HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Лачин

Джойс, Миллер, Зюскинд и либерасты

Обсудить

Рецензия

 

на роман Евгения Синичкина «Галевин»

 

Купить в журнале за январь 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

 

На чтение потребуется 17 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 2.02.2017
Иллюстрация. Название: «Путти. Дай кусочек мне». Автор: не указан. Источник: http://yumuz.ru/uploads/images/p/u/t/putti_06_daj_kusochek_mne.jpg

 

 

 

«Галевин (роман в тринадцати любовных признаниях)» целиком и без остатка относится к литературе творческой, от религиозной, проституционной и производственной литератур совершенно оторван и даже демонстративно им противостоит (см. «Четыре варианта литературы»). В православно-исламском регионе (в частности, в СССР) творческая литература всегда была в загоне, исключая период Серебряного века (который, впрочем, постарались побыстрее забыть). На Западе в последние десятилетия подобная литература чахнет по причине всевластия литературы проституционной.

Читателям «простым», любящим попроще, попрозрачнее, не любящим напрягаться при чтении, не любящим, когда автор выказывает немалую начитанность, с Синичкиным делать нечего. Синичкину уже пришлось столкнуться с парочкой подобных субъектов на форуме НЛ и недоумённо вопросить: что же, для них стилистические изыски – это «понты»? Да, Синичкин, для них это «понты», «выпендрёж». Это православно-исламские обыватели, воспитанные в традициях Библии-Корана со Сталиным-Ждановым. Если они старше тридцати, их уже не переделать, для высокой культуры они потеряны. Отправим их в вишнёвый сад к мастеру с Маргаритой читать Высоцкого и рассмотрим «Галевина».

 

 

*   *   *

 

В предисловии говорится, что на роман автора вдохновил «Сир Галевин» Шарля де Костера, о средневековом серийном убийце, погубившем полтора десятка девушек.

«…Галевин не показался мне монстром. Я увидел несчастного, забитого, измученного человека, никогда не знавшего ни любви, ни обыкновенного человеческого участия. …может ли общество, человека отвергшее, требовать от отвергнутого соблюдения установленных этим обществом норм?»

«Годами меня волновало, как написать этот роман про серийного убийцу и не скатиться к динамическому сюжету банального триллера. Ответ мне подсказали два произведения – «Мантисса» Джона Фаулза и «Остров накануне» Умберто Эко».

Странно, что не упомянут «Парфюмер» Патрика Зюскинда – роман о серийном убийце, губившем именно «молоденьких девушек». «…несчастном, забитом, измученном человеке, никогда не знавшем ни любви, ни обыкновенного человеческого участия». Отвергнутом обществом, «в том числе обществом самых близких ему людей». Мать парфюмера, кстати, отвергла его куда быстрее и жёстче, чем родительница Галевина. Такого монстра оправдать ещё легче, чем Галевиных – де Костера и Синичкина.

Между прочим, интересная традиция складывается в литературе – называть на Г. всех извращённых монстров и полумонстров. Галевин Костера, Гумберт Гумберт Набокова, Гренуй Зюскинда, и замкнулось всё опять Галевиным.

Возможно, Синичкин намеренно замалчивает Зюскинда, именно за схожесть. В литературе такое бывает. Есть ведь гипотеза, что Набоков демонстрировал презрение к Достоевскому потому именно, что они во многом схожи (например, возможностью сведения романов каждого из них в единый метароман). Если же это не так, то сие можно счесть недостатком предисловия – ну как в таком тексте, да без Зюскинда?

Неупоминание Джеймса Джойса куда простительнее, ибо в предисловии говорится о воздействовавших на тему и сюжет, а не стиль. О стиле, впрочем, тоже сказано: «Роман состоит из двенадцати глав, каждая из которых написана своим языком, соответствующим языку какого-либо автора или конкретного произведения прошлого…». Предпоследняя глава, «Он отлично выглядел в этом голубом костюме…», написана по образцу последней главы «Улисса», знаменитого внутреннего монолога Блум (не Блума), но этим роль Джойса в «Галевине» не исчерпывается – сама идея написать главы различными стилями также джойсовская, из того же «Улисса». И, по образцу «Улисса», «Галевин» также есть первоочерёдно роман о языке. Писал кто-то про Гоголя, что он «весь сидит в языке», но к произведениям рассматриваемой нами традиции это относится в большей степени.

