HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2023 г.

Полина Рэй

Колодец

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 1.08.2010
Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9

Часть 8


 

 

 

Никогда не забыть первую встречу с ним.

Вот так чудо! Словно в сказке, посреди степи вырос перед нею колодец.

Старый, деревянный, с воротом и с ведерком, стоящим на краю.

Она обошла его кругом, потрогала теплое старое дерево, долго смотрела на далекую темную воду и даже неуверенно аукнула, послушала, как эхо многократно отразилось от стенок и воды.

Чуть вдали виднелись крыши двух домов. Фермеры?

Чуть прихрамывая, она пошла по тропинке к домикам. Они порядком обветшали, но уверенно занимали пространство, обнесенное деревянными одинаковыми заборами.

Во дворе ближайшего гуляли несколько кур и уток, на калитке сидел и важно умывался рыжий кот. А стоило тронуть калитку рукой, как от крыльца к ней лениво потрусил большой черный пес. Остановился, басовито гавкнул и остался стоять, рассматривая нежданную гостью.

Алекс робко окликнула хозяина.

– Эй, есть кто дома? Здесь кто-нибудь живет?

Пес отозвался лаем на ее голос, и вернулся к дому, словно бы зовя хозяина.

Через пару минут дверь скрипнула, во двор вышел старик, прикрывая глаза от солнца сложенной ковшиком ладонью.

– Заходи, девонька, не бойся. Шарик никого из гостей ни разу не куснул. А что лает – так это он для порядку. Ему положено.

Алекс секунду помедлила. Меньше всего она собиралась в гости, но раз уж так случилось, почему бы не зайти на пять минут, попросить колодезной воды напиться? Когда еще такое будет? Сколько возможностей у нее осталось?

Отвлечься от поставленного врачами диагноза не получалось никогда. Он словно бумеранг возвращался к ней со случайными словами, вопросами и даже взглядами чужих людей.

– Вы тут живете, дедушка?

– Да уж почитай, что целый век тут прожил. А ты кто будешь? Чтой-то я тебя не помню. Не из нашенских, никак?

– Я из города приехала две недели назад. Пошла вот погулять, и набрела на колодец, а потом тропинка вывела к Вашему дому. Этот колодец настоящий?

– А как же! Самый что ни на есть настоящий. Воду из него каждый день пьем. Может, и ты выпьешь? Печет вон как! К вечеру гроза будет.

Алекс посмотрела на лазурное небо, по которому тяжело брели крупные облака.

– Да не похоже на дождь.

– Ты на небо-то не смотри. Мои кости все про дождь знают!

Алекс вошла за стариком в сенцы и приняла от него эмалированную кружку с водой.

– Дедушка, а как же Вы так далеко от станицы живете?

– Раньше здесь хутор поболе был. Сейчас вот мы с соседом вдвоем остались. Да оно и к лучшему. Тихо тут, спокойно, машины не ездят.

– А продукты где покупаете? И если заболеете – Вы же тут совсем один!

– У меня почитай что каждый день гости. Сегодня вот ты зашла. Вчера Микола был с дочкой. А ты ноги-то с непривычки стерла? Надо бы травки приложить, да попарить. Глядишь, завтра снова бегать будешь.

– Да я никаких травок не знаю, дедушка. Нас этому в городе не учат.

– Оставайся до утра, коли никто искать тебя не будет. И грозу переждешь, и ноги полечим.

– А Вы умеете?

Старик хитро прищурился.

– Я-то нет. А вот природа – она все может. От разных недугов люди исцеляются. Правда, не все умеют с природой договариваться. Так уж тут я могу помочь.

У Алекс забилось сердце.

– Так Вы знахарь?

– Да по всякому называют. По мне – так лишь бы польза людям была. Мне уж девятый десяток пошел, пора о людях подумать, не только о себе, грешном.

– А от чего Вы лечите?

– От обид, от грехов, от страхов и прочих немочей.

– А от настоящих болезней не лечите? – взметнувшаяся было надежда тут же угасла. С ее диагнозом никакой знахарь не поможет.

