HTM
Слушая Таю. Холивар. Читать фантастический роман про путешествие в будущее из 2022 года!

Лачин

Хождение к Лермонтову

Обсудить

Повесть

соч. 70

 

Купить в журнале за апрель 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года

 

На чтение потребуется 40 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

памяти И. Л. Андроникова

 

 

Величайшая сила – это память о чести, ибо кто помнит о ней, тот не боится опасностей и никогда не сделает подлости…

 

Гвиччардини

 

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 8.04.2018
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

Остальные деньги достались иначе – я стояла нагой на дощатом помосте в просторном и сыром полуподвале мастерской, часа по четыре в день. Первые два часа проходили в беседе с молодым художником Шаи́ном, годом старше меня, невысоким, при усиках и наголо бритом. Как истинный азербайджанец, целью жизни он почитал общение, считая потерянным каждый час, проведённый в молчании. Временами охватывало меня подозрение, что я нанята для бесед, а не упражнений в рисунке. Набрасывая контуры, задавал вопросы всевозможные: как относилась к родителям, сколько было мужчин и отчего расстались, насколько раскована в сексе, как отношусь к секс-меньшинствам и какие читаю книги – как-то обаятельно подавал он вопросы, без назойливости и грязи, и на половину из них я даже отвечала обстоятельно. Азербайджанцем он был хрестоматийным, это выражалось и в том, что он не мог отработать положенное время и законно отдыхать, а трудился урывками, говоря постоянно просительным тоном: «Лейлуша – чаю, а?», и я, обмотавшись драпировкой, садилась за стол. «В Россию хочу, – говорил он тоскливо, – в армии служил там, знаешь: деревня, тишина… я в Россию хочу». Я говорила, смеясь, что мне платят за чаепития, но он и в этом был азербайджанцем, подсознательно полагая, что главное – исправно платить за курсы, уроки, натуру, создавая видимость работы, а остальное приложится. «Жизнь коротка, Лейлуша – надо побеседовать с людьми». Странно, но этот простой, простодушный человек, любимым писателем имеющий Ремарка, от Карпентьера впадающий в тоску (хотя «Погоню» дочитал) и ратующий за послушание женщин, был мне милее рафинированных поэтесс, не раздражая нисколько. И думала, стоя в позе недвижно: может, я сама «простая»? Или простые не хуже образованных и пишущих? Или интеллигенция перестала быть таковой?

И ещё я ему благодарна, что ни разу не задал дурацкий вопрос, донимающий меня всю жизнь: почему я Рыжая, хотя не рыжая.

К середине сеанса врывался Лачин (меня едва не погубивший, которому я стольким обязана), также ровесник наш. Шаин зазывал его для получения советов в работе, говоря, что Лачин преподаёт в Академии художеств, но по внешности последнего с трудом в это верилось. Тигром прыгал он к мольберту и отскакивал ужаленный. Насколько я поняла, Шаин работал по своей методе, от традиции далёкой. Втуне Лачин потрясал авторитетом старых мастеров, шедших от общего к частному – Шаин упорно рисовал отдельно голову, тщательно прочерчивая горбинку носа (свой конёк), шёл вниз и в результате судорожно искал, куда пристроить икры и ступни. Лачин вопил, что не понимает, кой чёрт от него требуют советов, не исполняя их. «Понимаешь?» – взывал ко мне, не ведая даже, как хорошо я его понимаю. Затем он читал речь, одну и ту же, с небольшими вариациями. Искусство гибнет, потому что никто не желает трудиться. Художник в современном понимании – рубаха-парень, весёлый разгильдяй, точнее – пьяный козёл, жрущий на презентациях. До двадцатого века с художников капал пот. Он садился на табурет и показывал пальцем, как капало с кончика носа, озвучивая: «тык, тык». В полной тишине мы наблюдали за пальцем, довольные минутной паузой в невыносимо шумном монологе. И в Союзе пахали! хотя бы отчасти. Но теперь конец искусству. Не видать нам новых Тинторетто и Врубелей, да что там – Сурбарана не видать. Напоследок он восклицал: «О, козлы!». Привожу именно это выражение, хорошо характеризующее его сочетание высокопарности с грубостью. Он постоянно переходил на архаизмы: «ибо», «се», «сии», и втайне я ожидала услышать «вельми» и «зело», однако он удержался. Шаин, смущённо улыбаясь, прочерчивал горбинку носа.

Под этот плач по искусству, стоя лицом к стене, я думала (профессия натурщика располагает к раздумьям), что всегда боялась жизни и боюсь её сейчас, и планы строила всегда не за себя, а за другую: активную, решительную, не видя себя настоящую – запуганную, дичковатую, не смыслящую ничего в суматохе новой жизни. И тогда же вспомнила прочитанный недавно отрывок из Рембо, где с болезненным упоением, обращаясь к себе, он перечисляет страны, в которых побывает: ты поедешь туда-то, увидишь то-то, ты поедешь… и резко оборвав себя, заключает с новой строчки: «Ты никуда не поедешь». Прочла и забыла, а сейчас вспомнилось ударом хлыста, как обрыв бесплодных мечтаний, как честный взгляд в лицо реальности. Никуда не поедешь. И в Россию я снаряжала не себя, а кого-то другую – сметливую, практичную. Никуда не поедешь. И так ударила тоска, что невольно нарушила позу, поддалась вперёд и лбом прислонилась к стене.

