HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Ю`Стус

Параклет

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 20.05.2008
Оглавление

17. Глава XVI. О чем молчит Сфинкс.
18. Глава XVII. Терновый венец для китайской философии.
19. Глава XVIII. Козьма блаженный.

Глава XVII. Терновый венец для китайской философии.


 

 

 

Иллюстрация. Автор: Giger. Название: "Ara".

 

 

 

– Ты думаешь, этому можно доверять? – спросила Мэй Иону.

В руках она держала письмо, извещавшее Мэй Лай об открытом на ее имя счете в одном из филиалов Швейцарского банка.

– Кто уведомитель? – поинтересовался Иона.

– Некий господин Курт Фогель, нотариус.

– Ну, значит, это официальный документ. Нет никаких оснований сомневаться в его подлинности.

– Или чья-то глупая шутка, – предположила Мэй.

– На фирменном бланке и с гербовой печатью? – покачал головой Иона. – Впрочем, ничего не стоит проверить эту информацию.

– Поехать в Берн? – испугалась Мэй. – Я сейчас не могу.

– Зачем ехать? Можно послать запрос, тут же есть адрес и телефон и даже e-mail.

Мэй задумчиво посмотрела на Иону.

– Знаешь, все это так неожиданно и… страшно.

– Страшно? – улыбнулся Иона только лишь для того, чтобы подбодрить Мэй. – Чего ты боишься?

– Когда ни с того ни с сего жизнь начинает тебя одаривать чересчур щедро – это не к добру, – ответила Мэй.

– Что за суеверия?

– К сожалению, это не суеверия, а жизненный опыт. За все надо платить. Я с трудом пережила эту квартиру на Гороховой. Все мучилась тем, что получила ее незаслуженно или несправедливо.

– Какие глупости! – возмутился Иона. – Ты же ее не украла, никому не перешла дорогу, никому не сделала зла…

– Это неважно, – перебила его Мэй. – Важно внутреннее ощущение. У меня неспокойно на душе от этих денег. Такая сумма! Я не готова к этому.

– Может быть, в чем-то ты и права, – сказал Иона. – Но все-таки попробуй взглянуть на это по-другому.

– Как?

– Почему ты не допускаешь, что жизнь просто возвращает тебе то, что когда-то отняла? Ну да! – неожиданно вдохновился этой мыслью Иона. – Разве твое сиротство, детский дом в чужой стране, одиночество, наконец, ничего не стоят? Не есть ли это та самая плата, о которой ты говоришь?

Мэй с удивлением и надеждой посмотрела на Иону. Об этом она не подумала. Тем не менее, все еще сомневаясь, проговорила:

– Но ведь таких как я – тысячи, и такие подарки судьба им не делает.

– А вот тут я с тобой не соглашусь, – возразил Иона. – Каждый получает то, что должен получить.

– Каждому свое? – безрадостно отозвалась Мэй. – На дверях Освенцима было написано то же самое.

– Ну, при чем здесь это? – рассердился Иона. – Если негодяи используют умные мысли для оправдания своих гнусных дел, это ровным счетом ничего не значит. И не нам судить о промысле Божьем. Наше дело соблюдать его заповеди и жить с чистой совестью.

– Заповеди… А ведь я даже не знаю их все.

Иона посмотрел на Мэй с изумлением:

– Ну, это не сложно, – сказал он, – если хочешь, я дам тебе почитать кое какие книги. Может быть, тебя это заинтересует.

– У-вэй, – вспомнила Мэй. – Я всю жизнь придерживалась только этого. Странно, но по большому счету это меня устраивало.

– Ну, почему же странно, – не согласился с ней Иона. – Что такое у-вэй? Принцип невмешательства в естественный ход событий. Природа, Космос, Время – умнее человека. В мире царит порядок и гармония. Просто так ничего не происходит. Любая мелочь имеет не меньшее значение, чем событие глобальное – все подчинено одному закону. Человек не всегда способен этот закон понять, и стремится вмешаться в установленный миропорядок: ему кажется, что он восстанавливает справедливость, а на самом деле он разрушает космическую гармонию мира, сеет смуту и сам себе создает проблемы.

