HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Умит Салиев

Программа Высшего Разума (книга первая)

Обсудить

Философское историческое произведение

 

Издание второе, переработанное.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 21.12.2007
Оглавление

39. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 20.
40. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 21.
41. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 21. Примечание.

Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 21.


 

 

 

Прямо по курсу галеры, в туманной синей дымке показалась земля. Иоханан бен Заккаи облегчённо вздохнул. Позади осталось долгое, утомительное плавание со штилями, штормами, морской болезнью и неуверенностью, что нога когда-нибудь ступит на надёжную земную твердь. Старый мудрец не любил море, как нечто непредсказуемое, опасное и ненадёжное, когда воля и ум человеческие бессильны перед сумасбродством неуправляемой стихии. Но выбора не было, иного пути до Ахамемнона, расположенного на юго-западном побережье Африки, не существовало.

 

Немало времени прошло с тех пор, как Иоханан бен Заккаи покинул Иерусалим. За это время он навестил многие общины еврейской диаспоры, разбросанные по всему миру.* Столь длительное путешествие имело вполне определённые цели. И одна из них заключалась в организации негласной поддержки общинами диаспоры продвижению христианства в чужие народы.

 

Павел оправдал возлагаемые на него надежды. Выйдя за пределы Палестины, учение Христа захватило морские порты, кишевшие всяким человеческим сбродом, проникло в Италию, где в первую очередь заразило куртизанок и рабов, а затем городскую бедноту и средний класс. Успех проповедей Павла и других последователей Христа был неизбежен, поскольку в те времена стремление к познанию Единого Бога захватывало всё человечество, и люди стремились к христианскому учению, как растения тянутся к свету

 

Другой целью путешествия старого мудреца была координация действий еврейских общин диаспоры между собой, укрепление в них власти раввинов, а также решение других, не менее важных, насущных вопросов.

 

Рассеянные по миру евреи сумели почти повсеместно стать подлинными властителями в тени престолов чужих государств: торговля и финансы находились в их руках; они были крупнейшими собственниками городских домовладений и земель. Господствуя силой золота, евреи манипулировали чужими правителями, применяя простую тактику: попасть в их дворцы и предложить им то, в чём они остро нуждались.

 

Успеху евреев диаспоры способствовали их недюжинная смекалка, предприимчивость, неистощимая энергия и новаторские идеи. До появления евреев на мировой сцене торговый оборот протекал в самых заурядных простых формах. Евреи же придумали множество необходимых в торговле прогрессивных приёмов, особенно в области кредита и вексельного права. Изобретённое ранее всего платёжное свидетельство на предъявителя принесло евреям неоценимую пользу. Когда враги обирали их до нитки, евреи удивительно быстро поправляли свои дела. И это объяснялось тем, что их «актив» скрывался под анонимом «предъявитель», и поэтому значительная часть еврейского состояния оставалась нетронутой.

 

Евреи стали оберегать себя в торговых операциях, посылая свои товары по безымянным накладным (полисам), что давало возможность оперировать с товаром, а не с людьми. Товары были надёжней людей, с которыми евреи вели дела, и претензии предъявлялись не к лицам, а к ценностям. Такая система придавала торговым отношениям сугубо деловой оборот: предпочтение иметь дело с товарами, а не с живыми людьми. Документ на предъявителя давал также возможность предприятию, которое финансировалось евреем, действовать под любым именем, маскируя в нём при надобности еврейское участие.

 

Но бывало и так, что при освоении чужой страны толковый еврей-коммерсант, не имея необходимого начального капитала, не мог начать своё дело и обогащаться. Сосредоточение же золота мира в еврейских руках – являлось важным государственным делом. Следовательно, в подобных случаях оказание возвратной финансовой помощи являлось разумной государственной необходимостью. И посещая общины диаспоры, старый мудрец обязывал руководителей общин отныне отчислять на эти цели определённый процент из общинных доходов.

 

Необходимо было также установить между общинами диаспоры «связь крови и веры», что ускорило бы осведомлённость общин о происходящих событиях в мире – как в политике, так и в торговых делах. Находясь в постоянном, тесном контакте между собой, общины пересылали бы информацию друг другу из страны в страну, положив начало финансовой осведомительной службе, которая была бы бесценна – особенно для деятельности в сферах торговли и финансов.

