убедился в своем подозрении: Урлин уступил ему свою комнату.

 

 

 

Реклама:
оригинальные сувениры

 


Оглавление

8. * II * - 3. Этап второй: Философский камень и Каменный философ
9. * II * - 4. Здравомыслящие люди так не поступают
10. * II * - 5. Этап заключительный. Момент истины
1011 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 02.03.2024, 12:01 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!