HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Юлий Максимов

Дракон, или Ответ на «Тварь» Лачина

Обсудить

Рецензия

18+

 

 

Купить в журнале за ноябрь 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года

 

На чтение потребуется 1 час 25 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 11.11.2017
Оглавление

1. Вступление
2. Фатальная ошибка Фатали
3. Первое необходимое отступление

Фатальная ошибка Фатали


 

 

 

И она заставляет меня обратиться к азербайджанскому философу.

Лачин связывает все беды ближневосточных и центральноазиатских обществ исключительно с исламом. Тезис этот очень серьёзен, и при ошибочном допущении может обернуться большими потерями, потому что ошибка тут будет допущена принципиального и методологического свойства.

Замечу: «персидский принц» Кемаль-уд-довле в эссе М. Ф. Ахундова все беды иранского общества тоже связывал исключительно с исламом. Огромная проблема позднейших комментаторов этого оригинального труда состояла в том, что они всерьёз приняли за окончательную точку зрения Ахундова именно «письма Кемаль-уд-довле» – и совершенно игнорировали «ответ на них сего последнего» – то есть письмо «индийского принца» Джалал-уд-довле.

А ответ этот своеобразный, о чём давно и прочно забыли.

Но дело было сделано. В советский период М. Ф. Ахундов был превращён в восточного Прометея. Он официально считался одним из самых прогрессивных общественных деятелей исламского Востока. Все его рекомендации принимались подобно пророчествам. Он был прогрессивен, не спорю. Я даже полагаю, что в определённый момент – самым прогрессивным. Но прогрессоры порой совершают ошибки самого трагического свойства. Не стал исключением и Ахундов.

 

Мирза Фатали Ахундов
Мирза Фатали Ахундов[1]

 

Исходя из антиклерикальной максимы в Турции и мусульманских республиках СССР ислам был фактически выведен из общественного поля. Похожие по своему стилю на азербайджанские худжум («нападение») мероприятия осуществлялись и в кемалисткой Турции: демонстративное сожжение чадры, изменение алфавита, закрытие мечетей, преследование духовенства; а в Турции, сверх того – запрет служить на арабском языке. Однако та же самая Турция по самому своему духу осталась тем же, чем была – форменной тиранией, насквозь милитаризированным, полицейским государством. Ислам с удивительным проворством оказался заменён радикальным национализмом. Никакого обещанного экономического рывка не произошло. Он состоялся позже, когда к власти пришло либеральное правительство Т. Озала. Ещё хуже дело обстояло в СССР, где председатели колхозов заменили баев и мулькадаров; а руководители республик стали вести себя как самозваные шахи при средневековых мусульманских порядках. Иными словами, уже в советский период тридцатых годов произошла частичная реставрация дореволюционных порядков.

Нечто подобное случилось в Иране. Приход к власти светской по духу династии Пехлеви ни в коем случае не означал начала эры свободы. Наоборот: положение явно ухудшилось. Иран подпал под диктат англосаксонской плутократии, успешно уничтожившей единственную в своём роде демократическую попытку построить правовое государство, предпринятое премьер-министром Мохаммедом Моссадыком в пятидесятых годах двадцатого века.

Продолжим. Большинство стран исламского ареала расположено в засушливых и полузасушливых зонах, в достаточной степени удалённых от Мирового океана. Эффективное фермерское хозяйство на этих территориях, по сути дела, невозможно. Возможны лишь ирригация и животноводство. Первое способствует образованию жестко централизованных государств и обществ, в общем-то мало склонных к демократии. А второе прямо подстёгивает развитие кочевничества и омут кровавых войн, способствующих прогрессу в военных технологиях – но никак не созданию индустриального общества западного типа.

