HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2024 г.

Владимир Захаров

Сладкие монстры памяти

Обсудить

Сборник стихотворений

 

Публикуется в рамках проведения конкурса грязного реализма имени Чарльза Буковски

 

  Поделиться:     
 

 

 

 

Этот текст в полном объёме в журнале за март 2024:
Номер журнала «Новая Литература» за март 2024 года

 

На чтение потребуется 50 минут | Цитата | Скачать файл | Подписаться на журнал

 

18+
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 9.03.2024
Иллюстрация. Автор: Владимир Захаров. Название: «Ботинки». Источник: https://newlit.ru/

Оглавление

  1. ботинки
  2. мясной ряд
  3. враньё
  4. чёрные купола
  5. всех не победишь
  6. чистый голубой
  7. двери
  8. зверь
  9. мимо
  10. мёртвые не танцуют
  11. письмо любимой мёртвой
  12. сладкие монстры памяти
  13. карельская пасха


ботинки

нашёл я их на помойке
а где ещё дворнику
стояли на пьедестале рваной коробки
как два чёрных подонка
на углу бульвара
кто-то их выставил за дверь
плохо себя вели?
такие
обычно
плохо себя ведут
и ты
в таких
обычно 
плохо себя ведёшь

я справлял дворницкую работу
бросая на них осторожные взгляды
в чём подвох?
вид у них был дерзкий
каши не ели
не стоптаны
тупорылые носы задраны
металлические кольца шнуровки
блестят под дождём как новенькие

это было похоже на западню
подозревал
что стоит только протянуть руку
и отожрут руку к х*ям
или какой-нибудь тролль подбежит
и ё*нет монтировкой по затылку
умру

вот такие смертельные мысли
будили во мне те чёрные ботинки
пока я справлял собачью работу

это было перчаткой
мордатые ублюдки ‒ бросали мне её
я был подогрет
как Али перед «Грохотом в джунглях»
как промежность Жанны д’Арк
перед Компьеном
озирался
ища момента
чтоб не на глазах у всех
чтобы украдкой и вором
похитить тех беспризорников
без потерь для достоинства
которое я в себе ещё подозревал
хех

опорожнил бак в помойку
и
решившись
схватил зверей за загривки
оказались ‒ тяжёлыми
как я и люблю
другими и быть не могли

всё лёгкое в этом мире ‒ подделка
все лёгкие люди
с пристроченными к ёбл*м улыбками ‒ подделка
когда бьёшь по их фальшивым улыбкам
не разбиваешь кулак о зубы
за улыбками лёгких людей ‒ зубов не бывает
только мягкое розовое ничто
как изнанка п**ды

схватил за загривки
и давай бежать в свой подвал
рассматривать сокровище
что похоже на приманку для крысы
в моём положении не веришь в подарки судьбы
их не было

ублюдки не кусались
и были целы
рыла немного щербаты
всё же их объезжали
но даже белая нитка строки не заговнена
можно отмыть
дамы и господа
настоящие Мартенсы!
представил я ублюдков
подвальным трубам и песку
настоящие джентльмены
с ухмылками Кокни
на мерзких и опасных рожах
и вполне по ноге
я прикинул подошву
к подошве своих дворницких ботов
как на меня пошиты
или
я
как на них
пошит
жалкое уё**ще

кто же их бросил?..
почему?..
кошачьими ссаками не пахли
не заношены
подозреваю
что с ними просто не справился прошлый владелец
чтобы носить такие ботинки
нужны яйца
они сами по себе вызов
и кость в горле
тяжёлые
как вдовьи слезы
дикие
как пьяная рожа шлюхи
линии совершенны
как силуэт крокодила
в лунном отсвете
за секунду до страшного всплеска
что я несу?!
крокодилов только по телевизору видел
давай по новой!
линии ботинок были совершенны
как чёрная вереница волчьей стаи
трусящей по горизонту замёрзшего озера
этих маньяков мне доводилось видеть не раз
прекрасные варвары
совершают голодные набеги в город
насилуют местных сук

вот такой силуэт
был у тех чёрных ботинок
что я нашёл на помойке
а где ещё дворнику

потом было много драк
в тех ботинках
много пьянок
секса
сына я
конечно
зачал не в них
иначе бы родился Омен
но встречал сыночка
в тех чёрных ботинках
бежал к нему по летнему склону
пьяный и счастливый
вспахивая щербатыми рылами июньский пух
заворачивая цветы в самоё себя
спустя несколько лет и жену хоронил
в тех чёрных ботинках
они отлично подходят для похорон
я и сам был бы не прочь
въехать в загробный бедлам
в них
но
сносились
выручая из многих передряг
пали старые товарищи
раскрыв хищные рыла
в последнем
скучающе-наглом
зевке
распустив
                 белую
                           строку

покойтесь с миром
прекрасные варвары
я вас не забуду

на смену им
купил похожие
правда
новые
нужно их основательно под-убить
чтобы проявили характер
прорезали голос

я всегда носил тяжёлые ботинки
со стальными носами
убейте меня
если наступит тот день
когда моя жизнь
перестанет им соответствовать
перестанет соответствовать
моя старая жопа
на х** так жить!

мясной ряд

всякое долгоиграющее мясо
чья роль продолжительна
диалоги длинны
а мизансцен
хоть жопой жуй
ведёт себя осторожно
о!
как же осторожно
долгоиграющее мясо
запои не больше трёх дней
незнакомки с их сраными вуалями
только с резинкой
ну и желательно не обжираться
всяким дерьмом
желательно ‒ кушать
кушать что-то диетическое
чтобы желудок не треснул к х*ям
и жопу не разорвало

всякое долгоиграющее мясо
может и не догадываться
о причинах своей осторожности
некоторые (я)
её (осторожность)
называют ‒ трусостью
может и не догадываться
вести себя так по наитию
бессознательно ‒ ссаться
инстинктом избегать острых углов
тёмных переулков
поножовщины с пьяной женой
разборок под камерами
гололёда
когда ты пьяный в говно
решил прогуляться до винного
пускай и ценой нескольких костей
прогуляться до винного
за добавкой
за гвоздём
в твою и так уже колом стоящую ‒ крышку гроба

долгоиграющее мясо осторожничает
ощущая на себе взгляд Драматурга
что с усердием надрачивает её роль
и пока не обкончался прострелом многоточий

долгоиграющее мясо осторожничает
и там где другие рвутся из жил
из всех сухожилий
долгоиграющее мясо не спринтует
прикидывая дистанцию
рассчитывая силы
распределяя дыхание
долгоиграющее мясо
это про марафон
правда
долгоиграющее мясо до последнего не верит
что в том забеге никто не выигрывает
до последнего грезит
что за пыльными кулисами – Рай
и если оно не отступит от роли
будет осмотрительно
то обязательно попадёт туда
за кулисы

но оно
просто дольше бежит
просто
           дольше
                        протухает

как правило
долгоиграющее мясо
не на первых ролях
массовка
наполнение кадра
мясной ряд
задник
иллюзия изобилия
фон
Драматургу нравится
когда фон без пустот
правила живописи
такие
пускай и картина ‒ говно
но правила соблюдает даже Драматург
каждый соблюдает свои правила

