HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Вадим Каразёв

Уран

Обсудить

Восточная поэма

На чтение потребуется 1 час 45 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск            18+
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 21.02.2014
Оглавление

8. Хан-тенгри
9. Пудина. Часть 1
10. Пудина. Часть 2

Пудина. Часть 1


 

 

 

И сказал Господь: не мерою
Я даю Дух свой!!!

 

 

На севере Персии, рядом с одним небольшим городком, стоял кишлак Оби-Киик. Он раскинулся на выходе реки Шар-Шар из ущелья в долину. Река была небольшая, но шумливая, она падала с уступа на уступ, поэтому её и назвали Шар-Шар. Воды её были родниковые, не снеговые, так как на этих горах, Кара-Тау, снег лежал недолго, да и то зимой. На выходе из ущелья в неё впадала мутная река Туз-Су, слегка солоноватая, жёлтого цвета. В верхнем течении к ней ходили горные козлы – киики, на водопой. Организм требовал соли, и козлы устраивали водопой, пополняя нехватку её подсоленной водой из Туз-Су. Отсюда и название места и кишлака – Оби-Киик, то есть, Козлиная вода. Самая высшая точка кряжа Кара-Тау была гора Хаджи-Мастон, единственное место, где произрастала небольшая арчовая роща.

На краю кишлака стоял большой дом с боло-ханой[26]. Вокруг участка земли был глинобитный дувал, как и стены дома из глины. Окна дома выходили только во двор, в самом доме было много комнат. Одна из них служила библиотекой, где стояли полки с книгами по медицине, философии, математике, как известных арабских мыслителей, так и греческих: Афлотун, Аристун, Сукрат, Гиппократ… Участок земли был большой и примыкал к склонам холмов предгорий. Основу его составлял сад, где росли гранаты, урюк, яблони, персики, айва, рос-плодил и миндаль, но не дикий-горький, а садовый, сладкий. Ближе к холмам росли деревья грецкого ореха, огромные, раскидистые, под ними не росла даже трава. Предания говорили, что под орешиной даже спать нельзя. Около дома по навесу плёлся виноград двух-трех сортов. Недалеко от дома был выкопан небольшой хауз-бассейн, а около него росло дерево-тут. Под ним был сделан деревянный настил, на котором устроен айван, под айваном протекал ручей, вытекающий из бассейна. Вода же в бассейн попадала из арыка, который начинался далеко от участка. Воду из реки перехватывали в верхнем её течении, подпруженом каменной запрудой. Каждый раз, после весенних ливневых дождей, маленькую каменную запруду сносило бурными потоками, и её каждую весну восстанавливали. Водой из арыка орошался сад и небольшой огород, где выращивались овощи. На выходе ручья из бассейна росла ручьевая пудина, мята. Она цвела с начала весны и до середины осени.

Был август, время созревания плодов и летних звездопадов.

 

На айване, застеленном яркендскими цветными кошмами, в тени тута, лежал пожилой, ещё моложавый старик с благообразным лицом, обрамлённым бородой, посеребрённой сединой. Старик болел, и по его требованию один из многочисленных внуков раз в неделю приносил охапку веток арчи, и клал ему в головах. Он всю жизнь любил запах этого дерева, дерева с горьковатым запахом цветов дикого миндаля. И хотя это был совсем не тот запах, который он помнил с юности, в нём не было запаха чистого снега, так как арча-можжевельник, хоть и росла в горах, но горах бесснежных, старик всё равно любил запах арчи.

У старика была большая семья: сыновья, дочери, много внуков, и стали появляться правнуки. Он был окружён любовью и заботой, как это и положено на Востоке. Старик умирал, он думал, что простыл, но это был грипп, болезнь ещё малоизвестная и неотличимая от простуды. Грипп дал осложнение, и старика парализовало, он не мог двигать членами, он лишился речи и потому не мог говорить. Оставались живыми глаза и обоняние. Он чувствовал запах арчи, напоминающий тот запах его юности, неотделимый от него всю оставшуюся жизнь. Он вдыхал его, забывался, терялся во времени и уносился, улетал, возносился, воспарялся… в воспоминания.

 

 

 

*   *   *

 

 

И воздастся вам по делам вашим
И по вере вашей – сказал пророк.

 

 

 

Кишлак Калла-Сиё[27] раскинулся в теснине гор, в долине небольшой речки Ях-Су[28]. Жители держали коров, лошадей, ослов, мелкий скот, птицу, сажали овощи, собирали фрукты, на полянах, очищенных от камня, на верхних террасах гор сеяли ячмень. Не богато, но и не бедно.

