HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Александр Клейн

Рассказ неофита

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за март 2019 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за март 2019 года

 

На чтение потребуется 7 часов | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 31.03.2019
Оглавление

12. Часть 12
13. Часть 13
14. Часть 14

Часть 13


 

 

 

По телефону Патриция сообщила мне о своём приезде в мой город, при этом она выразила желание остановиться у меня. В её устах это звучало так естественно, что я даже в первый момент не мог найти в этом предложении чего-либо двусмысленного. Но чем больше я раздумывал над её намерением, тем больше соблазна несло оно в себе. Означало ли оно, что она была готова вступить со мной в любовную связь, или я опять что-то выдумывал? Мне была ясна вся нелепость моей неуверенности, но, хотя дело, казалось, подходило к счастливому для меня концу, я всё ещё был в сомнении по поводу чувств Патриции ко мне. Для меня было истинным чудом, что меня избрала именно та женщина, о чьей любви я так сильно мечтал, что даже боялся признаться себе в этом. Всё вдруг развивалось так хорошо и так легко, что будило во мне какие-то смутные отрицательные мысли.

Патриция приехала и всё оказалось таким возбуждающе-обычным и непринуждённым. Ночью я вдыхал её запах, замешанный на духах и женской свежести, но, несмотря на восторг, связанный с чудом, когда человек становится очевидцем совпадения фактов реальности с его мечтами, вся эта ночь была окутана для меня печалью.

Я был поглощён своими чувствами к Патриции и самой возможностью найти в другом человеке отзыв на них. Я был неутомим в ласках и счастлив, как никогда в жизни, когда получал от Патриции чувственные знаки внимания. Но мне казалось, что это всё недостаточно, что Патриция слишком безразлична ко мне: почему она не душила меня в своих объятиях, почему не шептала жаркие слова любви, почему была внутренне так отделена от меня? Она не сказала мне, что любит меня, и вообще я не понял, зачем она отдалась мне. Ясно, что она симпатизировала мне, но это ещё не было основанием для того, чтобы разделить со мной постель. Для неё, как для женщины с чувствами и с врождённым благородством, это ещё не должно было быть основанием.

 

Патриция стала жить у меня, а я задавался вопросом, какое место занимал я в её жизни. Она уходила по своим делам на весь день, а потом возвращалась усталая и неразговорчивая. У меня дома она уже не была той светской дамой, с которой я познакомился на Крите и которая так непринуждённо предложила мне любовную близость. В интимной обстановке она умела сочетать откровенную ласку со стыдливостью, что придавало ей определённую неуклюжесть, так что она иногда производила на меня впечатление замороженной красавицы. Я пытался заговаривать с ней о любви, но она как-то умела обходить этот вопрос молчанием и полунасмешливыми улыбками. Я старался не заострять этот момент в наших отношениях, чувствуя, что только наврежу этим сам себе. Через неделю она уехала.

 

При прощании мы не проронили ни слова о нашей следующей встрече. Мне было как-то неловко, я не хотел говорить с Патрицией о моих чувствах, чтобы не разрушить всё хорошее, бывшее между нами, она тоже не касалась этой темы, так что мы расстались с какой-то невысказанностью, заставившую меня почувствовать первые приступы нового страдания.

В физической любви я не познал того удовлетворения, к которому перед этим стремился. Моё воображение в прошедшие ночи не было изжито реальными впечатлениями, так как те картины и переживания, что рисовались мне перед этим моей фантазией, не могли быть осуществлены в принципе. В своих сладострастных видениях я охватывал всю сцену в целом, не упуская мельчайших внешних подробностей, выражавшихся в жестах и в звуках, и которые усиливали своё воздействие на меня через подразумеваемый контекст всех обстоятельств, приведших к этой сцене. В своей фантазии я не просто видел сцены любви, но и наглядно представлял себе, для достижения большей страстности, воображаемые мысли и чувствования актёров этой сцены. Всё это несло в себе огромный страстный потенциал, который оказался совершенно чужд реальным любовным отношениям. В конечном счёте я пришёл к мнению, что физическая близость с Патрицией была бы вообще лишено для меня притягательности, если бы не уравновешивалось и в какой-то степени не подавлялось бы переживаниями любви романтической. Но пока я не страдал от всего этого, а был только удивлён несоответствием силы моих страстных желаний со слабым удовлетворением их со стороны действительности.

Но всё же в общем я нашёл осуществление своей мечты: я любил женщину и она, если отбросить все капризные претензии моего больного характера, платила, как могла, мне взаимностью. Я обладал ею, но ощущал не подъём душевных чувств, не прорыв к новым высотам любви, а просто самое что ни на есть банальное опустошение. И где-то под сердцем шевелилось лёгкое неудовлетворение тем, какое развитие получила моя любовь. Я отгонял от себя эти ощущения, оправдывая их нормальными физиологическими явлениями и считал, что это пройдёт с течением времени. Вскоре я жаждал уже новых свиданий со своей возлюбленной, правда, испытывая более тоску по общению с ней, чем по её телу.

 

Мы снова встретились, теперь уже в Праге, которая в то время была заполонена туристами. Когда я увидел Патрицию, радостную и возбуждённую, все отголоски моих мрачных мыслей улетучились, и я просто был одурманен счастьем, охватившим мою душу. Я почувствовал себя столь свободным, как никогда во всей своей жизни.

В отеле, где мы остановились, между нами произошла небольшая размолвка: я хотел тут же лечь с Патрицией в постель, а ей хотелось посмотреть город. Я был уязвлён её, по моему мнению, таким холодным и равнодушным отношением ко мне и испытал мгновения горького разочарования. Но затем я начал ласкать её, и она не смогла устоять перед моими ласками. Всё произошло быстро, интенсивно и страстно. Тот накал страсти, с которым Патриция ответила на мою страсть, заставил меня забыть своё предшествующее недовольство и впервые возбудил во мне уверенность в её чувствах ко мне.