– Ты так глубоко знаком с принципами даосизма? – удивилась Мэй.

– Не только даосизма, – грустно заметил Иона, – я же окончил философский факультет университета. Даже в аспирантуру хотел поступить…

– А стал монахом? Почему?

– Пока не стал. И, наверное, уже не стану.

– Почему? – снова спросила Мэй.

– Я пытаюсь найти истину, понять, как устроен этот мир. Глупо, конечно.

– Я бы не сказала, что это так уж глупо, – серьезно возразила Мэй. – Это многих интересует.

– Вот именно, – усмехнулся Иона. – Только никто еще не нашел ответа. Это как поиск вечного двигателя: ясно, что его не может быть в принципе, но сумасшедшие упорно его изобретают.

– Главное, найти ответы для себя, а не осчастливить ими человечество, – разумно заметила Мэй. – И, кстати, насчет вечного двигателя – если он существует в природе, кто сказал, что рано или поздно его не создаст и человек? Всему все время.

– В природе?

– Ну да. Наша Вселенная, вращение планет вокруг солнца… Этому движению миллионы лет. Чем не вечный двигатель?

– Гм, ты так думаешь? – спросил Иона. – Но ты права: в этом что-то есть…

– Так почему ты больше не хочешь быть монахом? – напомнила ему свой вопрос Мэй.

– Я понял, что религия – не дает полных ответов на мои вопросы. Не хочу зацикливаться только православии. Мне этого мало.

– Как мне мало одного у-вэй. – проговорила Мэй.

– Вот видишь, – горячо и слегка сумбурно заговорил вдруг Иона, – до определенного момента меня устраивала Библия, казалось, – в ней есть все. А теперь… Не хочу останавливаться. Я – изучал китайскую философию, ты – заинтересовалась нашей религией… Что-то же привело тебя в православный храм?

– Ты прав.

– Ты, я – мы отдельные личности, – продолжил говорить Иона. – Но точно также устроено и общество в целом! Поварившись каждое в своей религии, в своей философии отдельные общества тоже хотят знать больше!

– Изучать религии других? – удивилась Мэй. – Люди давно это делают.

– Только изучать – этого мало, – отмахнулся Иона, но тут же и согласился: – Этот этап, действительно, пройден. Пришла пора объединить накопленный опыт и создать новое знание. Основанное на синтезе всех религий, философский учений и научных достижениях. Соединить все самое лучшее, самое конструктивное – разве это будет не правильно?

– Об этом я тоже уже где-то слышала. Но как это осуществить на практике? Это очень трудно. Да и возможно ли? – поделилась своими опасениями Мэй.

– Это случится, даже если мы, люди, не будем прилагать к тому каких-то специальных усилий.

– У-вэй? – засмеялась Мэй.

– Если хочешь, да – у-вэй. Потому что это – закон развития. Мир сам идет к этому, используя накопленный опыт.

– О каком опыте ты говоришь?

– Тебе это должно быть близко, – заметил Иона. – Вспомни, как на рубеже новой эры из Индии в Китай стал приникать буддизм и к чему это привело?

– Возникновению абсолютно самобытной формы буддизма? – догадалась Мэй. – Не делая в китайской культуре никаких революций, буддизм прижился на местной почве и получился тот самый синтез лучшего, что было в нем и китайской философии?

– Конечно! – Иона обрадовался, что Мэй правильно его поняла. – На это ушли столетия, но важен результат. А он – налицо. История распространения буддизма, кстати, не только в Китае, яркий пример того, как духовные ценности цивилизаций, влияя и взаимодействуя друг с другом, переросли в качественно новое знание. Но я уверен, что этот процесс не остановлен. Следующий этап – соединение китайской философии с христианской верой. А буддизм, на сегодня самая распространенная в Китае религия.

– Почему именно буддизм и христианство? – с интересом спросила Мэй.

