HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Григорий Салтуп

Ныкалка, или Как я был миллионером

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 2.06.2009
Оглавление

3. Обмен без обмана
4. "Шанхай" выходит в город
5. "А пошли они все в баню!"

"Шанхай" выходит в город


 

 

 

Когда нам удалось всей нашей компанией снова выбраться в город за тетрадками и учебниками, то сначала никто из нас не мог понять: куда подевались все пивнушки? Еще три дня назад они спокойно лежали вдоль дороги. То здесь, то там! Поблескивали, подманивали нас серебряным светом. А тут пропали!

Зато мы увидели, что – то в одном дворе, то в другом, то в третьем, – мальчишки машут руками и бросают о землю битки! Галдят и спорят. Игровая эпидемия в пивнушки улица за улицей захватывала город.

Глузя, даже, специально спросил у каких-то пацанов:

– Эй! Вы! Там! – прокричал он далекой компании чужих игроков, – Во что рубитесь?

– В «шанхайку»! Мой черед!

– В «шанхайку»! Мимо!

– Что за «шанхайка»?

– Да в пивнухи играем! Не мешай, видишь, заняты! Бей! Не жалей!

– Мы у мальчишек из Шанхая научились! Мимо!

– «Шанхайка», называется!

– На черту! Ты – что? – не видишь, бита на черту попала! Значит, – не считается!

– Ну вот, дождались! – пробубнил Женька, – Теперь ни одной пивнушки за просто так и в городе не найти!

– И надо было тебе, Глузя, нашей игрой хвастать! – воскликнул Медведев. – «Шанхайка – Шанхайка»! Тебе слава, а нам – шиш!

– Да ладно, не много потеряли… Подумаешь… – Глузя все-таки расстроился.

Дело в том, что пивнушка – она не вечная! Медный пятак, конечно, тоже можно сильным ударом погнуть. А тут крохотная жестянка. Пятнадцать – двадцать раз по ней битком врежешь, и подкладка картонная рассыплется в прах. Особенно страдали пивнухи от резких ударов железными битками. Но играть лысой пивнухой еще можно. Еще можно было её ловким и точным щелчком с лицевой стороны на «пузо» перевернуть. А потом пивнуха превращалась в такой неприглядный растоптанный блин, что волей-неволей её приходилось выкидывать. Остальные игроки отказывались на раздолбанную пивнуху свои пивнушки ставить, приличные.

За весь день, что мы гурьбой ходили из магазина в магазин, нам удалось разыскать только по три – четыре пивнухи. Глузя тогда предложил: –

– А давайте назад мы пойдем по железной дороге! Через вокзал!

– Далеко! Из-под колена за ухом чесать!

– По шпалам топать на целый час дольше!

– Зато пивнух соберем! Городские пацаны по железке не ходят. Там должно быть много пивнух, особенно на вокзале.

На вокзале нам поначалу повезло: в мусорных урнах нашлось несколько пивнух. Большой компанией по урнам все же веселей шастать, не так стыдно, как в одиночку. Получалось вроде игры, а не позорного нищенства. Стыдно, конечно, прилюдно в чугунные заплеванные урны заглядывать и что-то там высматривать, и ковыряться в окурках и мятых бумажках, но в компании стыд как бы делился на двоих или троих, и превращался из стыда в забаву!

Однако, на нас обратила внимание тетка в черной железнодорожной шинели и в фуражке с красным околышком. Она сначала издали за нами наблюдала, потом постучала по окну в здании вокзала, кому-то махнула рукой, и вскоре из вокзала вышел милиционер. Он пошептался с теткой в черной шинели и сразу же направился к нам широким начальственным шагом.

– Шухер! – крикнул Глузько.

– Обрываемся, пацаны! – взвизгнул Сапрыкин.

– За мной! – скомандовал я и первым рванул вдоль по перрону. Кожаная командирская сумка взлетала на ремешке и шлепала меня сзади по ногам. В ней уже были и учебники, и пенал, и линейка, и набор акварельных красок. А еще – почти два десятка пивнух! За мной и моей командирской сумкой побежали наши пацаны.

Милиционер гнался за нами до конца перрона, но гнался по должности, лениво, – не для того, чтобы поймать, а просто, чтобы выгнать нас со своей территории.