 

Своевременная осведомлённость в те времена, когда всякого рода известия были скудны, ненадёжны и передавались крайне медленно, была необычайно важна. Позднее, это ценное предложение старого мудреца позволило еврейским финансистам стать основными посредниками при заключении государственных займов, превратив многие государства в своих должников-клиентов. Заручившись посредством займов расположением королей и высокопоставленных лиц, появлялась возможность влиять на них посредством долговой петли. Заключение государственных займов облегчалось тем, что в разных странах мира проживали члены одного и того же семейства еврейских финансистов, представлявших собой ту международную директорию, которая разыгрывала между собой королей и правительства к немалой выгоде самих еврейских кредиторов…

 

Галера входила в гавань. Капитан приказал убрать паруса, и судовая команда мгновенно разбежалась к мачтам. Когда паруса были убраны, галера перешла на вёсла. Все пассажиры высыпали на палубу. Во всём восточном великолепии перед их глазами предстал Ахамемнон. Несомненно, этот город уступал Александрии – царственно величавой и чванливой, которая славилась высочайшей культурой и утончёнными празднествами. Но и в Ахамемноне имелись музеи, библиотеки, университеты, и во Дворце спорта, на ипподроме и арене также с широким размахом давались всякие представления для горожан. Но всем развлечениям и празднествам население Ахамемнона предпочитало охоту на львов и буйволов, благо необозримая саванна начиналась сразу же за чертой города.

 

Покачиваясь на лёгкой зыби, галера медленно приближалась к пристани. Капитан, могучего сложения пожилой египтянин с властным лицом, неподвижно застыв на мостике, зорко прикидывал расстояние до причала. Вот он резко выкрикнул команду рулевому и барабанщику – и барабаны забили дробь, гребцы, мгновенно опустив по правому борту в воду вёсла, сделали сильный гребок, и судно, развернувшись почти на месте, притёрлось левым бортом вплотную к причалу.

 

С большим почётом встретили Иоханана бен Заккаи представители иудейской общины Ахамемнона. На больших носилках из кедрового дерева, инкрустированных слоновой костью и золотом, десять крепких молодых рабов доставили старого мудреца в дом Зеейры, руководителя общины.

 

Огромный дом Зеейры стоял на пологом склоне горы, откуда открывался великолепный вид на спокойное лазоревое море, на раскинувшийся по солнечному побережью город. Внушительностью и помпезностью дом Зеейры не уступал резиденции римского наместника в Ахамемноне, а внутреннее убранство дома поражало неслыханной роскошью.

 

Иерусалимского гостя отвели омыться в термы, устроенные по римскому образцу. Хотя иудеи с предубеждением относились ко всему чужеземному, римскими термами они не пренебрегали. Но в отличие от римлян, у иудеев считалось неприличным в термах быть раздетым в присутствии людей, чьё звание или личные отношения вызывали особое уважение; запрещалось мыться вместе с царём и первосвященником, а также ученику со своим учителем; для мужчин и женщин в термах строили разные помещения или устанавливали для мытья разное время.

 

В изящном зале, с мозаичным полом и мраморными стенами, рабы помогли иерусалимскому гостю раздеться. Размяв ему мышцы, рабы провели его в тепидарий – тёплое помещение, где тело обычно подготавливается к сухому жару, а затем проводили – в парильню. Горячий воздух в парильню нагнетался из подвального помещения, где топилась каменная печь. Жар от печи направлялся в пространство под полом парильни, а оттуда через отверстия в стенах горячий воздух попадал внутрь помещения парильни; одновременно нагревался и пол, и чтобы не обжечь ступни ног, надевали деревянные сандалии. Каменная печь нагревала одновременно большую цистерну с водой, из которой по трубам вода шла в бассейн.

 

От знойного жара в парильне тело старого мудреца покрылось обильным потом, и он ощутил благостное облегчение от донимавшей его ломоты в костях. Когда же выдерживать нестерпимую жару стало невмоготу, он последовал в бассейн.