– Схема та же. – ответил Иона и, видя, что Мэй не совсем его поняла, счел нужным пояснять: – Буддисты проникли в Китай по Великому шелковому пути и, как ты верно заметила, не насаждали свою религию насильно, а укоренялись на почве местной культуры. Точно также сегодня ведет себя и Китай: движется на Россию с востока – без войны и насилия, но неотвратимо и неизбежно. Идет к нам со своей культурой, своей религией, своей философией…

– Верно, – согласилась Мэй, – многие уже бьют по этому поводу тревогу.

– Напрасный труд, – без особой радости, но и без сожаления, ответил Иона. – Это процесс чисто биологический: разросшаяся популяция занимает свободное пространство. Природа не терпит пустоты.

– Современный человек научился контролировать эти процессы, – напомнила Мэй.

– Ерунда! – не согласился Иона. – Сдерживать на какое-то время – может быть, но не контролировать. Да и какой ценой сдерживать? Ценой войны? Если такое, не дай Бог, случиться Россия такую войну, скорее всего, проиграет. Слишком удалены ее восточные регионы от центра, слишком ослаблена наша экономика и несовершенна армия, слишком коррумпирована власть, слишком вымотан реформами народ... И, пожалуй, самое главное: слишком поздно – процесс в самом разгаре! Процесс, который Владимир Соловьев, наш русский философ, предвидел еще в девятнадцатом веке. Он вообще предупреждал об угрозе уничтожения европейской цивилизации в результате столкновения «двух культурных миров – Европы и Китая». Сегодня, если и говорят о китайской угрозе, то, прежде всего, имеют в виду угрозу демографическую и экономическую. О влиянии китайской философии, религии, никто не заботится. О душе, как обычно, не подумали.

«О Русь! забудь былую славу:

Орёл двуглавый сокрушён,

И жёлтым детям на забаву

Даны клочки твоих знамён» – Соловьев написал это более ста лет назад. А кто услышал?

– Но как же ваша Церковь? – спросила Мэй. – Она-то не может об этом не думать.

– Церковь, – печально ответил Иона. – К сожалению, христианство сегодня больше занято собой. Католики стараются освоить сферы влияния, традиционно охваченные православием. Православие сопротивляется. Не все ладно и внутри конфессий… К тому же Христианство в целом больше озабочено влиянием ислама. Это противостояние – не столько двух религий, сколько людей разных культур – очень опасно. Вряд ли какая-то из них уступит… Боюсь, впереди у нас не самые лучшие времена.

– То есть, пока две из мировых религий борются друг с другом, третья, скорее всего буддизм, тихо и мирно освоит новое пространство? – сделала вывод Мэй.

– Думаю, так и будет, – подтвердил Иона. – Тем более, что буддизм набирает популярность, особенно тибетский. Как обычно, он не поглотит имеющиеся религии, а сольется с ними. И, в первую очередь с православием, ведь Россия – православная страна. Особенно ее дальневосточная часть: католиков там мало. Восток неизбежно сойдется с Западом и поле боя – Россия. Другого места для такой великой битвы на земле просто нет. Битвы не столько оружия, сколь духа. И коль уж именно на нас наступает Китай со своей религиозной философией, нам и вступать в этот будущий симбиозСимбиоз – взаимовыгодное существование организмов разных видов..

На какое-то время Мэй задумалась, а потом неуверенно заметила:

– Ну, не знаю. Это ведь две такие разные, совсем не похожие друг на друга религии. У вас – Бог-Творец, а буддизм по сути атеистичен – в нем нет единого Бога. Как это можно совместить?

– В том то и дело, что можно. У буддистов нет единого Бога – это правда: там сам человек должен достигнуть духовного совершенства! – подхватил Иона. – И христианский Иисус – Богочеловек, не переходное ли это звено? Не забывай, согласно христианскому верованию человечество ждет еще одно пришествие. Кем будет Этот Пришедший, если предыдущий был Богочеловеком?

– Значит, грядет своего рода глобализация духовной сферы?

– Очень на это надеюсь, – ответил Иона. – Лично я убежден: у человечества единое происхождение и единый путь развития. В мире все больше и больше глобальных, то есть общепланетарных проблем. Это проблемы не только в сфере экономики, экологии, производства или культуры. В сфере духовной их не меньше, а их решение, пожалуй, даже важнее, чем решение проблем сугубо материального плана. Человечество объединится в духе через единую веру – это мое убеждение. Кстати, последние научные данные это подтверждают.

