HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Евгений Даниленко

Кипяток

Обсудить

Сборник прозы

 

...Действительность нашу можно сравнить порой с кипятком, в котором мы совершаем заплывы…

 

Купить в журнале за июнь 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2017 года

 

На чтение потребуется 4 часа 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Елена Астахова, 17.07.2017
Оглавление

32. Сосульки (рассказ)
33. Кипяток (рассказ)
34. Потап (рассказ)

Кипяток (рассказ)


 

 

 

Бискубская Ольга Осиповна из сибирского Н. – областного центра, по праву гордящегося одним из лучших театров России, однажды, спеша после работы домой, заметила трусившего следом за ней добермана. Оглянувшись на ходу несколько раз, Бискубская остановилась. Замер и облитый светом уличного фонаря пёс. Шерсть его отливала золотом, и сверкали чрезвычайно редкие для данной породы изумрудные глаза.

– Фьють, – позвала Бискубская и, добавив: – Ладно, пошли! – торопливо зашагала к своей девятиэтажке, наполненной криками, смехом, визгом, шумом льющейся из кранов воды, музыкой и прочим, составляющим звуковой фон спектакля жизни.

Пёс прошёл следом за Ольгой в лифт и сохранял полное спокойствие во время подъёма, должно, такая езда ему была не в диковинку.

Достав из сумочки ключ, Бискубская отперла замок своей квартиры, распахнула дверь.

– Входи…

Доберман потянул носом воздух, помедлил, словно анализируя что-то, о, всего лишь долю секунды и, оставив весь свой несколько тяжеловесный бонтон, перешагнул порог.

Январский вечер выдался ветреный. Постукивая зубами, Ольга сняла шубку, повесила её на вешалку. Расстегнув «молнии», скинула сапоги. Пройдя в комнату, принялась раздеваться перед платяным шкафом. Вдруг в полированной дверце его Бискубская ясно увидела отражение человека, развалившегося в кресле за её спиной…

Вздрогнув, женщина обернулась. Однако никакого человека, разумеется, не было. В кресле, дружелюбно глядя на хозяйку квартиры, сидел доберман.

Раздевшись до трусиков и лифчика, Ольга, с удивлением чувствуя, что, кажется, стесняется этого приблудного зверя, прошмыгнула мимо него в ванную.

Пока в ванну набиралась вода, Бискубская, по многолетней привычке, почти машинально рассматривала себя в зеркало. Для своих сорока трёх лет она выглядела неплохо и знала это. Однако никуда не деть этих лучистых морщинок вокруг глаз, припухших, словно со сна, век, складок, заключивших в скобки чуть печальную, немного виноватую, но, в общем, достаточно светлую пока ещё улыбку, которую постоянно носила завлит одного из лучших драматических театров России.

Согревшаяся в горячей ванне, с порозовевшим лицом, завернувшись в махровый халат, Ольга босиком прошлёпала на кухню, включила там свет. Почти тотчас послышался лёгкий прыжок, шаги по линолеуму. Невольно Бискубская оглянулась. На пороге кухни, вопросительно глядя на Ольгу, стоял её нечаянный гость.

– Есть хочешь? Чем же мне тебя накормить…

Открыв холодильник, женщина присела, разглядывая содержимое небогатых своих закромов.

– Ну, вот, вчерашние котлеты, это, пожалуй, то, что нужно.

Ольга оглянулась на пса. Изумрудные глаза до краёв были наполнены сценой, обнажённой раздвинутым в стороны занавесом…

Издав восклицание, нечто среднее между «ой» и «ах», Бискубская вскочила, запахивая халат. У добермана прянули уши. Но затем он сморщил нос и, слегка показывая белоснежные зубы, застучал по полу обрубком хвоста.

Ольга жила одна. С мужем, много обещавшим, но оказавшимся не слишком удачливым актёром, разошлась много лет назад. Сын учился на последнем курсе юридического в Питере.