В отличие от великого ирландца, Синичкин не перебрал все исторические стили используемого языка, за всю его историю, но сие простительно, ибо объём «Галевина» раз в семь меньше джойсовской одиссеи. К тому же, к чести Синичкина, он не уклонился от наиболее трудной задачи, возникающей в подобных сочинениях – использовать язык очень давней эпохи, почти иностранный для современников. Тут два обстоятельства отпугивают абсолютное большинство пишущих – необходимость изучить данный язык и крайняя элитарность, «нечитабельность» подобных текстов для массового читателя, вредящая и популярности, и в материальном отношении. Если ж автор этим занялся, можно точно сказать, что литературу он любит, даже в отрыве от известности и денег, и читал не только школьную классику и бестселлеры (что, конечно, не означает, что настоящий писатель обязан написать подобное).

В «Галевине» это пятая глава, «Прежде чем приступлю я…». Думается, автор очень точно выбрал ту – фантастическую, инфернальную – часть действия, коей больше всего подходят архаизмы, во всяком случае, в данном сочинении. Эта глава уж точно стоит перечтения, и именно её мало кто перечитает (во многом это закономерность литературы).

Устами своего героя Синичкин иронично (и справедливо) говорит о том, что книгу без юмора издать трудно. Но в «Галевине» юмор есть, правда, такого рода, что мало кому хватит чувства языка и знания литературы для его уразумения – юмор запрятан именно в пятой главе…

Ну и, раз уж мы начали вспоминать классиков (не вспоминать нельзя, «Галевин» ими пропитан), надобно назвать и Генри Миллера. Не могу точно припомнить, в каких фрагментах «Галевина» он вспоминается явственней, к тому же возможно, что автор ни в одной главе Миллера образцом и не взял. Но, как и скандальный североамериканец (впрочем, скандалист уже забронзовел) в своей парижской одиссее, Синичкин также не для брезгливых, во многих эпизодах физиологически «грязен», но по-миллеровски сочетает это с красивым языком, тонкой стилистикой. Культура языка и атмосфера туалета странным образом скрещиваются.

 

 

*   *   *

 

Почему в названии данной рецензии сказано о либерастах? Потому что и их нельзя не вспомнить, говоря о «Галевине», точнее, о его авторе. Ассоциация с гомосексуализмом тут ни при чём, это слово употреблено, дабы чётче отмежевать называющих себя «либералами» (неолибералов) от либерализма (подробнее см. «Либералы и либерасты, демократы и дерьмократы»). Синичкин куда умнее и начитаннее большинства своих сверстников (ему двадцать шесть), но, как и никто, полностью оторваться от недостатков своего поколения не может. Он на полпути к левым, но на середине пути застревает, ибо манипулирование мозгами молодёжи доведено буржуазией до виртуозности. (Если только я не путаю автора, пишущего от первого лица, с его героем. Но вроде не путаю – Синичкин никак и нигде не показывает и не намекает на неправоту Галевина).

Дерьмократии у него, кстати, как и у Миллера, много. В прямом смысле, много нечистот. Буржуазная «демократия» всегда оборачивается дерьмократией, в том числе в литературе, и даже в сочинениях обличителей этой «демократии». Джойс говорил иронично, что литература прошлого слишком много занималась душой и слишком мало – телом, сравнивая персонажей классики с головами ангелов на картинах старых мастеров – физиологии нет, есть только говорящая голова. В литературе времён Джойса действительно был подобный перекос, и его роль во многом оказалась революционной. Но нынче, да и давно уже, перекос наблюдается в противоположную сторону: даже неглупый и образованный автор будто считает себя обязанным залить нечистотами воображение читателей, а физиология его персонажей проявляется столь бурно, что не знаешь, за чьим ходом следить – мыслей персонажа или событий в его кишках и семенниках. Джойса скоро надо будет перефразировать в обратном смысле – литература с начала Первой мировой слишком много занималась прямой кишкой. И нынешние персонажи зачастую напоминают вместо головок путти говорящие зады – вроде гомо сапиенс, ведь говорит и мыслит, но доносятся из его «рта» не только и даже не столько слова, сколько совсем иные звуки.