Мы отбежали на безопасное расстояние и отдышались малость, все еще переживая приключение. Больше всех волновался, подпрыгивал, толкал нас руками и пересказывал нам погоню Женька Сапрыкин.

– Чуть не схватил! Прямо за мной! Вот-вот над плечом! Рука его хвать! А я вывернулся!… – уже привирал он, словно не понимая, что все мы в этом же приключении участвовали. Наверное, первый раз в его жизни милиционер за ним гнался. Бывает! У всех бывает в жизни первый милиционер.

– Ладно. Успокойся! – остановил Сапрыкина Коля Глузько. – Надо домой топать. В Шанхай.

– В Шанхай!

– Пошли в Шанхай!

И мы пошли по шпалам в Шанхай, – мимо грязных закопченных стен каких-то складов, ангаров, длинных серых заборов с колючкой выше досок и заводских корпусов с черными незрячими окнами.

На насыпи вдоль железной дороги мы разыскали множество пивнух. Поезда через наш город туда-сюда часто ездят. В вагонах пассажиры от дорожной скуки пиво и лимонад пьют, крышки в окна бросают, – так что накопилось пивнух порядочно. Сначала мы собирали все подряд, брали и старые, и кривые, и ржавые крышки. Но после Голиковки – когда-то первой станции на въезде в город, а теперь окраине перед Шанхаем, – стали поднимать только свежие и не гнутые пивнухи. Вся наша компания за один поход разбогатела. Я даже счет своим новым пивнухам потерял, – так их много насобирал. Моя командирская сумка стала толстой и тяжелой.

Вечером мы с Илмаренком напросились к Сапрыкину на телевизор. На нашем переулке только в трех домах имелись настоящие телевизоры КВН с малюсеньким экраном и с большой водяной линзой впереди. Иногда, не чаще одного раза в неделю, можно было попроситься на просмотр кино к Женьке. Мы с Илмаренком раз пять прослушали рассказ Сапрыкина о том, как его чуть не поймал длиннющий милиционер, и в подходящий момент я с восхищением сказал:

– Да! Здорово, Женя! Ты молодец! Ловко ты его обвел вокруг пальца! Знаешь, сегодня кино по телику, так можно, мы с Илмаренком у вас посмотрим?…

– Приходите, конечно… – Сапрыкин понял, что его поймали на пустопорожнем хвастовстве, и покраснел.

– Нет, ты, действительно, молодец! – потрепал его по плечу Илмаренок.

На кухне у Сапрыкиных собралось множество соседей: мы, ребятня, на полу, взрослые, пришедшие со своими табуретками, – за нами. Кино показывали так себе, – «Первую учительницу». Я его уже видел, в кинотеатре. Илмаренок тоже его смотрел. Поэтому, отсидев на полу почти час, мы с Илмаренком перешепнулись: «Сваливаем?» – «Сваливаем!» – и мы на четвереньках перекарабкались через ноги взрослых и смотались.

На улице было уже темно.

Светили фонари. Редкие на нашем переулке. Далеко, на углу, почти под фонарем стояли трое взрослых мужиков и о чем-то базарили. Среди них угадывался по фигуре «Клизма», – он покачивался и юлил задом, – сразу видно, что выпивший. Один из мужиков натянул Яньке Клязеньке кепку на нос и пренебрежительно оттолкнул его от себя. Клязенек закачался, но на ногах устоял.

Мужики пошли в проулок, к баракам, а Клязенек остался один, под фонарем, как раз напротив нашего дома и камня с моей ныкалкой. Он стоял-качался, засунув руки в карманы, смотрел вслед уходящим мужикам и, вдруг вздернув голову, заматерился на одного их них. До нас слова не долетали, но ругань явно угадывалась по жестам. Мужик вернулся из-за угла, нам было видно, как он за плечи поворачивает мелкого Клязенька к себе спиной. Я даже подумал, что мужик собрался его придушить, но он лишь поддал Клизму коленкой под отвислый зад, – унизительно, как подростка. Янек Клязенек упал на четвереньки и завопил что-то нечленораздельное. Мужик плюнул в сторону и опять пошел своей дорогой.