В последнее время она встречалась с главным режиссёром театра Кисловым. Свидания происходили на его даче. К себе Бискубская никогда не приводила мужчин, если не считать одного-единственного случая с приезжавшим на юбилей театра огромным седым красавцем, знаменитым своими ролями королей и председателей колхозов. Бесшабашная удаль, широта мхатовской натуры и, разумеется, блеск легендарной славы сего громовержца ни с того ни с сего обрушились на маленького завлита. И были стихи Есенина, поцелуи, пахнущие вином, скрип пружин одинокого, потрясённого посторонней нешуточной тяжестью ложа.

С той поры квартирка Бискубской превращена во что-то типа мемориала, где хранится разбитый кувшин, из которого всё более тонкой струйкой точится мёд связанных с громовержцем воспоминаний.

Так что главрежу Кислову предоставлялось ласкать тело стройнецкой авторши пьесы-бестселлера «Мёрзнущие звёзды» – на даче. Чтобы пробраться к ней, необходимо было прежде вооружиться специально припрятанной недалеко от дороги, под берёзой, большой дворницкой лопатой и расчистить проход в гигантских снегах.

Кислов обыкновенно не менее часа принужден был лопатить сугробы, прежде чем дверь дачки, наконец, оказывалась в пределах досягаемости.

После этого Кислов возвращался к своему, цвета кофе с молоком, «Вольво», где его дожидалась любовница. Спрятав дворницкую лопату под заветной берёзой, главреж садился за руль. Слегка покачиваясь, дачка начинала неизбежно надвигаться на озябшую, очумевшую от круговерти длинного театрального дня писательницу.

И вот уже мечется пламя в камине, маленькую комнатку волнами наполняет сухое тепло. И в шубке жарко. Кислов, как всегда, нетерпелив. Пожалуй, его расчётливая порывистость граничит с грубостью, так что иногда ощущаешь себя чем-то вроде тренажёрного станка. Однако сорок три года – это не двадцать. И квартира – принадлежит театру. И надоело всё время собирать чемодан, чтоб куда-то уезжать. В конце концов, Н. – и красивый, и старинный, и Достоевский в этом городе кандалами звенел. Кроме того, связь с Кисловым, местным театральным божеством, автоматически ограждала Ольгу от посягательств мужчин, проводящих свою жизнь на сцене. А их внимание в последнее время её не столько заряжало, сколько нервило. Да и вообще, в глубине души, она всегда находила довольно странными все эти упражнения с мужчиной в постели.

Пёс отказался есть котлеты из тарелки, поставленной на пол между холодильником и газовой плитой. Смерив Бискубскую недоумевающим взглядом, вспрыгнул на стоящий перед столом табурет, уселся на нём и демонстративно облизнулся…

Ольга пожала плечами и, сама себе удивляясь, поставила тарелку на стол перед обаятельным этим нахалом, который тотчас принялся уплетать котлеты с аппетитом скрипача, вернувшегося домой с разгрузки вагонов.

Согрев чай, Бискубская сделала себе бутерброд с ветчиной, присела за стол напротив объедающегося добермана. Некоторое время в кухне царила тишина, нарушаемая лишь тихим звоном чайной чашки о блюдечко. Что касается пса, то он поглощал свой ужин совершенно бесшумно.

Вымыв посуду, Ольга потянулась, взглянула на тёмное заледенелое окно и перевела взгляд на своего гостя.

– Ну, что, вывести тебя, наверное, нужно?

Вместо ответа доберман, подойдя к двери туалета, более чем красноречиво оглянулся на Бискубскую.

Пришлось включить в туалете свет и открыть дверь, чтоб странная псина смогла обделать свои делишки.

Зевая, чувствуя сонную накатывающую одурь и борясь с нею, Ольга взяла папку с пьесами, которые назначила себе на сегодняшний вечер «читнуть». И усевшись в кресло, подвинув к себе настольную лампу, водрузила на нос очки.

Беззвучно ступая, вошёл доберман, не теряя времени, направился прямиком к Бискубской. Растянувшись у её ног, с шумом коротко выдохнул, прикрыл глаза и – словно застыл.