не всякое долгоиграющее мясо
при этом
сложно сочинено
скорее наоборот
редко когда долгоиграющее мясо
ещё и сложносочинённое
всё же
это для первого плана
все эти витиеватые мраморные прожилки
добротная структура
особый цвет
яркий
даже в самой тёмной подворотне
заметен тот цвет
мимо не пройдёшь
 
сложносочинённое мясо
выращивают специально
кормят отборной мертвечиной
с грудным молоком
оно успевает проглотить всех тех
кто был до него
тех
     всех
похожих на себя
чтобы потом пожрали и его
с грудным молоком иных матерей

сложносочинённое мясо ‒ редкость
деликатес
именно для него наполняют задник
создают фон
наводят свет
предваряют отдельной музыкальной темой
чтобы блеснуло
двинуло сюжет сраной пьески
добавило вкуса
осветило мрак в пустом зрительном зале
где лишь один Драматург
хлопая себя по ляжкам
перебегает по рядам
утирая пот со лба
ёрзает в поллюциях
приговаривая:
как же я хорош
сука
как же я
сука
       хорош

сложносочинённое мясо блистает
пока на него направлен свет
текст не проговорён до конца
а музыка ещё играет
но ненадолго
это
     всё
          ненадолго
уже вскоре
объедки сложносочинённого мяса
кинут псам
а кровавое пятно
присыплют опилками
и останется лишь долгоиграющее мясо
задник
фон
то самое долгоиграющее мясо
с мечтой о кулисах

плевать на мясной ряд
недолюбливаю
обхожу стороной
в артикулах не избирателен
жру что попало
точнее
           закусываю
всем
       чем
             попало
но всё же
один сорт мяса
мне особенно мил
дорог
один сорт мяса
особенно ценен
любим
из тех
что играет недолго
порчено с рождения
с выжженной
как в обоссаном лифте
кнопкой: «стоп»

скоропортящееся мясо
бежит красиво
это случайность
выпадение из ряда
пока Драматург отошёл на поссать
или задремал в антракте
скоропортящееся мясо наведёт шороху
выпрыгнет на первый план
обрушит кулису
(там только пыль и тлен)
разбежится в плотные ряды долгоиграющего мяса
разобьётся об них
подожжёт занавес
напьётся
сгорит само
воскреснет
снова напьётся
и снова сгорит
оттрахает кого-то
кого-то убьёт
сойдёт с ума
проблюётся
расплачется
возопиет невпопад
возопиет не по сценарию
разбудит тени
с тенями обручится
в тенях растворится
уйдёт
не оставив ничего
кроме эха

долгого

очень долго эха
блуждающего под сводами театра

такое мясо мне милее всего
глаз намётан
отбираю его безошибочно
разгребая все эти деликатесы
весь это стандарт
относя домой
кладя в морозилку
наливая рюмку
и любуясь
как свет играет на лиловых прожилках

свет всегда на них играет

враньё

мне казалось
я видел
когда она врёт
жалкая сука
любимая стерва
бестия с волшебными ногами
грацией козы
и профилем как с византийских монет
наивно полагал
что так всегда
что стоит ей пропасть на несколько дней
прое**ться с работой
зажилить пузырь
или назвать полный дом своих бл**ских подруг
и я это заранее увижу
увижу в глазах
распознаю в повадках
услышу в голосе
нащупаю в п**де
увижу!
увижу враньё
полагал
что это особая степень доверия
близости
качественный уровень любви ‒ видеть ложь
ведь когда двое настолько близки
что секс уже не так интригует
и идея поубивать друг друга
будоражит сильнее
от идеи поубивать друг друга
твёрже стоит
и сильнее течёт
когда двое настолько близки
что заранее берут телефонную трубку
или не сговариваясь
встречаются в городе
идя с разных его концов
а мысли как последняя бутылка
одна на двоих
то ложь
когда двое настолько близки
умолчанием очевидна
ведь так?..
так?..

да х** там!

стоило ей сдохнуть
и у меня открылись глаза
стоило ей в последний раз меня кинуть
и я всё просёк
продравшись через похоронный запой
оглушение и разбеги в стенки
отупение и бесчувствие
я начал вспоминать
память моя
как забитая в угол шлюха
подползала
со свисающей с подбородка слюной
царапала ламинат
кряхтела и пердела
выговаривая всё то
что я не увидел
или
      увидев
предпочёл не замечать
и как бы я ни пытался избегать шлюхи памяти
вновь забивая её ногами
загоняя в угол
растаптывая
затыкая себе уши
шлюха не умолкала
и даже в ночи невозможно было укрыться
в прекрасной ночи
что всегда была последним пристанищем
она и во сне меня настигала
сладкая шлюха памяти
во сне было ещё хуже
ко мне вновь являлась Она
любимая стерва
бестия с волшебными ногами
грацией козы
и профилем как с византийских монет
только теперь
за проектором
стояла шлюха памяти
и
крутила
             крутила
                           крутила
страшный иллюзион
и я смотрел на бесконечное враньё
на все измены
на курсив предательства
которым были набраны наши отношения
свёрстана любовь
просыпался будто изнасилованным
точно прогнали через палочный строй
высекли и обоссали
прозревший и несчастный
обманутый в последний раз
обобранный и жалкий
с одним заученным уроком
затверженным до обломков зубов
до зажёванных в кровавую кашу губ

НЕ ВРИТЕ!!!

все мы не бессмертны

НЕ ВРИТЕ!!!

шлюхи памяти ‒ вдоль трасс

НЕ ВРИТЕ!!!

ну
    или
попереубивайте любимых
перед собственным отъездом из города

тебя же
жалкая сука
любимая стерва
бестия с волшебными ногами
грацией козы
и профилем как с византийских монет
я не перестану любить ‒ никогда
но это ты и так знаешь
хотя и врала мне
как распоследняя б**дь

чёрные купола

безобразным скандалом
меня выкинуло на балкон
как морёную корягу
на лысый берег
я был похмелен
зол
пах ломило
от полной любви ночи
голова лопалась
от полного криками утра
было воскресенье
я успел прихватить последнее пиво
с собой
я успел захлопнуть дверь
за собой
жена колотила в неё и орала
но отвернувшись
я закурил
стеклопакет не пробьёт
и посмотрел на чёрные купола
от которых журчал колокольный бой
глотнул пива
потрогал осенний дождь
глотнул ещё
пёрднул
и подумал о том
что чёрные купола ‒ прекрасны
а колокольный бой ‒ чарующ
я помню
как начали строить церковь
точнее
её уже строили
когда я переехал лет семь назад
долго было не понять
что это вообще такое
лишь регулярно там топили смолу
её средневековый запах разносило по всей округе
а под стройкой был круглосуточный
нарезавшись
я частенько фланировал до него
и пару раз зависнул со строителями того
что в итоге оказалось церковью
они жгли костёр в ночи
первобытным инстинктом ‒ меня притягивало
то были бедовые зодчие
круты и немногословны
утёсы над холодной водой
со сроками или войнами за плечами
я раздавливал с ними пузырь
слушал живодёрские истории
рассказы из ада
наверняка
тоже им что-то рассказывал
хотя
       я 
         необщительный
наверно
              просто курил
или залупался
если уже нажратый
(вроде бы однажды проснулся слегка побитым)
но я так и не узнал
что эти псы строят церковь
или успевал забыть на утро
так и не узнал
а сам бы и не заподозрил
что бедовые зодчие ‒ строят церковь
пока в один из дней
не увидел чёрные купола
шайку из пяти головорезов
центральный был за главаря
самый большой и наглый
они мне понравились
и нравятся сейчас
когда я с последней банкой пива
курю на балконе
а за спиной беснуется жена
за воплями не слышащая
как журчит колокольный звон
дура!
чего плохого не подумайте
в Бога я не верю
по крайней мере в того
в честь которого строили церковь
если он и есть
или
      они
полагаю
им насрать на нас
как и нам насрать на муравьев
как знать
может и муравьи
возводят церквушки
в честь однажды прошедшего мимо забулдыги
не верю
хотя и читаю Отче наш
по утрам и перед сном
чёрт пойми зачем
и кому
так просто легче просыпаться
и засыпать
кнопка
            медитация
                               привычка
короче
вся эта религиозная лабудень ‒ мне до лампочки
но чёрные купола ‒ нравятся
я видел
как приезжал какой-то жирный первосвященник
на тачке стоимостью с десяток моих однушек
вот он мне не понравился
наверняка только всё напортил
правда
с такой жирной жопой и бабьими бёдрами
он вряд ли бы добрался до куполов и звонницы
и они остались не осрамлены
его моросливой кисточкой и завываниями

