HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Евгений Гольцов

Роуд-муви

Обсудить

Роман

На чтение потребуется шесть с половиной часов | Цитата | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf       18+

 

Купить в журнале за июнь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2015 года

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 18.06.2015
Оглавление

19. Бег
20. Синдром последнего шанса
21. Лесные братья

Синдром последнего шанса


 

 

 

Тошнота. Она заполняла всё тело густой серо-фиолетовой вязкой жидкостью. Стоило только закрыть глаза, как уродливые фигуры смешивались с реальными образами. Эти образы не спрашивали разрешения, чтобы войти. – «Какого дьявола?! Идите прочь! Это всего лишь симптомы. Сотрясение мозга, такое же реальное как окружающий лес». – Аарон пытался сосредоточиться на том, что произошло. Не получалось. Пробовал разозлиться, но вместо этого мог только наблюдать за непрошеными гостями, перемешанными в грязноватом калейдоскопе. – «Фёдор, не мешай папе работать»… Желтоватые, местами отклеивающиеся обои. Боль пульсирует, сводя верхушки деревьев, будто смотришь через линзу «рыбий глаз». – «Когда я вырасту, тоже хочу стать учёным». – Странно знакомая женщина грустно улыбается. – «Может не надо лезть под кожу этого мира?» – «Что это значит?» – «Вырастешь – поймёшь»… Слова хаотически перемешиваются, отрываясь от людей, которые их произносят. – «Тот, кто следует миссии, не должен держаться за своё я». – «Парад Центральных Планет завершит цикл войны с тайным врагом. Он будет повержен и подчинен истинной силе». – «Фёдор, ты должен быть готовым ко всему, мы живём в те времена, когда всё, что казалось нам настоящим и правильным, становится лишь заблуждением»… Аарон идёт по одной из Центральных Планет, синие и оранжевые горы мягко освещают долину. Золотистым блеском зовут замысловато расположенные капсулы стирания вражеских воспоминаний. Враг коварен, он использует вирус, помещающий в головы ложные воспоминания, даже Теням приходится бороться с ним. Вирус нужен врагу, чтобы скрыть правду. Аарон поднимает голову, наблюдая, как в небе величественно проплывает боевой флот. Аарон никогда не видел истинного лица самых главных врагов, но чувствовал, что победа будет на правильной стороне. Осталось дойти до капсулы, и вирус будет уничтожен. – «Что вы делаете?! Верните ребёнка!»… Всё это ложь. Гигантские подземные черви, а то и что похуже, внедрили в его мозг эту заразу, которая так или иначе преследовала его. При приближении человека капсула открылась доброжелательным голубоватым свечением. Очищение. – Я, отвратительное, враждебное, больше не будет преследовать его. Аарон медлил. – «Уничтожая вирус, все ли запретные воспоминания покинут плоть? А Давид? Забудет ли он его?» – Аарон в бараке тренировочного лагеря. Время и пространство условно на Центральных Планетах. Неумелые мальчишеские прикосновения. После тренировок все тело болит, от Давида разит потом, и это возбуждает. Будущий Аарон, находясь в прошлом, запускает руку в поношенные спортивные штаны мальчика. Запретное чувство ощущения другого человека. Мягкое становится твёрдым. Страсть. Страсть – это смерть. Эмоции должны находиться на другом уровне сознания. Учитель Фу еле сдерживает смех. Аарон и мальчик дрожат от наслаждения, забыв о правилах. Смертельная свобода брызгает в штаны, заставляя содрогаться юные, тренированные тела в запрещённых спазмах оргазма. Окружающий северный пейзаж сменяется нереальными картинами, почерпнутыми