– Научные? – удивилась Мэй. – В науке, насколько мне известно, истинно только то, что доказывается с очевидностью. Разве можно с полной очевидностью доказать хоть что-нибудь связанное с верой?

– Нейротеологи уже доказали: вера в бога определяется физиологией человеческого мозга. Люди веруют на уровне физиологии и биохимии, а вовсе не в результате каких бы то ни было социальных условностей! В момент медитации у буддиста и во время молитвы у христианина в мозгу происходят одни и те же процессы. Это экспериментально установленный факт. Вера заложена в человека биологически – природой.

– А как же атеисты? – напомнила Мэй.

– Атеисты тоже верят! – горячо возразил Иона. – В добро, в справедливость, в себя, наконец. Вспомни коммунистический атеизм – разве он был лишен веры? В том-то и смысл будущего единства – оно должно сплотить в духе все, без исключения все, человечество.

– Боюсь, до этого так далеко! – усомнилась Мэй.

– Буддизм в Китае утверждался сотни лет, – согласился Иона. – Для утверждения единой веры может понадобиться еще больше времени. Впрочем, все в мире сейчас убыстряется. Но наша задача осознать неизбежность самого процесса объединения религий и суметь в него вписаться, а не противостоять ему.

– Думаю, такое противостояние неизбежно, – покачала головой Мэй и спросила: – Но, допустим, буддизм сольется с христианством. А как же ислам?

– Ислам не останется в стороне. У него много того, что понадобится человечеству в будущем.

– Алая кровь Христа, желтое одеяние буддийского монаха и зеленый цвет ислама… – задумчиво проговорила Мэй. – Красный, желтый, зеленый. Как на светофоре.

– А что? – улыбнулся Иона. – Очень даже неплохое сравнение. Светофор регулирует движение на дорогах, предотвращая множество аварий и трагедий. Почему бы роль подобного регулятора в обществе не взять на себя будущей объединенной вере? Потребность давно назрела. Но не стоит забывать и о науке, которая может стать основой такого объединения. Древком, держащим трехцветный флаг. В науку, кстати, большей частью атеисты и верят. Впрочем, я увлекся.

Иона замолчал, думая о чем-то своем, а потом вдруг сказал уныло:

– Но все это – мои фантазии. Однажды их уже высмеяли, и, быть может, вполне справедливо.

– Ты кому-то об этом рассказывал? – осторожно поинтересовалась Мэй.

– Да, – не очень охотно признался Иона. – Я изложил это в своем реферате. Когда поступал в аспирантуру.

– И что же?

– А! Ничего. Ничего не вышло! – Иона снова задумался и, наконец, произнес: – Может, оно и к лучшему. Все это требует более тщательной проработки. Трех-четырех лет учебы в аспирантуре явно не хватит. Да и одних только теоретических предположений мало. Хорошо бы все познать на практике. Вот тогда можно было бы, обобщив собственный опыт и научные изыскания, вывести более совершенную концепцию…

– Расскажи поподробней, что имеешь в виду, говоря о практическом опыте? – попросила Иону Мэй.

– Изучить мировые религии изнутри. Пожить в тех странах, где они исповедуются, – охотно пояснил Иона. – Тогда многое можно понять. За эти годы я неплохо усвоил христианство. Но остается буддизм, ислам, иудаизм, брахманизм…

– Скажи мне, – неожиданно попросила Мэй, – а ты сам готов сменить свою веру на новую? Ту самую, всеобщую, которая в будущем объединит человечество?

– Нет, – не задумываясь, ответил Иона. – Я размышлял над этим и понял, что не смогу сменить веру. Да и самой новой веры, по сути, еще нет. К ней только предстоит прийти. Путем эволюции духа. Как отдельно взятая личность я такой эволюции не прошел. Ты знаешь, однажды я понял: чтобы пользоваться плодами достижений науки и техники не обязательно самому быть изобретателем. Чтобы использовать духовный опыт человечества, надо, прежде всего, иметь свой – пройти этот путь от «а» до «я». Иначе ничего не поймешь. Я православный христианин им, скорее всего, и останусь до конца своих дней. Но это не помешает мне изучать будущее, стремиться к нему и… верить в него.

