HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2021 г.

Алексей Горшенин

Грешен наш путь

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за февраль 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года

 

На чтение потребуется 3 часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Елена Астахова, 1.02.2018
Оглавление

21. Недолгим было расставанье…
22. Праздник – со слезами на глазах
23. Последний приют

Праздник – со слезами на глазах


 

 

 

Начало мая тоже выдалось тёплым. Сошёл последний апрельский снег, на газонах стала прочикиваться первая травка.

С тех пор, как Санёк поселился у него, Интеллигент в шинок стал захаживать реже. Сам воздерживался, не желая подавать парнишке дурной пример, и его старался туда не пускать. Да Санёк особо и не рвался. Он теперь был не один. В его жизни появился наконец-то родной человек. Пусть не по крови, не по документам, доказывающим это родство, но всё равно родной. За недолгие месяцы их знакомства Санёк так прикипел к Интеллигенту, что больше уже и не мыслил себя без него. Старик теперь был для парнишки и матерью, и отцом, и дедом, и всеми остальными родственниками сразу.

К тому же у Санька была работа. Не ахти какая – но работа. Ему самому-то и на эту было б не попасть – среднеазиаты всё позанимали. Спасибо Арсению Ильичу – помог, договорился в ЖЭУ.

Для Интеллигента появление Санька в его доме, да и вообще в жизни тоже многое значило. Санёк чем-то напоминал ему рано умершего сына и от этого становился Интеллигенту ближе и родней. С его появлением пошатнувшаяся после смерти жены жизнь стала выправляться, обретать новый смысл.

 

Девятого мая, посмотрев по телевизору военный парад и шествие «Бессмертного полка», Интеллигент решил зайти в «наливайку»: пропустить стаканчик за Победу, перекинуться парой слов с завсегдатаями – да просто побыть немного на людях.

– Воздухом подышу – денёк хороший, – сказал он Саньку.

Тот лишь головой кивнул в ответ, поглощённый перипетиями идущего по телевизору старого военного фильма.

День выдался ясный, солнечный. Дышалось легко. Исчезла беспокоившая Арсения Ильича в последнее время тяжесть в груди. Путь от дома до «наливайки» он прошёл пешком, с наслаждением вбирая в себя воздушно-солнечный коктейль.

Народу в шинке было мало. Три столика из четырёх пустовали вовсе. И только старпёры в своём углу продолжали нести бессменную алкогольную вахту.

Интеллигент с порога взмахом руки поприветствовал их и направился к амбразуре. Взяв наполненный стакан, после секундного колебания он двинулся к старпёрам. Круг их раздвинулся, освобождая ему место.

– С праздником! – поднял Интеллигент стакан, и все дружно чокнулись.

– Ты, Арсений Ильич, поди, ещё застал ту войну? – спросил, когда все выпили, один из старпёров.

– Ну, как застал?.. – смутился Интеллигент. – Разве что самым-самым краешком, если смотреть по дате рождения: я в сорок третьем, в разгар войны родился. Так что первые три года моей жизни действительно на войну приходятся. Но с другой стороны – что я могу о той поре помнить? Да и на свет я появился далеко от всяких фронтов. Иное дело, что и отец мой на фронте погиб, и дядя, его старший брат… Поэтому, можно считать, война и наше семейство, меня в том числе, не обошла стороной…

– Здорово, мужики! – послышалось сразу вслед за гулким хлопком входной двери.

Старпёры оторвались от разговора. По пути к амбразуре им белозубо улыбался Алхас.

Вразнобой ответив на приветствие, они снова вернулись к прерванной беседе.

– Да ежели глубже копнуть, у многих, очень, наверное, у многих, кто постарше, найдётся близких людей, той войной кроваво отмеченных. Даже сейчас – уж сколько времени прошло – она аукается, – сказал Тишайший.

– Это так… – согласно закивали мужики.

Алхас между тем уже бесцеремонно втискивался в круг старпёров. Они неохотно подвигались, хмуро косясь на абхазца, а он, нимало не смущаясь, уже весело вопрошал:

– За что пьём, мужики?

– За Победу! – коротко за всех ответил Беспалый.

– А кто с кем играл? – поинтересовался Алхас.

– Мы с ними, – туманно сказал Беспалый.

– И кто кого?

– Да мы их, мы! – стал раздражаться Беспалый.

– Да кто мы? – недоумённо уставился на него абхазец.

– Ты что, Алхас, дурак? – вмешался Тишайший. – Не знаешь, что за день сегодня, какая дата?

Абхазец только плечами пожал.