– Эх, девонька, откуда у человека все боли да болезни берутся, как не от страхов, да обиды на род людской? Человек – дитя Божие. Ты вот как думаешь, у Бога голова часто болит?

Алекс рассмеялась от неожиданного вопроса. В таком ракурсе она никогда о Боге не думала. Да и вообще, по правде сказать, о Вечном задумывалась редко. Красивая успешная молодая женщина – мысли ее были заняты мужчинами, путешествиями, карьерой и сиюминутными удовольствиями. О Боге думать было некогда и незачем. До тех пор, пока не поставили ей диагноз лейкемии.

– Что задумалась? – голос старика встряхнул ее. – Пойдем вот лучше по воду. Да и оставайся до завтра. Мне, старику, не скучно будет, а тебе ноги полечим.

– Пойдемте, дедушка.

Старик подхватил небольшое жестяное ведерко и пошел вперед, по дороге погладив по лбу большого пса.

Алекс разочарованно оглянулась – почему-то ей казалось, что если есть колодец, то должны быть коромысло и что-то такое особенное, древнее. А тут – простое ведро и седой старик, бодро семенящий впереди нее.

– Давайте я Вам помогу.

– А может и поможешь. Сила у меня в руках уже не та стала. Трудно ворот крутить. А помощников тут рядом нет.

– А еду Вы сами себе готовите?

– А чего ее готовить-то? Я один живу, да и возраст уже такой – мне много не надо. Это по молодости разносолов хотелось, а теперь как птица – что Бог пошлет, того и довольно.

Дошли до колодца, и Алекс впервые в жизни вытащила ведро колодезной воды. Не удержалась – отпила прямо из ведра. Вода оказалась ледяная, прозрачная и невероятно вкусная. Такой воды она в жизни не пробовала.

– Как водица? Студеная?

– Да, зубы сводит, – Алекс рассмеялась. – А как Вас зовут, дедушка? Я и не спросила сразу.

– Михалычем люди кличут. А тебя как звать, девонька?

– Алекс.

– Это чтой-то на нерусский манер. Ты сама-то из каких будешь?

– Александра меня зовут, русская я, просто привыкла, что все так ко мне обращаются, и представляться тоже так стала.

– А-а, ну так я тебя Саней звать буду. Вон, гляди, и Шарик за нами увязался. Тоже видать, водицы хочет. Жарко перед грозой-то. Парит.

Шарик улегся на тропинке, вывалив розовый язык.

Алекс помогла донести воду до дома и внезапно решила остаться.

Позвонила Надежде Федоровне. Та поохала над стертыми ногами и подтвердила, что Михалыч – известный на весь край целитель. Так что ноги ему точно доверить можно.

Вот так и осталась на хуторе. Да не на один день, а на целую неделю. Еду им привозил Серега, племянник Надежды Федоровны. И гости, приходящие к Михалычу не один раз на дню, расплачивались с ним в основном продуктами своих хозяйств.

– Дедушка, а что ж Вы денег за помощь не берете? – спросила его на второй день Алекс.

– А зачем они мне? Похоронить – на то у меня сбережений хватит. Что поесть и надеть – все есть. А боле и не надобно.

– Но Вы спасаете людей от таких проблем! Почти что жизнь спасаете!

– Так ведь не корысти ради. На то мне и сила Богом дана, чтобы ее на людей растрачивать. А ежели я ее на зарабатывание денег тратить буду – тут и отнимет ее Господь. Не всякий может деньгами заплатить. А и ему здоровым быть хочется. Не мое это дело разделять людей на достойных и недостойных. Раз привел Господь ко мне за помощью – значит, так тому и быть.

Алекс поняла, что не стоит предлагать старику оплату за свое проживание. Обидится. То, что от сердца делается – стоит больше денег.

Они много говорили, старик умел и выслушать, и развернуть ее мысли, и задать неожиданный вопрос.

Говорят, что хорошие собеседники – хорошие слушатели. Так вот Михалыч был идеальным собеседником. Как-то само собой получилось, что она рассказала о своей беде. И расплакалась. Не удержалась.