Ольга листала страницы пьес. Было ощущение, что писал их один человек – молодой, жаждущий славы, однако, кажется, слишком торопящийся её заполучить. Написано было местами умно, местами просто талантливо, чувствовалась начитанность авторов, их впечатляющая осведомлённость в таких вещах, как лечение заговорами, нотная грамота и даже производство пирамидона, однако цельности не было, не было ярких образов, всех персонажей кое-как несла пурга любви, все они переживали кое-какие страдания, изъясняясь на литературной латыни и точась сквозь жизнь подобно струям кипятка, выплеснутым из чайника в нагроможденье январских сугробов…

Вдруг горячий влажный язык прижался к голой ноге Бискубской… Опустив рукопись, Ольга, поверх очков, ещё пребывая в том, придуманном мире, взглянула в реальность.

Доберман покрывал поцелуями – да, именно так, выставившееся из-под халата бедро писательницы, прикосновения собачьего языка были вдумчивы, в меру нежны. Вот пес задержался у свисающей с подлокотника Ольгиной кисти, и глухое ворчание вырвалось из его глотки. «Конечно, – с горящим лицом подумала Ольга, – это сегодня Кислов на лестнице пожал мне руку, и…»

Действуя как опытный любовник, доберман попытался лобызнуть Бискубскую в шею. Очнувшись, Ольга вскрикнула и принялась обеими руками отталкивать от себя дрожащего от страсти зверя. Но тот упёрся и, осклабясь, прямо взглянул ей в глаза.

 

На следующий день в театр Ольга не пошла. Позвонив туда по телефону, сообщила, что скверно себя чувствует, простудилась, вероятно, то-сё. Но – неправда! Чувствовала она себя просто великолепно!

И в тот день, и во все последующие их часто видели вместе. Миниатюрную блондинку и громадного, великолепного по силе и стройности сложения добермана. Утром и вечером оба прогуливались в заснеженном парке.

Потом, недели через полторы, вновь наблюдали блондинку. Но уже без дивной псины. Простоволосую, в распахнутой шубке… Она бежала по парковой аллее, грозя кому-то кулаком, крича:

– Стой! Сто-ой!.. Не оставляй меня, подонок!..

Но никакого подонка поблизости не было видно. Лишь на покрытой свежевыпавшим снегом аллее темнели отпечатки лап крупной собаки, и другой, поменьше, известной в окрестных дворах чёрной кудлатой камелии по кличке Кукла.

И три дня после своей пробежки Ольга не показывалась в театре. Поговаривали, что повторяется приключившееся с Бискубской после той истории со стихами Есенина и громовержцем.

Все смотрели на Кислова, считая его виновником страданий маленького завлита. Но, сам терзающийся смутными подозрениями, Кислов грубил по телефону жене, был беспричинно резок и вспыльчив на репетициях, кроме того (неслыханный случай в данном театре), от главрежа стало весьма ощутимо попахивать спиртным.

Наконец, Ольга явилась на работу и… всё пошло своим чередом.

 

Примерно через год после описываемых событий в театр Н. был принят некто Петр Табун, выпускник одной из московских мастерских. Едва сойдя с поезда, Табун тотчас приехал в театр. Похвальное рвение, конечно. Но в театре его ожидал сюрприз.

Бискубская, отлучавшаяся на главную сцену, чтоб вместе с главрежем соприсутствовать на прогоне финала очередного спектакля, возвратившись в свой кабинет, вечно наполненный пьющими чай актёрами, молодыми авторами, потенциальными меценатами, журналистами и прочей публикой, подошла к книжному шкафу, собираясь втиснуть на место папку с пьесой. Вдруг в глаза женщине кинулось отражение в стекле этого шкафа огромного золотого пса, восседающего в кресле за её спиной…

Резко обернувшись, Ольга действительно увидела – но не пса, а Петра Табуна, своей статью, золотистыми волосами до плеч, а более всего зелёными удивительными глазами уже привлёкшего к себе всеобщее внимание.