– Ты уверен, что твоя Церковь тебя поймет?

– Ты права – православие очень консервативно, – согласился Иона. – Протестанты в таких вопросах гибче. Но, к сожалению, все в мире или развивается, обретая новую форму, или умирает. Третьего не дано. И рано или поздно православное христианство тоже окажется перед выбором: развиваясь, двигаться вперед или уйти со сцены истории. Последнего мне очень бы не хотелось. Поэтому предмет моих духовных и научных поисков простирается шире закостенелых догм.

– Но, я так понимаю, многое упирается в деньги? – спросила Мэй.

– Деньги – хорошее средство воплотить мой замысел. – ответил Иона. – Они очень облегчили бы решение многих вопросов. Не только чисто организационного или бытового характера. С помощью денег проще добывать информацию, которая в наше время, к сожалению, тоже продается и покупается. Но ты знаешь, о чем я сейчас подумал? – Иона внезапно остановился, пораженный пришедшей ему в голову мысли.

– О чем?

– Разве финансовые затруднения могут стать препятствием для того, кто хочет найти истину? Кто ищет духовного, стоит ли тому думать о материи? Так можно и с места не сдвинуться. Как я раньше на это не решился? – удивляясь собственной недогадливости, воскликнул Иона. – Главное, сделать первый шаг. Неужели Господь мне не поможет? Ах, я маловерный!

– Не понимаю, – растерянно произнесла Мэй. – Ты что-то задумал?

– Ну, конечно! – ответил Иона, глаза его светились искренней радостью. – Кое-какие сбережения у меня есть. Я начну с Тибета. Знаю, туда не легко попасть, но я найду путь. А там… Пусть Господь помогает. Как думаешь?

Иона вопросительно посмотрел на Мэй.

– Думаю, это здорово, – серьезно ответила та. – Кстати, ты помнишь, с чего мы начали наш разговор?

Мэй глазами многозначительно указала на письмо от нотариуса г-на Фогеля, которое все это время так и держала в руках.

– Ой, прости! – спохватился Иона. – Ты пришла ко мне за советом, а я вместо того, чтобы помочь, забиваю тебе голову своими глупостями.

– Я совсем о другом, – быстро проговорила Мэй. – И это совсем не глупости – то, что ты говоришь. Я поеду с тобой. Если, конечно, ты не против.

Она умоляюще смотрела в глаза Ионе.

– Ты? – удивился и одновременно растерялся тот. – Но как же… А твоя работа? Я и сам только что это решил…

– Но ведь решил? – допытывалась Мэй Лай.

– Думаю, да.

– Ты сомневаешься! – с укором сказала Мэй. – Почему? Не смей!

– Да нет же, но… – замялся Иона.

– Это был порыв твоей души. Сейчас подключится разум, посеет сомнения и все испортит, – жестко проговорила Мэй.

– Ты права.

– Значит, едем?

Иона, не ожидавший такой решимости от этой хрупкой молодой девушки, смотрел на нее молча и с восхищением.

– Едем! – сказал он твердо.

– Вот и замечательно! – обрадовалась Мэй. – Я не буду тебе обузой. Не забывай – я знаю несколько наречий китайского языка и его письменность. Уж где-где, а на Тибете язык пригодится. Точно так же как и это – тоже придется весьма кстати.

Мэй снова указала на уведомление швейцарского нотариуса.

– Ты имеешь в виду деньги? – побледнел Иона. – Нет. Я не смогу ими воспользоваться.

– Но почему? – удивилась Мэй.

– Нет-нет. Я совсем не за этим все тебе рассказал. Я даже не думал об этом.

– Я знаю, – спокойно ответила Мэй.

– И вообще, я никогда не жил за чужой счет, – тихо, но твердо добавил Иона.