 

Бассейн представлял собой настоящее чудо искусства: шестиугольной формы; облицовка из египетской снежно-белой яшмы; четыре львиные головы из розового сардоника извергали из своих пастей в бассейн тонкими струями воду; шесть серебряных зеркал в рост человека, превосходной сидонской работы, были встроены в стены из чёрного дерева промеж изящных белых колонн.

 

Молодые рабыни влили в горячую воду бассейна ароматные составы, от которых вода побелела, затем поголубела и заиграла переливами молочного опала. Спустившись по мраморным зелёным ступенькам в бассейн, старый мудрец долго блаженствовал в ароматной горячей воде.

 

Когда молодые рабыни закончили растирать его кожу специальными золотыми лопаточками и умащивать тело благовониями, в доме Зеейры всё уже было приготовлено к пиршеству.

 

Просторный зал для трапезы был разделён на две части шестью колоннами тиволийского мрамора. Вдоль стен стояли прекрасные женские статуи, а на драгоценной мозаике пола с величайшим искусством была изображена охота на львов. В глубине зала вокруг круглого стола из редчайшего мрамора располагалось несколько пиршественных лож, застланных покрывалами из драгоценного пурпура. Над ложами спускались с потолка замечательной работы серебряные светильники.

 

Ощутив после терм сильный голод, старый мудрец воздал должное разнообразным восточным кушаньям. По левую руку от него возлежал Зеейра, по правую – главный раввин общины Асаф, остальные сотрапезники представляли собой видных лиц общины.

 

Ахамемнонские иудеи сильно отличались от своих иерусалимских и александрийских соплеменников, будучи проще, грубей, с характером и повадками воинов. Неизгладимый отпечаток на них наложили их предки, обитавшие некогда в северной Африке в окружении враждебных племён. Устав от бесконечных войн, они оставили свои селения и двинулись вдоль западного побережья Африки к югу. Там они нашли обетованное место, где мирные племена пасли скот, охотились и собирали в руслах рек золотые самородки. Со временем иудейские пришельцы обжились и заложили город, ставший позднее крупным морским портом, из которого богатства южной Африки, особенно золото и слоновая кость, отправлялись на кораблях в разные страны. Такова была история Ахамемнона.

 

Старый мудрец неприметно изучал сотрапезников.

 

Зеейру он знал давно, постоянно совершая паломничества в Иерусалим, тот всегда искал случая «приложиться к источнику мудрости», – как он называл свои встречи с Иохананом бен Заккаи. Зеейра был средних лет, высокого роста, мощного сложения, со сверкающим смелым взглядом на мужественном, чернобородом лице. Он был достойным руководителем общины, ибо за внешностью воина скрывался изобретательный ум хозяйственника и искушённого политика.

 

Духовный пастырь общины Асаф, в отличие от Зеейры был приземист, но крепок и широкоплеч, с резкими чертами лица и жёстким взглядом. Этот строгий ревнитель Моисеева Закона пользовался в общине таким же авторитетом как и Зеейра.

 

Трапеза шла своим чередом. От хмельного пива, которое подавали прямо в мехах, пробуждался зверский аппетит и слуги не успевали приносить огромные блюда с мясом со двора, где на раскалённых углях в ямах жарили целиком туши баранов.

 

Простые яства на золотых и серебряных блюдах, шумное застолье с грубыми шутками и громовым хохотом, бесцеремонное обращение друг с другом – всё это походило скорее на пиршество воинов, взявших приступом осаждённый город. И все пирующие, люди далеко не робкого десятка, были по душе старому мудрецу.

 

На следующий день по просьбе иерусалимского гостя Зеейра собрал для беседы наиболее значимых деятелей общины. Помимо Асафа, был приглашён главный экономист общины и глава иудейской богословской академии в Ахамемноне.

 

Иоханан бен Заккаи начал беседу с рассказа о жизни общин еврейской диаспоры, в которых он побывал во время своего долгого путешествия. Ахамемнонцы слушали с живейшим любопытством, находя много общего у себя с жизнью других общин еврейской диаспоры.