– Ну, как тебе мои котлеты? – спросила Бискубская и, размахнувшись, ударила актёра папкой с пьесой в лицо.

Дело в том, что в папку было вложено не то три, не то четыре экземпляра пьесы, в результате получился довольно увесистый гроссбух, и Табун, захлёбываясь кровью, вскочил на ноги.

– Кто?!. Кто это такая?!. – кричал он. – Смотрите, она разбила мне нос!

Общее оцепенение длилось недолго. Затем одни принялись отпрукивать Бискубскую, другие кинулись показывать дорогу в туалетную комнату новичку, не без блеска сыгравшему Тибальда, Яго и Перси Биши Шелли в студенческих постановках.

– Ну-у-у, это Оля, – вполголоса объясняли Табуну. – С ней бывает. Сегодня как раз девочка не в форме…

 

Когда на следующий день Бискубская не вышла на работу, этого почти ожидали.

Мало кто удивился, когда она не появилась в театре и на второй день. Кислов, впрочем, пытался дозвониться завлиту на квартиру и даже несколько раз ездил к ней на своём «Вольво», звонил и стучал в запертую дверь, дежурил немножко у подъезда…

Когда миновали третьи сутки, и о Бискубской по-прежнему не было ни слуху, ни духу, скрепя сердце решили обратиться в полицию.

После того, как был взломан замок на двери, и полиция с понятыми проникла в квартиру, всё встало на свои места. То есть многое осталось непонятным, но в одном можно было быть отныне твёрдо уверенным – Ольга Осиповна Бискубская, известная и уважаемая писательница, отдавшая так много сил для процветания одного из лучших драматических театров России, покончила с собой, впрочем, как и многие наши художники. Способ самоубийства она выбрала двойной: перерезала себе на руках вены и вдобавок повесилась на скакалке, привязанной к турничку в прихожей.

Хоронили Ольгу всем театром. Было место под могилу, выделенное на ближнем кладбище, были памятник и траурные венки от актёров, дирекции, департамента культуры, банка. Был сын Бискубской, невысокий, белокожий, в мать, молодой человек. По его лицу, как когда-то по лицу Бискубской, невозможно было определить, что он на самом деле чувствует. Разумеется, ему было нехорошо. Однако насколько именно нехорошо? Нет, он не выставлял напоказ своих эмоций.

В театре ещё немного посудачили о какой-то нелепой и загадочной кончине завлита и стали Ольгу потихонечку забывать. В квартиру её, принадлежавшую театру, вселился Табун, пока ещё не занятый ни в одном из спектаклей текущего репертуара.

 

Однажды поутру Петр, расстроенный тем, что его опять не включили в список кандидатов на роли в очередной готовившейся к представлению пьесе, вышел из своего дома. Судя по всему, он намеревался всё же ехать в становящийся потихоньку постылым театр, трудовая дисциплина, знаете ли, и всё такое… Не успел Табун сделать от подъезда нескольких шагов, как был остановлен соседкой по лестничной клетке, прогуливающей во дворе свою цветущую старость.

– Петя, – закричала она, – уймите вы, ради бога, свою собаку! Сегодня опять всю ночь выла, уснуть не давала ни мне, ни зятю с дочкой и внуками! И вчера выла, и позавчера… Да что! Каждую ночь концерты устраивает! Уймите собаку, не то придется жалобу на вас написать!

– У меня нет собаки, – нетерпеливо перебил разговорившуюся старушку актёр.

– Что-что?..

Табун повторил свою реплику и, полыхнув на изумлённую соседку зелёным огнём из глаз, высунув язык, потрусил за приближающимся к остановке троллейбусом.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

32. Сосульки (рассказ)
33. Кипяток (рассказ)
34. Потап (рассказ)
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Ремень для стиральной машины электролюкс. Аксессуары для стиральных машин remochka.ru.
Поддержите «Новую Литературу»!