HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2022 г.

Мария Полянская

Коридор

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 13.05.2008
Оглавление

8. На лестнице, дубль 2
9. Офис 12-28
10. 13 подъезд

Офис 12-28


 

 

 

Какое странное кафе, подумала я, как будто два офисных помещения переоборудовали в одно унылое, все с теми же полупрозрачными подслеповатым окнами подобие столовки. Вдоль стен стояли столики, между ними имелся широкий проход, ведущий к барной стойке, обшитой дешевым искусственным материалом неожиданного бордового цвета.

Но самое удивительное было не это – в кафе сидели люди. Я и не подозревала, что в коридоре бродит такое количество людей. Мне почему-то казалось, что он практически необитаем, кроме тех странных существ, вроде Хозяйки, партийцев или команды санитаров во главе со странным врачом.

Когда мы вошли, они как один повернули головы и уставились, нет, не на меня – на сына. Серые, неприметные лица, мужские и женские, я бы не вспомнила их уже через минуту. Удивительно, но среди сидящих не было ни одного ребенка, и я почувствовала себя неуютно. Они что-то ели и пили, эти люди, обычную буфетную еду в толстостенных казенных стаканах и белых фаянсовых тарелках, помогая себе алюминиевыми вилками. Издали еда казалась совершенно неаппетитной – такой же бесцветной, как они сами. Единственное яркое пятно на весь буфет было моим сыном, по-прежнему замотанным в белые простыни. Я вдруг поняла, что мы оба выглядим неприлично – сын в штанах из наволочки и я в грязной, пропахшей потом и кровью одежде. Я была в коридоре уже больше суток, я боялась и мучилась родами, я занималась любовью в этой одежде, но только в этот момент мне стало ясно, как ужасно я должна выглядеть и пахнуть.

Стараясь не приближаться к столикам, я прошла на свободное место и села. Сын тем временем взял у стойки две чашки кофе и пару бутербродов и поставил передо мной тарелку. Я впилась зубами в мягкое хлебное тесто и почувствовала, что по-настоящему голодна.

Мой мальчик не ел – он сидел за столом и пристально смотрел, как я жадно уплетаю бутерброды. От его взгляда мне стало не по себе, и я отодвинула тарелку в сторону.

– Мама, – вдруг громко сказал он, и все снова посмотрели на нас, застыв без движения. Все без исключения прекратили жевать, отодвинули тарелки и повернули шеи в нашу сторону, как будто режиссер крикнул массовке, и она послушно включилась в съемку.

– Мама, ты очень постарела, – сказал мой сын и погладил меня по щеке.

Я взяла его руку и задержала ее. Теперь я ясно видела – это был уже не мальчик, а юноша с прекрасным светлым лицом и неземными глазами. В его глазах, в их синей глубине, стояло мое отражение, и оно мне не нравилось. На вид мне было не меньше 50. Очевидно, его молодость и красота, как и положено между родителями и детьми, съела меня изнутри и снаружи, выпотрошила и оставила мне жалкие объедки. Впрочем, в тот момент я почему-то об этом ничуть не жалела. Я смотрела в его прекрасное серьезное лицо, гладила изящные юношеские руки, впивала в себя то, что в скором времени так или иначе должна была потерять. Я ведь не могла навечно остаться в коридоре.

– Мама, – настойчиво повторил мой сын. – Объясни мне, что с нами происходит. Я же чувствую, что-то не так. Мама, мама, почему ты плачешь, не надо…

А я и не чувствовала, что плачу. Я вытерла слезы тыльной стороной руки, обратив внимание на сухую, сморщенную кожу, испещренную пигментными пятнами. Процесс старения шел также быстро, как и взросление моего сына. У меня, судя по всему, оставалось не так уж и много времени.