Есть сей грех и в «Галевине», после которого не сразу за стол сядешь, ибо аппетит весьма подпорчен.

То же с матерной лексикой. Принято считать, что мат придаёт выразительности, ярости, но вся литература до XX века блестяще это опровергает – монологу Алёши Карамазова и «Анитихристу» Ницше накала чувств не занимать, но авторы даже без грубых слов обошлись. Значит, это возможно, надо только уметь. Кроме того, матерщина имеет ту неприятную особенность, что затягивает в себя, без неё всё труднее обойтись, будь то в устной речи или письменной. Это вроде алкоголя, когда человек спаивается. Без мата начинает не хватать слов. (Пока Синичкину ещё как хватает. Надеемся, что не сопьётся).

К тому же матерится не автор, а его герой. Правда, писано от первого лица, но всё же это не авторский голос. При употреблении грубых слов и мата следует различать три варианта – авторский голос (то есть он сам так разговаривает), голос главного героя, от чьего лица пишет автор (это уже менее связано с автором), и реплики персонажей (их грубость характеризует лишь их самих, а не автора).

Как уже говорилось, всё это окупается красотами стиля и богатством лексикона. Поговорим о том, что труднее окупить стилем.

 

 

*   *   *

 

 «Демократия была уместна в древнегреческих полисах, где проживала сотня тысяч человек, все друг друга знали и, если не считать рабов, были равны в правах и обязанностях». Добавим – и кроме женщин, то есть голос избирателя имело заметно меньше половины населения. «Но как эта система будет работать в государстве с населением в сто пятьдесят миллионов, когда вы должны выбрать человека или группу лиц, которых никогда прежде не видели, которых не знаете, которых можете оценивать лишь по рекламным роликам и которые, едва получат пост, обеспечат себе неприкосновенность, автомобиль с мигалками, депутатскую пенсию и неограниченный доступ к кормушке – дополнительные права, которыми обычный гражданин не обладает? Это не выборы управленцев, которые должны поднять уровень жизни в стране, а дорого обставленное сражение за индульгенцию на воровство. Это крысиные бега подонков за властью и безнаказанностью. Какой мудак посчитал, что привилегированное сословие станет трудиться на благо тех, кто за ним дерьмо убирает?»

Отлично. Синичкин понял не понимаемое дураками – демократии нет, в частности, в России, чиновничество и депутатьё состоят из «подонков». Вывод напрашивается – нужна не представительная демократия, а прямая. В век Интернета она возможна. Но, поскольку «подонки» на невыгодное им дело не пойдут, нужна борьба. Не парламентская, а реальная, с кровью.

Что же – властям стоит опасаться Синичкиных? Вовсе нет. «Прав был Эпикур, когда призывал жить незаметно; нахер париться, когда от тебя ничего не зависит, если в этом шапито ты – скромный зритель, примостившийся у входа в шатёр?». Если большинство россиян станет галевинами (синичкиными?), что сделают Путин с Медведевым? Правильно, спокойно лягут спать. Ибо синичкины не только сами всего лишь «примостились у входа», но и других призывают к тому же. «Один выход: забраться на крышу многоэтажки с ящиком пива, удобно прислониться к стеночке и, периодически поплёвывая на всех с высокой колокольни, смотреть, как маразм крепчает…». Во-во, постсоветским президентам того и надобно – и они спокойно могут «периодически поплёвывать» на всех нас «с высокой колокольни». На Синичкина тоже. Взберись он хоть на какую «многоэтажку», поплёвывать свысока будут они. В классовом обществе всё решают деньги и власть, а не физическая высота.

Но это не худшее в рассуждениях Галевина (и наверняка самого автора).

