HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

После Сочинской Олимпиады страна с радостью и наслаждением окончательно свихнулась – казалось, вся без остатка. Нет, звоночки, конечно, были и раньше, но Кирилл числил их по разряду исключений, искажавших общую разумно устроенную картину мира. В зале под потолком висели три телевизора с подключёнными к ним наушниками – во время аэробных нагрузок можно было смотреть любой канал. Обычно телики были включены на спортивных каналах. Но последние полгода на всех экранах непрерывным потоком шли новости про Украину – видимо, жизнь России была никому не интересна и здесь ничего не происходило. Кроме Украины, других новостей в телевизоре не осталось.

Каналы были соответствующие – «Вести 24», «Первый», «Россия». Судя по телевизионной картинке, проблемы Отечества наконец-то счастливо разрешились – суды стали судить по законам, права человека и право частной собственности сделались незыблемыми, чиновники разом перестали брать взятки, предприниматели начали изо всех сил предпринимать, качество российских товаров превзошло самые смелые ожидания, расцвели науки и искусства, образование, здравоохранение и уровень жизни населения взлетели в заоблачные выси, во взаимном экстазе держась за руки, цены в магазинах остановили рост, рубль начал снова укрепляться…

Телезрителей круглосуточно кормили Украиной, Крымом и Донбассом в различных сочетаниях – на первое, второе и третье. Вместо компота объясняли, как гадит англичанка и какое всё же Обама чмо.

В телевизор запустили с авторской передачей известного режиссёра, который за необходимостью раз за разом объяснять черни божественную мудрость руководства говорил с утомлёнными интонациями уставшего от государственных деяний барина. Кирилла от его усатой самодовольной рожи отчётливо подташнивало.

Телевидение, в одночасье обернувшись телепропагандой, назначило всех украинцев нацистами, фашистами или, того хуже, либерал-фашистами, обзывало «укропами», ещё почему-то бЕндеровцами с отчётливым «е», намеренно путая бандеровцев с жителями Бендер – вали кулём, там разберём! Из тухлых советских загашников вытащили страшилки про УНА-УНСО, твердили, выпучив глаза, что на Украине взяли власть фашисты, кричали, брызжа слюной на ток-шоу, что украинцев не существует как отдельной нации. Самое мерзкое было, что со всех сторон – в зале тоже! – подхватили эту травлю, это улюлюканье, этот снисходительно-хамский тон уголовника, куражащегося перед малолетками: Крым отняли – он наш был! Донбасс подожгли – вы сами там войну начали! В Харькове и Одессе по-русски говорят! Боинг малазийский – сами сбили! Кофылёк, кофылёк, какой кофылёк?! Не докажете! Вы вообще – недогосударство, вы Украиной-то стали при Советской власти, вам территории кусками от России, от Польши да Литвы отрезали и прочее, и прочее… Простой вопрос: что мы забыли в чужом государстве?! – вызывал взрыв ярости, ведро дерьма и унижений на голову любому, его задавшему.

«Платон, ты сердишься – значит, неправ», – вспоминал Кирилл. Вокруг него все были постоянно раздражены и взвинчены, как перед дракой – хотя, казалось бы, вот он, ваш Крым, вот она – ваша мощная внешняя политика, когда Россию боятся – вы ж хотели, чтоб вас боялись? – а счастья всё нет. И денег в карманах стало явно меньше.

В далёком его детстве, в пионерлагере, руководство неожиданно решило сводить старшие отряды купаться, тем более что до озера было всего ничего – километра три, полчаса быстрой ходьбы. Купаться в лагере было негде, жара в то лето стояла страшная: воду для столовой и умывания брали из скважины, в которой уровень снизился так, что стало не из чего варить обед – воду им привозили. После завтрака, пока жара не вступила, старшие отряды построились и нестройными колоннами во главе с начальником лагеря направились на купание. В противоположную от озера сторону.

Сначала Кирилл думал, что их просто ведут другой дорогой – вот сейчас один поворот, другой – и они зашагают в нужном направлении. Не тут-то было! Солнце вставало всё выше, уже ощутимо припекало, хотелось пить, а их вели неизвестно куда! Стесняясь собственной смелости, Кирилл подошёл к вожатой отряда и робко заметил, что озеро в другой стороне. Надо бы про это сказать начальнику. Вожатая – черноволосая, налитая жизненными соками молодуха с «гыкающим» говорком (по прошествии лет Кирилл помнил только её чёрные манящие глаза и небритые подмышки) спросила, откуда Кирилл об этом знает. Он знал оттуда же, откуда все знают, что солнце встаёт на востоке, а заходит на западе – но не скажешь ведь так! Кирилл смешался и промолчал. Прошагали ещё минут пятнадцать. Ощутимо хотелось пить – воды с собой не захватили в надежде на короткую прогулку, а шли уже час. Наконец вожатая вместе с Кириллом подошла к начальнику – вот мол, мальчик говорит, что идём не туда.