докурив и допив пиво
я вдохнул воскресного утра
с отзвуками колокольного боя
и понял
что жизнь ‒ говно
но я уже немного умею жить
и неплохо бы сгонять за добавкой
но сначала успокоить женщину
единственным мне известным способом

в сером равнодушном небе
чернели купола

всех не победишь

мне позвонили
и сказали
где она

в плохом районе видели
с маленьким
мальчиком

пьяный
район
и она

пьяная
шлялась по району
с маленьким мальчиком
 
и с плохими людьми в придачу
с отребьями человеческими
с пустыми дешёвками

за которых я и в худшие годы
не дал бы и волоса
слова не проронил

но я и сам был не в лучшей форме
проснулся пьяным и в бардаке
без неё и мальчика

надел свои самые тяжёлые ботинки
пересчитавшие много костей
ботинки-костоломы

допил одонки из шеренг бутылок
марширующих вдоль дивана
и отправился в путь

таксист говорил о войне
о новой войне
так назвал её

я молчал о войне старой
на которую ехал вновь
которая не кончалась

в плохом районе много плохих домов
ещё больше плохих людей
и звонившие мне

они вели меня тайными тропами
при этом держась в тени
боялись

бутылкой
расплатившись за помощь
поднялся по деревянной лестнице

перила ходили ходуном
ступени трещали
стены сыпались

на палубе второго этажа
курили отребья
я кивнул

и вломившись в квартиру
быстро запер дверь
подперев собой

полы обхезаны
снуют облезлые кошки
среди них ползает мальчик

я склонился к нему и поздоровался
он узнал меня и улыбнулся
я усадил его в прихожей

в убитой комнате
вповалку спали дешёвки
а на диване кверху жопой она

и вот тут я и совершил ошибку
пинком разбудив её
чтобы сказать

что она тварь
и как будто
не знала
как будто
и без меня не знала
что так не поступают
с мальчиками
и мужчинами
что это грязно и подло
так с нами поступать
и всем нам не место
в плохом районе
на шум восставали дешёвки
я сшибал их на подъёме
пыром ботинок
пересчитавших много костей
и обновляющих счёт
щербин на носах
это было слишком легко
я хохотал как безумный
да разразится битва!
она ныла и стенала
мальчик смеялся
я был хорош
но одному из мертвецов
удалось стащить меня на пол
я сидел на нём
от мертвеца пахло кислятиной и сексом
я месил его своими длинными руками
уже находя это скучным
и вот тут-то и попался как любитель
она зашла со спины
и саданула бутылкой
в глазах потемнело
за шиворот потекло
опираясь на голову мертвеца
я не с первого раза поднялся
она стояла с мальчиком на руках
в ореоле небесного света
ловко обезопасилась
я слепо потянулся к мальчику
но смог бы его забрать
только убив её
к тому же я не был уверен
что до того не вырублюсь сам
тьма не спешила из глаз
тварью
вновь назвав её
я скатился по лестницам
шатким
как в шторм

таксист дал мне тряпку
чтобы я не заляпал
салон

он больше не говорил о новой войне
смотря на меня в зеркало
бледного и дикого

перед домом заехал к родителям
мать зашила затылок
отец дал чистое

она вернулась тем же вечером
с маленьким мальчиком
и зелёнкой

пока купала мальчика
я ему стелил
думая

всех не победишь

чистый голубой

чёрная звезда...
кой чёрт
в моих ушах чёрная звезда?
когда ноги подкашиваются
руки не держат лопату
а снег рушится
как оглашенный
несколько дней к ряду
рушится
а я несколько дней к ряду
пью
бодаясь с ним
загоняя в стойло
разгребая за небом всю его пое**ту
понятно
что Боуи прохавал тему чёрных звёзд
как никто другой
прохавал
но в день сегодняшний
наверное
в последний мой день
потому что нет никаких сил
а отчаянье посоревнуется с мейджертомовским
чёрная звезда догрызлась-таки до моей души
Зигги дотянулся с того света
коснувшись хладными перстами
мерцающими космической пылью
и я
не чуя земли под ногами
теперь и под сердцем не нахожу опоры
там лишь тоска по недостающему
опломбированная выемка

подождите секундочку

сблевану

и не сказать
что я удивлён
всё к тому шло
я облажался
пил несколько дней
черно пил
беспробудно
как в последний раз
накапливал долги перед собственным мясом
и кассами микрозаймов
подходило время их оплачивать
всё к тому шло
а снег всё навязался и навязывался
в непрошенные собутыльники
как третий лишний
как тот чувак у Хэма
который не понимал
когда пора уходить
снег навязывался
садился на шею
садился уродом на грудь
в мои недолгие отрубания
и вытягивал жилы
последнюю мякоть тела черствил
выжимал последние капли пота
а женщина
с которой я тогда шарахался
добирала остальное
меня мотыляло от лопаты к бутылке
от бутылки в койку
и так по кругу
если мы с ней не трахались
то ругались
я был слишком убит
чтобы найти закономерность
но уверен
закономерность была
скорее всего
была
и ещё
я так часто не говорил слова любовь
как в те кромешные каникулы
женщина тоже его говорила
мы склоняли любовь на все лады
цеплялись за неё
как за спасательный круг
как за пробитые
одним-единственным гвоздём
щиколотки
оправдывали всё
любовью
защищались ей от заоконного мира
вдалбливали друг в друга
до потери сознания
до болезненных содроганий
до крика
              и плача
                           и смеха
обочина располагает
к этому чувству
на отшибе ничего не остаётся
кроме любви и бутылки
мы платим слишком много
за ещё большее
смертью
за вознесение
за свет в космической тьме
за плечо в безнадёжной ночи
но
так или иначе
я дотащился до предела
до скорого низвержения в бездну
жопой чувствовал
знал
что скоро накроет
и на последнюю битву вышел
без шанса победить
меня обступало белое воинство
сугробы в человеческий рост
они смотрели на меня
как на говно
им я себя и чувствовал
сгребая и заволакивая на их безобразные
бесформенные
как в фильме Линча
головы
ещё немного роста
чтобы страдать ещё больше
отнять у себя последние силы
и вот
когда ветер выслезил глаза
и я уже почти ничего не видел
когда лопата больше не поднялась
и ноги дрогнули как у старика
я отпустил
и лопату
               и небо
                          и жизнь
повалился в сугроб
понимая
что если поднимусь из него
то уже форменным идиотом
или
      бесформенным
бесформенным сугробом
в человеческий рост
больным и тупым
из выхоложенной головы
ушла всякая мысль
и лишь сэр Дэвид
всё чё-то там пел
про чёрную звезду
на грани сознания
откуда-то с той стороны
человеческими словами
но голосом уже не вполне с земли
под человеческую музыку
но звуковыми сочетаниями
не вполне отсюда
в моём теле и так оставалось мало тепла
всё больше водочный осадок и переливчатая боль
снег забирал последнее
люди ходили мимо
кивали
здоровались
был ещё день
и они решили
что их дворник просто устал
ведь все дворники так отдыхают
не правда ли
в сугробах
мертвецки бледные
со взглядом безумца
а напротив был недавний раскоп
тот самый
доконавший меня
я смотрел в его жерло
в самую суть
в душу
белый цвет снега
подсвеченный белым светом дня
оказался неоднороден
и чем дальше в глубину раскопа
тем он был чище
белый цвет
едва заметно
переходил в голубой
зачарованно
как во сне
я поднял лопату
чуть копнул
свет поголубел
я копнул ещё
и вновь ‒ голубее
копал дальше
и вот
на самом дне свежего сугроба
я нашёл его
 