– Я тоже! – рассердилась Мэй. – Для меня это такие же чужие деньги, как и для тебя. Нет, ничего не говори. Лучше послушай меня. Я не предлагаю тебе прокутить их в казино или потратить на праздные развлечения. Но нам было бы глупо тратить силы и время на то, чтобы добыть средства на пропитание и проезд, когда мертвым грузом в банке лежит такой капитал.

– Но это – твой капитал! – с отчаянием возразил Иона.

– Пусть, – согласилась Мэй. – Значит, я могу распорядиться им так, как сочту нужным. Тебе потребуется спонсор. Сегодня это нормальный, цивилизованный способ финансирования любых предприятий. На глупые амбиции бездарных певиц и актеров уходят куда большие деньги. И никого это не смущает. А тут… Я ведь тоже буду в этом участвовать, получу колоссальное удовольствие, многое познаю. Это же такое счастье – познать самому и помочь другому!

– Ты не пробовала учиться на адвоката? – пошутил Иона, чувствуя как куда-то уходит прочь неловкость. – У тебя не плохо получается.

– Так ты согласен? – просияла Мэй Лай.

– Я должен дать тебе время.

– Зачем?

– Любое решение нужно обдумать. Вдруг ты поддаешься эмоциям? Минутной слабости...

– Какой вздор! – перебила его Мэй. – Вот уже несколько лет я не нахожу себе места, думая о том, как бессмысленно проходят дни. И вообще, – Мэй лукаво прищурилась: – Несколько минут назад ты сам сказал, что Господь тебе поможет. И вот, когда Он так скор в Своей помощи, ты отказываешься от нее?

– Хорошо, – сдался Иона. – Улаживаем все формальности и – в путь! Может быть, и в самом деле – сам Бог мне тебя послал?

– А мне – тебя! – радостно отозвалась Мэй. – Ого! Ты только посмотри на часы!

– В самом деле, – оглядываясь по сторонам, спохватился Иона. – Кажется, мы остались одни.

– Ничего, – успокоила его Мэй, – сейчас многие заведения работают до последнего посетителя. Видимо, мы попали как раз в такое.

– А вообще, где мы? – спросил Иона у Мэй. – Я ведь даже не обратил внимание на то, куда мы зашли.

– Я тоже, – пожала плечами Мэй. – Да и какая разница? Пойдем?

Они вышли на улицу, в самую гущу ночи. Впрочем, в большом городе ночь съедается: шумом редких машин, светом иллюминации и людьми, даже в такую пору куда-то спешащими по своим делам…

События этой ночи полностью исказились в сознании послушника Ионы и его новой знакомой Мэй Лай. Мэй помнила, что накануне она получила письмо из Швейцарии, уведомлявшее ее о деньгах, положенных на ее имя матерью – женщиной, о которой Мэй ничего не знала. Полученная столь внезапно информация обескуражила и озадачила Мэй: она растерялась. Зачем-то забрела в православную церковь. Познакомилась там с этим удивительным человеком по имени Иона, который, как и она, стоял на перепутье. Они договорились встретиться на Невском проспекте, зашли в первое попавшееся кафе, где просидели до глубокой ночи. Им казалось, они знают друг друга тысячу лет. Увлеченные этой общностью, схожими обстоятельствами и, как потом выяснилось, обреченные на общий жизненный путь, Иона и Мэй ничего не видели вокруг себя.

И не было никаких страусов, и головокружительного полета над городом, и странного ирреального мира без времени и пространства. Не было Тьмы и Света, да и никакого Параклета не было тоже… Старец оказался прав – каждый помнил и знал лишь то, что ему положено было помнить и знать.

Иона и Мэй даже не догадывались о том, что все полученные ими впечатления прочно впечатаны в них и скоро проявятся в виде интуитивных озарений, ничем не объяснимого стечения обстоятельств и даже чудес, которые ждут их впереди.

 

 

 


Оглавление

17. Глава XVI. О чем молчит Сфинкс.
18. Глава XVII. Терновый венец для китайской философии.
19. Глава XVIII. Козьма блаженный.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!