HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Гости «Новой Литературы»

Высь заветной цели: Борис Токарев

Обсудить

Интервью

  Поделиться:     
 

 

 

 

Купить в журнале за июль 2022 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 года

 

На чтение потребуется 14 минут | Цитата

 

 

«Два капитана», «А зори здесь тихие…», «Горячий снег» – поклонники отечественного кино знают Бориса Токарева по образам его легендарных героев. Зрители следуют за ними, как за путеводной звездой: мужество, честь, способность любить остаются эталоном во все времена. Увлечь примером, показать лучших людей России – своего рода миссия, и Борис Васильевич занят ею как актёр, режиссёр и продюсер киностудии «Дебют». О многогранности этой работы и творческой судьбе знаменитого артиста – наш разговор.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 7.07.2022
Борис Токарев
Борис Токарев

 

– Борис Васильевич, чем вы занимаетесь сейчас?

 

– В последнее время мы вместе с моей супругой, Людмилой Михайловной Гладунко, создаём большой проект документального кино. Называется он «Соль земли» и создаётся благодаря поддержке фонда «Созидающий мир. Проект Вячеслава Заренкова». Вячеслав Адамович по сути своей деятельности очень походит на наших героев, великих людей: предпринимателей, промышленников. В «Дебюте» мы сняли уже три фильма, которые транслировались по каналу «Культура» и ещё нескольким телеканалам. Сейчас работаем над четвёртым. Это фильм о Гавриле Гавриловиче Солодовникове, человеке весьма сложной биографии. При жизни над ним посмеивались, а когда его не стало, Москва была потрясена. Солодовников оказался крупнейшим благотворителем – оставил завещание, по которому его душеприказчик должен был построить учебные женские заведения, дома для рабочих с квартплатой не больше трёх рублей в год, школы для детей всех сословий и многое другое. На всё это Гаврила Гаврилович выделил двадцать миллионов золотом. Ничего подобного мировая история, пожалуй, не знала. Надо сказать, что при жизни Солодовников был скупым до крайности: мог прийти в трактир и заказать вчерашнюю кашу, потому что она стоила на полкопейки дешевле. Как я понимаю, он был человеком идеи – в определённом смысле.

 

– Солодовников принадлежит эпохе, которой посвящены многие ваши фильмы, в том числе сериал «Моя Пречистенка». В нём с изумительной точностью сочетается игровое кино и старинная хроника. Будет ли такой эффект и в вашем новом проекте?

 

– Мы все документальные картины снимаем с реконструкцией – живой герой есть обязательно. Сейчас присматриваем актёра на роль Гаврилы Солодовникова: хотим, чтобы было сходство с его единственным портретом. Изображений Гаврилы Гавриловича практически нет, и это тоже удивительно, потому что купцы, особенно богатые, любили фотографироваться и позировать художникам. В целом же мы используем хронику, фотографии, живопись, которые создают атмосферу того времени.

 

– Ваш герой принадлежит девятнадцатому столетию: веку не только предпринимателей и меценатов, но и заговорщиков. Сейчас в школе не проходят роман Николая Гавриловича Чернышевского «Что делать?», а ваши герои близки к Рахметову – Скрипач из картины «Площадь Восстания», Софья из «Моей Пречистенки», Сергей Синегуб из к/ф «Нас венчали не в церкви». Почему вам интересен именно этот ракурс истории России?

 

– Для того чтобы понять сегодняшний день, необходимо знать прошлое – в том числе революционное и советское. Без этого невозможно. И когда мы отсекаем – по разным причинам – то, что было до нас, это никуда не годится. Вырывать страницы из книги минувшего преступно по отношению к народу. Как только какой-то серьёзный кусок выпадает из истории или его сознательно уничтожают, на его месте может возникнуть что угодно. Помните великую фразу Шекспира в «Гамлете»: «Распалась связь времён»? Она не должна распадаться, потому что будущего без прошлого не бывает.

 

– В вашем актёрском прошлом есть военная драма по одноимённому роману Юрия Бондарева – вы прожили в ней судьбу лейтенанта Кузнецова. В семидесятых годах, когда была написана книга и снята картина, авторы на первый план ставили личность: времена связывал именно человек.

 

– Бесспорно. В этом как раз существенное отличие советских военных картин от многих сегодняшних. Там показан человек на войне – это самое главное и самое интересное. Можно придумывать любые сюжеты – кручёные, залихватские, но они не тронут душу зрителя, если там не будет человека.

