HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5

Часть 4


 

 

 

Тренажёрный зал рядом с домом Кирилла обладал всеми необходимыми снарядами и станками для прокачки – по слухам, Лыков лично составлял заявку на необходимые тренажёры. Здесь многое Кириллу нравилось, начиная с гардеробщиц: три аккуратные тётушки постпенсионного возраста посменно обслуживали спортсменов, каждая – с неизменной улыбкой и доброжелательным взглядом. Они, отчего-то не спрашивая напрямую, неведомыми окольными путями разузнали, как его зовут, и приветствовали теперь Кирилла по имени. За каждой виделось честное трудовое прошлое и классическое советское образование девочек из хороших семей: в свободную минутку тётушки читали. Не дешёвую жвачку для мозга, а серьёзные книги, заставлявшие думать – Чехова, Леонида Андреева или даже Мережковского. Оказалось, самая интеллигентная из них, Зинаида Семёновна, всю жизнь проработавшая учителем русского языка и литературы, брала книги в библиотеке, в том числе для своих сменщиц. Кирилл разговорился с ней, увидев у неё роман «Вор» Леонида Леонова. Удивился:

– Зинаида Семёновна! Вы сами Леоновым заинтересовались или, стесняюсь спросить, – Кирилл интимно понизил голос, – посоветовал кто?

– Кто ж мне посоветует, – с горечью промолвила Зинаида Семёновна, смущённо поправив выбившуюся из аккуратной причёски прядь, – все советчики давно померли… Перечитываю вот…

– И как вам? – удивившись, поинтересовался Кирилл.

– Примерно так же, как в первый раз. Хорошая проза, но без мурашек. Думала, с возрастом отношение изменится, но нет, не поменялось. Правда, видимо, в том, что время нас не меняет. – Зинаида Семёновна подала Кириллу куртку и добавила со вздохом: – Или меняет только снаружи…

Кирилл на мгновение словно прозрел, увидев перед собой не увядшую пожилую женщину с артритными пальцами, неярким макияжем и тщательно подкрашенными волосами, зарабатывающую прибавку к невеликой пенсии, а весёлую озорную хохотушку, студентку филологического факультета – любительницу книг, лыжных походов, песен у костра, которой она была ещё каких-нибудь сорок лет назад и которой себя ощущала до сих пор. Кирилл боялся подобных прозрений, делавших душу мягкой и податливой. Начнёшь вот так общаться, и могут раскрыться бездны, полны не звёзд – к примеру: всю жизнь прожила с мужем-пьяницей, жалела и боролась, без любви родила двоих (или троих) детей, один, мальчик, утонул, девчонки вышли замуж и разъехались, муж умер недавно от рака, и за всю жизнь подобие любви, зародыш её, испытала лишь однажды – на учительской конференции в Москве, он тоже был учителем, но оба испугались своего чувства, у обоих были обязательства, работа, ученики, старенькие родители, дети… И вообще всё было неправильно, нерадостно, трудно. Вся жизнь.

То, что из клиентов только Кирилл разговаривал с гардеробщицами, тем более про книги, вызывало в нём странное чувство, нечто вроде сожаления – ну почему, почему люди боятся открыто и доброжелательно разговаривать друг с другом просто из удовольствия или любопытства, боятся раскрыться, боятся говорить на разные отвлечённые темы? Ведь именно это делает нас людьми – когда мы сопереживаем радостям и горестям друг друга, вместе плачем или смеёмся… Клиенты заходили в фитнес-центр с каменными застывшими лицами: не подходи ко мне! Я тут телостроительством занимаюсь, фигуру точу! Всё настолько серьёзно, что скулы сводит. Боятся – кто-то догадается, что брутальные с виду качки имеют ранимую душу – там, глубоко внутри, под мышечной бронёй? Так это знает каждый, немного умеющий думать – зачем иначе качаться, соблюдать диету и режим, если не хочешь оградить толщей мышц тонкий зелёный росточек напуганной страшным окружающим миром души? Конечно, только для защиты хрупкого внутреннего мира и ни для чего иного. Но парни стеснялись доброты и человечности, стеснялись маленького испуганного мальчика, сидящего внутри каждого. Ходили с устрашающе-суровыми лицами, в татухах, вечно хмурые, со сдвинутыми бровями, бритыми головами. Изображали железно устроенные машины из жжжёсткого мяса. Муж-жики, что тут скажешь!

Почуяв родственные души, Кирилл начал делиться с гардеробщицами книгами из своей библиотеки, и за три последних года бабушки ознакомились с творчеством Искандера, Войновича, Быкова, Веллера, Пелевина. Пелевин, как Кириллом и ожидалось, «не пошёл», зато остальные были прочитаны с интересом.

Тренажёрный зал был выстроен не по плану а, скорее, просто размещён в свободном помещении по остаточному принципу – а что у нас здесь будет? Зал борьбы? На втором этаже борцам будет лучше. Художественной гимнастики? Потолки недостаточно высокие, подбрасывать мячи, ленту и булавы неудобно. Бокса? Народу будет мало, стены могут не выдержать мощных ударов. О! Фитнес-зал! И народу много, и требования не такие жёсткие, и денег можно заработать.

