HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Михаил Ковсан

Похороны Святого благословен Он

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за январь 2020 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2020 года

 

На чтение потребуется полтора часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 23.01.2020
Оглавление

1. Святая работа
2. Они сами выбрали смерть
3. К небу – свежемороженными глазами

Они сами выбрали смерть


 

 

 

Зажёгся свет. Антракт: поболтать, потолкаться в буфете. Перед этим на экране испанец, ищущий корни: иберы-аборигены, римляне-греки, вестготы-вандалы, евреи и мавры, гитара, поёт и танцует. Его испанка корни не ищет, только танцует: глаза, руки-ноги и кастаньеты. Фламенко. Фламандский? Арабское фелаг менгу – беглый крестьянин? Немецкое фламен – пылать?

– В этом и прелесть, что ничего непонятно!

– В этом и прелесть, что, в отличие от европейского танца, иллюзии свободы от тяготенья земного, фламенко: связь танцора с землёй, движение ног и рук – к центру тела всегдашнее возвращение.

– В этом и прелесть! Орёл и орлица, расправлены крылья, растопырены перья, парят, друг под друга ныряя, паденья, погони, сбившись в клубок, падают вниз, у самой земли разлетаясь.

– В этом и прелесть! После всего покинутость, одиночество, хочется сойти с ума и не чувствовать ничего, сумасшедшие не чувствуют горя.

Его пригласили, вспомнив о былой сопричастности, в перерыве толкался в буфете, здоровался, слушал, не отбиваясь.

– Ничего не попишешь, любой, даже маленький Сократ обречён на Ксантиппе жениться.

– Не платящий за уничтожение крыс теряет детей.

– Даже самый безакцентный язык ломается на родимых топонимах, себя выдавая.

Толпа инстинктивно сортировалась: молодые – в центре, где много света, в щадящий полумрак – остальные. Он – в уголок. Там его отыскала она, желавшая говорить на своём языке: все слова – междометия, все интонации – многоточие. Ей хотелось с ним говорить, а ему с ней – молчать, желательно без неё. Её лицо выражало: жизнь жестока и прекрасна изысканно, признание, скрытое от чужого глаза морщинистой старостью, как фреска – слоем побелки. Она катила, влекла за собой сумку-коляску, словно некий мудрец, не ложившийся спать, не убедившись, что рядом с постелью лежит узелок с праздничной одеждой и вечным ожиданием чуда. Катила под сдавленные смешки: пошла за Мессией. Катила, приговаривая словами Марка Соболя, самоубийцы: «Как страшно знать, что Бога больше нет, и скучно жить, и некому молиться».

Выйдя из угла, поздоровался с ним, обладающим походкой человека интересной судьбы; в молодости играл стариков, постарев, разучился. С тех пор, словно слизывая с полногубого рта комплименты и поцелуи, цитировал постоянно Шекспира: «Устав от всего, я взываю к успокоительной смерти… Устав от всего, я ушёл бы отсюда, Удерживает то, что, умерев, я оставлю одиноким того, кого я люблю». Но это сейчас, а раньше, когда играл стариков, по сюжету оптимистично всё оставляя людям, агонизировал, тогда предпочитал рассказывать о своей жизни иначе: «За пядью – пядь, За б…дью – б…дь». Рассказывал вдохновенно, не то что сейчас. Раньше ему верили, даже тогда, когда сравнивал лифчик с мёртвой бабочкой чёрной. Верили, слушали, и никого от сравнений его не тошнило.

В подступающей темноте, перед первыми звёздами, после снимающего верхний слой сухого зноя предвечернего ветра дышится легче, и начинает, напоминая, что существует, ныть сердце, не больно, не остро – тоскливо, просто щемит одиноко, очутившись среди публики энергичной. Та в позе велосипедиста, вгрызающегося в финиш, встав на педали: безрогий бык – голова рвётся из шеи, шея – из позвонков. У публики существительные редки, они ей почти не нужны, властвуют безраздельно глаголы, лживей которых в мире нет ничего. «Пил в баре пиво». «Пил» – значит, этого нет. «Выпью» – ложь, ерунда. Когда? Завтра? А если не будет? Для других – может быть, но для меня – откуда знаю, что завтра я буду? «Был», «буду» – не было и не будет, только туман. Часы – самый фальшивый из всех приборов. Уловка дьявола. Бесовское искушенье бессмертием, тикающее постоянно, как эта пара: он – томно токующий, она торопливо тоскующая, вечные с пятидесятилетним стажем любовники, друг другу «Вы» говорящие, из черепашьей породы: как они бедные панцероносные любят друг друга? Друг другом любят себя?