– Эх, ты… – укоризненно покачал головой Тишайший. И с торжественными нотками в голосе пояснил: – День Победы сегодня. День нашей великой Победы над фашизмом, понял?

– А, это… – пренебрежительно махнул рукой Алхас.

– Это, это! – уже с откровенной неприязнью подтвердил Беспалый. – Не знаю, как там у вас, на Кавказе, а у нас Это зовется Великой Отечественной войной…

– В которой, кстати, сражались против фашистов вместе с русскими, украинцами, белорусами и прочими нациями СССР, головы за нашу общую родину клали и народы Кавказа, – напомнил Интеллигент.

– Это было давно и… неправда, – скривился в злой ухмылке Алхас.

– Что значит – неправда? – возмутился Беспалый. – Об этом везде написано.

– Написать что угодно можно. Бумага всё стерпит. А на самом деле горцы больше двухсот лет с русскими воевали, землю свою отстаивали, с которой они их сгоняли как собак поганых! – завёлся Алхас. – И против немцев вместе с русскими кавказцы не выступали. Зачем, если немцы ничего плохого горцам не делали, а, наоборот, свободу им несли?

– Свободу на костях!.. – теперь уже вознегодовал Тишайший.

– Зато русские, – не обращая на него внимания, продолжал абхазец, – когда горцы отказывались воевать с немцами, ссылали их целыми народами в вашу поганую Сибирь да Казахстан, на погибель отправляли. Скольких горцев вы лишили тогда родины, скольким сломали судьбу! Вот она – правда, а не то, что в ваших книжках пишут!

– Депортация, при всей её жестокости, была все-таки превентивной, вынужденной мерой, – возразил Интеллигент. – Многие тысячи горцев героически бились с фашистами на фронтах, но хватало и таких, кто ждал их – тут Алхас прав – у себя на Кавказе как освободителей. А это было же как бы миной замедленного действия, готовой взорваться в нужный момент.

– Значит, ты, старик, оправдываешь то, что русские творили в войну с горцами?! – закричал Алхас.

– Нет, не оправдываю, но я пытаюсь отнестись к той непростой ситуации непредвзято и объективно, учитывая как раз, что горцы горцам были рознь. Одни, как и большинство людей в мире, видели в фашистах смертельную угрозу для человечества и боролись с ней, не щадя себя, другие…

– Слушай, Алхас! А вот скажи: если бы тебя какая-нибудь машина времени, например, унесла туда, в военные годы на родной Кавказ, на чьей бы ты стороне оказался – кто с немцами сражался или кто ждал их как освободителей? – перебил Интеллигента Тишайший.

Не ожидавший такого вопроса абхазец молча уставился на него.

– Нет, правда, – не отступался Алексей Михайлович.

– А чё тут гадать, – не дожидаясь ответа Алхаса, сказал Беспалый. – К бабке не ходи – немцев ждал бы! А потом служил бы им ревностно, сапоги облизывал.

– Ничего никому не облизывал бы! – обиделся Алхас. – Это вы, русские, задницу своему Сталину лизали.

– Он как раз скорее ваш, кавказский, чем наш, и славяне натерпелись от него куда больше других народов. Особенно во время репрессий тридцатых годов, когда миллионы ни в чём не повинных людей и в основном славян были расстреляны, сосланы, как ты говоришь, на погибель, – возразил Интеллигент.

– Какой он наш? Этого шакала отмороженного, вы, славяне, молоком бешеной собаки вскормили! – завопил, выпучив ореховые глаза, Алхас.

– Чего ты тут разорался? – стал урезонивать его Беспалый. – Тебя самого, злого такого, какая собака вскормила?

– Кавказская овчарка! – хохотнул один из старпёров.

Абхазец полоснул всех ненавидящим взглядом.

– Да ладно, – примирительно сказал Тишайший. – Далась тебе эта депортация. Больше семидесяти лет пор прошло…

– Тем более что ты-то здесь при чём? Тебя в ту пору даже и в проекте не было, – поддержал товарища Беспалый.

– Она народа моего коснулась, а, значит, и меня, – парировал Алхас.

– Какого «твоего народа»? – удивился Интеллигент. – Депортировали, как известно, чеченцев, ингушей. А абхазцев никто не трогал.

– Неважно! – закусил удила Алхас. – Все кавказские народы как одна семья: боль одних отзывается в сердцах всех других. – И я тоже несу в себе эту боль! – с пафосом воскликнул он.

– Ещё скажи, что через эту боль тебя и к нам, в Сибирь, занесло, – саркастически хмыкнул Интеллигент.