чистый голубой!

даже не цвет
а мерцание
дрожащее голубое мерцание
чище я ничего не видел
это была самая чистая штука в мире
грошовое чудо забулдыги
игра в узнавание
морковка перед носом
я копал и копал
всякий раз
находя этот чистый голубой
сбрасывая на обочину
и ища снова
заметить не успел
как убрал весь участок
обалделый и счастливый
узревший то
на что у других кишка тонка
да ещё поищи дураков
что почти убьют себя
чтобы доискаться чуда
почти свихнуться
пройдя по грани
про таких канатоходцев говорил Заратустра?..
так или иначе
сэр Дэвид
так или иначе
я тоже кое-что наныл
нарыл
под твою чёрную звезду
и мне тоже есть
что теперь рассказать
пускай и не так прекрасно
как рассказал ты

поднялся к себе
уже не вполне человеком
невесомый и задумчивый
женщина сказала
что я под кайфом
не стал спорить
налил нам чистого белого
и снял с неё трусы

двери

мало кто знает
но первым открывать двери
тоже
        профессия
так думал я
дворник
спускаясь по лестницам подъезда
ранним утром
спускаясь к дверям
которые и вправду
открою первым
в тот день
по тихим лестницам спящего дома
которому снилось всё что угодно
кроме того
что первым открывать двери
тоже профессия

я ступал мягко
бесшумно
не касаясь перил
мог бы сойти за тень
или за обрывок сна дома
за обрывок
а не отголосок
так как ступал мягко
бесшумно
за обрывок сна дома
двери которого
мне предстояло открыть первым
в тот день

и дело было не в особенной щепетильности
или в моём уважении к раннему часу
тому самому часу
между волком и собакой
пустому часу
без волков и собак
с одним лишь мной
дворником
коего было слишком мало
чтобы час наполнить
так как я ступал мягко
бесшумно
не касаясь перил
и мог бы сойти за обрывок сна дома

нет
дело было не в особенной щепетильности
или моём уважении к раннему часу

дело
 
было
 
в страхе
 
я боялся
до смерти боялся
как-то себя
обозначить
обозначиться
проявить
проявиться
стать наполнением пустого часа
когда дом
а вслед за ним и весь мир
так глубоко спят
что будто и не живы
и двери этого неживого дома-мира ‒ заперты
и лестницы ‒ тихи
и лишь моя тень
тень дворника
могла бы сойти
за отголосок кого-то живого
если бы я шумел
наполнил собой час
как-то обозначился
не боясь быть обнаруженным
обнаруженным кем-то
да хоть бы самим собой

но нервы ни к черту
очередное похмелье
страшно представить
кого бы могли обнаружить
на месте меня
и не менее страшно
обнаружить то
кто я
собственно
есть
сам

все
кто первыми открывают двери
похожи на воров
похожи на нагих
похожи на мёртвых
и все они ‒ трусы
только им под силу передвигаться бесшумно
не обнаруживать себя между волком и собакой
преодолеть бесконечные ступени
растворить двери
выйти за них
и пропасть

все
кто первыми открывают двери
должны заплатить цену
такова
            профессия
                              отворяющих  

зверь

когда-то было весело
со зверем
уживались
росли вместе
в детстве нет
лучше напарника
чем зверь
ни одна забава
ни одна проказа
не обходились без зверя
и почти ведь неотделимы были
не понять
где кончался я
и начинался зверь
две славные твари
где кончалась редкозубая детская улыбка
и начинался хищный звериный оскал
две неугомонные бестии
но процесс дрессировки нас разделил
разорвал в п**ду
всех разделяет процесс дрессировки
кровищи было
этот ход давно налажен
слёз не вычерпать
приручают в разных комнатах
и когда мы сходились
всё
вроде бы
оставалось прежним
можно было снова играть
резвиться
но я уже знал
что играю со зверем
научился себя в нём
не вполне узнавать
уже знал
что играю с огнём
руки
близко
не подноси
грейся об полыхающую шерсть зверя
но
близко
не подноси
я
 не
     ты

начало положено

приручение не прекращалось ни на секунду
оно никогда не прекращается
даже когда ты один
если уже научен
приручишь себя сам

немного оттягивают гормоны
взросление
эти переходные бури
пробуждение мяса
мяса низкого
и мяса высокого
голод и жажда
побеждают хлыст и намордник
иногда
побеждают их
навсегда

я и зверь
сбегали из пыльных комнат
в книги и пё**ы
в слова и бутылки
прыгали в объятия друг к другу
как в фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих»
кричали от радости и свободы
хохотали как дети
как некогда разлучённые дети
в детство мы и возвращались
сбегая из пыльных комнат дрессировки
человек к зверю
зверь к человеку
чтобы хоть ненадолго
вновь стать одним
расхерачить старые швы разделения
прислониться друг к другу кровавыми раструбами
и почти
и словно бы
и как будто 
вновь стать одним
чтобы было не понять
где кончается человек и начинается зверь

но это было уже не всей правдой
запас искренности ‒ ограничен
его вышибают с прочим дерьмом
запас искренности ограничен
разделение работает
кто бы что ни говорил
оно работает
для того и рвут
чтобы не срасталось
разделение работает
и не удивляйся
когда вслед за человеком
рано или поздно
и зверь учует
что что-то не так
почует в твоём запахе ‒ отзвук чужого
иное дыхание
музыку сердца
он
    не
        я

