HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

18. Часть 18
19. Часть 19
20. Часть 20

Часть 19


 

 

 

Зимнее солнце ярким прожектором лупило в лицо. Погода стояла отличная – солнечно, безветренно, лёгкий морозец. Зима радовала, отступая навсегда без позиционных боёв в виде внезапных снегопадов, метелей или заморозков. Воздух приятно бодрил. Кирилл с удовольствием прогулялся до зала – суббота, они с Лыковым договорились потренироваться днём. Во дворе попутной многоэтажки Кирилл на несколько минут присел на скамейку, наслаждаясь солнцем и воздухом с почти неуловимым весенним запахом, с умилением и душевным спокойствием наблюдая за малышами, которые сосредоточенно, как заведённые, катались с горки. Они почти не разговаривали между собой, катаясь методично, будто работая. Зато их мамочки, собравшись кучкой, о чём-то оживлённо болтали. Некоторые курили. Поодаль вокруг пивных бутылок, воткнутых в снег, тусовались трое помятого вида парней. Они так же сосредоточенно, как по принуждению, пили пиво. «У каждого своя работа, – подумал Кирилл, – а кто-то сейчас в зале отработает»

Почти к самым дверям спортзала был припаркован Лыковский серый Hyundai Tucson с гордой надписью «никто кроме нас» и стилизованным изображением парашюта на заднем стекле. На зеркало была повязана псевдо-гвардейская ленточка, на заднем капоте красовалась наклейка «вежливые люди» с силуэтом военного с автоматом. Вежливого военного, конечно. «Лыков вконец спатриотился» – подумал Кирилл. Надпись на стекле раздражала его незаконченностью фразы и отсутствием запятой – ну нельзя так с русским языком! Почему-то все «патриоты», которых знал Кирилл, не блистали образованием. Родину они любили, если не врали, безоглядно, не отвлекаясь на излишние умствования – так собаки любят пьющего подлого хозяина. А может, так и надо? Родителей же мы любим, невзирая ни на что. Настоящая любовь, видимо, слепа, слегка туповата и не отягощена критическим мышлением – Кирилл вообще был уверен, что при сильной любви мозг женщины отключается, чтобы она легче забеременела. Мозг русского народа старательно отключали последние годы, чтобы было проще им управлять. Это он всё умствует. Только любовь к родителям не предполагает необходимости убийства иных людей, а любовь к России в трактовке патриотов почему-то предполагает непременное выпускание кишок. Простому народу лишних умствований не надо – ему надо нормальную работу, зарплату, чтоб в семье был порядок (ну, то есть чтоб все отца слушались), вечером – отдых перед телевизором. Это у Кирилла всё свербит, всё он хочет своё эго потешить, свою линию прогнуть, всех удивить. Справедливость свою поруганную оживить.

В зале тренировалось всего несколько человек – все незнакомые. Вот что значит не в своё время прийти. Солнце светило в окна, не уставая. В его лучах плыли по воздуху редкие пылинки, пространство было пустым, незаполненным, гулким, как барабан. Звуки чёткие, словно пропущенные через усилитель. Хотелось тренироваться, терпеть мышечную боль, страдать и побеждать – хотелось жить в полную силу. «Ишь ты, как фарма восприятие-то обостряет» подумал Кирилл.

Лана сидела на месте дежурного тренера. Склонившись, писала что-то в тетради. Волосяной хвост озорно свисал, прикрывая часть чистого, нахмуренного от напряжения лба. Видимая бровь поражала изяществом – на неё можно было любоваться отдельно, как на произведение искусства. Белая футболка с логотипом спортклуба скрывала родинку, но не длинную породистую шею. Кирилл направился в её сторону – засвидетельствовать почтение. И рассмотреть поближе, конечно. Вдруг повезёт – и она ночью приснится.