Но… никто не приходит в мир из лона матери с домом, едой, одеждой. Всё людям дают люди, и потому сказал Господь: не забывай о страннопреемстве, гостеприимстве, – это одна из заповедей Моих. И славился этот кишлак, Калла-Сиё, жадностью и бездушием своим. Ни один нищий, святой, дервиш, путник не получил здесь ни милости, ни одежды, ни ночлега, ни доброго слова, ни даже пиалы простой ручьевой воды.

Но люди молчали покорно, а когда молчат люди-рабы, тогда восстают земля, вода, огонь… Тогда восстаёт Господь! Да!

И тогда Господь покарал кишлак Калла-Сиё, и послал Чёрную Смерть, и покрыл чёрными телами Голову Чёрного Серого Мутного кишлака. А Молния ударила в дом-кибитку, и сгорели все кибитки, и сгорели все сады-огороды, и ничего не осталось от кишлака Калла-Сиё: ни кибиток, ни деревьев, ни людей, и даже Чума, обугливающая тела нарывными шишками истекающими, смердящими, сгорела в том очищающем огне. Ибо нет ничего чище пепла!

 

Но на этом не кончились беды кишлака Калла-Сиё. Пришли тучи чёрные грозовые. И лил дождь всю ночь. Он не был ливневый, а моросил мелкой водяной пылью. А на рассвете, на грани тьмы и света, затряслась земля.

И склон горы, пропитанный влагой дождя, как маятник, сполз с бока горы, оставив в ней углубление, и, не меняя целого, занял место кишлака со всеми деревьями на его склоне. Сошедший склон перекрыл речушку, образовав озеро. И никто не мог сказать, что на этом месте был кишлак, жители которого нарушили завет Бога.

И только деревья с неестественным наклоном заставляли задуматься…

 

Лишь один остался из всего кишлака, – Дивона-Блаженный, ему было всего восемь лет, но он уже отличался от жителей деревни: он никогда не лгал, был доброжелателен. Не по возрасту сметлив и рассудителен.

Мальчик пас мелкий скот в одном из ущелий, а когда пригнал своё стадо домой, он не нашёл своего кишлака. На его месте была ровная площадка с деревьями, имеющими неестественный уклон стволов. Бог, охраняя Дивону, направил путь его в долину, к городам, с его небольшим стадом.

Через двое суток он пришёл в город Кашгар, через который проходил торговый путь из Европы в Азию и Китай. Там обманом отобрали у него стадо, заплатив за всё, как за одну козу. Скоро кончились деньги, и он стал жить на базаре, помогая торговцам посмотреть за товаром, убрать мусор, что-то поднести, ночуя на кошмах с ними. Они сочувствовали сироте. Он был честен, правдив, услужлив, все это знали и потому жалели.

 

Ему уже было девять лет, когда он встретил на базаре Хакима Санг ибн Табиба. Это был потомственный лекарь, и возвращался он из Китая, где постигал, познавал мудрости китайской медицины.

Он был мудр и понимал, что нужно лечить не болезнь, а её причины, и что главное в лечении, кроме знаний – это налаживание доверия больного к лекарю. А методы – это всего лишь ритуал для больного.

Он много прожил, много видел, он уже устал от жизни. Он не хотел лечить богатых, ибо болезни их гнездились в головах их. Он не хотел лечить бедных, ибо болезни их гнездились в душах их. Подобное не поддавалось лечению методами медицины. Он хотел покоя, где есть люди, но их немного, где люди не обременены ни богатством, ни бедностью, являющимися продолжением друг друга, единством целого, единством противоположностей.

Он хотел жить там, где люди живут в минимальном достатке, добывая хлеб свой трудом праведным, он хотел жить там, где люди болеют естественными, а не надуманными болезнями, которые при наличии знаний поддаются лечению, и где народ по природе своей здоров в основе своей, ибо живёт жизнью праведной.

 

Дивону он встретил на базаре на второй день. Был базарный день, день отдыха, когда все жители округи раз в неделю съезжались, чтобы что-то купить и что-то продать.

По базару бродили узники в колодках из местной тюрьмы. Их выпускали раз в неделю в базарные дни, чтобы они подаянием заготовили себе пищу до следующего базара. Бежать было некуда, и они, собрав подаяние, сами приходили в тюрьму. Этим питались неделю. Содержали их в зинданах. Это расширяющиеся ко дну колодцы, и узников спускали туда по верёвочным лестницам. В течение недели они от охранников получали только воду для питья. В основном это были разбойники, которые грабили караваны на торговых путях. Существование их было крайне невыносимо. Их мало кто жалел, и потому подаяние было скудным, и они были постоянно голодны от недоедания. Немытые, оборванные, одетые в рогожу на голое тело – они вызывали не жалость, а отвращение. Но их могли выкупить родственники, если находили на это средства.