«Разве может человек, чей взгляд жаден и ненасытен, смотреть с уважением на нынешние правительства, на законы, на кодексы, на принципы, на идеалы, на наши тотемы и табу? На наши символы, эти путеводные звёзды, ослепляющие сверканием лжи? Разве может такой человек не испытывать стыда, когда люди празднуют великую подмену понятий, отмечая, к примеру, не подписание Акта о капитуляции Германии, а окончание Великой Отечественной войны? Какой, вашу мать, Отечественной войны? Которая завершилась в тот же час, когда советские войска пересекли границу Союза и двинулись в Европу с винтовками в намозоленных руках? Или какой? Их в те печальные годы, верно, с десяток набралось? Как могла Отечественная война советского народа идти не на территории СССР и закончиться в центре Берлина? Может, и Вьетнам для американцев (североамериканцев, «вашу мать» – Л.) – это Отечественная война? Мы никогда не станем называть вещи своими именами. Но пасаран – истина не пройдёт, пусть ищет себе приют в другом месте, а у нас ей не рады. У нас рады тем, кто называет зверьём и антихристами нацистов, которые сожгли в печах Освенцима полтора миллиона евреев, и славит благородных героев, которые до того усердно исполняли интернациональный долг, что испепелили напалмом миллион афганцев…»

Великая Отечественная продолжилась в Европе, ибо, чтобы обезопасить отечество от контратаки оккупантов и добиться хотя бы частичной компенсации нанесённого отечеству урона, требовалось гнать врага до его логова и уничтожить его государство, нацистскую Германию, и только дурак или пособник нацистов мог требовать остановить боевые действия или внушать людям, что война уже не Отечественная. Вьетнамцы не нападали на США, не уничтожили шестую часть их населения и не похитили-разрушили треть всего их имущества, и потому гринго во Вьетнаме вели не отечественную войну, а захватническую, империалистическую, продолжив традиции нацистов (США, напомним, наследник нацистской Германии). Война в Афганистане была спровоцирована США (поклонникам художественной литературы рекомендую роман «Шантарам» Г. Д. Робертса, австралийского писателя, очевидца этой войны). И СССР воевал не с афганцами, а с гринго, а афганцы поддерживали разные стороны.

И каким образом Советская армия могла в Афганистане «испепелить напалмом миллион человек»? Она, вероятно, не одним напалмом воевала – сколько же она убила всего? Два миллиона, три? Сколько тогда вообще погибло афганцев, учитывая убитых североамериканцами? Всё это напоминает перлы сванидзе-радзинских о «миллионах невинных жертв тридцатых-сороковых», да простит мне Синичкин такое сравнение. А нацистов называют «зверьём» не только и не столько потому, что «они сожгли в печах Освенцима полтора миллиона евреев», а за убийство примерно шестидесяти миллионов человек десятков национальностей (в одном Освенциме их уже были десятки), и понадобилось им на это немногим больше времени, чем шла Афганская война – двенадцать лет, и при этом часто убивали по этническому признаку, открыто планируя геноцид восточных славян, поляков, евреев и цыган, а также обращали людей в рабство и готовились обратить в рабов целый ряд народов. (СССР в Афганистане (как и везде) геноцида не проводил и рабства не насаждал, а строил и пролагал детсады, школы и дороги (после распада Союза разбомбленные Штатами)). Ругать нацистов за евреев Освенцима – всё равно как ругать серийного убийцу-насильника за то, что он без разрешения щупал гениталии своих жертв. Ай какой хулиган… Прям как Гитлер…

Но и это не худшее. История увязана с современностью. Порассуждайте о Великой Отечественной, и станет ясно, чего от вас ждать сейчас.

«Нас все пугают войной. (Судя по контексту, «всё», а не «все» – Л.). Война, война, война. Американцы (судя по контексту, североамериканцы – Л.), терроризм, исламисты, онанисты, геи, трансексуалы. Посмотришь телевизор, и складывается ощущение, что целый мир, каждый американский (североамериканский – Л.) фермер и каждый червяк в его удобренной навозом почве не спят ночами – лелеют одну мысль: захватить Россию-матушку и насрать под берёзкой, растущей на берегу Байкала. Заняться больше нечем. Популистский бред. Афродизиак для флажков. Массовая истерия слабоумных. Что принципиально меняется, если на верхушке усядется не бывший кэгэбэшник, а бывший цэрэушник, и Россия, от южных морей до полярного края, станет одним из американских (североамериканских – Л.) штатов? Да нихуя. При этом миллионы готовы умирать, чтобы такое ни в коем случае не произошло; и готовы убивать, чтобы ни у кого даже мыслей таких не возникло».