 

Борис Токарев в роли лейтенанта Кузнецова, к/ф «Горячий снег» 
Борис Токарев в роли лейтенанта Кузнецова, к/ф «Горячий снег»

 

– Сюжеты, о которых вы сказали, есть не только в кино: зрителя нередко ошеломляет современный театр. При этом многие актёры подчёркивают ценность именно театрального опыта. Но ваша любовь и глубокое погружение – кино. Вы никогда не жалели о том, что не играли долго на сцене?

 

– Никогда. Я всегда любил театр только как зритель. Дело в том, что в своё время в детстве я работал в театре Пушкина, играл большие роли и ездил с ними на гастроли. Видимо, это и позволило мне увидеть театр изнутри, и, может быть, не самые лучшие его стороны. Это не моё. Зато в кино я готов делать всё. Даже мыть полы в павильоне. Кино дало мне профессию, которую я очень ценю – не только актёрскую, но и режиссёрскую и продюсерскую. Я с 1995 года руковожу «Дебютом» и ни разу не пожалел об этом.

 

– А ещё кино подарило вам Людмилу Михайловну Гладунко – вашу супругу.

 

– Люда – это бесценный, абсолютный подарок. Мы познакомились на съёмках детьми и с тех пор не расстаёмся – всю жизнь.

 

Борис Токарев с супругой Людмилой Гладунко 
Борис Токарев с супругой Людмилой Гладунко

 

– Как герои знаменитой картины «Два капитана», Саня и Катя, в которой вы сыграли главную роль. Романтика и боль этой истории во многом связана с Ленинградом – Петербургом, образ которого не раз возникал в вашем творчестве. Что для вас значит этот город?

 

– Многое. Самая первая картина, в которой я снимался – «Спасённое поколение» – как раз о детях блокадного Ленинграда, и с тех пор он стал мне родным. Некоторые даже считают, что я ленинградец, хотя я калужский парень. В Питере у меня друзья, много картин, которые снимал я сам и в которых снимался как актёр: в частности, фильм-опера «Князь Игорь», где я играл князя Владимира и пел голосом Виргилиуса Норейки. Петербург мне близок своим внутренним миром, он покоряет своей величавостью, столичным блеском. Прекрасно, что у нас есть две столицы! Москва широкая, добродушная, бесшабашная, весёлая, а Петербург более холодный, расчётливый, точный – как его прошпекты. Он прекрасен во всём.

 

Елена Прудникова (Катя) и Борис Токарев (Саня) в фильме «Два капитана» 
Елена Прудникова (Катя) и Борис Токарев (Саня) в фильме «Два капитана»

 

– Из Петербурга в Москву то и дело наведывается к князю Репнину герой вашей «Пречистенки», философ Василий Розанов. Вы воссоздали на экране те роковые дни, когда оборвалась высокая русская мысль и духовность. Есть ли надежда, что они оживут не только в кино?

 

– Конечно, есть – вне всякого сомнения. Активнейшее возрождение духовности у молодого поколения началось сейчас. Для этого потребовалось время, потому что все девяностые годы, которые я прожил и очень хорошо помню, были направлены на то, чтобы полностью растоптать, уничтожить, забыть всё, что было связано с Россией, с русской духовностью. Если наш нетрезвый президент говорил «благослови Бог Америку!», то чего же боле? Казалось, что хуже просто некуда, но мы на лету, во время падения в эту пропасть каким-то образом перевернулись и стали выбираться наверх, цепляясь за любые выступы, используя любые возможности. И то, что сейчас мы встаём в полный рост, не может не раздражать.

 

– Мы переживём все невзгоды пополам с санкциями и взлетим ещё выше.

 

– Конечно. Знаете, есть одна прелестная история – не знаю, правдивая или нет, но она мне очень нравится своей образностью. Связана она со Станиславским, и услышал я её от своих преподавателей, Бориса Владимировича Бибикова и Ольги Ивановны Пыжовой, для которых великий режиссёр был просто Костей. Однажды Константин Алексеевич, любивший задачки на актёрскую наблюдательность, спросил у своих студентов: «Что делает чайка перед тем, как взлететь?». Все заговорили наперебой: крыльями хлопает, подпрыгивает, разбегается… Он ответил: «Нет, дорогие мои! Она становится гордой». Мы стали гордыми, вот в чём вся штука. И теперь то, как мы взлетим и как далеко полетим, зависит только от нас. К счастью.

 

– Не могу не вспомнить вашу «чайку», Ларису из картины «Нас венчали не в церкви», и её спутника – Сергея Синегуба. В этом году исполняется сорок лет со дня выхода на экран этой пронзительной драмы, ставшей вашим режиссёрским дебютом. Как вам удалось впечатлить своей работой и партийцев из «Мосфильма», и патриарха Пимена?

