HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 г.

Анастасия Бабичева

Слово и дело: к вопросу о толерантности в языке и в обществе

Обсудить

Статья

 

Эта статья написана на основе доклада, подготовленного автором для круглого стола «Инвалидность: разность или равность?», Самара, октябрь 2012 года.

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 16.10.2012
Оглавление

2. II. Мнение самих людей, способ именования которых мы обсуждаем
3. III. Моё мнение
4. IV. А в реальности…

III. Моё мнение


 

 

 

Конечно, за годы работы и общения с людьми, чьи возможности здоровья так или иначе ограничены, и к тому же будучи филологом по образованию и по сфере деятельности, я также не могла не обдумывать вопрос именования. Я разделяю мнение о том, что, например, формулировка «человек с ограниченными возможностями» даёт слишком необоснованное противопоставление якобы безграничным возможностям остальных. Такой способ номинации, на мой взгляд, поддерживает одну из опасных иллюзий современности, о чем я писала в одной из своих статей:

 

«Пожалуй, одна из самых приятных иллюзий современного мира – это иллюзия безграничных возможностей. Всё подвластно современному человеку: овладеть любым знанием и навыком с минимальными затратами усилий и времени; переместиться в пространстве реальном и виртуальном за считанные часы, минуты, секунды; отменить не только геополитические, но и культурные, языковые, этнические и иные границы; и прочее, и прочее. Человек владеет временем и пространством, он – хозяин самой возможности, не говоря уж о своей собственной жизни». Но (…) «Всемогуща ли я, едва знакомая с новейшими технологиями, не знающая абсолютного большинства иностранных языков, не умеющая управлять сложными машинами, демонстрирующая очень заурядные показатели в спорте? Я даже в математике до неприличия посредственна. Так о каких безграничных возможностях идёт речь? Да, возможно, я неплохо справляюсь с выражением своих мыслей в слове, мне часто удаются кулинарные эксперименты, я обладаю некоторыми профессиональными и иными навыками, которые для других менее доступны. Но возможности мои, в целом, крайне относительны. И, к сожалению (или к счастью?), такая относительность вполне ограниченных возможностей истинна для абсолютного большинства представителей современного человечества».

 

Что касается вариантов «инакоодарённый», «человек с особенностями развития» и подобных, то мне кажется, что их искусственность и неуместное заигрывание с теми людьми, которыми их предлагается называть, вполне очевидны.

Я разделяю мнение Валентины Морозённой о том, что словосочетание «человек с ограниченными возможностями здоровья» – вполне объективно с содержательной точки зрения, но слишком громоздко с синтаксической точки зрения и официально – со стилистической, чтобы употребляться в повседневной речи.

Наиболее близким к собственному я считаю опять же мнение Валентины, которое она сформулировала уже сегодня, четыре года спустя после написания своей статьи, в постскриптуме:

 

«Последние год-два я воспринимаю определение «инвалид» совершенно спокойно и лишь как социальное определение для нас – людей, которым необходимы некие социальные гарантии, помощь и поддержка (хоть бы и небольшие) со стороны государства и общества. В личностном же плане – черты характера, деловые и творческие способности – мы никакие не особые!!! Люди как люди – со своими "+" и "-", взлётами и падениями… И соответственно хотелось, чтобы обращались к нам так, как и ко всем в нормальном обществе: девушка\парень, покупатель, читатель… Где знают, там по имени и отчеству. А различные спецтермины в названиях организаций, мероприятий – это удел деловых бумаг, различных служб, учреждений… От этого тоже никуда не деться. Ведь должны они нас как-то специально обозначать для поддержки и оказания (нам же самим) помощи».

 

Я разделяю мнение о том, что слово «инвалид» – это социальное определение, которое подразумевает вполне конкретные особенности как с медицинской, так и с юридической, законодательной точки зрения. Оно столь же универсально и, соответственно, обезличенно, как и другие соцхарактеристики. Например, я могу относиться к социальной группе «безработные», однако это не помешает мне работать и зарабатывать. Также и социальная характеристика «инвалид» не должна и не может отменять возможности самостоятельности, самореализации, таланта, профессионализма и подобных качеств. Каждый человек подпадает под несколько социальных характеристик, но при этом не идентифицирует себя полностью – ни с одной из них. Мы не называем друг друга социальными характеристиками, хотя все очень и очень отличаемся. Наверное, поэтому и люди, имеющие, в том числе, социальную характеристику «инвалид» (одну из прочих, но не единственную!) не хотят, прежде всего, не самого слова, но отождествления себя с ним. Они не хотят, что бы характеристика «инвалид» лишала их возможности всех остальных определений и качеств. Подтверждение этому я снова нахожу в постскриптуме Валентины Морозённой.

 

В одном интернет-сообществе был проведён такой опрос: Считаешь ли ты себя инвалидом? (голосовать можно только за один вариант)

 

Да

76 (10.11%)

Нет

81 (10.77%)

Иногда

45 (5.98%)

Мне стыдно, когда на меня показывают пальцем

21 (2.79%)

Я стесняюсь выходить на улицу

18 (2.39%)

Я не могу без посторонней помощи

59 (7.85%)

Я человек

127 (16.89%)

Мне всё равно, что обо мне думают

83 (11.04%)

Я люблю жизнь

121 (16.09%)

Я хочу любить и быть любимой

121 (16.09%)

 

В своём комментарии к опросу я ещё написала: «Да, я инвалид, но и что из этого? Это такое же определение, как и других социальных групп. Однако данное утверждение никак не отменяет других утверждений (пунктов опроса), а является лишь дополнением к: «Я не могу без посторонней помощи, Я человек, Я люблю жизнь, Я хочу любить и быть любимой», и ещё можно было бы прибавить существенный пункт: «Я хочу и стремлюсь быть нужной»!

Но все эти рассуждения – это, конечно, в идеале. А что же в реальности?

 

 

 


Оглавление

2. II. Мнение самих людей, способ именования которых мы обсуждаем
3. III. Моё мнение
4. IV. А в реальности…
1123 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.05 на 13.06.2024, 09:28 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов

07.06.2024
Ознакомился с сентябрьским номером Журнала перед Новым годом. Получил большое удовольствие!
Иван Самохин



Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!