– У тебя что, карта есть? – поинтересовался начальник. Карты у Кирилла не было. Как и компаса.

– Нас же мимо озера в лагерь везли! – привёл Кирилл последний аргумент, не возымевший действия.

– И что, ты один направление запомнил, что ли?! – неуверенно спросил начальник, с тоской оглядевшись вокруг. Пионеры еле волочили ноги. Просёлочная грунтовка была припорошена пылью, пуста и нескончаема. Солнце немилосердно плавило мозги пионерам. Вся картина напоминала дурной сон, когда засыпаешь под солнцем на пляже.

Положение спас неизвестный пионер – герой, отважно грохнувшийся в обморок. Верней, не грохнувшийся: он тихо осел мятым кулём сначала в дорожную пыль, а потом с закатанными глазами и мертвенно-бледным лицом совсем завалился набок. Колонна встала. Пока перепуганные вожатые и начальник хлопали над пионером крыльями, приводя в чувство, на дороге появилась машина – Жигули первой модели. Машина выглядела как посланец из мира светлых прохладных больничных палат, свежих простыней и запотевшего бачка питьевой воды в коридоре – до всего этого можно было доехать! Водитель – молодой мужик с цепким взглядом и волосатыми руками, выглядывавшими из закатанных рукавов рубашки, согласился доставить до лагеря занемогшего пионера и вожатую – вот эту, черноглазенькую, для сопровождения. Да, озеро в другой стороне – до него теперь километров семь будет. Надо вам, ребят, разворачиваться. Испустив из железных внутренностей вкусный городской выхлоп, автомобиль уехал.

Начальник объявил пятнадцатиминутный привал в тени придорожных сосен. Кирилл ощутил себя победителем – вот сейчас, сейчас начальник лагеря подойдёт к нему и скажет: «Ну что, пионер, как тебя? – Рогов Кирилл… – Ну что, Рогов Кирилл, веди нас!» – и Кирилл поведёт их назад верной дорогой. Как Данко – только сердце вырывать из груди уже не надо, солнце и так ярко светит. И греет.

Никто к нему не подошёл. Никто не поблагодарил. Никто не заметил даже, или сделал вид, что не заметил – да, был паренёк, знающий верную дорогу. Что он предупреждал и говорил, что надо идти в другую сторону. Кирилл думал, что его забыли только во время обратного перехода, но завтра-то, на утренней линейке, про него вспомнят и хотя бы имя его назовут. Или вообще дадут грамоту. Или благодарственное письмо родителям за воспитание такого сына.

Но нет. Ни на следующее утро, ни в какое другое его не называли и не благодарили. Начальник, встречая его иногда в столовой, делал вид, что впервые видит, что совсем с ним не знаком, хотя по его лицу было видно, что он Кирилла узнавал, и ещё как узнавал. Кириллу каждый раз хотелось подбежать к нему и крикнуть: «А я говорил, что надо в другую сторону идти! Я знал дорогу и всё правильно говорил! А вы не верили!» – но он благородно сдерживался, всё же надеясь на что-то. Скромность украшает пионера – уговаривал себя Кирилл. Вожатая, к которой теперь в гости стал приезжать тот мужик на жигулях, и вовсе будто забыла о происшествии, остаток смены делая вид, что ничего не было – ни изнуряющего похода по жаре, ни обморока пионера, ни предупреждения Кирилла.

Купаться их больше не водили.

Много позже, вспоминая тот случай, Кирилл понял причины подобного поведения взрослых: кому понравится, что пятиклассник лучше тебя ориентируется на местности, что начальник откровенно тупит на глазах всего лагеря – люди в принципе не любят вспоминать больные для самолюбия моменты. Говорящий правду вообще редко говорит приятные вещи. А пятиклассник, лучше взрослых ориентирующийся на местности, по меньшей мере, неприятен.

Но все прошедшие после того случая годы Кирилла мучило и беспокоило одно: он был единственный, кто подошёл и сказал, что они идут не туда. Остальные ребята, а их было больше сотни, четыре отряда, – остальные стонали, злились, ругались под нос, тихо роптали, но покорно шли в неправильном направлении. Многие, как и Кирилл, знали, что их ведут не туда. А с начальником пошёл объясняться он один. Почему другие молчали? – вот что больше всего и через годы волновало Кирилла, вот что мучило его до сих пор, вопрос, на который он не находил ответа.

А сейчас вся страна зашагала не туда. Взвизгивая от радости на поворотах.

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!