из теории. Джунгли, саванны, морской ветер. Прикосновение к плоти без намерения причинить боль. Временный билет в другой мир. – «Как думаешь, на Центральных планетах это можно делать?» – Он смотрит на пушок над его верхней губой. – «Конечно, когда война закончится, и враг будет побеждён, можно будет делать всё что угодно». – На Центральных Планетах найдётся остров, где они останутся вдвоём, два человека, знающие истинную природу вещей. Цель достигнута. Время свободы. Члены поднимаются и торжественно кончают двумя струями, блеснувшими в свете заходящих солнц, затем они делают это под звёздами, в море, растворяя себя в бесконечной стихии, сливаясь со всеми живущими существами. Плоть скользит в плоти, в первоначальной слизи, откуда появилось всё живое. Тела рвутся от наслаждения и распадаются на сотни маленьких существ, наподобие маленьких ящериц, которые бегут озорными стайками, смешиваются друг с другом, пожирая вкусную, сочную живность в округе. Затем они собираются в одно большое, странное, мудрое существо. Оно ощупывает себя всеми имеющимися руками, щупальцами, языками. Но откуда-то доносится странный звук. Существо прислушивается. Это помехи. Невыносимые помехи. – «Что вы здесь делаете?!» – Идеальное существо превращается в двух напуганных мальчишек. Буря. Все Учителя собираются вместе. В их глазах уничтожающая ненависть. Только учитель Фу сморит спокойно. Он не смеётся. – «Почему он, чёрт подери, не смеётся?!» – Аарон переглядывается с Давидом, который стоит рядом, так же связанный, на коленях, потупив голову. «Смерть! Смерть! Смерть! Они не достойны! Подпорченная Тень не может остаться в Организации». – Учитель Фу молчит. Когда буря затихает, он уже выглядит усталым и скучающим. – «Тень с прецедентом сопротивления контролю может быть как опасна для Организации, так и незаменима. Эти двое представляют друг для друга раковую опухоль, не будет ли правильным просто посмотреть за развитием болезни? К тому же у одного будет шанс». – Пульсирование нервов. Задание провалено, и еретические мысли, сонмом обезумевших жуков-короедов принялись атаковать, казалось бы, нерушимые стены памяти. Никакого оружия. Суровые лица наставников. Давид двигается, по-кошачьи согнувшись в боевой стойке. Аарон любуется его мягкими, неспешными движениями, скрывающими внутри опасную пружину. Мальчишка бросается на него, но Аарон не спешит, пытаясь разглядеть в глазах приятеля, что волнует его так же, как собственная жизнь. Прошлого нет. Будущего нет. Есть лишь момент. Тот, кто станет Аароном Блаватским, хотел быть похороненным в этом моменте. Сознание еще оставалось там, когда тело перешло к следующему мигу настоящего, гудящего как высоковольтные провода. Плоть прикоснулась к плоти, виртуозно уйдя с линии атаки, и Давид упал на землю, не издав ни звука. Аарон обхватил его шею. Мальчишка сопротивляется, но, кажется, что своими беспомощными движениями он что-то хочет сказать. Суровые лица мужчин в свете керосиновых ламп. Жилка на шее Давида бешено бьётся под рукой. Сексуальное возбуждение нарастает, достигая невероятного предела. Хруст. Аарон входит в капсулу стирания воспоминаний. Миссия ждёт. Пора покончить с этим. Рука на сенсорной панели. Медленно ползущая дверь скрывает пейзаж. Машина гудит, сжигая вирус внутри тела и пульсируя световыми вспышками так, что слепит даже через закрытые веки. Постепенно вспышки прекращаются, оставляя после себя неприятные цветовые разводы, которые постепенно тоже сходят на нет. Аарон открывает глаза.