Видимо, руководствовались примерно такими соображениями, потому что сауна была расположена максимально неудобно: путь в неё лежал через зал – чтобы погреться и пропотеть, необходимо пройти мимо тренажёров, втянув по возможности живот и расправив плечи. Женщины, как правило, заматывались в полотенце. Выглядели они в такие моменты вызывающе несексуально – по пути туда с белой куриной кожей, или распаренные, без косметики, с потной головой по пути оттуда… А Кириллу даже этот очевидный «косяк» проектировщиков нравился – что-то было в этом человеческое, из разряда «ну, не шмогли мы, не шмогли», что-то родное, когда дорогущий архитектор строит крутой, с вычурной отделкой, дом с неработающим туалетом – это так по-нашему, по-родному! Кирилл начинал занятия штангой в подвале Спортивного клуба армии 30-х годов постройки с вечно ремонтируемым душем – нормальный душ был только на втором этаже, рядом с баскетбольным залом, вход через улицу. Так что всё знакомо, привычно и любимо. Родина же…

Про выступление Кирилла на митинге в зале не знали – о политике здесь говорить было не принято, СМИ их «митинг отчаяния» старательно не заметили, не упомянув ни словом по радио, ни кадром в теленовостях, ни строчкой в газете. Игнор слишком старательный, чтобы списывать его на случайность.

Здравомыслящие в последний год как-то сами собою немного попримолкли, не в силах спорить – в основном с телевизором. Всюду примолкли – на работе, в транспорте, в магазинах… В зале тоже. Сказать что-нибудь про политику становилось неприличным – кто-нибудь обязательно заноет: ну зачем ссориться, ну, не надо здесь об этом, ведь собрались не за этим…

По телевизору, висящему под потолком, вновь рассказывали об Украине. Лыков и Рузанский – тоже персональный тренер, стояли посреди зала, задрав головы, следили за картинкой, как дети – только что рот не открывали. Переживали. На экране показывали ужасы, творимые «украинской хунтой» в Донбассе: разрушенные артобстрелами дома, следы пуль на стенах, выбитые окна, жителей, прячущихся в погребах. Рузанский возмущённо отвернулся от экрана:

– Чё творят, суки! Эх, не было б семьи со спиногрызами…

– Какой-то ты, Серёга, странный, – тут же встрял Кирилл. – Когда мы так же Грозный танками утюжили, ты не возмущался.

– Так это когда было! – отмахнулся Рузанский. – И Грозный – наш город.

– А Донецк – украинский, – тем же тоном продолжил Кирилл. – Вот они и пытаются свою территорию вернуть.

– Да ни хера у них не получится, – видно было, что Рузанский не настроен спорить и что-то доказывать. Ну его, с клиентом закуситься – себе дороже: обидится ещё и в другой зал перейдёт. За клиента держаться надо, гладить по шерсти, не спорить с ним, не раздражать.

– Я бы тоже пошёл, если б не семья, – неожиданно подал голос Лыков.

– Чо, в войнушку в детстве не наигрался? – Кирилл развернулся всем телом к нему.

– Ты, я вижу, наигрался, – хмуро отозвался Лыков, – вообще, поди, не служил…

– Куда б я делся с подводной советской лодки! – усмехнулся Кирилл. – Служил в стройбате.

– Ну, я ж говорю – без оружия разве служба. – Лыков упрямо пригнул голову.

– Не, что ты! Кто в обнимку с лопатой спал – службы не нюхал. – Кирилл начал разгибания рук, лёжа на скамье. – Тем более в Подмосковье, как я. Это ж вы только родину защищали в ВДВ своих. Правда, на эту родину и не нападал никто. Она, родина-то наша, всё больше на дальних подступах защищается – в Африке, в Афганистане да на Кубе.

– На Украине наши, русские. Мы их защищаем.

– Да мало ли где наши. Мы же по миру расползаемся, как тараканы, которых дома травят. На Украине наши – и что с того? Как я понимаю, Северному Казахстану приготовиться?

– При чём здесь Казахстан-то? – окончательно насупился Лыков.

– Ну, как – там же, в Семипалатинске, Целинограде да в Петропавловске тоже всё наши! Значит, и земля там – наша!

Лыков замолчал, явно не зная, что ответить. Потом нашёлся:

– Трынди поменьше, себе же дыхание сбиваешь. Я в военной разведке служил, – хмуро сообщил он. – Да, учили родину защищать от всяких нациков, – он кивнул в сторону телевизора.

– По телевизору что угодно показать можно – на это, Саш, есть искусство монтажа. А ты мальчик большой, а всё в сказки веришь. К тому же эти «нацики», как ты выражаешься, в своей стране воюют, за её территориальную целостность. Знакомый для тебя термин? Если они накосячат – их украинский суд осудит. Без твоей помощи.

– Что-то не больно их осуждают… – Лыкову не хотелось отступать, тем более при всех. К их спору со всех сторон начали прислушиваться. Не надо Кириллу с ним ссориться, переходя на личности. Хотя мозги у него телевизором засраны на удивление плотно. А может, ещё замполит в них поковырялся, в армии ещё…

– Украина со своими сепаратистами без нас разберётся, Саш, – примирительно сказал Кирилл. – Ты лучше скажи – возьмёшься меня готовить на весну? В смысле – на область по бодибилдингу? И если да – мы успеем подготовиться?

Лыков задрал лицо к потолку, шевеля губами – считал. Потом опустил и буркнул:

– Пять месяцев впереди. База у тебя есть. Успеем.

– А сушиться как? Я ж не сушился никогда! Когда начинать, чтоб успеть? Покажешь, научишь, если что – заставишь?! – Кирилл был рад, что удержался от ссоры, рад, что Лыков согласился. Он тренер знающий, опытный. С ним крутую форму можно набрать.

– Научу, – мрачно ответил Лыков. – Заставлять не буду. И добавил, подумав: – Ты же мальчик большой, – усмехнулся, многозначительно глядя на футболку Кирилла. На ней было написано «В аптеке плохого не продадут!»

Приступить к подготовке решили с понедельника. Так в жизни Кирилла начался новый этап.

 

 

 


Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!