Реальность такова, что уже до установления ислама на территориях южного Средиземноморья и Центральной Азии эти земли имели устойчивую, прекрасно разработанную, имеющую глубокие корни традицию деспотизма, подавления, мракобесия и служило-карательного контроля. Исламскому Халифату предшествовали две империи – Римская и Сасанидская; и к моменту своего коллапса они были глубоко больны. До римлян на Ближнем Востоке был эллинизм. Затем пришли брутальные римляне, с их разнузданным подавлением духа свободы и независимости и привычками итальянских мафиози. О персах разговор особый – мы вновь коснёмся их в связи с новыми пассажами из «Кемаль-уд-довле».

 

 

*   *   *

 

Второе возражение – идеализация доисламского прошлого.

В определённых отрывках Лачин пишет прямо-таки душа в душу с М. Ф. Ахундовым. Признаюсь, нет ничего несносней апологетических дифирамбов Сасанидской империи, рассуждений о просвещённых государях, какой-то особой нравственности зороастризма, «религии света» etc.

Всё это Ахундов прямо противопоставлял зверскому и отсталому исламу.

Между тем обратимся к фактам.

От любой более или менее продвинутой цивилизации остаются культурные артефакты, самыми ценными из которых по праву считаются литературные памятники. Вовсе не золото, не драгоценности – а именно тексты. Они позволяют заглянуть в душу цивилизации, узнать о её мечтах, пороках, предпочтениях, доблести. Другая, не менее ценная деталь – архитектура и скульптура. Любой специалист уверенно скажет, что покров готического собора может сказать о его эпохе порой больше, чем сотня фолиантов. Египет считается блестящей культурой вовсе не из-за пирамид Хеопса. Эта страна и цивилизация породила чрезвычайно развитую литературу, имевшую даже первичное разделение на жанры, вплоть до авантюрно-приключенческого. Не чужды были египтяне и поэзии. У них была душа.

Так вот – была ли она у доисламского Ирана? Не имеем ли мы дело с грандиозной историко-культурной мистификацией?

Что осталось от Ахеменидского Ирана? Ничего. Ничего или почти ничего. «Кодекс против дэвов» царя Дария да барельефы Персеполиса, насчёт которых ещё нужно установить, не подлог ли это династии Пехлеви. Есть ли экземпляры «Авесты», датируемые раньше 9-10 вв. н. э., то есть – исламской эпохи? Таких экземпляров нет. Вся гебрская, то есть зороастрийская литература? родом из того же периода. Обескураживающее воздействие этого факта становится ещё более ярким, когда сравниваешь это убожество с богатейшей библиотекой ассирийского царя-садиста Ашшурбанипала, буквально переполненной литературными жемчужинами. Напрасно мы будем искать парфянских текстов – их нет. Есть только греческие, написанные парфянами. И это сплошной официоз: деловые бумаги, дипломатические ноты… Никаких вменяемых сасанидских текстов! Нумизматика, города, захоронения – а вот текстов нет. Все статуи имеют вид парадный, изображают исключительно царей, принимающих дары от Ормузда и Анахит; попирающих врагов, скачущих на конях. Ничего, подобного прелестной египетской статуэтке обнажённой молодой нубийской девушки, которую я видел в Эрмитаже – казалось, её сделали вчера, настолько это было свежо, непосредственно, талантливо, чисто. Ничего даже схожего с феерическими индейскими статуэтками, где мужчины гарцуют на крутобёдрых женщинах, держа наперевес громаднейшие члены. И разумеется, никаких следов эллинов, их великого искусства. Ничего. Почти ничего.

Как говаривал Фридрих Ницше – по некоторым феноменам нашего мира следовало бы с силой ударить, дабы они лопнули. Именно это касается зороастризма. Поднятый из глубочайшего обморока европейскими интеллектуалами восемнадцатого века, прифранченный, надушенный, модный – уверенно перешёл он в век девятнадцатый, дабы стать там «культурным героем», Заратустрой, пророком независимого духа, нонконформистом западной цивилизации, несущим с собой Свет с Востока.

Так вот – ничего подобного. Мы не знаем зороастризм, и мы не знаем Зороастра. Пора поговорить о религии, принёсшей в наш мир столько зла, что монотеизм по сравнению с ней выглядит просвещённым и мягким.