Тайга.

 

Согласно протоколу, о провале операции следовало доложить. Аарону немедленно хотелось броситься в погоню – его миссия была под угрозой, но слишком много правил было нарушено. Он отправил зашифрованный отчет с помощью спутникового передатчика и теперь ждал курьера Организации примерно в двадцати километрах от села.

То, что к агенту прислали курьера, а его самого не отозвали с задания, могло означать две вещи: либо его промах делает его существование неприемлемым, и Организация вынуждена ликвидировать виновника провала и заменить другим, либо будут даны особые инструкции. Аарон ждал любого решения и заранее принял его правильность. Запрещённое чувство обиды шевельнулось неуютным существом.

Расположившись на опушке, агент ждал, вглядываясь в низкое серое небо и не обращая внимания на пронизывающий ветер, кувырком гнавший клубы грязноватых облаков. Он провёл около получаса, готовясь к обоим вариантам развития событий: немедленного преследования ускользнувшего противника и смерти. Аарон надеялся, что пришлют Тень. Мысль о том, что придётся умереть от руки старшего офицера из штаба, раздражала агента и мешала собраться с мыслями. Наконец в бесцветных вихрях возникла точка.

«Он встретится с Давидом. Где и кем они будут? Провалившие миссию агенты. Ящерицами на Центральных планетах», – странно, но эта мысль была приятной.

Точка тем временем приближалась, и когда стал слышен звук, Аарон различил боевую машину Ка-52 «Аллигатор», боевой всепогодный вертолет. Он достал сигнальную ракету и подал знак пилоту. Вертолет приземлился. Когда лопасти остановились, Аарон подошёл и стал ждать появления курьера. Ничего не происходило, видимо, курьер оценивал ситуацию. Аарон слышал, что бывали недостойные Тени, не готовые к ликвидации – они избавлялись от своих убийц. Тогда их ловили живьём и убивали медленно и изощрённо, имена казнённых предавались позору и забвению, а жестокость пыток оставалась в истории Организации.

Пилот сидел в кабине, и, казалось, не обращал на Аарона никакого внимания. Тот встал перед дверью в ожидании, готовый сразу встретить пулю.

– Эй, мы что, уже прилетели? – послышался слабый хрипловатый голос. – Дери всех черти за ногу, ненавижу вертолеты.

Аарон приблизился.

– Откройте уже дверь, там вообще кто-нибудь есть?

«Поиграть в дурачка? Странная тактика для ликвидатора».

Аарон вдохнул и открыл дверь вертолета. В темноте салона угадывалась чья-то фигура.

– Ну, наконец-то. Я сейчас.

Из вертолета тяжело спустилось на землю грузное тело генерал-майора, в руках его был чемоданчик.

– Аарон Блаватский по Вашему приказанию прибыл, – отрапортовал агент.

– Не до формальностей, – отмахнулся генерал-майор.

Лицо и шея прибывшего начальника было красным, чуткий нос Аарона услышал запах алкогольного перегара.

– Значит, прибыл? – генерал смотрел со сдержанным любопытством.

– Так точно, товарищ генерал-майор!

Мутными глазами генерал долго изучал лицо агента.

– Меня послали лично. Те, о ком тебе знать даже не следует. Из-за твоего фиаско будет проводиться реформа в методах подготовки Теней.

– Виноват, товарищ генерал-майор. Готов нести любое наказание.

– Понесёшь, не переживай. Пойдём, прогуляемся, а то у меня ноги затекли в этой чертовой стрекозе.

Генерал достал чёрные перчатки из карманов своего кожаного пальто, подхватил кейс и уверенно направился вперёд, Аарон двинулся вслед за ним.

– С погодой что-то у вас тут не очень, ты как, не мерзнешь?

– Никак нет, товарищ генерал-майор.

– А я вот мёрзну по твоей милости. Давай так, не надо этих фамильярностей, генерал-майоров, условностей и вранья. Зови меня просто – Владимир Ильич.

– Так точно.

– Ты не будешь против? – генерал-майор достал из внутреннего кармана стограммовую бутылочку дешёвого дагестанского коньяка.

– Никак нет.

Генерал смачно отхлебнул, и блаженно закатив глаза, втянул носом прохладный воздух.

– Выпей, Аарон.

– Мне запрещено, пока я официально не отстранен от миссии.

– Господи ты боже мой, так я тебе официально разрешаю и по-человечески рекомендую.

Аарон взял бутылку, сделал маленький глоток и вернул её владельцу.