– А лейкемия-то, Саня, это что такое?

– Это рак крови, дедушка.

– Кровь, значится, дурная становится?

– Вроде того. Вот Вы говорите, что все болезни от страха и злобы происходят. Тогда почему со мной такое приключилось? Я всегда старалась быть справедливой и честной с другими. Много добилась в жизни своим трудом. По двенадцать часов в день работала. За несколько лет ни разу в отпуске не была. И в результате всех моих стараний – два месяца жизни. Все, что мне осталось. Зачем тогда я выкладывалась каждый день? Зачем надрывалась на работе? Все впустую, получается, – она помолчала, сдерживая рыдания. – И счастливой я побыть не успела. Даже замуж не вышла. Все некогда было с мужчинами встречаться. Думала, вот стану независимой, тогда – семья. И дети чтобы обеспеченные росли. Чтобы мной гордились. Все зря, все напрасно. Смотрю на свою жизнь – словно и не было меня вовсе…

Михалыч смотрел на нее без сочувствия, без жалости. Спокойно, с пониманием смотрел. Словно не разделял их целый век разного жизненного опыта и приоритетов. Словно мог он увидеть ее затаенные мысли и желания.

Видимо, поэтому и хотелось выговориться рядом с ним, рассказать такое, в чем даже себе не всегда признавалась.

Он не торопил ее и не возражал. Не приводил никаких аргументов. Просто внимательно молчал. И Алекс словно освобождалась от чего-то вязкого и темного, заполняющего внутреннюю пустоту.

В этом его заинтересованном молчании она неожиданно для себя самой становилась легкой и какой-то прозрачно-золотой.

Выслушав ее спутанную сбивчивую речь, Михалыч неловко покашлял. Сказал неожиданное.

– Ты вот что, девонька, послушай меня, старого. Сама вот говоришь – работала много, а счастлива не была. Для того, чтобы радость в каждом дне видеть – не обязательно работать из последних сил. Хотя и так, конечно, приходится. Всякие ситуации в жизни бывают. Но забывать о душе своей, о Боге, в самой тяжелой работе не след. Ты просто свою радость миру отдавай. Тогда любое дело смыслом наполнится. И ценность для тебя обретет. А боле и не нужно от тебя ничего. Ведь радость-то, она какая? Она в каждом мгновении заключена. Только надо уметь увидеть ее.

Алекс шмыгнула носом, притихнув рядом с ним.

– Я вот на фронте когда был. Всю войну прошел, в артиллерии служил, чего только не повидал. И людей на части разрывало, и калечило. Иногда смотришь и думаешь: «Лучше бы его сразу насмерть, родимого, чтоб не мучился так!» А ведь и там радость была. Хотя на первый взгляд, в аду краше. Бывалоче, не знаешь, доживешь ли до утра, а посмотришь на небо ночью – там звезды. Такие яркие над головой сияют. И радостно на душе становится. Или после боя, грязный весь, измотанный, кровища из тебя хлещет, а благодарность Богу воздаешь – жить остался и не калека. Радость – она всегда от Бога. И всегда в малом таится. Вот оно как.

Михалыч замолчал, глядя на небо, потом задумчиво повторил.

– Вот оно как….

Алекс перестала всхлипывать. Даже стыдно как-то стало. Он так спокойно вспоминал годы войны, и в сравнении с этим ее сытая неудовлетворенность жизнью показалась смешной и недостойной. Она замолчала, глядя в небо.

Все те же звезды, на которые смотрели умиравшие на полях сражений, светили сейчас над ее головой.

Михалыч вытянул ногу, помассировал колено. Видно было, что тяжело ему сидеть на ступеньках крыльца.

– Ты вот что еще. Гляжу я на тебя, ты радости-то все какие-то большие ищешь. А они маленькие в жизни. Каждый день рядом с нами. Глянешь, после грозы радуга на небе – и сердцу радостно. Птичка утром поет под окном – тоже радость. Кошка пришла, мурлычет, бархатной лапкой тебя трогает – разве же не рад ей? Вся жизнь вокруг – радость. Да только мы ее не всегда замечать умеем. От того и все беды людские. Не можем мы в ладу с собой и с миром жить. Все добра от добра ищем.