«А Лейла лермонтистка», – сказал Лачин. Я позировала примерно десятый раз, но не окончательно привыкла простаивать голой перед одетыми людьми, порой пробирало ознобом смущение, а тут обернулась и встала прямо, ноги расставив, да спросила его, что это значит. Оглядев с головы до ног, он выдал новую речь.

Мир принадлежит пушкинистам, верящим в его разумное устройство и мудрого дедушку на небе. Верил в это и Пушкин, несмотря на возмущение отдельными явлениями жизни, и в этом год от года утверждался всё более, и с небывалой силой выразил чувства обывателей, народа, большей части человечества. Хоть заклинала Цветаева не забывать пушкинское море чувства, «о гранит бьющееся» – только в том-то и дело, что бьётся оно: о неумолимый гранит, о мирозданья непреложные законы. Потому и стал Пушкин самым народным поэтом (Лачин выговаривал так: «нар-родным») – всё у него нормально, нормативно, он сама норма. Всё как у людей. Такой же как все. Простой. Только пишет вот лучше.

Мир принадлежит пушкинистам. Это видно даже по фигурам. Они хозяева, в большинстве своём – упитанные туши, у них монументальные седалища; когда садятся, стул потрескивает. С торжествующим воплем схватил он с дивана пыльный журнал, указал на обложку: дебелая курносая деваха сидит в лодке, с какой-то туповатой мечтательностью уставившись вдаль, и надпись: «Река – Волга, поэт – Пушкин, журнал – Огонёк». Взгляните на её лошадиный круп – прочно сидит глупотелая баба, не сдвинешь её. Такие люди – соль земли. Волга впадает в одно и то же место. Пушкин всегда прав. На небе восседает мудрый дед.

Иное дело лермонтисты. Как Раскольников, как Ипполит, они чужие на празднике жизни, гости незваные, не принимают сего мира, и он не примет их. Не сидят в кресле жизни – мотыльками мечутся по ней. Демон их прожигает – как спалил он Тамару. Лермонтист не обрастает жиром, его поступь легка, подтянуты ягоди́цы, глаза велики. Взять художников – Тициана, Рубенса, Малявина хоть, с пушкинистским, гармоничным мировидением: гляньте на помпезные телеса их фигур, дородность бёдер и спин утверждает незыблемость и праведность сущего. Но немыслимы эти пропорции для Демона Врубеля. По той же причине столь вытянуты, бестелесны фигуры Эль Греко – они не от мира сего. И не зря в автопортрете наделил себя Лермонтов очами огромными – видно, знал наперёд, каковыми поклонники будут.

Но хотя не дано лермонтистам в кресле прочно усесться, но назначено им жизнь – атаковать; бунт, революция, отчаянное мужество присущи им более других. Это может быть бунт и против собственных слабостей. Удар кинжалом – вот что лермонтисту потребно. Душа и тело – один клинок. Жирное тело – ржавый клинок. Лермонтисты не ржавеют.

Потому-то с самого начала советской власти, ещё до середины тридцатых, вышло семь полных собраний сочинений Лермонтова – она, эта власть, была пинком под зад всей сытой буржуазной сволочи. И с начала Великой Отечественной был сделан упор на популяризацию именно его поэзии. И потому-то с развалом Союза в печати и по телевидению принижается – Лермонтов, не он один, но чаще и резче: именно он, и только Пушкин – никогда. Дебелый рубенсовский зад вновь примеряет под себя кресло жизни.

Мир принадлежит пушкинистам. Но в момент удара – сильней лермонтист. Вся жизнь: претворяется в удар. Ударь кинжалом!

«Идёмте чай пить», – сказал Шаин. Я стала одеваться.

Тогда же, за чаем, рассказала о своём деле. Лачин восторгался: это сюжет, назовём «Хождение к Лермонтову». Расскажи по приезде, напишу. Я обещалась. Он, конечно же, так и не понял, почему я сочла себя должной сделать это.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению апреля 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Слушая Таю. Холивар. Читать фантастический роман про путешествие в будущее из 2022 года!

Свежие отзывы:


02.11.2022. Ваш журнал радует своим профессиональным подходом к текстам и авторам.

С большим уважением, Алёна Туманова


22.10.2022. Удачи и процветания вашему проекту. Для меня он дорог, поскольку был одним из первых, публикующих меня, если речь идёт о литературной периодике.

С уважением, Сергей Главацкий


18.10.2022. Искренне желаю вашему журналу побольше подписчиков.

С уважением, Екатерина Медведкина


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!