– И занесло! – продолжал распаляться Алхас. – Потому что из-за вас, русских, кавказским народам житья не стало. Чечня недаром восстала. Жаль, что весь Кавказ за собой против России объединить не смогла. Но по харе вам надавала, – злорадно ощерился абхазец.

– Свою харю побереги! – насупился Беспалый.

– А что – не так, что ли? – огрызнулся Алхас.

– Н-да… – задумчиво, как бы самому себе, сказал Интеллигент. – Вот уж поистине: для кого война, а кому – мать родна. – И уже Алхасу: – А у нас здесь ты не через потомственную боль, о которой так красиво говоришь, оказался. Просто сама жизнь однажды поставила перед выбором: либо без работы и надежд на светлое будущее выживать у себя на исторической родине, либо искать счастья на стороне. А там – свои варианты: торговать, воровать или к бандитам и террористам – убивать. Тоже хорошо платят. Многие твои кавказские сверстники тогда в горы да леса с оружием подались. Не исключаю, что и ты с ними – тоже. – Было видно, как сразу напрягся Алхас и забегали его глаза. Но Интеллигент, словно бы ничего не замечая, продолжал: – А потом понял, что ненароком ведь убить могут, и решил рвануть подальше от взрывоопасного Кавказа. И лучшего места, чем наша «поганая» Сибирь, не нашёл. Благо сводный брат твой Казахмет уже успел здесь обосноваться, место нагреть. К нему и подался. И неплохо, видно, устроился, если быстренько смог на джип наскрести. Кстати, – перебил сам себя Арсений Ильич, – а где он? Что-то давненько не видно. Сломался, что ли?

– Какой джип? – дёрнул головой Алхаз. – Ты меня, старик, наверное, с Казахметом спутал. У него и джип, и разные другие машины есть. Он их как перчатки меняет.

– Да нет, не путаю… – с каким-то потаённым смыслом сказал Интеллигент, в упор глядя на абхазца.

Тот отвёл глаза, нервно сдавливая пластиковые бока заметно опустевшего стаканчика.

Старик не стал развивать эту тему, хотя, чувствовалось, старпёры были б не прочь её обсудить.

За столиком повисло тяжёлое молчание. Под пальцами абхазца стенки стаканчика, то сжимаясь, то расправляясь, звонко щелкали, нарушая воцарившуюся тишину. Так продолжалось с полминуты, а потом Алхас, опрокинув в себя остатки коньяку, как бы возвращаясь к разговору о войне и фашистах-освободителях Кавказа, негромко, но с нескрываемым презрением сказал, ни на кого не глядя:

– Правильно вас немцы в войну звали «руссиш швайн». Швайнами вы были, швайнами и остались!

– Это мы из тебя сейчас швайна кавказской национальности сделаем! – схватил за грудки абхазца и стал трясти Беспалый. – Припёрся незваным в наш родной дом да ещё нас же и оскорбляет, пальцы гнёт!

– Без всякой депортации понаехали тут, аж в глазах черно!

– Ещё и хозяевами жизни себя мнят, а нас за быдло держат… – завозмущались и остальные старпёры.

– Ага, хозяева… Видали мы таких хозяев! В горах у себя хозяйничайте, овцами своими командуйте…– Оттолкнув от себя, Беспалый отпустил, наконец, абхазца. Тот болезненно поворочал шеей и поспешил от стола. У входной двери повернулся, с демонстративным презрением плюнул под ноги и выкрикнул:

– Да быдло вы все и есть. Швайны!

– Ах ты, баран!.. – метнулся было к нему Беспалый, но Алхаса уже и след простыл.

– Вот урод! – выругался Тишайший, когда за абхазцем захлопнулась дверь. – А вся из себя показательно-демократическая Европа нам ещё что-то там о толерантности втюхивает. Разве к таким гадам, как этот, можно быть толерантным, если сами они, живя у нас в своё удовольствие, нашим всем, как своим, пользуясь, нас же и терпеть не могут? Они нам в лицо смеются и плюют, издеваются, в грош не ставят, а мы, выходит, утрись и дальше терпи?

– Европа уже пожинает плоды своей толерантности, локти кусает, – заметил Интеллигент.

– Ещё бы не кусать, – отозвался Тишайший, – если они как тучи саранчи Европу накрыли да ещё при этом нагло лезут в чужой монастырь со своим уставом. И ведь не какие-то там отдельные индивиды, а целые народы заражены вирусом национального превосходства. Вон и Алхас – особенный, видишь ли…

– Выродки есть везде. Но я всё-таки не стал бы судить по ним о целых нациях и народах, – возразил Интеллигент.