Оба, вместе прибились к нему, от толпы отбиваясь, в угол, в относительно тихий клочочек пространства, куда возвратился. Черепаховый любовник молчал, а черепаховая любовница разговор заводила, видя в этом своё предназначение, внимала тому, что он отвечал, осторожно слова друг с другом сцепляя.

– Зря вы пренебрегаете текстом. Всё в мире текст. Всё – слово, литература!

– И муха – текст? И муха – литература?

– Разумеется. Если всё – текст, всё – литература, то и муха – литература.

– Чем, по-вашему, занимался Господь перед созданием мира? Муху творил?

– И её тоже. Ибо Господь творил Текст.

– Сонный, не прочихавшийся? Что ж, по-вашему, по своей профессии Всевышний – писатель?

– Именно так. Вначале текст. Литература. Потом всё остальное.

Страдая тайным пороком пророчества, сквозь быт, подбитый небытием, повинуясь зову плоти, вечно грешащей, слова спаривались, не ведая стыда, как жёлтый одуванчик с матерью-лебедой, с отцом-лопухом. Они цепляли друг друга и спотыкались, безъязыкие, словно улицы, как меченые пивные, они брызгали слюной и мочой, пузырящейся у стен домов в шрамах от мечей, соскользнувших с рассечённых черепов и зазубренно мечтательно мечущихся среди звёзд на Млечном пути, не размениваясь, не мелочась – мучительно с вечным рифмуясь.

Последнее слово черепаховый заключил в плавный жест круговой, словно убирая из пространства между ним и ею свой грубый мелкогалечный голос, и, слегка его изменив, продолжал.

– Начало и конец окружности совпадают в одной-единственной точке. Змея, заглатывающая свой хвост. Не так ли? Ничем не возразишь Гераклиту. Вопрос только в том, в какой именно точке и конец и начало.

Человек жеста, он жизнь посвятил поиску главного – жеста предсмертного.

Начало подташнивать. Говорят – будто хоронят. Смешные, они собираются меня хоронить, пришли, от дел оторвались, думают: умер. Есть люди, которые оскверняют всё, к чему прикасаются, а есть – освящающие. Косноязычное многоглаголание оскверняет. Изгибаясь, слова шпыняли друг друга, бодались, выпятив мерзко зады, отталкивали друг друга, словно животные у кормушки, и всё это затем, чтобы, перебесившись, излив накопившийся яд, замерев лицом к лицу на мгновение, совокупиться и, вздрогнув, слиться, одно в другом раствориться.

Глупцы глухие, слепцы несчастные, они никогда друг другу не верили. Всем – у них часто возникала какая-то общая вера – не верил он никогда. Всегда каждому верил. У каждого своя правда и вера своя. Но когда пытались поделиться своей верой с другими, она корёжилась, приспосабливаясь, дурнела и умирала. Вот её, дурную, мёртвую, часто восторженно принимали. Но чего она стоила без живого владельца?

Он вышел на балкон, огромный, пустой. Небо мутное. Налившаяся желтизною луна. Облака ленивы: не сбиваясь в тучи, ползут медленно, осторожно. Напротив, через ущелье светятся стены зубчатые городские, построенные на разломе, где трутся друг о друга народы, эпохи, стачивая углы о тектоническую плиту, казавшуюся, по сравнению с ними, пылинкой, которую без особого труда можно и затоптать, смешав с их собственным прахом, столкнуть вниз – в кипящую магму, из которой не выплыть, в которой – расплавиться и исчезнуть.

Размышления был вспугнуты дамой простой во всех отношениях, глагольно-продюсерского вида, оторвавшейся от толпы, токуя, толкующей о своем желании продлить перерыв, а фильм досмотреть как-нибудь на досуге, вечерком, засыпая.

Он слышал все голоса этого зала, давно научился. Даже не так: слышал, сколько помнил себя. Слышал все вместе и каждый в отдельности. Был ли хоть один, обращённый к нему? Изобрели фильтр телефонный, который вылавливал главный, может, не самый громкий, но самый жаждущий голос. Одарённый проклятьем слышать всех вместе и каждого, может, сам виноват, что у него нет такого. Тогда бы…

– Разницы никакой, но всё-таки, зачем придумал он смерть?

– Придумал? Они сами выбрали смерть. Он лишь согласился. Что мог поделать?

– Но…

Раздался звонок, прекращая и зазывая.

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2020 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению января 2020 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

1. Святая работа
2. Они сами выбрали смерть
3. К небу – свежемороженными глазами
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Запчасти и аксессуары для бытовой техники айсберг ремонт бытовой техники remochka.ru.
Поддержите «Новую Литературу»!