 

Иудеи Ахамемнонской общины были тоже самой состоятельной частью городского населения и, согласно закону о выборах, дававший право голоса на основе имущественного ценза, представляли большинство в городском самоуправлении. Они проводили в Ахамемноне свою политику, полностью контролировали экономику, исправно собирали налоги для римской казны, а в этом году даже отправили в Рим сверх налога значительную сумму для помощи погорельцам римской столицы.* *

 

Безраздельно распоряжаясь общественными суммами, ахамемнонские иудеи заботились о благоустройстве города, содержали в должном порядке дороги, присутственные места и морской порт. В праздники они устраивали для неимущих горожан благотворительные мероприятия, сопровождая их шумной рекламой. И никто в городе не мог сказать об иудеях худого слова, ибо свои дела они проделывали весьма тонко и искусно.

 

Иоханан бен Заккаи заговорил о целях своего приезда в Ахамемнон. Все его предложения, которые ахамемнонские деятели общины посчитали дельными и весьма полезными, были приняты безоговорочно.

 

Когда старый мудрец затронул вопрос о тревожной политической ситуации в Иудее, лица ахамемнонцев помрачнели.

 

– Беспорядки в Иудее угрожают и нашему благополучию здесь, в Ахамемноне, – хмуро промолвил экономист общины, теребя толстыми пальцами бороду. – Если там дело дойдёт до восстания, Рим отыграется и на нас.

 

– Всё может быть, – согласился Иоханан бен Заккаи. – Но Великий совет в Иерусалиме бессилен повлиять на ситуацию. Последователи Иуды Макковея постоянно нападают на римских солдат, а партия «Мстителей Израиля» натравливает простолюдинов не только на Рим, но даже на власть имущих в Иудее.

 

– Я бы и сам непрочь сразиться с необрезанными! – сверкнув глазами и расправив могучие плечи, сказал Зеейра – Но надо всё же соизмерять противостоящую силу. Рим раздавит Иудею как разъярённый слон зазевавшегося охотника. Нам в Ахамемноне нужен мир, чтобы заботиться о благе общины и растить детей в любви и почитании Господа нашего.

 

– Верно, – поддакнул глава богословской академии, солидный муж с самодовольным лицом. – Нам нужен мир. Иудее давно пора смириться. Философская концепция Филона Александрийского говорит о том, что можно приспособиться к любым народам и жить с ними в полном согласии…

 

Иоханан бен Заккаи резко прервал академика.

 

– Интерпретация Филоном Священного Писания – кощунство! Его идеи к нашему племени неприменимы. Этот философ фактически проповедует ассимиляцию, то есть гибель нашего народа!

 

Подавив гнев, Иоханан бен Заккаи заговорил спокойней.

 

– Безусловно, война с Римом будет означать гибель Иудеи. Но для того, чтобы выплеснуть гнев и ненависть против римских поработителей и потерять взамен своё государство – не слишком ли это большая цена! Разве нет примеров в нашей истории, когда мы бескровно добивались своих целей? Вспомните персидского царя Кира и других царей, которых направляли иудеи, успешно влиявшие на политику чужеземных владык. И сегодня, разве не вы в Ахамемноне контролируете все сферы жизни подобно большинству рассеянных по миру наших общин?

 

Встав с кресла, Иоханан бен Заккаи принялся расхаживать перед ахамемнонцами, как привык это делать перед своими студентами в богословском университете.

 

– Повторяю: нам не нужны никакие войны. Мы давно ведём другую политику – незримую, бескровную, и все общины еврейской диаспоры не должны оставаться в стороне от общего дела. Наше оружие – золото, изощрённый ум и покровительство Бога Израиля. Запомните: для успешного выполнения миссии, завещанной нам Господом, нам нельзя поддаваться воле чувств, мы не должны испытывать чувство благодарности к приютившим нас народам, как не испытывали этого наши предки к Греции, Египту, Вавилону и Персии. Иоханан бен Заккаи строгим взглядом обвёл свою небольшую аудиторию.