– Послушай меня, – я положила руку поверх его горячей ладони и ощутила биение пульса. – Я постараюсь объяснить, как я это вижу, хотя, истина может быть совершенно другой. Я ведь участвую во всем этом грандиозном спектакле, как и ты – пока, во всяком случае. Вот твой отец, в каком бы обличье он ни был, тот, возможно, знает больше. Но вряд ли ты его увидишь до тех пор, пока сам не выберешь, кем ты будешь дальше. Мы с тобой очень разные, хотя ты – плоть от плоти моей. Но ты принадлежишь этому миру, коридору, ты – один из них, тех, кто сидят вокруг нас. А я – другая, я пришла сюда из мира вне здания, я оказалась здесь случайно, просто зашла по делам. В том, другом мире я одинока, у меня нет детей, я никому не нужна, кроме своих несчастных уже хотя бы по этой причине родителей. Здесь, в коридоре, я прожила целую жизнь, пусть и сжатую в одни сутки – встретила любовь, смертельную опасность, родила и вырастила ребенка, а сейчас стремительно ветшаю, словно ненужный механизм. Я чувствую, что если останусь, то просто исчезну в коридоре, растворюсь без остатка. Если же я успею выйти из здания до своей естественной смерти, то у меня есть шанс прожить там, вне коридора, другую реальную, долгую жизнь. Я сумею исправить ошибки, которые уже сделала, ведь теперь мне ясно, что я отвергала настоящее, боялась сущего, избегала крови и боли, полагалась на других там, где обязана была делать все сама. По большому счету, я боялась жить, родной мой, боялась сама нести ответственность за поступки и их последствия. Но сейчас я изменилась, я стала другая, более сильная и серьезная. Ведь я не одна, и решаю не только за себя.

Он слушал меня не перебивая, мой сын, не отнимая руки и не переводя глаз. Он умел слушать и слышать, и в его глазах ничего нельзя было прочесть. Я видела, как он постепенно закрывался, становился таким же непроницаемым снаружи, как и его отец.

– Я и не заметила, как ты вырос, сынок. Теперь я тебе больше не нужна. Пока ты еще не родился, я бы могла скинуть тебя так легко, как стряхивают надоедливое насекомое. Когда ты был еще ребенком, я бы могла оставить тебя в приюте для ангелов, или взять с собой в свою жизнь, чтобы сделать тебя навсегда инвалидом, неполноценным человеком в моем мире. Я бы могла отдать тебя Хозяйке или партийцам, чтобы они использовали тебя по своему усмотрению. Но я ничего этого не сделала – скорее всего, по своей всегдашней трусости и боязни принимать настоящие, радикальные решения. Вместо этого я сделала другое – я дала тебе свободу выбирать самому. За себя и за меня. Если ты хочешь, я останусь здесь навсегда – по крайней мере, до конца своей жизни, а ждать, судя по всем признакам, осталось недолго. Если я больше не нужна, я могу пойти своим путем и покинуть коридор до того, как исчезнуть от старости. И я могу попытаться выйти вместе с тобой – не знаю, правда, что из этого получится. К сожалению, я не знаю, что будет с тобой дальше – станешь ли настоящим ангелом, как твой отец и эти бесполые дети внизу, превратишься ли ты в нового хозяина коридора, возглавишь движение оппозиции тем, кто придумал этот исправительный аттракцион для взрослых или просто испаришься в тот момент, когда я закрою глаза – не знаю. В этом – худшее в моем положении, я ничего не знаю о тебе.

Сын вглядывался в меня непрозрачными синими глазами еще минуту, не более, и вдруг вскочил на ноги.

– Мама, – сказал он тихо, но все, кто сидел в кафе, вытянули шеи и прислушались. – Мама, нам пора спешить. Я должен успеть.

И он легко, словно делал это всю жизнь, взял меня на руки. В воздухе я поняла, что безумно устала, что я почти засыпаю от изнеможения, как будто в разговоре я растеряла последние силы и постарела на десятки лет. Он прижал меня к груди, как ценную ношу, и пошел к двери. Посетители кафе молча задвинули ноги под стол, чтобы он не споткнулся.

Железная дверь с лязгом затворилась, и мы снова очутились в коридоре. Только на этот раз я лежала в его руках, а не наоборот.

 

 

 


Оглавление

8. На лестнице, дубль 2
9. Офис 12-28
10. 13 подъезд
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Схема холодильника whirlpool. Датчик температуры в холодильнике.
Поддержите «Новую Литературу»!