Мы долго гуляли по Праге, которую я замечал лишь на периферии своего внимания, так как мой взгляд был обращён только на Патрицию. Моя новая уверенность привела меня к тому, что я осмелился открыто заговорить с ней о своей любви. Я чувствовал, что ей было радостно слушать мои признания, но что она всё же сохраняла какую-то дистанцию по отношению к моим словам. Но её реакция больше не задевала меня так сильно, как раньше, потому что теперь я пришёл к выводу, что Патриция, как западный человек, и не могла иначе реагировать на мои излияния.

Во мне существовало предубеждение, что с западными людьми, когда они достигают половой зрелости, неуместно говорить о возвышенной любви, а нужно говорить о сексе и о «дружбе». Может и она принимает меня за недозревшего или, лучше сказать, перезревшего подростка, подумалось мне. Но нет – хотя для неё, конечно же, было необычно слышать все эти слова о моей любви к ней, – это, казалось, даже приносило Патриции настороженное удовольствие. К концу нашего пребывания в Праге она сказала мне даже один раз немножко суховато: «И я тоже люблю тебя». О большем я и не смел мечтать.

 

Наверняка она уже любила кого-то до меня. Повторённые признания. Как горько быть повторяемым. Этот другой раньше уже вторгся в мою любовь, ещё не проявившуюся во мне. Я с горечью высматривал в её глазах воспоминания о её прошедшей любви, но когда она улыбалась мне, я забывал обо всём на свете и готов был, если бы это было возможно, нежно целовать её светлую улыбку.

 

Наступило время, когда я постоянно носил перед глазами души её образ, и, хотел ли я этого или нет, мои мысли с неистощимым упорством вращались вокруг Патриции. Я видел перед собой её раскрасневшееся от свежего ветерка лицо с влажными глазами, расширенно блестевшими от полноты чувств, играющие грацией прекрасного выражения, рождённого сочетанием молодости тела и одухотворённости, так свойственной влюблённым женщинам. Это было наваждение, сковывавшее мою душу и порождавшее во мне притяжение к Патриции на уровне атомов. Я вожделел её неутолимым и безнадёжным вожделением. О чём бы я ни думал, чем бы ни занимался, я был поглощён ей и жил для того образа, что отпечатался в моей душе.

 

Через месяц нетерпеливого ожидания состоялась наша следующая встреча. Мы поехали в зимний и дождливый Копенгаген. Я проклинал этот неуютно-чуждый город, как холодный тупик для русской души. Но в отеле, особенно по вечерам, я чувствовал себя лучше, когда за громоздкими портьерами гостиничного номера темнота и влага осаждали окрестность, и разноцветные уличные огни, как маяки в беспросветную ночь одиночества и покинутости, свидетельствовали о том, что ещё существуют тёплые сердца. Я чуть-чуть отодвигал в сторону казавшуюся неподвижной портьеру и в образовавшиеся незаметные просветы врывались захватывающие врасплох нескромные лучи от фар проезжающих автомобилей.

Внезапный спорадический свет похищал на мгновение у темноты округлые осколки тела Патриции, высвечивая голубоватую белизну его форм, таинственно обрывавшуюся в горячей тени сокровенных мест. Прикасаясь к Патриции, я впервые позабыл о всех тех порнографических образах, обычно теснившихся во мне во время интимной близости и обуславливавших интенсивность моего любовного переживания своей интенсивностью. Мои представления слились с телесными ощущениями: я представлял себе только то, что видел и ощущал в этот момент.

Я любил Патрицию, как и раньше, но теперь не чувствовал страданий от заземлённости своего чувства и невозможности истинного соединения. Я окунался в ауру её жизненных волн и сочетался с ней на всех душевно-телесных уровнях, становясь новым неведомым существом, имевшим ещё собственное тело, но душой уже переместившимся в другое. Я чувствовал всё наслаждение своего тела, но большее удовольствие я получал от сознания того, что доставляю такое же наслаждение другому телу. То, что я успевал замечать, когда оно освещалось заблудшим светом от фар невидимых машин, приносило мне удовлетворение полноценностью видимого, без примеси эротических фантазий, и наполняло меня радостью освобождения.

 

Утром я любовался элегантным телом Патриции и заметил, что оно вело свою жизнь, независимую от её душевных настроений. Это был для меня признак высококлассной женщины. Чтобы такая женщина ни делала или ни говорила, её тело ведёт свой бессильно скрываемый разговор напрямую с теми потаёнными чувствами в мужском сердце, которые заставляют мужчин очаровываться женским полом и испытывать беспокойство по поводу своей разъединённости с ним. Наблюдая за такой женщиной, мужчина исторгает тайные вздохи, кляня судьбу за то, что он обделён такой женщиной, и сгорает от ощущения несправедливости и ревности, что может быть кто-то другой имеет счастье обладать ею.

Рассматривая обнажённое тело Патриции при дневном освещении непредвзятым взглядом, я почувствовал в себе волнение, вызываемое естественной соблазнительностью идеальной стройности. Это тело в своих движениях и позах отчуждало от себя своей изящной неприступностью и в то же время притягивало этим к себе, как бы помимо своей воли, что придавало этой притягательности особую пикантность. Этим непроизвольным притяжением оно секретным образом сигнализировало свою податливость и обещало скрытые утехи. Я вспомнил своих порнографических карточных красоток; теперь мне казалось, что я победил их – иллюзия сошлась с реальностью и реальность взяла верх. Мои желания торжествовали над недостижимостью.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за март 2019 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению марта 2019 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

12. Часть 12
13. Часть 13
14. Часть 14

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!