– Ты можешь удивляться или даже осуждать меня, но мне нравится алкоголь, много тысяч лет назад придуманный людьми, которые не знают своего предназначения. Пропадает ощущение возраста, времени, ты готов жить и действовать сейчас. Давай выпьем с тобой ещё.

– Но, Владимир Ильич, эти ощущения – ложь, каждая Тень…

– А что есть истина?! – перебил генерал, – а?! Может, ты мне скажешь?

– Тень не имеет права обсуждать эту тему.

– А если генерал-майор прикажет Тени обсуждать её?

– Приказ генерал-майора является приоритетным перед остальными правилами.

– Так что есть истина?

– Воля Центральных Планет.

– А если предположить, что Центральных Планет не существует?

– Как это не существует?

– Ну, скажем так: что если твои наставники ошибались? – генерал сделал ещё глоток коньяка.

– Наставники не могут ошибаться.

– Твой пример показывает, что все могут ошибаться, не так ли?

Аарон не нашёлся, что ответить, и потупил голову.

– Так ответь мне на вопрос. Если Центральных Планет не существует, что истинно?

– Получается, ничего, товарищ генерал-майор. Но ведь они существуют.

– А ты их видел?

– Нет, но не все вещи являются видимыми.

– А ты видел того, кто видел их? Кто был там?

– Не имею таких полномочий – видеть представителей Центральных Планет.

– М-да, к сожалению, всё имеет конец, – генерал посмотрел на остатки коньяка, быстро допил и швырнул от себя бутылку, – пойдём вот туда, в лесок, меня раздражает, что чертов пилот наблюдает за нашей беседой.

Аарон сглотнул слюну и двинулся в указанном направлении.

– Так вот, Аарон, я тоже никогда не видел ни одного существа с Центральных Планет.

– Что вы хотите сказать?

– А то, что настоящие хозяева Организации большие глупцы. Они хотят притащить аномалию в наши лаборатории и изучать её.

– Это цель моей миссии… пока… её не отменили.

– А ты как думаешь, Аарон? Даёт ли Организация второй шанс специальному агенту, которого нейтрализует, судя по твоему рапорту, обычная женщина?

Генерал громко захохотал надрывным хриплым смехом, перешедшим в болезненный кашель.

– Вначале ты самовольно похищаешь слона, так что тебя начинает разыскивать полиция, затем ты устраиваешь такой беспредел, что его видно даже со спутников, а в итоге женщина бальзаковского возраста – сковородой! – генерал опять залился истерическим смехом.

Отдышавшись, он продолжал:

– В общем, ты понял меня. На самом деле никто не ожидал серьёзной аномалии. Ну, был зафиксирован упавший метеорит или что ещё там? А кончилось всё тем, что меня послали лично убрать провалившегося агента. Непризрачный намёк на то, насколько условны должности и титулы, когда происходит сбой в работе системы.

– На всё воля Центральных Планет.

– Я бы хотел тебе кое-что рассказать, если ты не торопишься.

– Я в ваших руках.

– Господи, какая неудобная кобура, – генерал достал из внутренней кобуры пистолет Стечкина, а из кармана отдельно глушитель к нему, – прикрути всё как надо и проверь патроны, чтоб всё правильно было.

– Так точно, – уверенными движениями Аарон прикрепил глушитель, проверил обойму, предохранитель и вернул оружие собеседнику.

– Спасибо, никогда не любил пистолеты. Так вот, Аарон, я собственность Организации более пятидесяти лет, и ничего, по сути, о ней не знаю; не имею понятия об её настоящих мотивах и целях. Всю свою жизнь я провёл в активном процессе, смысл которого мне так и не открылся. Иногда в голову лезут неприятные мысли: а чем я отличаюсь от бесцельных людей? Тем, что знаю правду о Центральных Планетах? Но и бесцельные люди во что-то верят. А что если мир устроен совершенно не так, как нам об этом говорят? Что если враги не там и не те?

– Сомнения такого рода караются смертью, товарищ генерал.

– Ты ещё не понял, Аарон? Мы с тобой оба уже мертвецы.