 

Раввин Асаф согласно закивал головой. Зеейра хмурился. Экономист усиленно разглядывал что-то на дне своего серебряного кубка. Глава богословской академии, насупясь, нервно крутил между толстыми пальцами обобранную кисть винограда. Кроме Асафа, все были растеряны: иерусалимский эмиссар жёстко призвал их, главных деятелей общины, перейти от мирной идиллии жизни к активному участию в незримом противостоянии с чужими народами.

 

На этом беседа завершилась.

 

 

 

Лёгкий характером Зеейра, будто и не было омрачившей его беседы, старался разнообразить пребывание старого мудреца в Ахамемноне, приглашая его на различные зрелища и увеселения.

 

В те дни в Ахамемноне в честь Юпитера Капитолийского проводились всякие состязания: конные, гимнастические, музыкальные; состязались в речах по-латыни и по-гречески; выступали, соревнуясь, кифаристы – в одиночку и в хорах. Римский наместник, большой любитель всяких празднеств, в пурпурной тоге, с венцом на голове с изображением Юпитера, Юноны и Минервы, сам распоряжался на состязаниях. Этот римский вельможа отличался редкостным бескорыстием и великодушием. Он с усердием правил суды, возвышаясь на судейском месте на форуме; пристрастные приговоры – отменял, уличённых в подкупе судей – увольнял вместе со всеми судейскими советниками. Он никогда не оставлял безнаказанными преступления против святынь. Так, например, построенную одним из его вольноотпущенников гробницу для своего умершего сына из камней, предназначавшихся для храма Юпитера Капитолийского, римские воины разрушили, а останки, что были в гробнице, бросили в море. Римский наместник давно истощил бы казну издержками на частые праздники и впал бы не в милость у Рима, если бы не постоянная финансовая поддержка ахамемнонской еврейской общины, которая использовала слабость высокопоставленного римлянина себе на пользу.

 

Между тем, время пребывания Иоханана бен Заккаи в Ахамемноне приблизилось к концу. Пора было возвращаться в Иерусалим.

 

Накануне отъезда Зеейра уговорил старого мудреца принять участие в охоте на диких буйволов. Сам Зеейра был страстным охотником. Он отлавливал в саване львов и тигров и продавал их в Рим, где хищников выводили на арену цирка для поединков с гладиаторами. Перед самой отправкой хищных зверей усыпляли настоем дикой конопли, помещали в железные клетки и содержали в темноте, пока они на быстроходных галерах не добирались до покупателя.

 

На охоту собрались на исходе ночи. Огромный двор Зеейры, освещённый пылающими дымными факелами, наполнился охотниками, егерями и загонщиками; ржали оседланные кони, с суматошным лаем рвались на поводках возбуждённые сборами охотничьи собаки.

 

Когда небо на востоке засветлело, тронулись в путь.

 

Длинной вереницей кавалькада выехала из города. Старый мудрец ехал на крупной спокойной кобыле, он впервые участвовал в охоте и согласился на это только из любопытства. Зеейра скакал рядом, горя нетерпением и едва сдерживаясь, чтобы не пришпорить своего гнедого арабского жеребца.

 

Когда от города отъехали более двух миль, Зеейра указал рукой вперёд.

 

– Видите, рабби, левее дороги прибрежные камыши? Там я добываю своих львов.

 

Старый мудрец посмотрел в направлении его руки. Впереди, с левой стороны, близко подступая к дороге, темнели высокие густые камышовые заросли, сквозь которые тусклым свинцом отсвечивала озёрная гладь. В домашнем загоне Зеейры он видел пару львов рыже-коричневой окраски, с чёрно-белыми полосами на морде; высота хищников от земли до загривка достигала двух метров, два изогнутых саблевидных клыка в четверть метра длиной устрашающе торчали из пасти. Таких чудовищных львов старому мудрецу видеть не приходилось, и когда кавалькада приблизилась к озёру, он с опасливым беспокойством стал вглядываться в камышовые заросли. Но скакавшие в голове кавалькады егеря, свернули с дороги направо, к холмам, и озеро осталось в стороне.

 

Достигнув гряды холмов, егеря и загонщики разъехались по заранее намеченным местам. С возвышения, где расположились старый мудрец с Зеейрой, хорошо обозревалась зажатая между пологими холмами неширокая, длинная зелёная долина, на которой мирно паслось огромное стадо буйволов.