Мы с Илмаренком задержались у дома Сапрыкиных, – и ему, и мне пришлось бы проходить мимо пьяного Клязеньки, который все еще стоял на четвереньках в круглом пятне света от фонаря на столбе. Нам не хотелось с Клизмой сталкиваться. Вдвоем не так страшно, но все равно противно.

– Давай, обойдем его по Каменоборской? – предложил Илмари.

– Давай, нечего с ним связываться, видишь, пьяный и обиженный, – согласился я.

На соседних улицах никого не было видно. Тихо, спокойно, даже собаки молчали. Они узнавали нас по шагам и не тявкали. В темных кустах шуршала осенняя подсохшая листва. Вверху, под самой лампой в жестяном отражателе красные и желтые листья светились насквозь, – таинственно и загадочно, как в сказке. А красные кисти рябин в жестком электрическом свете казались темно-бардовыми, почти черными.

– Завтра воскресенье. Так мы с отцом в баню пойдем, на Промышленную, – говорил я. – Вы тоже собираетесь?

– Да. Там опять очередина с утра… – сказал Илмари.

– К вечеру еще хуже будет. И пар маленький, и вода еле-еле теплая.

– Да, надо с утра очередь занимать…

– Я решил записаться в кружок ИЗО во Дворец пионеров, – сказал я. – Давай, Илмари, запишемся вместе?

– Нет. Я рисовать не люблю. Я бы записался в судомодельный. Ты видел шлюпку с парусом у Кости Гнеткина? Он её сам сделал.

– Видел. Красивая… А я люблю рисовать, и дядя у меня художник. Настоящий художник. Он в кинотеатре «Строитель» работает, и афиши для кино рисует. Здорово! По клеточкам! А еще он может бесплатно какое угодно кино смотреть целыми днями! Вот бы мне…

Вдруг, прямо перед нами, из-за темной поленицы дров отделилась низкозадая фигура Клязеньки.

– Клизма! Атас! – от неожиданности громко крикнул Илмаренок почти в лицо Яньке Клязеньке.

– Клизма! – закричал я, – Обрываемся!

Мы побежали вниз, по Каменоборской, а Клязенек рванул за нами.

– Чего ему надо? – на ходу кричал мне Илмаренок.

– Кто его знает? Дурак пьяный, – я слышал, как Янька неотвратимо нас догоняет. У меня уже не хватало сил бежать быстрее, а Илмари скакал впереди меня, не оборачиваясь, и в тот миг, когда казалось, что Янька вот-вот схватит меня за плечо, – я резко отпрыгнул назад, на четвереньки, прямо под ноги Клязеньку!

Он не успел остановиться, на лету споткнулся об меня – и со всего маху врезался кубарем мордой в землю! Так ему и надо!

Илмаренок мигом подскочил ко мне, подхватил за руку, помог мне встать на ноги, и мы побежали вдвоем.

– Здорово ты его! – восторженно кричал мне Илмаренок.

– Прием отработанный! Не в первый раз!

– Как ты думаешь, он нас запомнил?

– Вряд ли… Пьяный, да еще в темноте!

– Чего ему от нас надо? Ведь он оставался у твоего дома.

– Наверное, он через проходной двор прошел на Каменоборскую.

– Чего ему от нас надо? – повторил Илмаренок.

– Да ну его! Дурак пьяный. Другие мужики брезгуют с ним разговаривать, вот он к нам и вяжется, – сказал я. Мы уже подошли к моему дому. – Проводить тебя до барака? – спросил я.

– Нет! Добегу сам! – отмахнулся Илмари, – А потом я тебя до твоего дома буду провожать?

– Так и будем друг за дружкой ходить! – мы посмеялись и распрощались.

Я пошел к крыльцу, но в дом заходить пока не стал. Когда шаги Илмаренка затихли вдали, я на цыпочках прокрался к своей ныкалке. Поискал в траве вход в неё и аккуратно просунул в ныкалку палку. Раздался глухой щелчок, и у меня в руке оказался обрубок палки. Значит, никто еще в мою ныкалку не залезал.

Я достал из ныкалки крысобойку, снова взвел её, зацепив пришибную зубастую челюсть за сторожок, и задвинул подальше, вглубь, зубами на вход.

 

 

 


Оглавление

3. Обмен без обмана
4. "Шанхай" выходит в город
5. "А пошли они все в баню!"
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!