 

 

*   *   *

 

Итак, первый несомненный факт – нам совершенно неизвестно, сколько в зороастризме – Зороастра. Неизвестно даже, иранская ли это религия. Судя по всему, она синкретична; и самый глубинный её слой связан с животноводами-кочевниками. Каковыми были парфяне, завоевавшие то, что осталось от старой Персии, восточные провинции Селевкидов. Слишком многое свидетельствует о том, что немало смыслов этой тёмной по духу и устремлениям религии принесли с собой именно они.

А кодифицировал всё это Картир – фантасмагорическая личность, на которые так богата иранская история: жрец-убийца, ненавистник греков, враг культуры и книг, женофоб, злой гений сасанидских царей-солдафонов.

Греки принесли на Восток эллинизм. Явление это было замечательное и пролило плодотворный поток учёности на многие земли. Беда была лишь в том, что старое жречество Ирана ненавидело чужаков до спазмов в горле. О том, насколько далеко простиралась эта ненависть, свидетельствуют гаты «Авесты», этого истинно арийского опуса, из которого мы узнаём, что весь мир делится на вотчину Ахура-Мазды и Ангро-Манью (они же Ормузд и Ахриман сасанидских персов). Ормузд – бог благой и добрый, созидатель. Ахриман злобен, чёрен, нечист и тьма. Своей жизни Ахриман не имеет и паразитирует на свете и творении Ормузда.

Между этими богами идёт непрерывная и эпическая битва. Разумеется, легионы ахримановы не могут просто так осуществлять в мире сём вредоносную деятельность. Им требуются помощники. Во-первых, это животные. Например, зловредные мошки, комары, гнус, разного рода членистоногая нечисть. Затем – жабы (sic!). Кроме того, ящерицы и змеи тоже замечены в числе слуг ахримановых. Есть и благие животные – например, коровы. Мочу последней горячо рекомендовалось пить, дабы проникнуться; но это частности. Дальнейшее гораздо интереснее.

Двуногие тоже вполне способны оказаться в числе агентов Ахримана. Например, гомосексуалисты, охарактеризованные как «дэвовы наложницы». Или вообще неправильные люди. Кто из них неправильный, решали, разумеется, жрецы. Вообще зороастризм предлагает весьма любопытную классификацию злосчастного рода человеческого. Есть, видите ли, люди. А ещё есть полудэвы – то есть недочеловеки. В числе неверных количество полудэвов весьма велико. Говоря по правде, все они недочеловеки. Неверные – не арии; и они недочеловеки. Верных и людей надо поощрять и любить. А недочеловеков и жаб – истреблять. Что верные и делали. К примеру, был описан весьма любопытный обряд уничтожения лягушек и жаб невинными девушками в провинции Йезд. Девы бегали по полю и давили ногами златоглазых жаб и застенчивых лягушек. Прочим недочеловекам приходилось порой куда более скверно, чем жабам. Вышеупомянутый Картир, верховный жрец победоносного Арташира Папакана и верный клеврет ещё нескольких необразованных персидских солдафонов, открыто хвастался, что изничтожал, давил, и посылал к Ахриману буддистов, христиан и прочих недочеловеков.

Стоит коснуться вопроса хведоды, священного инцеста. Возлежать поближе к стволу уютнее и благочестивее. Кавказские народы немало потерпели от требований сасанидских царей, дабы матери отдавались сыновьям, дочери всходили на отцовское ложе, а братья лишали девственности сестёр. Лишь безудержный и свирепый милитаризм сасанидских персов не давал впасть им в вырождение и идиотизм. И ещё один любопытный обычай аристократов. Персидская тяжёлая аристократическая конница, саваран, всё время пребывала в отлучке. Жену нобеля пользовали ближайшие друзья а также родичи. Благодаря этому персидские аристократы были многочисленны и доставляли много страданий римлянам и грекам. И при этом считались весьма «голубокровными», ибо лоно жён познавали лишь верных, из числа таких же нобелей. Обычаи эти были весьма модными; даже иранские свободные крестьяне, азаты, увлекались прелестями дочерей и сестёр.