Гринго хотели бы овладеть Россией не для того, чтобы испражняться под берёзами на Байкале (хотя при случае не преминут сделать и это), а по той же причине, по которой контролируют политику большинства стран мира, де-факто своих колоний – для большей их эксплуатации. Путём направления их внешней и экономической политики в нужное для себя русло, посредством бомбёжек, эмбарго, подкупа местных властей, финансирования «пятых колонн» и промывания мозгов Голливудом. За счёт этой эксплуатации и живут граждане стран фашистского блока, наследника третьего рейха – Запад, Израиль, Саудовская Аравия и Япония, во главе с США. «Заняться больше нечем», иронизирует рассказчик, мол, делать им больше нечего. Заняться-то им есть чем – смотреть блокбастеры и порно, фильмы, где убивают и насилуют вживую (жителей третьего мира), третировать и насиловать прислугу из гастарбайтеров, кататься по миру, встречая боязливые-завистливые-уважительные взгляды и пренебрежительно спрашивая: «здесь кто-нибудь говорит по-английски?». Занятий много. Но чтобы делать всё это за чужой счёт, живя в кредит плюс гранты-пособия-пенсии, нужно доить «туземцев». Желательно и Россию. Заодно можно и наложить под берёзами. Например, на берегах Байкала.

«…миллионы готовы умирать, чтобы такое ни в коем случае не произошло…», сетует герой Синичкина. Действительно, готовы, иначе в фашистском регионе миллиардеров было бы столько, сколько сейчас мультимиллионеров, а весь остальной мир жил бы, как сейчас Пуэрто-Рико и Гаити, и говорили бы все на ломаном английском, и не написал бы никто пятую главу «Галевина», даже по-английски, не говоря уже о великом и могучем. И не только имперцы-державники «готовы умирать», но и Че Космодемьянские всего мира, например, латиноамериканские, что воспитаны Че Геварой, и берут себе имя Таня в честь Космодемьянской.

Далее рассказчик сокрушается: «и готовы убивать, чтобы ни у кого даже мыслей таких не возникало…». Убивать ради этого – что ж, это неплохая мысль…

 

 

*   *   *

 

Если неолиберализм, которому – пускай бессознательно – подпел Синичкин голосом Галевина, доведёт программу отупления человечества до конца, писать пятые главы «Галевиных» будет некому даже по-английски, не говоря уже о других языках, ничуть не менее могучих. Ровесники Синичкина будут способны только «забраться на крышу многоэтажки с ящиком пива, удобно прислониться к стеночке и, периодически поплёвывая на всех с высокой колокольни, смотреть, как маразм крепчает…» Хочешь Синичкиных как стилистов? Изничтожай носителей их взглядов. «…чтобы ни у кого даже мыслей таких не возникало».

Потому-то многим чудакам и нужна Мировая революция. Уничтожение фашистского блока. (По признаку не этническому, а морально-политическому). И будет эта война Отечественной, вашу мать, для порядочных людей всех наций, и будет оставаться Отечественной, вашу мать, когда прорвёмся на вражескую территорию и будем убивать врага на его же земле (впрочем, с гринго так не получится, своей земли у них нет, придётся только на чужой), и когда будем врываться в их дома и крушить мебель, она, вашу мать, всё ещё будет Отечественной. Чтобы пятые главы «Галевиных» писались. И, когда война начнётся, нужно будет убивать многих «своих», кои не против, чтобы Россия, «от южных морей до полярного края», стала североамериканским штатом. Ради них, любимых, пятых, придётся галевиных (синичкиных?), латыниных и прочих набоковых – мочить.

Зубами глотки рвать будем…

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению января 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!