Михалыч завздыхал, почесал пса за ухом. Тот развалился у ног, лениво помахивая хвостом.

– Дедушка, а как же в болезни – разве может человек радоваться?

– Так если он радость в себе холить будет, к нему никакая болезнь не пристанет. Счастливый человек все может. Что ему хвороба какая-то!

– Бывает же так, что хорошие люди тоже тяжело болеют или даже умирают? Отчего это?

– Все мы под Богом ходим. Видно, надо им через это пройти. А зачем – только их сердцу ведомо. Может, чтобы себя нашли скорее, посылает им Бог испытание. У всякого человека по-разному. Ты вот сама как про себя думаешь?

– Не знаю. Я не думала об этом. Смирилась просто, что скоро умру, и все.

– Ну, коли смирилась, так и умрешь. Нет ничего важнее твоего решения.

– Дедушка, ты так говоришь, как будто можно что-то изменить. Лучшие врачи мне подтвердили диагноз. Нельзя мою болезнь вылечить.

– Ты себе больше верь, чем врачам. Ежели поймешь, чего от тебя Бог хочет, посылая такое испытание, может, и закончится оно. А?

Он посмотрел на Алекс. Где-то вскрикнула птица, и пес тут же насторожился, приподняв уши. Полежал несколько минут и сосредоточенно затрусил куда-то. Алекс проводила его взглядом.

– Знаешь, дедушка, мне ведь недолго жить осталось. И ничего мне не изменить. Разве что на душе полегче станет. Я потому сюда и приехала. Тошно мне смотреть на людей. Каждый раз вижу их и думаю, что меня уже скоро не будет, а они останутся. И ничего в их жизни не изменится. Как будто и не было меня.

Михалыч покряхтел, поудобнее пристраивая ногу.

– Это ты зря, девонька. Каждый человек свой след оставляет. Даже если мы, грешные, и не может его рассмотреть, мир его видит. Для Бога каждый человек важен. А то, что смерть скоро придет, так ты не зови ее, коли пожить еще хочешь. Ты сама свою жизнь должна определять. Бог тебе ее отдал, тебе и решать, сколько жить и как жить.

– У тебя все просто, дедушка. В жизни так не бывает. Болезнь никуда ведь не денется. Она меня и доконает. Может, в этом и есть Божий замысел, как ты говоришь.

– Ты и спроси у Бога, в чем его замысел. Какого дела в мире он от тебя ждал. Станешь на свой путь, и болезни пропадут.

– Как его спросишь-то? Он же Бог… С людьми не разговаривает…

– А ты попробуй, – Михалыч с трудом поднялся, вздохнул. – Ладно, пойду я в дом, девонька, прилягу. Кости мои разнылись. Возраст уже тело терзает. Но ничего, немного осталось пути моего. А там и на покой пора. Зажился я на этом свете. Пора молодым дорогу давать.

Он погладил ее по голове и тяжело побрел в сени. Днем Михалыч выглядел бодрым, гораздо моложе своих лет, но вечера давались ему тяжело. Возраст брал свое, хоть и бодрился он перед людьми.

 

 

 


Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2023 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


23.03.2023

Для меня большая честь сам факт, что Вы меня заметили – при любом решении редколлегии.

Владимир Яровых



21.03.2023

Хочу поблагодарить Вас за такое чуткое внимание к каждому автору, за продвижения молодых и малоопытных авторов, за указанные направления движения в развитии, за то, что помните и помогаете! Огромное спасибо Вам!

Татьяна Кошелева



14.03.2023

Вчера прочитала февральский номер «Новой Литературы». Рассказ «Огнестрельных пять» Михаила Лидогостера мне очень понравился. И еще одна тема – убийство беркутов, которая всплыла в журнале, меня в своё время потрясла.

Елена Ханина



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!