 

– Это интереснейшая история, потому что начинать свою режиссёрскую карьеру с такого фильма было не только в каком-то смысле рискованно, но и предполагало серьёзные, обширные знания в этой области. Мне пришлось долго разбираться, и я сказал, что нужен консультант. Тогда в кино обязательно были консультанты – во всех областях. Совет по делам религий возглавлял товарищ Куроедов, на имя которого мы написали официальное письмо. Там какое-то время молчали: видимо, сильно задумались. Откуда взять? Но мне всё-таки назначали консультанта – священника Владимира Степановича Рожкова. С отцом Владимиром, потрясающим человеком, мы очень подружились. А когда картина была полностью сделана, он сообщил, что её хочет посмотреть сам Пимен, патриарх Московский и всея Руси.

 

– Высокая честь.

 

– Для меня это был шок. Как патриарх? Зачем? Мне пришлось поставить в известность дирекцию «Мосфильма»: кино ведь государственное. Тогда генеральным директором «Мосфильма» был Николай Трофимович Сизов, человек тонкий и точный. Назначили день просмотра, встречу у центрального входа «Мосфильма»: красивый въезд с Воробьёвых гор, надписи, всё здорово. Приезжает кортеж машин из пяти – огромных чёрных «ЗИЛов». Явление! Как будто сам генеральный секретарь прибыл. Выходит патриарх, за ним – свита. Несут его посох, плащ. А на «Мосфильме», как вы понимаете, много всякого есть. Порой цари ходят по коридорам самые разные. Но наши гости так шли, что бабушки из гардеробной стали креститься. Поняли, что это не актёры. А в центральном холле стоял весь партком. В полном составе.

 

– Бесподобное зрелище!

 

– Да уж (улыбается). Все пошли в зал, я сел рядом с патриархом. Он был спокоен и доброжелателен – мой невероятный зритель. Посмотрел картину, включили свет, и все замерли в ожидании его слов, потому что понимали – это главная оценка. Выше Госкино и Министерства культуры. А он сказал: «Благодарю за очень хорошее кино. Мне хотелось бы сделать подарки всей вашей группе». В рядах – замешательство. Что за подарки? Можно ли принять? И я подстраховался: предложил подняться к Николаю Трофимовичу. У него был зал, где всегда собирался худсовет. Там мы и расположились. Его святейшество подарил мне и Сизову книгу «Русская православная церковь на современном этапе» со своим автографом, памятные медали, а всем остальным – пластинки с православными молитвами, бесценные по тем временам.

 

– За такой похвалой, вероятно, последовала зависть?

 

– Были проблемы – это точно. После визита патриарха я чуть не получил за свой дебют третью категорию: так распорядился Борис Владимирович Павлёнок, заместитель председателя Государственного комитета СССР по кинематографии. А третья категория означает невозможность снимать кино три или четыре года. Но, к счастью, в приёмной комиссии нашли компромисс: вторую категорию, которая давала надежду на прокат. И всё же картину показали не во всех регионах. Была, например, запланирована большая премьера в Нижнем Новгороде, но из обкома прислали письмо: «Ваш приезд нежелателен».

 

– Не объяснили, почему? Ведь фильм, собственно, о революционерах-народниках.

 

– Не в этом дело. Вероятно, не пришлось по душе то, что мы практически полностью показали обряд венчания, но я этой сценой очень дорожу. Мне нравилась церковь Сергия Радонежского недалеко от Лавры, а это был музей, она была закрыта. И я через своего консультанта, отца Владимира, добился, чтобы нам разрешили работать там. Мы полностью воссоздали алтарь, привезли иконы и сняли уникальный материал. Николай Немоляев, на мой взгляд, великий оператор: он запечатлел даже сияние свечей на лицах. Венцы, кстати, были бутафорские: настоящие брать было нельзя, иначе по законам церкви наши герои-артисты были бы обвенчаны на самом деле. Но снимать обряд пришлось дважды.

 

– Почему?

 

– Когда посмотрели отснятый на плёнку материал, изображение было с трещинками, как на старых картинах. Брак! Показали материал Владимиру Степановичу. Он предложил переснять, устроив на съёмочной площадке мощное заземление. Оказалось, что именно на том месте, где находится храм-музей, отроку Сергию было видение. Отец Владимир счёл, что здесь сильнейшая энергетика, которая повлияла на нашу работу. Он посоветовал сделать так, чтобы не было статического электричества, а сам отправился в Лавру – заказать молитву. И всё получилось.

