HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Михаил Ковсан

Щель

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за июнь 2019 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

 

На чтение потребуется 2 часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

 

Слушая говор колёс непрестанный,

Глядя задумчиво в небо широкое…

 

(И.С. Тургенев).

 

 

Ночью нас никто не встретит,

Мы простимся на мосту.

 

(Народная песня).

 

 

И медленно, пройдя меж пьяными,

Всегда без спутников, одна…

 

(А. Блок. Незнакомка).

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 15.06.2019
Оглавление

9. В полукаморке мечтать о каморке
10. Слава богу, что не вернулся
11. А Йорику – привет!

Слава богу, что не вернулся


 

 

 

Часто мне кажется, что полукаморка, нисколько меня не стесняясь, на моих глазах дорогого мне призрака выгоняет. Сжимается, за дверь вытесняет, норовя захлопнуться, даже рискуя его прищемить. За что? Вопрос риторический. Знаю, за что.

А за то, что Мура любимого коварно в лес унёс и сбежал. Трамвай подвернулся. Вернуться Мур не успел. За это полукаморка призрак, со мной реальным отождествляя, изгоняет безжалостно, немезидно. Изгнавший должен быть изгнан. Но не мог, не в состоянии был слушать, как, мяуча, молил: хоть крошку. Где возьму? Впору вместе на улицу – по помойкам питаться. Всё боялся: вернётся, дорогу найдёт. Сколько было историй о котах и собаках, с огромных расстояний домой возвращавшихся.

Может, Мур полукаморку домом своим не считает? Слава богу, что не вернулся. Его мяученье было невыносимо, всё время хотелось подвыть: «И я не могу, и я не могу, и меня изгоните!». Вот полукаморка обиженная, что домом её не считают, призрак и изгоняет. Вправе, не вправе – кому какое дело до права. И на правого есть управа!

Представляя, как Мура голодные разъярённые собаки терзают, самым гнусным голосом, на который способен, злобно шепчу себе: «Поделом тебе, негодяй, поделом!». И в это мгновение передо мной, мертвецки пьяно шатаясь, призрак проходит. Поворачивается ко мне, словно желая окликнуть, но, будто споткнувшись, едва не падая, из поля зрения исчезает.

Исчезнуть из поля зрения моего вовсе не трудно. С тех пор, как очутился в полукаморке, куда полужизнью был загнан, всё сузилось, горизонт на расстоянии вытянутой руки оказался, небо с полом полусомкнулось. Словно полстью с головой извозчик накрыл, и тройка несёт незнамо куда. Ямщик слишком трезвый попался, пьяный бы вывез.

Нелегко призраку из замка своего выходить, но он ещё в состоянии выползти из полукаморки, подняться по скользким ступеням, даже двор пересечь и, выйдя на улицу, её перейти. Его заметили в скверике, на скамейке, с которой он смёл жёлтые листья, осознающим: листопад, осень, тепло, бабье лето, хотя непонятно, почему этот осени славный отрезок странным именем назван. Это он не может понять, с трудом вспоминая имя того, чьим призраком в мир этот явился – сидеть на скамейке, поставленной к другой визави, лицом к лицу к призраку, которого сперва за своё отражение в зеркале принял. Но нет. Это не так. Пожалуй, у визави и пол иной, и возраст, и то, что именуют судьбой.

Глядя на него, не знает призрак – не пророк и не сын он пророка, хотя, кто знает, может, потомок – не ведает, что по поводу пола он ошибается: такой же, возраст, правда, иной, очень юный, такой, какой был у него, когда из провинции отнюдь не глухой в столицу приехал. Зачем? Ведь со времен Овидия благословенна провинция, хоть у моря, хоть у реки, ergo, проклята любая столица имперская. Или вы не согласны?

Не ведает он и того, что жест за жестом и взгляд за взглядом, слово за слово он, старый призрак, бродящий давно, молодого призрака приведёт в полукаморку, где накормит безумно голодного жидким подобием супа и зачерствевшим хлебом заплесневевшим. Поможет раздеться. Бельё полумертвого юноши окажется полуистлевшим, и он, омыв его бледную плоть неразумную, не слишком действительную, даст из своего, чуть меньше исчезнувшего.

Бабье лето – это для улицы, там бабьим летом тепло. А в полукаморке мужицкой холодно, сыро. Но на лежанке, примостившись вдвоём и укрывшись роскошным, от прежних разумных и действительных времён сохранившимся одеялом, великолепным, пуховым, можно даже согреться, друг к другу тесно прижавшись. Тепло вернёт призракам жизнь, и они, вздрогнув от неожиданной милости безбожной косноязычной эпохи, станут искушать друг друга дьявольским ощущением жизни, чтобы, воспрянув на миг, подарить друг другу радость любви, чудо соития и восторг наслаждения.