Пока шёл, почувствовал, что развязался шнурок. До Ланы оставалось совсем немного. Она подняла голову, готовясь поздороваться. Кирилл, не доходя пару шагов, припал на колено и замер. Лана вскочила с места. В глазах её заметалось недоумение и страх: что, прямо здесь? Сейчас?! При всех?!

– Да не бойся, – успокаивающе проговорил Кирилл, глядя ей в лицо, на ощупь завязывая шнурок. – Шнурок развязался. Поздороваться подошёл. А ты скачешь, как неродная… Что, страшно стало?

– Так вы вон как раскачались, – парировала Лана. – Любая испугается…– она облегчённо хохотнула и села на место. На ней были фирменные штаны с логотипом спортзала. Олимпийка с таким же логотипом висела на спинке стула. Это что-то новенькое.

– Штоли здравствуй, – проговорил Кирилл.

– Штоли, – откликнулась Лана, окончательно успокаиваясь.

– А где мои любимые леггинсы в обтягончик, водолазочки, кислотные топики – где это всё? А? Солнце души моей? – спросил Кирилл, указывая на фирменный знак на её футболке. – Это же лишает меня половины удовольствия от тренировок в одном с тобой зале…– он ожидающе смолк. К их диалогу стали прислушиваться.

– Распоряжение руководства – всем выдали фирменную спортивную форму и обязали носить. Вольности не допускаются, – ответила Лана, покачав головой.

– Так это что ж, мне теперь и стринги любимые не надеть, что ли?! – дурашливо завопил Кирилл на весь зал. Немногочисленный народ заинтересованно притих: что за тип странный, борзый да громкий? Кирилл сделал паузу, демонстративно оглянулся вокруг и добавил: – Что?! – он улыбнулся, обозначая, что шутит. – Да! Я взрослый состоявшийся человек. Могу носить стринги, где захочу. Не смейте лишать меня единственного удовольствия!

– Конечно, Кирилл, вы можете ходить, в чём хочется – вы же клиент. Вам всё можно – ответила Лана.

– Прям всё? – игриво переспросил Кирилл, подходя на интимно близкое расстояние.

– Эй-эй-эй! – отодвинулась Лана, – держите себя в руках, молодой человек!

– За «молодого» отдельное спасибо. Может, ты меня в руках и подержишь? Я на всё согласный… – Кирилл ожидающе замолк. Мимо. Лана, не отвечая, снова склонилась над тетрадкой.

Лыков стоял возле беговой дорожки с заранее скорбным видом, будто у него кошелёк украли.

– Случилось что, Саш? – участливо спросил Кирилл, неловко громоздясь на дорожку – сустав ощутимо ныл.

– Пока нет. – Лыков был серьёзен до судорог, – но сейчас случится.

– Не пугай меня, Саша, я и так всего боюсь. Говори скорей – что, Крым назад вернули? Или вдруг договоры стали соблюдать? Что со страной не так?! Почему-то ты наклейки на свою машину налепил.

– Да успокойся уже! Крым навсегда взяли. Сам же, поди, отдыхать туда летом поедешь… – сам-то Лыков об этом, видимо, размышлял, по цене прикидывал.

– Это почему? – удивился Кирилл. – Потому что про него день и ночь по телевизору мозги полощут? Или потому, что при Украине меня туда не пускали? Так вроде пускали… А! Дай догадаюсь – потому что там и солнце, и море, и песок краденные – мне там, на краденом-то, должно вдвойне понравиться, да?

– Они сами к нам просились. – Лыков не был настроен спорить. В отличие от Кирилла.

– Ну, конечно. Вежливые люди им прикладами направление указали, дулами автоматов подтолкнули и они сразу в Россию захотели. Сам же наклейку нацепил. Скажи ещё, что их там не было, автоматчиков ваших.