 

Александр Галибин (Сергей) и Наталья Вавилова (Лариса) в к/ф «Нас венчали не в церкви» 
Александр Галибин (Сергей) и Наталья Вавилова (Лариса) в к/ф «Нас венчали не в церкви»

 

– Ваша картина впечатляет не только сценой венчания, но и романсом Исаака Шварца «Любовь и разлука». Как сложилось ваше сотрудничество с легендарным маэстро?

 

– Исаак Иосифович – уникальный кинематографический композитор. Уже был написан романс «Кавалергарда век недолог», все его боготворили, и я даже не мечтал о таком мелодисте. С ним дружили авторы сценария, Александр Свободин и Натан Эйдельман: «Не волнуйся, мы договоримся». Шварцу понравилась наша история – на фоне других картин с производственной темой, и отношения со Шварцем сложились прекрасные. Он всегда приезжал в Москву из Ленинграда и размещался в Доме ветеранов кино: там был инструмент очень хороший. Жил и работал. Но особенность его была в том, что те мелодии, которые он писал, показывал особым образом – свистел по телефону. Решил и мне насвистеть, но я ничего не понял и приехал слушать вживую. Петь Исаак Иосифович любил сам. Сел за рояль, стал себе аккомпанировать, и…

 

– Вы сказали, что это никуда не годится?

 

– Угадали. Сейчас, как режиссёр с большим опытом и руководитель студии, я бы ни за что так не сделал. А тогда высказался резко: «Исаак Иосифович, я вообще ничего не понимаю! Это просто «Каховка» какая-то. «Каховка, Каховка, родная винтовка…». Он замер и смотрел на меня в изумлении.

 

– «Молодой человек, что вы себе позволяете»?

 

– Вроде того. Но что значит творческая личность! Он сделал паузу и сказал: «Боря, прошу, дайте нам с Булатом три дня. Попробуем что-нибудь придумать». И они с Окуджавой, который писал стихи для романса, скрылись в неизвестном направлении. Куда уехали, не знаю. Спустя трое суток – звонок, и я понял по голосу, что свершилось что-то необычное. Уже не свистит, а приказывает: «Немедленно приезжайте. Мы с Булатом готовы вам показать новый вариант». Я приехал и, к своему изумлению, увидел актрису, которая будет петь: Шварц пригласил её специально. То, что он решил не исполнять произведение сам, было особенным знаком. Да ещё они с Окуджавой такие загадочные оба. И как только он стал играть, а актриса запела «Ещё он не сшит, твой наряд подвенечный», я понял, что мне дарят шедевр. Это было потрясающе. И смотрите, картина на большом экране не живёт, но романс из неё помнят и поют.

 

– Вы не хотели бы написать книгу о своём творчестве?

 

– Знаете, не берусь этого делать. Письмо требует тщательного выбора слова. Этот талант есть у моей супруги: она потрясающе пишет сценарии. Людмила недаром получила несколько премий «Золотое перо», потому что для неё слово осязаемо. За ним сразу возникает изображение, картинка, и это замечательно. Такого умения у меня нет, поэтому написать ничего не смогу.

 

– А любимые писатели у вас есть?

 

– Скажу как героиня моей первой маленькой картины «Ангел мой»: «Я не писателей, я книги люблю». Для меня важно абсолютное владение словом: его можно почувствовать с первых же строк. Когда читаю и вижу живую картину, то мне и книга, и её автор интересны. В этом смысле обожаю Юрия Полякова: он отличный писатель, к тому же мы с ним дружим много лет. Нравятся его книги «Советское детство», «Гипсовый трубач». Отношусь к нему с почтением.

 

– Борис Васильевич, вы – лауреат государственных премий, имеете множество наград, в том числе уникальных. Есть ли та, что вам особенно дорога?

 

– Есть. Её мне тоже подарил случай. Однажды я был на строительном рынке, что-то покупали с женой. Весна, слякоть, огромное количество народа, суета. Я шёл по лавочкам, а за мной следовал какой-то человек. Не отставая. Я уже догадывался, что сейчас произойдёт. Остановился в какой-то лавке, стал разговаривать с продавцом, и вдруг на выходе этот незнакомец преграждает мне дорогу и спрашивает... [👉 читать далее...]

 

 

Беседовала Вера Круглова

 

 

 

[Конец ознакомительного фрагмента]

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в июле 2022 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 года

 

 

 

  Поделиться:     
 
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2023 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


01.02.2023

Журнал «Новая Литература» – прекрасная возможность для авторов донести свои произведения до читателей.

Галина Абрамсон Ткачева



24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



13.01.2023

Очень приятно. Спасибо!



04.01.2023

У вас в журнале очень много интересных материалов. Не думала, что зависну на сайте надолго.

Любовь Шагалова



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!