зверь учует
и начнётся война
война с тобой
зверь будет пожирать изнутри
и поначалу
в пылу и горячке привычных игр
ты даже не заметишь этого
а поутру
глядь в зеркало
и полбашки отожрано
хвать под сердце
а там холод пустоты
и ты удивишься
что тебе не больно
удивишься
что совсем не болит
и может
всегда так было?
спросишь себя
всегда было так холодно и пусто?
потреплешь холку сытого зверя
почешешь за ушком тварь
расцелуешь в кровавые брыли
и он
проскользнув в раструб разделения
навернув парочку кругов
уляжется прямо в центре тебя
теперь ты его подстилка
и тебе не так пусто
не так холодно
лекарство от одиночества ‒ сытый зверь в тебе

а вокруг всё начнёт трещать по швам
разваливаться
довольно сложно преуспеть в жизни
когда играешь со зверем
кормишь его собой
и опять бутылки и пё**ы
опять слова и музыка
сумасшествие взяло твой след
оно тоже
сродни голодному зверю
отголосок его кромешного сознания
привет из тёмных веков
когда весь мир
был одним большим зверинцем
с неба сыпало кровью
а прибой хоронил мертвецов

сумасшествие взяло твой след
довольно сложно преуспеть в жизни
когда палубу шатает как в шторм
и ты думаешь только о том
как бы тебя не смыло очередным набегающим валом
как бы ни расп**арасило о борта баркаса
и спишь урывками
когда уже просто вырубает
и сны похожи на ад
похожи на площадку для выгула зверя
я
 не
     я

и тут уже не разберёшь
назвать ли везением
ту встречу
да-да
ту самую встречу с Ней
которая ещё более безумна
с Ней
которая никогда не сопротивлялась
не сопротивлялась ‒ зверю
и ты можешь лицезреть воочию
что бывает
когда зверь берёт верх
о!
как же прекрасна Она
ё*ля похожа на последний праздник
не смотри в окна
за ними потоп
пьянки похожи на войну
не выходи на улицу
улицы в огне
а Она так верит в судьбу
кажется
что всё о судьбе знает
и
спешит
            спешит
                        спешит
волоча тебя за собой
обдираю кожу с самого чувствительного
полосуя ножами
когда безумие срывает крышу
и ты принимаешь удары
если не успел забрать нож

ничего не остаётся
кроме как принимать удары
если не успел забрать нож

а потом Она сбегает
оставляя тебя истекать кровью
и ты жмёшься к своему зверю
он пьёт кровь твою
ест плоть твою
а Её
Ту самую
сбивает машина

Она всё знала о судьбе
и о своей судьбе
и о твоей судьбе
и
спешила
               спешила
                              спешила
не ной
зализывай раны
хорони
зверь будет долго выть
оглушая тебя по ночам
зверь будет долго выть по зверю
по Её зверю
которого прикопали
с Ней заодно
у вас разная скорбь
и то
как человек хоронит человека
совсем не похоже на то
как зверь хоронит зверя
человек помнит человека
зверь помнит зверя
человеку снится человек
зверю снится зверь
я
 и
   он

мимо

я ждал троллейбуса
в снежной буре
было утро
и поэтому
темно
странно как-то
утро
и вдруг
темно
но раз снежная буря
значит ‒ зима
скорее всего
зима
и поэтому
совсем не странно
что утро тёмное
хотя и ручаться за то
что не вечер
я бы не стал
и за то
что зима
а не поздняя осень
или ранняя весна
ни за что на свете
не стал бы ручаться

ветер ‒ ледяной
а вот направление…
нёсся с ожесточенностью
присущей северному
но невзначай
прерывал гонку
и
обрывая сухожилия
будь они у него
у ветра
сухожилия
вертал вспять
или
вилял в сторону
передумав
или вовсе
прекращался
разом скручивая звук
и тогда снег
как бы замирал
ещё не освоившись
с правилами игры
и словно бы не зная
что ему делать теперь
взять обратный билет
или всем объёмом
и разом
обвалиться
перестав быть

тогда и мне
в краткие паузы
скрученного звука
безветрия
начинало казаться
что сейчас
что-то обвалится
разом
что-то
во мне
или
например
небесный свод
обвалится
перестав быть
почему бы и нет?
ну и что
что привыкли
возьмёт
и обвалится
во мне
небесный свод
или
во вне
небесный свод

но снова задувало
проносясь мимо
и через меня
вышибая дух
походя
что-то там внутри
роняя
переставляя местами
чтобы я окончательно запутался
и больше не думал о небесном своде
а думал
только о том
как бы навести порядок
расставить всё по местам
подвести итог

а люди
были там и люди
прятались от ненастья
под крышей павильона
я стоял в стороне
сразу не пошёл к людям
прикинув
что тесно будет
придётся перед кем-то встать
закрывая обзор
я длинный
непременно закрою
и передо мной кто-то встанет
и этот кто-то
обзор мне вряд ли закроет
всё-таки
длинный я
но придётся дышать
в спину
в затылок
в макушку
тем самым
отворяя двери странной интимности
ненарочной близости
всегда
к чему-то
обязывающей
что-то
предполагающей
а чему я мог быть обязан?
что предполагать?
если даже за то
какое время года
не готов был поручиться

какое время года было?
когда я в снежной буре
ждал троллейбуса

нет
не готов

люди
а то
что там были люди
я уже упоминал
были
всё же
не совсем
их присутствие обозначалось
лишь краткими мазками
в редкие просветы пурги
мазки эти были чёрными
на фоне всего остального
белого
заснеженного
доносились обрывки фраз
такие же краткие
как чёрные мазки
и дым…
кто-то курил
всегда кто-то курит
я тоже
молитвенно кутал сигарету
накуриваясь перед дорогой
обещавшей быть долгой
за всю жизнь
если чему-то и научился
так это тому
что перед дорогой
надо хорошенько и с запасом покурить
ведь в дороге ты себе не принадлежишь
ты принадлежишь дороге
и мало чем распоряжаешься
тем более такой малостью
как возможность покурить

мимо
щурясь от ветра
пробежала собака
чуть в меня не вбежала
незряче поводя мордой
я подумал о том
что бы было?
если бы в меня вбежала собака
или птица
если бы птица в меня влетела
всяко
было бы
поинтересней
но с определённого момента
всё в моей жизни
проходит мимо
вот и собака
в последний миг
обогнула
не смотря
на застилающую глаза бурю
не смотря
на путающий её тонкое обоняние
ветер
собака шарахнулась и от остановки
и той же сбитой навигацией
потрусила к дороге

меня бросило в жар
ведь на моих глазах
происходило непоправимое
ошибка
непоправимая ошибка
из-за снежного тумана ‒ машин не видно
но они там были
они всегда там
тем более
в этот тёмный утренний час
или в час вечерний?..
в пелене возникали жёлтые пятна
смутно округляясь
по мере приближения
на краткую секунду ослепляя
перед тем как вновь пропасть
в пурге

оцепеневший
обжигая ладони окурком
о котором успел позабыть
я не сдвинулся с места 
не сдвинулся
я ждал
надеялся и ждал
надеялся не услышать
страшный собачий вопль
те
кто хоть раз слышал
как вопиет сбитая машиной собака
знают
насколько это сокрушает
насколько забирается внутрь
и как ни закрывай уши
этот
резкий
           протяжный
                              жуткий
вопль
будет ещё долго шарахаться в голове
как рында в колбе