Что дальше? Кто это ведает? Наиболее вероятно, в ту же ночь, под утро придут, загребут, ни правды, ни поэзии от жизни ни клочка не оставят. А призракам ничего сделать не смогут. Даже расстрелять не сумеют.

Для юного, которому навязана роль временного поверенного подзаборности старого, возможны и варианты. А старый призрак будет мечтать, что, если очень ему повезёт, обратится в того, от кого отделился. Но это вряд ли возможно. Даже привилегии умереть под забором, чтобы напоследок хоть на что-нибудь опереться, не удостоится. Какой забор в вечной мерзости, для призраков людьми сотворённой? Особенно для тех, в выгребную яму с помоями выплеснутых.

Юной плоти сырой может и повезти. Ей забор, который на несколько мгновений отсрочит небытие, может и подвернуться. Вдоль него на четырёх поползет, приказание хозяина исполняя, потеющим языком в его вожделение и волю влипая. Голос – залает, лижи – морду поднимет, оближет от подмышек вонючих до благоухающего сапога, соси – отсосёт, умри – глаза выпучив на усатый портрет, у заветного забора издохнет. Если не забудут кость бросить – остатками зубов погрызёт. Собачьей эпохе – собачье паскудство, по-человечески умереть – невозможное благо неисповедимое. Чудовище, как известно, не только обло, стозевно, но и лаяй.

Что говорить, поиздевалась судьба, понатешилась. В свой город, в свой дом, откуда попугай, говорящий пустое, по своей воле или же глупости улетел, откуда своей волей ушёл, за шкирку, словно кота, схватив, назад зашвырнула, и город, и дом отобрав, в полукаморку, в которую никогда не заглядывал. Не заглядывал? Теперь поживи! За что? А за то, что жизнь была волей изобильно избыточна.

Всю жизнь горячкою был обуян: потери времени страхом. Теперь об одном лишь молю: длись, тянись, не иссякая, не мёртвым временем, но живым притворяясь. Раньше ежесекундно смотрел на часы. Ныне – по солнцу. Вместе с ним иссякаю, вместе с ним оживаю. Двоюсь, раздваиваюсь, вот, други, словечко, антитезируюсь.

Вглядываясь во тьму, в чёрное пустое пространство впиваясь, мучительно ожидаю, когда вместе с болью сверкнёт: я в ином времени, значит, не я, потому что я – вот он в чернеющей вони полукаморки. Но тот, вовсе не я, выломленный из небытия, выловленный взглядом моим, не уходит, не исчезает, и вместе с ним и боль не пропадает. Она исчезнет, когда, не выдержав, он побежит, по крутому обрыву спускаясь, в сандалии песок набирая, когда войдёт, скрипнув дверью, в купальню, почерневшую изнутри. Разденется и обнажённым, бесстыже блестящему веку позируя, голо, бесполо и угловато, не помня прошлого и будущее не провидя, не войдёт – длинноного, широкоплече вонзится в зеленоватые воды и взовьётся, курчаво бессмертную пену взбивая.

Ничем не замутнённая ясность, ничем не потревоженная чистота, не отверженность миром и мира не отвержение, жизни неспешность – всё успеется, всё случится. Всё, даже ласковый ветерок, нежный, тоскливый, словно голос поэта, хрипловато, мучительно, невоздержанно пузырящимся шампанским узорчато стихи свои выпевающий.

Взглядом, дыханием скольжу по изгибам своего тела чужого. Даже в зеркале увидеть себя невозможно – только из ушедшего времени. Оттуда до себя дотянуться, забыв, где ты, там или здесь, радуясь: на войне не убили и после войны в болоте не утопили, в тюрьме не покалечили, прекрасные фантазии бурные страсти не задушили, хотя всё могло бы случиться.

Это для меня он мил, юн, обнажён. Для себя он гол и чужим взглядом безобразно заласкан. Длить – мне желанно. Ему – немедленно прекратить, натянуть на мокрое тело одежду и бежать из купальни по склону, падая в пыль и карабкаясь, за кусты хватаясь руками. Почему бы левиафану время проклятое не пожрать, нас двоих на пустынном берегу бы не выплюнуть, в покое оставив?

Воды, холодные поначалу, теплеют и волной к солнцу возносят. Там ни тьмы, ни вони, и думать не надо ни о Муре, ни о том, что завтра не будет ни полукаморки, ни вообще ничего. Даже вопроса: что будет завтра? – и того тоже не будет. Больше ничего не спасёт, даже видение светлого обнажённого тела, не слепленного, как ныне, из разных громоздких кусков, а единого в стремительной изящности и искрящейся чистоте. Это цельное неделимое соединится с другим цельным и неделимым, и они станут плотью единой, и дыхание их будет единым. Ведь такие тела и души такие созданы для слияния, для единения. Иначе для чего они создавались?

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня 2019 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

9. В полукаморке мечтать о каморке
10. Слава богу, что не вернулся
11. А Йорику – привет!
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!