Лекарь хотел кое-что продать из того, что он привёз с собою из Китая: пряности, мускатный орех, который ценился на вес золота, немного шёлка и фарфор. Заодно попрактиковаться как лекарь, благо больных хватало. Узнав, что мальчик сирота, и приметив в нём понятливого, честного, исполнительного человечка, он договорился с ним, что тот будет его обслуживать на время, которое он пробудет в Кашгаре.

Два дня хватило Табибу, чтобы понять, что Дивона отмечен печатью свыше. Он был понятлив, ибо ничего не переспрашивал, он разбирался в травах и быстро усвоил и названия трав, и их назначение. А однажды он вылечил купца, когда Табиб решил отказаться от лечения его, так как не понимал и не знал корней болезни. Но Дивона приготовил из трав, которые были у лекаря, настой, сказав, что его нужно пить три раза в день по пиале три дня. Лекарь, посмотрев, из чего Дивона сделал настой, и не найдя причин, препятствующих его приёму, решил, что пусть купец попьёт этот настой три дня. Ибо он твёрдо знал одно – вреда не будет. К его удивлению, купец полностью выздоровел и хорошо оплатил своё лечение. Ещё пять дней лекарь провёл в Кашгаре, но ни разу Дивона больше не вмешался в его дела.

Табиб, поговорив с Дивоной, сказал, что хочет взять его с собой в качестве помощника и талиба-ученика. Дивона согласился не раздумывая, но без всяких эмоций, словно это было давно оговорено. Хаким Санг ибн Табиб стал звать его Дивона Талиб.

 

На следующий день Дивона с Табибом покинули Кашгар и присоединились к попутному каравану, который через Западный Бадахшан, через Афганские высокогорные плоскогорья шёл в Персию. Поклажа у них была невелика, всё поместилось в двух хурджинах, которые они несли, перекинув через плечо.

Путь был не из лёгких, горные дороги, тропы… Через месяц караван пришёл в кишлак Сафет Банг и остановился там на трёхдневный отдых для лошадей и ослов. Люди прошли по оврингу, а караван из лошадей и ослов пошёл обходной, труднопроходимой тропой с подъёмом на высоту больше четырёх тысяч метров, в обход длиной в десять крат больше. После такого перехода животным требовался длительный отдых и лечение копыт.

Прошло два дня. На третий начались сборы. За эти два дня Табиб, как лекарь, ознакомился с жителями кишлака. Простота горцев, их обычаи, их уклад и устои жизни понравились лекарю. Понравилась и природа. Облесённые горы, две чистые речки, на слиянии которых стоял кишлак, чистый густой воздух и запах трав, спелых, стоячих, ибо время было конец лета, время спелых зреющих плодов, всё это нравилось и умиротворяло.

Табиб вдруг понял, что он нашёл то, что ему нужно, что искал, и то, о чём мечтал. На третий день он пошёл в кишлак в мехмон-хану, общественный дом, где собирались старейшие из совета, и сказал им, что ему хотелось бы остаться жить в этом кишлаке. Совет аксакалов был совсем не против, но такие дела решаются на народном сходе. Перед уходом каравана они сообщат ему решение.

 

Утром пришёл посланец и принёс ответ. Табиб был полезен для кишлака как лекарь, он понравился селянам своей сдержанностью и простотой отношений. В кишлаке есть свободный домик с садиком, семья, которая в нем проживала, небольшая, постепенно вымерла, отчего – не знает никто, чужое здесь никогда и никто не занимает, и если Табиб хочет, то пусть живёт в этом доме, если нет, то селяне выйдут на хошар[29] и совместными усилиями построят ему кибитку. Лекарь за два дня уже приметил этот пустующий домик и согласился проживать в нём.

Утром он объявил Дивоне, что они остаются в кишлаке Сафет Банг. Дивона впервые высказал радость. Видно, ему надоели бродяжничество и бездомность. Ему тоже нравилось место, и ему тоже хотелось здесь остаться.

Утром караван уходил в свой далёкий путь в Аравию, через земли саманидов, без Табиба и Дивоны.

 

 

 

Фёдор Достоевский. Братья Карамазовы (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ (аудиокнига). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Жюль Верн. Таинственный остров (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно

 

 

 


Оглавление

8. Хан-тенгри
9. Пудина. Часть 1
10. Пудина. Часть 2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!