Не забудем весьма специфический гигиенический кодекс. Афтафа[2], столь любимая мусульманскими народами из числа бывших «верных», и претензии на какую-то сакральную чистоту – все оттуда. Кроме того, персы верили, что плоть человеческая оскверняет первостихии. Посему они могли запросто казнить грешника, помочившегося на костер. Допустим, это ещё куда ни шло. За это и монголы убивали. Но они вполне серьёзно могли заживо замуровать человека в каменном срубе только за то, что он притронулся к усопшему! Убирать труп с глаз долой могли только специальные люди. Они относили труп в специальную «башню молчания», где останки расклёвывали грифы и разрывали псы.

Вообще зороастризм в том виде, которым мы его знаем в реальности – религия если не мрачная, то уж точно погружающая душу человека в эпилептоидное состояние. Автор перечислил её многочисленные достоинства. Осмелюсь указать на несущественные недостатки. Это расистская религия, полная неприкрытой вражды к неверным – в гораздо большей степени, чем мировые монотеистические религии. Яркие детали, вроде вопиющей женофобии, представляют собой вопрос особого рассмотрения. Никогда и нигде больше эксплуатация женщин не достигала такой степени бесстыдства, как в доисламском Иране. Женщина не имела права не выходить замуж по достижении детородного возраста. Если она отказывалась, её казнили. Сестра не смела отказать брату, а дочь – отцу. Во время менструации женщину выгоняли из дому с глаз долой, ибо она считалась нечистой. Её вполне могли принудить к сожительству со многими мужчинами, о чём я упомянул выше. Самая же неприятная черта зороастризма – чудовищное мракобесие и экстремизм, самым негативным образом повлиявший на христианство и ислам. В этом-то зороастризм оказался чемпионом. Ни одна религия не родила такого количества деструктивных сект и изуверских обществ, как «Благая вера».

Но вернёмся к Картиру! Идеологический вдохновитель, учитель, просто друг первого сасанидского шахиншаха, мобед-э-мобедан (верховный жрец) Картир был весьма интересен. В своей надписи он утверждает, что летал во сне в ад и рай, проповедовал и обращал в зороастризм. А также занимался профессиональным иранским спортом – погромами греков и изничтожением «узурпаторов» – то есть парфян. Надо сказать, что сии узурпаторы вызывали особую ярость жречества – они обожали гетер, греческие книги, любили театр, водили компанию с «недочеловеками». Некоторые даже сами писали пьесы. Об этом свидетельствует историк Плутарх в жизнеописании злополучного Марка Красса.

Всё это верные сожгли. То был великолепный, истинно арийский погром. Греческие статуи сбрасывались с постаментов, книги выбрасывались вон, гетер и артисток стегали на площадях, парфянских любителей греков резали как свиней. Допустим, о гетерах и артистках я допустил преувеличение. Кто его знает, как обстояло всё на самом деле; но погром вышел знатный. Он оказался таким знатным, что эллинство никогда более не возрождалось в Иране.

 

 

 



[1] Ахундов (Ахунд-заде) Мирза Фатали (1812-1878) – философ, писатель. Дружил с Лермонтовым, коего обучал азербайджанскому языку. С его слов Лермонтов записал сказку «Ашик-Кериб».

 

[2] Афтафа – сосуд для омовения ануса после испражнения. У мусульман эта процедура считается одним из главных правил гигиены, заменяющие омовение подтиркой вызывают насмешки и презрение, по отношению к ним бытует выражение «дерьмовые зады».

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению ноября 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

1. Вступление
2. Фатальная ошибка Фатали
3. Первое необходимое отступление
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.11: Лачин. Три русских стихотворения об Ульрике Майнхоф (рецензия)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!