– Знающий свою цель – не может быть мёртв. Так мне всегда говорили. Вы знаете, зачем вы здесь, а я знаю, зачем тут я.

– И, тем не менее, нас обоих выгнали из игры. Мы копались в песочнице, нам было весело. И вдруг: вы неправильно роете! Вон отсюда! Вы грызёте песок зубами, а нужно рыть локтями.

– Если это проверка, то знайте, у меня нет сомнений, я достойно приму…

– Это не проверка, – генерал постучал стволом «Стечкина» по плечу Аарона, – но знаешь что? У меня к тебе есть небольшая просьба.

­– Да, товарищ генерал, – Аарон смутился, он даже представить не мог, что генерал может обращаться к Тени с просьбой, а не приказом.

– Не удивляйся. Просто я позволил себе то, чего вы, Тени, не умеете делать – стал сентиментальным. Жаль, что нельзя приказать испытать радость или грусть.

– Вы можете, товарищ генерал.

– Я говорю про настоящие чувства, а не актерскую уловку, которой тебя научили. Поэтому мне бы хотелось просто поговорить. Как это делают бесцельные люди. Ты не откажешь мне в этом?

– Никак нет.

– Владимир Ильич, – подсказал генерал, улыбнувшись и как-то немного шаловливо ткнув агента в плечо «Стечкиным».

– Владимир Ильич.

– Вот и славно. У людей без цели это называется – психотерапия. Они рассказывают друг другу, что их беспокоит, и им становится легче. Насколько я знаю, тебя в данный момент беспокоит судьба твоей миссии и, возможно, твоя жизнь. У меня всё немного иначе. Я старый больной человек, и меня беспокоят сны. Не удивляйся, у нас, стариков, это нормально, независимо от понимания цели.

– Так точно… Владимир Ильич.

– Сила, преодоление, послушание. Это имеет ценность у правильно подготовленной Тени. Иногда я завидую вашему восприятию, такому чистому, прекрасно отточенному. Но со временем, волей-неволей, начинаешься задумываться о вещах смутных и нестабильных. Ты чувствуешь бездну, но не можешь понять, ледяная она или горящая, а может, ни то, ни другое? Масса холодного «нет». Равнодушный космос. Сколь жуткое и чужое воображение могло придумать эту жуткую игру за пределами мысли? Иногда мне кажется, что пустота заполнена демонами, представляющими из себя бесформенные, вечно голодные куски плоти, пожирающие друг друга, и всё, с чем они столкнутся. И мне становится легче. Ведь если есть зло, значит, всё не так уж плохо. Я не могу спать, не выпив хотя бы полбутылки. Космические захватчики плотными потоками своих астральных тел просвистывают меня, отнимая, сшаркивая моё время, молекула за молекулой. Я встаю в позу. – «Эй, начальник! Давай поговорим, может не надо этих кошмаров?» – Но космический начальник лишь пожирает тебя и беззвучно ухмыляется собственным мыслям. Тебе снятся сны, Аарон?

– Иногда.

– Ты чувствуешь эту машину? Сон наяву. Явь во сне. Она помещает в голову старый, потрёпанный кинофильм, снятый лет семьдесят назад каким-то извращенцем-импотентом с тобой в главной роли. Каждый день проклятый механизм прокручивает его перед глазами, а его проецирующий луч заставляет стариться. Через несколько лет начинаешь замечать, что главная роль принадлежит не тебе. Самая красивая актриса любит противного усатого парня. И вообще, все актёришки лишаются какого-то ни было очарования. Страх и ненависть.

– Капсулы стирания вражеских воспоминаний. Я нажимаю кнопку. Машина гудит, и невидимые глазу детали очищающими жерновами проходят по мозгу. Но Давид не уходит. Странные имена. Позорные имена. – Звучат. – «Фёдор, если ты продолжишь капризничать, за тобой придёт страшный Бабай. Он окутает тебя феромонами, и ты пойдёшь за ним как послушная кукла». – Кнопка сломалась. Никто не уходит.