я ждал
как ждут
глядя на уже случившийся
но ещё не кровоточащий порез
ткани разошлись
открывая взору то
что должно оставаться незримым
всегда оставаться незримым
быть скрыто
что пока ещё чисто и целомудренно
крови ещё нет
но ненадолго
это всё ненадолго
кровь есть всегда

оцепеневший
именно так я и ждал

от остановки
вслед за собакой
отделился чёрный мазок
пластика движений
и то
как обернулась
та девушка
перед тем
как сойти с тротуара
мне показалось
смутно знакомым
ситуация не располагала к тому
чтобы покопаться в памяти
но я бы побился об заклад
что где-то её видел
и когда девушка
неуверенно шагнула
на дорожное полотно
то особая ясность
и острота наблюдения
спровоцированные моментом
придали ей цвета
она моментально
подобно удару
цветом насытилась
перестав быть
ещё одним
чёрным
мазком

одежда её
мне показалась
несколько бедноватой
тем более
бедноватой
что такое
сейчас не носили
такое носили
когда-то давно
может
я даже был молод
не знаю
как сейчас
то есть
хронологически
молод ли я?..
но то
во что была одета та девушка
я определённо когда-то видел
глазами молодого мужчины
или даже юноши

серебряная дутая болоньевая куртка
лосины…
о да
на ней были лосины
теперь понимаете о чём я?
канареечного цвета лосины
и дутые же зелёные сапожки
(задник левого порван
или словно бы вспорот
из него топорщился белый материал подкладки
как комья ваты из порванной
или словно бы вспоротой
плюшевой игрушки
или как поролон
из обтянутой кожей двери)

девушка посмотрела через плечо
и почему-то именно на меня
почему?
из-за того
что я стоял в стороне?
цепенел как-то по-особенному?
моё недеяние
было выразительнее прочих?
и почему не на человечество
под крышей остановки
от которого она
только что 
отделилась
или
девушка
знала меня?
как и я
как будто
знал её
определённо
глазами молодого человека
или юноши
я когда-то смотрел на этот ансамбль бедноватой
донашиваемой за кем-то
одежды

а что кроме одежды?..
шапки на ней не было
ведь ещё не так холодно
золотая осень?..
куртка ведь демисезонная
а дутые сапожки…
дутые сапожки обувают
ещё до выпада снега
с первыми заморозками
их могут надеть
осенними заморозками
постойте
но сейчас же зима
из всех вероятностей
на эту
я бы больше всего
поставил
а она без шапки
волосы желтели дешёвой краской
и с расстояния можно было заметить чёрные корни
так красятся девушки из бедных семей
случаем
удачей
доставшейся краской
может
от старшей сестры
доставшейся
желание это
трогательное девичье желание ‒ приукраситься
и те средства
которыми она располагала
не очевидно ей самой
ещё сильнее подчёркивали
характер происхождения девушки
её неустроенности
и не приукрашивали
а приуменьшали

всё в ней было
как-то бедно
никчёмно
кроме лица
красивого
узкого
бледного
лица
выделявшегося
каким-то особенным благородством
на фоне всего остального
что было жизнью дадено
всего остального
никчёмного
вынужденного
сосватанного обстоятельствами
а вот лицо
красивое
бледное
узкое
лицо
принадлежало только ей
и лицо это
было чрезвычайно благородно

так или иначе
задержалась она на мне взглядом
та единственная
кто пошёл за собакой
а на дороге
в снежной пелене
уже шарахались не только жёлтые пятна
теперь
вместе с ветром
набегали тени
две… тени
или три… тени
бледнее
чем чёрные мазки
под крышей остановки
но одной с ними природы
племени одного

я же
не пошёл за девушкой
я ждал
тем ожиданьем
словно бы спелёнатый
до полного обмирания
до прекращения пульса
и девушка
не найдя поддержки
не увидев помощи
исчезла
в снежном чёрт-те что дороги
пропала из поля зрения
я её больше не видел
и теперь уже ждал
вопля собаки и человека
замер
как и снег замирает
в краткие секунды
полного безветрия
за миг до того
как обвалиться
перестав быть

быть я не перестал
ничего не произошло
никого я не услышал
словно бы их и не было
и не пробегала мимо собака
и девушка не прошла мимо
отправляясь собаке на выручку
и в последнюю секунду
оглянувшись на меня
свежий порез затянулся
и чуть было открывшееся
незримое
ушло в тень
как ему и положено
ничего не произошло
кроме того
что мимо проехал троллейбус
а я опять
ей
не помог

я ждал троллейбуса
в снежной буре
было утро
и…

мёртвые не танцуют

нас оставалось двое
и какая-то б**дь
в подвальной мастерской
среди металлических истуканов
и глиняных голов

янетожескульптор
ответил я б**ди
когда она
подрубив Ника Кейва
принялась крутить бёдрами
перехватив у меня с губ сигарету
мой друг уже был нажрат
и всё твердил
что его зае**ли крысы
ты их не видишь
но их здесь толпы
а когда засыпаю
они грызут мне пальцы
портят хлеб
и срут в сигареты
выговаривал мне друг
пока б**дь
крутила бёдрами
под Ника Кейва

янетожехудожник
ответил я ей
и в правду ощущая крысиный смрад
этот
особенный
                   холодный
                                    посторонний
шмон
им было пропитано всё
в подвальной мастерской
мой друг ‒ кавказец
откуда-то с Дагестана
преподавал на худграфе
жилья у него не было
только убитая мастерская
где его жрали крысы
и постоянно что-то текло
шум водопада на фоне
как будто мы в пещере Дедала
а не в центре города

янетожепрепод
ответил я б**ди
когда она подвалила со стаканом
не прерывая танца
а друг уже клевал носом
и молил нас не уходить
побыть с ним
пока он спит
посторожить
дать ему выспаться
впервые за несколько недель
выспаться!
я налил себе и б**ди портвейна
и заметил красную резинку трусов
выглядывающую из её джинсов
и жёлтую лямку лифчика
выглядывающую из её майки с Че Геварой
у меня закружилась голова
от многодневной пьянки
и от несоответствия
от контраста белья этой б**ди
я псих
у меня обсессивно-компульсивное
такие вещи
здорово выбивают из колеи
окружающие истуканы ‒ обступали
обожжённые
                     щербатые
                                      обгрызенные
человеческие остовы
скелеты хтонических тварей
все сплошь из острых спиц
обугленных сварных швов
холодные и пустые
мне захотелось сблевать
я побледнел
вслепую зашарив руками
и всё время натыкаясь
на что-то выпуклое и мягкое
что-то ‒ не пустое
а б**дь решила
что я просто запал на неё
а не схожу с ума
просто запал на неё и лапаю
а не съезжаю в бездну отчаяния
просто запал на неё
а не сторож другу моему
в чью голову уже забрались крысы
и вдохновение его
теперь ими пропитано
просто запал на неё
решила б**дь
и её майка с джинсами
не успел я и моргнуть
оказались на полу
под Ника Кейва
храп моего измученного друга
запахи крыс
и водопады Дедаловой пещеры