Лыков реплику пропустил мимо ушей. И про наклейки не ответил. Явно думал о чём-то другом. Нет, дружок, я тебя всё равно достану. Кирилл с чувством произнёс:

– Никто, кроме нас… Нигде, кроме здесь. Или, вот ещё вариант: никогда, кроме сейчас. Надо мне футболочки со всеми тремя вариантами изготовить. Как тебе лозунги? Давно хотел спросить: где ты русский учил? Он у тебя неродной, что ли? Ты вообще, поди, казачок-то засланный, а? – Кирилл дурашливо прищурился. Лыков молчал, не реагировал. Паузу держал. Полистал тренерскую тетрадочку, выдохнул, наконец:

– Всё, закончил трындеть? – Подумав, добавил: – Давай завтра безуглеводку делай. Двухдневную. Помнишь, что есть?

– Курица, рыба. Зелёные овощи – капуста, огурцы, сельдерей, укроп. Чеснок по вкусу. Нажрусь, буду на тебя дышать.

– Переживу. Воды три литра в день – чтоб ацидоз не мучил.

– Ацидоз – это что? – спросил Кирилл уже мирным тоном.

– Вот ты как баба – всё как да почему, – недовольно просипел Лыков.

– Странные у тебя о бабах представление, Саш, – заулыбался Кирилл издевательски, плавно ускоряясь на дорожке. Артрозная нога пока примолкла.

– Какие есть, – буркнул Лыков хмуро. Испортил всё же либерал клятый мальчику настроение. – Ацидоз – это повышение кислоты в тканях организма. Всё через печень прокачивается и, если не пить много воды, будет голова болеть и ацетоном изо рта вонять. Даже пот запах сменит.

– Ух ты! – восхищённо воскликнул Кирилл. – Запахи чеснока и ацетона, сплетясь вместе в непередаваемый аромат, покажут всем толстым пингвинам в зале, что это такое – серьёзная подготовка и наполнит атмосфЭру зала непередаваемыми ароматами! Пусть все меня нюхают, а некоторые – завидуют! – почти продекламировал он.

– Тебе бы всё поржать, – осуждающе поджал губы Лыков, – не всем твоя генетика достаётся. Будь как-то посерьёзней.

– На самом деле, Саш, если не ржать, а говорить всерьёз, я испытываю искреннее уважение к каждому из посетителей зала. Ладно я – меня в полнолуние, тринадцатого, в пятницу, качок укусил в бицепс, но они-то, они! Они подняли свои плоские задницы с дивана, вышли из зоны сытого углеводного комфорта, преодолели страхи, лень и стереотипы привычного поведения и пришли в зал, чтобы стать лучше. Уважаю. Всех. – Кирилл обвёл рукой зал – всех посчитал и уважил одновременно, действительно не думая шутить. Лыков недоверчиво хмыкнул.

Тренировки теперь не выматывали Кирилла – он чувствовал себя помолодевшим, посвежевшим, окрепшим. Рабочие веса выросли, увеличилось количество повторений, он с лёгкостью справлялся с нагрузками, недоступными ранее. Выносливость повысилась. Все тренировки, даже тяжёлые, на ноги, были в радость – он видел, как растут мышцы, как он становится больше, рельефней с каждым днём. Это замечали уже все в зале. Фармакология действительно творила чудеса.

Кирилл закончил тренировку и направился в зону аэробики – на эллипсоид. Нога не болела только на нём – на беговой дорожке или степпере была хоть небольшая, но ударная нагрузка и после них ночью нога мозжила.

По телевизору шла очередная передача на закрепление пройденного. Ведущий в полувоенном френче с непременной трёхцветной ленточкой, приколотой к груди, в очередной раз клеймил Украину. Мельтешили, лаясь промеж собой, какие-то «эксперты», публика в студии послушно, как дрессированная, хлопала, возмущённо шумела, что-то вскрикивала – если совсем выключить звук и добавить в кадр два – три белых халата, действие бы походило на собрание пациентов в психбольнице. Кто-то из тренеров прибавил звук. Ведущий, спрятав голову в плечи, осуждающе шипел из воротника, как из амбразуры. Так бы выглядел монолог кобры. Кириллу стало физически тошно.