Аарону показалось странным, что он это произнёс.

Владимир Ильич и Аарон идут по лесу, медленно разбрасывая начинающие опадать листья носами ботинок. Генерал чуть обгоняет своего спутника и встаёт перед ним. Аарон останавливается, понимая, что они пришли к месту назначения. Генерал приближается к Аарону, так что чуткий нос агента слышит запах перегара и куска сала.

– Всё в порядке, Владимир Ильич. Я здесь.

– А я в тридцать третьем году нашей эры. Я сижу в бетонном бункере, одетый в штатную тунику, специально состаренную. Передо мной телевизор. Матч «ЦСКА» – «Спартак». Конечно же, видеозапись, откуда в тридцать третьем году нашей эры взяться прямой трансляции? Естественно – контрабанда. Главное – вовремя уничтожить улики. Игры бесцельных людей запрещены. Вот агенты и берут контрабанду в командировку. Даже в лучших оперативниках всегда есть немалая часть человека без миссии. Холодное пиво, старенькое дивиди и порно-журналы – незаменимый способ убить время, перенести отвратительно свежий воздух и избавиться от лишних мыслей. Я болел за «Спартак», хотя знал, что он проиграет, но всё равно подбадривал этих бесцельно гоняющих мяч гладиаторов будущего в шортах и гольфах. Никогда не был столь любопытен, чтоб идти на настоящие гладиаторские бои – кровь наводит на меня тоску. В бункер вошла процессия агентов, также одетых в туники. Они внесли тело, накрытое грубой, пропитанной кровью холстиной. – «Кто выигрывает?» – «ЦСКА» – «Инкубационный период три дня. Нужно соблюдать строгий температурный режим». – Откидываю ткань и вижу безмятежное лицо мёртвого мужчины, его бородка выглядит пластмассовой от запёкшейся крови. Я остаюсь один и включаю проигрыватель. Мяч. Зелёное поле. – «Давайте, парни, вы герои, а это всего лишь пыльная видеозапись!» – Что за гнусность – заставлять спортсменов бегать с одним и тем же результатом?! В который раз вратарь совершает ошибку, пропуская мяч с боковой передачи. Пиво становится тёплым. Слежу за приборами. Влажность в норме. На третий день матч становится объектом медитации: кажется, в беге кудрявого спартаковца с толстыми, мускулистыми икрами есть свой смысл – шифр, никак не связанный с игрой и её результатами. Пиво кончалось. Я уже начал посматривать на порно-журналы. Но тут раздался треск: инкубационный период закончился. Я нажал кнопку самоуничтожения видеопроигрывателя, не забыв бросить пустые бутылки в аннигилятор. Мужчина отбросил покрывающую его ткань и, шатаясь, встал. Он посмотрел на меня, как будто хотел рассмотреть внутренности сквозь стеклянную оболочку. Его член встал и начал выталкивать струи зеленоватой мутной жидкости. После чего кожа принесённого экземпляра начала трескаться, раздираемая изнутри лапками, желваками, жёсткими хитиновыми наростами. Новое существо появилось на свет, сияющее блестящим панцирем, шевелящее конечностями и усиками. Оно издало звук на пределе слышимости, и мой мозг как будто обернули во влажную шелковую ткань. Я видел своё отражение в его фасетчатых глазах, оно дробилось причудливыми кусками, и что-то невидимое, неосязаемое, в этот момент менялось во мне. Оно понимало меня на глубоком уровне биоритмов, и моё тело впитывало информацию, как если бы важнейшую тайну много раз повторили в ультразвуковом диапазоне: ты не можешь её воспроизвести или сформулировать, но она уже часть тебя на клеточном уровне. Я понял идею Ницше о сверхчеловеке – это вовсе не суперпримат! Он придёт в хитиновой броне снаружи и мягким внутри. Его сознание будет индивидуальным и общим со всеми остальными. Компромисс между эволюцией и бессмертием. Меня тошнило от этого сочащегося инсектицидным соком существа, но в то же время было понятно, насколько оно совершенно, какая в нём запредельная, нечеловеческой природы гуманность. Иногда я чувствую, как кожа моя твердеет и принимает хитиновый блеск. Ты слышишь меня, Аарон?