я не танцую
ответил я б**ди
пока она елозила титьками
по моему затылку
танцы для девочек
не умею притворяться
точно душу закладываешь
выглядишь как мудак
а после
будто обокрали
ответил я ей
она кивнула
и подсела ко мне на колени
как необожжённая глина
ещё мягкая и податливая под руками
я мог придать ей любую форму
но янетожескульптор
но янетожехудожник
но янетожепрепод
а мой бедный друг
мирно почивал
впервые за несколько недель
и я сказал б**ди
что нам с тобой
подруга
ни в коем случае
ни под каким предлогом
ни за что на свете
нельзя
сегодня
засыпать
поэтому
             будем
                       е***ся
мёртвые не танцуют
устроим крысам ‒ постный день

красные трусы и жёлтый лифчик
я вернул гармонию в мир
стянув их с б**ди

письмо любимой мёртвой

у луны сегодня премерзкая рожа
а мы по-прежнему дохлые
ты
конечно
              подохлее
                              будешь
любимая моя
мир перевернуло
и тебя забрало на ту сторону
теперь ты ходишь по оборотной его стороне
подземной
я же телепаюсь с прочими бездарями
привычно под небом
и если подумать
жизнь до рвоты обывательская херня
если подумать
наипошлейшее из возможного
мне светит луна
а что светит тебе?..
ядро земли?..
красиво
             должно быть
но я тоже не вполне жив
мёртвая моя
хоть ты и обскакала меня
обошла на повороте
но я тоже дошёл до точки
по твоим следам
запаху волос
от которого всегда терял голову
и что-то произошло дальше
понимаешь?..
с тем зашагом
первым шагом по земле без тебя
что-то произошло и со мной
и если в твоём теле
остановились все процессы
ты в последний раз опросталась
испачкав трусики
в последней раз выдохнула

о!
я помню все твои выдохи
когда на пике ё**и
ты жадно глотала воздух на вдохе
вся замирала
не дыша
каменела
                мертвела
превращаясь в один оголённый нерв
а потом выдыхала
расслабляясь
разжимая хватку
отпуская мой х**
сладкий выдох
был такими же?
последний твой
смерть похоже на оргазм?
не рассказывай
не рассказывай
это как с кино
всегда такое ненавидел
обойдёмся без спойлеров

в последний раз стукнуло твоё сердце
отдаваясь тупым толчком в груди
и тебя забрало на ту сторону
перевернуло
а со мной произошло нечто другое
знаю
что довольно странны эти наши беседы
прости меня
любимая
прости
и я трачу время
знаю
а ты и вовсе уже обходишься без него
без ещё одной обывательской штуки
но с кем мне ещё говорить?
они все другие
понимаешь?
преступно другие
не мы с тобой
определённо
                      не мы с тобой
а со мной произошло другое
мёртвая моя
я будто заснул в троллейбусе
проехав нашу остановку
я будто заснул в троллейбусе
и ведь ни одна сука не разбудила
хотя видели
видели!
что я сплю дольше обычного
сплю тогда
когда спать нельзя
ни за что нельзя спать
когда мир переворачивает
но не разбудили
вышли
тихо и подло вышли
как крысы
шуршащей стаей
свинцовым потоком
хороводом заговора
унося и тебя с собой
унося
пока я спал
и водитель с ними вышел
был ли он вообще?..
этот мудацкий водитель
а если и был
то как давно протух?..
я будто заснул в троллейбусе
и проснулся где-то в промзоне
на отшибе города
в той его части
в который не бывал
и не хотел бы быть
а троллейбус не пошёл на новый круг
он встал на постой
в мрачном депо
и я сижу и курю
в обесточенном троллейбусе
с обвисшими электродами
похожем на сломанное насекомое
сижу и курю
оглушённый и пустой
похожий на сломанное насекомое
без единой мысли
в своей уродливой башке
без единого соображения
что делать дальше
как выбираться из этих е**ней
а тебе не позвонить
чтобы забрала
тебе не прозвониться
вот что со мной произошло
стоило мне сделать шаг по земле без тебя
и я до сих пор там курю
хоть и прошло два года
сменялись сезоны
по швам трещал мир
над головой проносились чумные ветра и бомбардировщики
до меня доносились гимны и вопли
взрывы и проклятия
я слышал
как ржавеет троллейбус
редко когда бывало тихо
в том мрачном депо
но что-то странное происходило и со звуками
они были похожи на использованный гондон
свисающий с карниза
под деревянной форточкой с порванной марлей
использованный гондон
в летнем бледном рассвете
марлю колышет сквозняк
гнус залетают в комнату
но спящим обнажённым ‒ плевать
звуки теряют своё значение
в том мрачном депо
и на них противно смотреть
как и на свисающий с карниза гондон
правда
            иногда
                        попускает
когда и вечно спящее депо
засыпает больше обычного
как будто пол провалился в цоколь
и я вместе с ним
засыпаю
а что ещё делать
проваливаясь в подпол своей уродливой башки
и тогда ты находишь лазейку в междумирье
у тебя всегда получалось находить лазейки
и приходишь ко мне во снах
мы снова
пьём
        ругаемся
                       трахаемся
и я иногда догадываюсь
что это сон
иногда и ты это понимаешь
но вслух мы такое не произносим
оставляем за скобками
страшно
обоим
такое
произнести
упарываемся ещё более дикой пьянкой
скандалом
сексом
врубаем музыку на полную
и плевать на соседей
их нет в лимбе сна
Джим орёт как в последний
а стены ходуном
стены трещинами
солончак в пустыне
и пока ты как сумасшедшая
скачешь на мне
я смотрю на большую ящерицу
на короля
что хвостом рисует немыслимые узоры
мандалы конца
пожирая потолок
смотрю на большую ящерицу
мечтая выпасть на ту сторону двери
но не в смерть
как ты
а в сон
ведь это равновесная половина жизни
сон
равноценная половина
вот бы и меня перевернуло вверх ногами
вобрало на ту сторону
всего с потрохами
и я навечно оказался во сне
где мы
скандалим
                  бухаем
                              е**мся
и ты как всегда ‒ лиха
лучшая во всём
если бы ты писала
милая моя
то и это выходило бы лучше
чем у меня
но ты позволила мне иметь что-то своё
мёртвая моя
милостиво разрешила
иметь что-то за душой
помимо невыносимого характера
загонов
и кошмарных отходняков
я подвязался твоим борзым писцом
хроникёром нашего падения
тебе нравилось возить меня по знакомым
как обезьяну в клетке
нравилось хвастаться
поглаживая мои обезьяньи кулаки
пересчитывая разбитые костяшки
и прося других
не поить животное
потому что клетки в наше время ‒ крайне ненадёжны
но признайся
тебя всегда заводило ‒ стравливать мужиков
нравилось спускать меня с цепи
на очередного
пускающего на тебя слюни
однажды я почти прое**лся
но будучи уже на земле
оседланный каким-то мажором
я вслепую сломал ему челюсть
ты мне шелусть шломал!
удивился он
а я содрогался от хохота
кровавым месивом лица
ты же смотрела из-за спины мажора
на свою ручную обезьяну
и текла
беспощадная сука
любимая моя
беспощадно текла
мёртвая моя
и то
как мы имели друг друга
после того
не сравнится ни с чем
два сумасшедших
два зверя
вылизывающие друг дружку
зализывающие раны
секс
       кровь
                 бухло
в этом мы настаивали души
квасили нашу любовь
и вместо того
чтобы обезобразиться
становились только лучше
лёгкие
           гибкие
                       острые
как ножи
и так же как ножи
запрещены к ношению
мало кто нас выносил
отказывались даже самые близкие
но нам было плевать
пока мы были вместе
секс
        кровь
                  бухло
в этом мы настаивали души
квасили нашу любовь
и вместо того
чтобы опуститься
взлетали всё выше
на горящих крыльях взрыва
это два наших ада
сталкиваясь ‒ взрывались
зашвыривая нас в небеса
двух ошалелых от полёта бесов
и теперь я как в мультике
обнаружил себя на головокружительной высоте
совершенно одного
и презабавно сучу ножками
прежде чем провалиться к чертям
жалкий и никчемный
надеюсь
что хотя бы это
позабавит тебя напоследок
любимая моя
вызовет улыбку
мёртвая моя
ты всегда
так ослепительно улыбалась
прежде чем ступить за порог
прости
что не отправлю этого письма
не знаю
твоего
           нового
                       адреса