– Давайте убавим звук, – громко обратился он к присутствующим, – или вас возбуждает вид мужика во френче?!

Народ промолчал. Или не расслышал. Кирилл схватил с подоконника пульт.

– Погоди, дай информацию послушать, – жестом остановил его толстоватый, «пельменного» вида, мужичок в расстёгнутой на пузе олимпийке, обутый в новенькие яркие кроссовки. Кирилл раньше пару раз его замечал – «пельмень» слонялся по залу, судорожно и бессистемно припадая к различным тренажёрам. Он главным образом пялился на девушек, изо всех сил демонстрируя свою состоятельность. Доказательствами того служили: толстенная золотая цепь на шее, витой, золотой же, шириной два пальца, браслет на левой руке, и золотой браслет с часами – тоже, видимо, недешёвыми. Дабы никаких уже сомнений ни у кого не возникло, руки украшали два массивных перстня, которые он потихоньку состругивал о стальные грифы штанг. Спортивных перчаток он не носил – в них перстней не видно! Обычно Кирилл рассказывал парням о такой опасности, но этот «пельмешек» ему не нравился – пусть гарцует, покрывая золотом всё, что должно покрываться только потом и магнезией.

– Ты чо?! – искренне удивился Кирилл, – где тут информация?! Пропаганда голимая! По этому же каналу про распятого на заборе мальчика из Славянска сообщали? Тебе мало, что ли?!

– А что, скажи ещё, мальчика не было?! – мужичок упрямо пригнул свою стриженную, с чёлочкой, голову и набычился. Не привык, видимо, чтоб ему перечили. Как так? Он богатый такой, а его не слушаются!

– Если бы мальчик был, нам бы показали его труп, показали бы безутешных родителей, друзей, знакомых…А новость о мальчике мелькнула метеоритом и пропала навсегда. Так с настоящими новостями не бывает. – Кирилл не отпускал пульт из рук, но и не переключал канал. Только убавил звук. Френч в телевизоре теперь шипел едва слышно.

– Ага! Ты ещё, небось, и пожар в Одессе одобряешь, когда шестьдесят человек сожгли? – мужик понял, что пульт он скоро не получит. Обвинить уж Кирилла во всех грехах сразу, обозначиться. При чём здесь Одесса?! В бороду ему треснуть, что ли? Скандал дежурному тренеру боком выйдет. Кирилл оглянулся. Ланы за столом не было. Сейчас там восседал Марат, бесстрастно заполняющий тетрадь тренера. На потенциальный конфликт ему было плевать. Мужик всё больше раздражал Кирилла.

– Конечно, одобряю, – произнёс Кирилл, с вызовом глядя на мужичка, – банда «свидомых» наваляла банде «скрепных». Слово «банда» здесь – ключевое. Какая печалька. Я сейчас переключу на канал «Культура», чтоб у тебя головка остыла. И поправь слюнявчик, не делай мне нервы. – Кирилл указал ему на задравшуюся майку, открывавшую вид на его молочно-белый абдоминальный окорок, после чего отвернулся, показывая, что спор окончен. Тот что-то возмущённо и неопасно заклекотал сзади.

Кирилл взгромоздился на степпер, действительно переключил телевизор на «Культуру», где рассказывали о сельском хозяйстве древнего Египта, и зашагал. Сорок минут – сквозь боль в ноге и взгляды «со значением», издали бросаемые на него чёлочкой. Обломайся.

После тренировки заехал к матери в пансионат. Завёз памперсы, запасные простынки, заплатил за следующий месяц. Рассказал старушкам, что начал готовиться к соревнованиям. Они рады были живому человеку «с воли». И про мужика с чёлочкой рассказал в красках, чтобы не молчать. Покормил маму йогуртом с ложечки.

 

 

 


Оглавление

18. Часть 18
19. Часть 19
20. Часть 20

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!