 

Спустя некоторое время на вершинах холмов задымили костры – это егеря оповещали охотников, что заняли свои позиции, отрезав путь выхода стада из долины через холмы. З

 

Загонщики укрылись позади стада; они должны были гнать буйволов к противоположному узкому выходу из долины к заготовленным охотничьим ямам.

 

Первые лучи солнца озарили зелёную долину и пасущихся животных с мощными загривками и тяжёлыми рогами. И тут же за стадом показались загонщики, они стали бить в барабаны и громко кричать. От неожиданности стадо замерло, потом охваченное паникой, стремительно бросилось прочь от загонщиков.

 

– Началось! – восторженно воскликнул Зеейра, весь дрожа от возбуждения. – Пора в нашу яму! Поторопитесь, рабби! – уже на ходу крикнул он, скатываясь с холма в долину.

 

Старый мудрец трусцой поспешил за ним. Зеейра помог ему спуститься в охотничью яму, вырытую в рост человека, и тут же забыл о нём.

 

От грохота копыт огромного стада дрожала земля. Буйволы стремительно приближались к сужающемуся выходу из долины к затаившимся в ямах охотникам. Некоторые животные пытались взобраться на пологие склоны холмов и вырваться на равнину, но там их отпугивали егеря.

 

Обезумевшее стадо неумолимо надвигалось на охотничьи ямы и было уже совсем близко. Как завороженный, старый мудрец не мог отвести глаз от грозной бешеной лавины, которую уже ничто не могло остановить. Объятый неодолимым страхом он присел на дно ямы, прикрыв голову руками.

 

Когда стадо приблизилось на прицельное расстояние, раздался звук трубы; из ям высунулись охотники и с удивительной быстротой и меткостью стали поражать буйволов стрелами.

 

Подавив страх, старый мудрец выглянул из ямы. Беспощадное убийство продолжалось. Пронзённые стрелами буйволы падали и тут же затаптывались копытами тесно сбитой массы других животных. Отложив луки, охотники стали метать копья. Поражая животных, Зеейра что-то вопил и дико хохотал, охваченный безумием убийства.

 

Неудержимая грозная лавина надвинулась на ямы. Под ударами копыт края ям обрушивались, засыпая землёй охотников. Повалив на дно ямы старого мудреца, Зеейра прикрыл его своим телом.

 

Стадо стремительно промчалось над охотничьими ямами и вырвалось из узкой горловины долины.

 

Вытащив из ямы оглушенного старца, Зеейра с тревогой склонился над ним.

 

– Рабби! Вы живы, рабби?..

 

Старый мудрец открыл глаза, очумело потряс головой и огляделся вокруг. Долина была сплошь усеяна тушами буйволов; из ям выбирались охотники, отряхиваясь от земли; загонщики и егеря шли цепью по долине, добивая копьями раненых животных.

 

Зеейра протянул охотничью фляжку с красным вином.

 

– Выпейте, рабби, – сказал он и, указывая рукой на горы поверженных животных, восторженно воскликнул, – Ну как! Удачная охота, не правда ли!

 

Старый мудрец отвёл рукой протянутую фляжку.

 

– Глупо всё, – недовольно пробормотал он, очищая одежду от земли. – Нелепо рисковать жизнью ради сомнительного удовольствия. – И назидательно добавил: – Мы вообще не имеем права на какой-либо риск.

 

 

 


Оглавление

39. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 20.
40. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 21.
41. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 21. Примечание.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2023 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


06.02.2023

...с удовольствием назову талантливых – по моему мнению – авторов журнала. Да Вы и сами наверняка это знаете: Олег Золотарь, Владимир Захаров, Дина Измайлова, Соломон Сапир (публикация Андрея Струга и рассказов – большая удача для журнала!). С интересом прочитал повесть Ольги Демидовой (хотя и не совсем понятно, кем она написана – Записки Ивана Наумова); роман Кирилла Комарова, Яибэ.

Лев Немчинов



01.02.2023

Журнал «Новая Литература» – прекрасная возможность для авторов донести свои произведения до читателей.

Галина Абрамсон Ткачева



24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!