сладкие монстры памяти

когда глаза закрыты
а сам ты открыт для любого удара
когда застыл на пороге
а над головой стропила
готовые в любую секунду рухнуть

о!
как же трещат стропила над твоей головой
 
приходят сладкие монстры памяти
возлюбленные мертвецы
и всё то хорошее
что ты
           когда-то
сумел вырвать из лап бездны
из лап ничто

между сном и явью
находится тот полустанок
тот перекрёсток сделки
ты способен пережить всё
вплоть до запахов и ощущений
становишься слабым и беззащитным
как же чарующа эта боль
как беспощадны монстры памяти
и ты даже не можешь упрекнуть их во лжи
эти суки не врут тебе
ты действительно был
в тех светлых днях
в тех светлых комнатах
в тех светлых постелях
откуси немного
можешь даже прожевать
хорошенько прожуй
прочувствуй
                     насладись
                                      вкуси
тёпленьким тебя и сцапают
сладкие монстры памяти
как пёс задавишься блевотой
размякнешь
стропила надломятся
порог зашатает
как палубу в шторм
и ты сверзнешься в самые глубины персонального ада
брошенный и никчемный
обобранный и нищий
замороченный

сладкие монстры памяти
работают на раздаче боли

поэтому

при первых взрывах тишины
при первых запахах извне
при первых умерших минутах

открывай глаза!

лучше их вообще никогда не закрывать






бонус-текст

карельская пасха

вымою
я
чёрные
волосы
чёрные
            чёрные
                        чёрные
волосы
вымою
я
чёрные
волосы
чтобы
стали
ещё
черней

в крови вороньей
вымою волосы
в саже сосновой
вымою волосы
в пиве черничном
вымою волосы
чтобы
стали
ещё
черней

нет
белее
кожи
моей
волосы
тем
черней

стук молотков
и скрип гвоздей
это мужчины
за дверью моей
свора собак
пришлась бы милей
чем мужчины
за дверью моей

мать говорила
про стук молотков
мать говорила
про скрип гвоздей
и про войну
про голод
и мор
мать
говорила
со мной

но нет крепче моих дверей…

громче тем скрип гвоздей

я
оботру
чёрные
волосы
чёрные
            чёрные
                        чёрные
волосы
я
оботру
чёрные
волосы
чтобы
стали
ещё
черней

в свете луны
высушу волосы
в жаре свечи
высушу волосы
в саване траура
высушу волосы
чтобы
стали
ещё
черней

нет
прозрачней
слезы
моей
волосы
тем
черней
 
вой молотков
и лязг гвоздей
это мужчины
в прихожей моей
свадьба крыс
пришлась бы милей
чем мужчины
в прихожей моей

мать говорила
про вой молотков
мать говорила
про лязг гвоздей
и про судьбу
про холод
позор
мать
говорила
со мной

но нет дремучей прихожей моей…

громче тем лязг гвоздей
 
я
причешу
чёрные
волосы
чёрные
            чёрные
                        чёрные
волосы
я
причешу
чёрные
волосы
чтобы
стали
ещё
черней

рыбьим хребтом
расчешу волосы
диким репьём
расчешу волосы
волчьим когтём
расчешу волосы
чтобы
стали
ещё
черней

нет
светлее
печали
моей
волосы
тем
черней
 
стон молотков
и звон гвоздей
это мужчины
в кровати моей
гнуса рой
пришёлся б милей
чем мужчины
в кровати моей

мать говорила
про стон молотков
мать говорила
про звон гвоздей
и про жатву
про плод
и ихор
мать
говорила
со мной

но нет топче кровати моей…

громче тем звон гвоздей

я
заплету
чёрные
волосы
чёрные
            чёрные
                        чёрные
волосы
я
заплету
чёрные
волосы
чтобы
стали
ещё
черней

перо вороное
вплету в волосы
жилы и кость 
вплету в волосы
воск и дёготь
вплету в волосы
чтобы
стали
ещё
черней

нет длиннее косы моей

волосы тем черней
 
хор молотков
и россыпь гвоздей
это мужчины
в плоти моей
ночь
до скончания дней
милей
чем мужчины
в плоти моей
гвозди повсюду
гвозди везде
из стен
половиц
окон
и дверей
по тучам гвоздей
взвод молотков
бьёт методично
бьёт наперёд
то
что пробито
кровью исходит
кровь эту
новые
гвозди
находят
нет
зрячей
на свете
очей
чем
слепые
шляпки
гвоздей

про это
мне тоже
мать
говорила
когда
волосы
мыть
учила
чтобы
были
острей
и
черней
самых
чёрных
пречёрных
гвоздей

я
оплету
чёрные
молоты

я
отведу
чёрные
молоты

я
удушу
чёрные
молоты

гвозди
увязнут
в косе
моей

я
распущу
чёрные
волосы
чёрные
            чёрные
                        чёрные
волосы
я
распущу
чёрные
волосы
чтобы
стали
ещё
черней

по сторонам света
отпущу волосы
по руслам рек
отпущу волосы
по розе ветров
отпущу волосы
чтобы
стали
ещё
черней

нет святее пасхи моей

волосы тем черней 

 

 

 

07/12/22–14/02/24

 

 

 

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в марте 2024 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за март 2024 года

 

 

 

  Поделиться:     
 

216 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.03 на 15.04.2024, 15:02 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

24.03.2024
Журналу «Новая Литература» я признателен за то, что много лет назад ваше издание опубликовало мою повесть «Мужской процесс». С этого и началось её прочтение в широкой литературной аудитории .Очень хотелось бы, чтобы журнал «Новая Литература» помог и другим начинающим авторам поверить в себя и уверенно пойти дальше по пути профессионального литературного творчества.
Виктор Егоров

24.03.2024
Мне очень понравился журнал. Я его рекомендую всем своим друзьям. Спасибо!
Анна Лиске

08.03.2024
С нарастающим интересом я ознакомился с номерами журнала НЛ за январь и за февраль 2024 г. О журнале НЛ у меня сложилось исключительно благоприятное впечатление – редакторский коллектив явно талантлив.
Евгений Петрович Парамонов



Номер журнала «Новая Литература» за март 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

https://www.askfirm.ru готовые фирмы купить готовую фирму ооо. . https://интерстрой.рф купить квартиру без посредников в севастополе. . Купить смартфоны и мобильные телефоны в луганске телефон купить луганск.
Поддержите «Новую Литературу»!