– Да, товарищ генерал-майор.

– Ты меня понимаешь, что я хочу тебе сказать?

– Испытание словом – большая честь, товарищ генерал-майор. Не каждая Тень может удостоиться её, но почему сейчас?

Генерал засуетился, тревожно поглядывая в сторону вертолета.

– У нас не осталось времени. Ужасный век. Время исчезло. Пространство опошлено. Аарон, я хочу дать тебе второй шанс.

– Второй шанс? – Аарон не ожидал такого поворота событий.

– Да-да. Этот воздух. Не так плохо, правда? Дышать. Но надо кое-что сделать. Чертовски быстро.

Владимир Ильич пришёл в состояние нервозной весёлости и мелко захохотал.

– Аарон. Ты должен найти аномалию и уничтожить её, – генерал сделал движение, руками изображающее вспышку, – но у наших хозяев другие планы. Они хотят её.

Владимир Ильич плотоядно облизнул губы и продолжал:

– Я тоже чувствую свою миссию. Надо оставить всё как есть. Ты представляешь, что произойдёт, если в этот бардак попадет что-то по-настоящему чужеродное?

– Не совсем, товарищ генерал-майор.

– Ты хочешь второй шанс? Я – лично я – готов тебе его предоставить, – сказал генерал, размахивая «стечкиным», – найди аномалию, уничтожь её и всех, с кем она соприкасалась. Организация будет искать тебя, пока не уничтожит. Поверь мне, так бывает: за важнейшие миссии наградой бывает ужасная смерть. Я слаб и не могу сделать этого, но ты – Тень. Не зря тебя отмечал сам учитель Фу. «Не такой, как другие» – говорил он. Поэтому ты справишься.

– Но так нельзя. Недопустимо идти против воли Центральных Планет.

– Ты не понимаешь, – генерал смутился, – нет Центральных Планет.

– Я совершил непростительную ошибку, готов к любым последствиям, но не готов идти против Организации.

– Не могу быть убедительным, как учитель Фу, но попробую, – поморщился генерал, – во времена перемен идти против чего-то означает: сражаться за это.

Последнюю фразу генерал произнёс так, как будто заучил её, но совершенно не понимает её смысла. Он посмотрел на недоумевающего Аарона, и лицо Владимира Ильича пожухло, стало усталым и печальным.

– Я не владею силой слова. Мои слова заставляли людей умирать, но никогда не зажигали огня в их сердцах. Придётся действовать в соответствии с собственными масштабами. Боюсь, придётся поставить тебя в невыгодные условия.

– Я готов к ликвидации, если желаете, я сам.

– Не будет никакой ликвидации. А ты знаешь, что будет с тобой за убийство генерал-майора?

– Я не…

Генерал приставил пистолет перпендикулярно ко лбу и спустил курок. Послышался глухой хлопок, и задняя часть черепа и мозг кровавой пылью брызнули на осеннюю траву.

– Вот чёрт! – не удержался Аарон.

Впервые в жизни он по-настоящему растерялся. Организация не поверит ему. Он потерял миссию, теперь его будут жестоко пытать и распылят на всех уровнях реальности.

Аарон заметил, как от вертолета отделился силуэт пилота и двинулся в его направлении. Агент замер, разглядывая приближающуюся фигуру: в руке пилота угадывался автомат. Аарон принял решение. Он выполнит миссию: доставит аномалию куда положено и тогда, возможно, ему поверят. Он поднял «стечкина» и огляделся. Тайга звала, беззвучно предлагая себя как убежище.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение июня 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

19. Бег
20. Синдром последнего шанса
21. Лесные братья
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Купить таймеры для стиральных машин - купить командоаппарат стиральной машины.
Поддержите «Новую Литературу»!