Выпили ещё по стаканчику, и Арсений Ильич, пожимая мужикам руки, стал прощаться.

Выйдя из шинка, Интеллигент увидел маячившего возле угла чебуречной Алхаса. Казалось, он поджидал кого-то. Арсений Ильич сначала хотел развернуться в противоположную сторону, но, решив, что абхазец может подумать, будто он спасовал перед ним, «особенным», направился к чебуречной.

Когда Интеллигент поравнялся с ним, Алхас придержал его плечом.

– О каком джипе ты там, – мотнул он головой в сторону «наливайки», – вспоминал?

– Да о том самом, – остановился старик, – на котором ты полтора года назад на Центральном проспекте недалеко от драмтеатра прямо на «зебре» пожилую женщину насмерть сбил.

– Какая женщина? Какая «зебра»? Чего ты гонишь?!

– Не я, а ты гнал тогда… Вспомни, напряги извилины! Последний день октября, поздний вечер, а ты несёшься под дождём как угорелый. Даже когда человека сбил, лишь приостановился на минуту, чтобы обругать, а как понял, что наделал, дальше рванул, шакал трусливый!

– Ты базар-то фильтруй, дед! – возвысил голос абхазец. – Никакого ДТП я не совершал, потому что у меня никогда и машины не было. Понял?

—…Скрылся, а от машины потом, видно, избавился от греха подальше, – не обращая внимания на угрожающий тон, продолжал гнуть своё Интеллигент. – Думаешь – концы в воду спрятал? Не надейся! Я и джип твой, и тебя хорошо запомнил. На всю оставшуюся жизнь. И этого так не оставлю. Ты ведь не просто человека – ты мою жену убил, с которой я полвека прожил!..

У Арсения Ильича перехватило горло, на глаза стали наворачиваться непрошеные слёзы. Говорить он уже не мог, зато готов был броситься на абхазца.

Видимо, почувствовав его состояние, Алхас молча развернулся и скрылся за углом.

 

– Ты чего такой расстроенный, дедынька? – спросил Санёк вернувшегося Арсения Ильича. – Повздорил с кем, что ли?

Интеллигент только рукой удручённо махнул. Это не первая стычка с абхазцем, но нынешняя задела особенно. Смутную поначалу догадку, переросшую затем в полную уверенность, что именно Алхас находился за рулём того злосчастного джипа, сегодня подтвердил он сам. Всем своим поведением, и, конечно же, той реакцией, которая последовала на заявление Арсения Ильича о том, что водитель-убийца и Алхас – одно лицо.

Однако ж поведение к делу не пришьёшь. А прямых улик и доказательств, увы, нет. Не станет же он в качестве таковых взгляд и голос абхазца предъявлять. За сумасшедшего сочтут…

Арсений Ильич нервно шагал по комнате. Как быть, с кем посоветоваться? Да хотя просто выговориться? Санёк с тревогой наблюдал за ним.

Наконец Арсений Ильич остановился, прерывисто вздохнул и… рассказал всё Саньку.

– Вот и получается: интуиция подсказывает, что это он – стопроцентно, а железных аргументов предъявить не смогу. Что делать?

– Да плюнь ты на него, дедынька! Боженька всё равно его покарает. Рано или поздно.

– Боженька!.. – передразнил Интеллигент. – Мне самому его надо покарать!

– Не марайся, дедынька, об это говно. Ты его и так уже покарал.

– Как это «так»? – удивился Интеллигент.

– Ты ж, дедынька, сказал Алхасу, что это он на твою жену наехал и смылся, а ты узнал его вместе с его джипом?

– Да, конечно, – подтвердил Интеллигент, не понимая, куда клонит парнишка.

– И сказал, что этого так не оставишь?

– Именно так!

– Ну, вот пусть теперь он ходит и боится, что его в любой момент могут за жопу взять.

– Да кто ж его возьмёт, если у меня ничего конкретного, вещественного против него нет?

– Но он же этого не знает, значит, будет мандражить всю дорогу, ходить и оглядываться. А постоянно жить так, на сплошном нерве, дедынька, очень трудно. Мне хоть и мало годов, но я знаю…

– Ах ты, мудрец мой юный, – растроганно потрепал Арсений Ильич Саньку по плечу.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению февраля 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление

21. Недолгим было расставанье…
22. Праздник – со слезами на глазах
23. Последний приют
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.



Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!