HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Михаил Ковсан

Похороны Святого благословен Он

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за январь 2020 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2020 года

 

На чтение потребуется полтора часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 23.01.2020
Оглавление

2. Они сами выбрали смерть
3. К небу – свежемороженными глазами
4. Из пробела между словами

К небу – свежемороженными глазами


 

 

 

Раздался звонок – они потянулись в зал, он двинулся к выходу, и по узкому тротуару, впритык к машинам, по дороге, петляющей по кромке горы над ущельем, пошёл по направлению к зубчатым стенам, не доходя, свернул направо и вверх, до первого перекрёстка, где перед светофором рядом с ним остановились одинокий прохожий, а на шоссе – тёмного цвета приземистая машина с отсеком без окон, наглухо отделённым от водителя перегородкой: впрямь, зачем тому знать, что происходит у него за спиной, где сейчас, в позднее время покойника не было – водитель возвращался с последней за день поездки, уставший от ожиданий больше, чем от езды.

Зелёный – они с одиноким пошли, машина обогнала. За полукруглым со следами от снарядов фасадом, несколько десятков метров вперёд – автобусные остановки. Никак не мог запомнить, какая по счёту его, так и шёл, голову задирая, отыскивая.

Чтобы запомнить, надо беспрестанно повторять слово за словом, за мыслью мысль. Мудрости в этом нет, и уменья не нужно. Они для того необходимы, чтобы, к границе, где повторение уже стирает слово за словом, за мыслью мысль, приблизившись, от неё отпрянуть, застыть, замереть, в тишину погрузиться, и, терпеньем насытившись, снова повторять за словом слово, за мыслью – мысль.

Автобус двигался почти без остановок по почти пустым улицам, так что газету едва успел развернуть. Просмотреть не успел – потому что наткнулся. Продаются три научных открытия. Математические доказательства по формулам. Три методики полной остановки старения человека: генетическая, компьютерная и донорская.

«По формулам» – это красиво. Даже лучше, чем «полная остановка». Посмаковать не успел – позвонил у своей остановки, автобус остановился, двери открылись – шагнул.

Здание, изнутри населённое суетой мелкой, уютной, извне трёхстенно бетонное, выставляло себя напоказ миру хрустальным дворцом – стеклянным фасадом, по прихоти архитектора в обе стороны совершенно прозрачным: urbi orbi обнажённо открыт, требуя взамен на равных открытости. Но равноправие с не всегда доброжелательным миром у жильцов вызывало протест. На время пожертвовав уютностью, суета потребовала, и требование было удовлетворено: теперь улица гляделась в затемнённые окна, а суета уютно, не боясь быть опозоренной, вглядывалась в мир, как в замочную скважину, когда и сколько было угодно её тишайшей душе.

О, как она жаждала знать, что там происходит! О, как желала, чтобы не знали там, что здесь творится!

Суета, таинственно многоярусная и кривоколенная, уподоблялась известному Замку? И что? Не власти ведь жаждала. Не власти? Чего же? Знания? Сопричастности? Чего желает, собственно, саркофаг, как не пожирания плоти! Не живой – не каннибалы. Мёртвой, бесхозной, никому совершенно не нужной. Ведь они там, в миру, собой не интересовались. Заглянуть в окна Хрустального дворца – дело другое. Но гнусное любопытство вовремя пресекли. Живое – живым, хоть и раздавались одинокие хриплые голоса о справедливости – замочную скважину замуровать с обеих сторон, ни они к нам, ни мы к ним: Хрустальный дворец тогда лишь хрустален, когда стёкла непроницаемо темны с обеих сторон.

В вестибюле пустынно, дежурная дремлет, на балконе с огромной лупой медленно смакует страницы тишайший читатель, не помнивший о себе ничего, пока не услышал голос: «Читай!». Последний читатель, за всех забывших печатное – с лупой с утра до вечера на балконе, и в утренний шум, и в вечернее возвращение, и в ночной тишине верно сидящий, вдыхая слова, и щурящийся неизменно, слегка раздражённо на тонкий, нежно мясной аромат – обеденный знак из комнаты двух сестёр, двух гнусноголосых, вскормленных падалью, парящих стремительно чаек, сестёр, родившихся в Польше, жизнь проживших во Франции, умереть пожелавших здесь, среди мелких, размолотых вечностью гор, над которыми мечталось им воспарить.

Обе, закованные в броню западноевропейских привычек, вязали свитера для своих женихов: погибали – они распускали, забывалось – начинали снова вязать. У обеих очень белые лица с очень красным румянцем. Белое, смешанное с красным, это цвет плоти. От них пахло обедом, смешанным со сплетнями, а от тишайшего читателя – книгами, смешанными с легендой.

Сёстры-близнецы, скованные узами взаимной ненависти, вяжущие-распускающие свитера одному жениху, подобно Ромулу и Рему, строившим один город, однояйцевым зачатием изначально были обречены отличаться от всех, близнечной пары не знавших.

Родившиеся в городе одной улицы, они всю жизнь шагали по ней. Когда одна шла снизу вверх от кладбища серпантинами к замку князя великого Свидригайло, другая, насытившись просторами, спускалась вниз, от замка, серпантинами – к кладбищу, возле которого, открыв книгу, читала о гнусных кознях унаследовавшего от князя омерзительную фамилию.

Голоса и мысли были у них одинаковы. Если одна замолкала, другая, вклинившись в паузу, с того же места, интонации не теряя, лёгкое сотрясение воздуха продолжала естественно, совсем не натужно. Их разговоры звучали как диалог расщеплённого сознания, и далеко не всегда щепки безопасно летали.

– Не сгущай, пожалуйста, краски.

– Сгущать краски? Зачем?

– Ну, этого, извини, я не знаю.

– Послушай, ничего портить я не привыкла. Краски не сгущают – разводят. Сгущённые – непригодны.

Рассказывая, сёстры не повествовали, но, восклицая, с удивлением вопрошали, ответов не дожидаясь, словно боялись, что за слова их сотрут в порошок, втопчут в землю, на кол безобидным кличем «судью – на мыло» посадят. Клич этот как безусловный рефлекс вызывал их редко совместное: если на мыло – хотя бы на туалетное. Такая у них была давнишняя общая глупая шутка.

Они – сироты, сёстры-сироты-близнецы-и-невесты: родителей отделили от них, затворили в лагере, откуда отправили в газовую душевую – отмыть от греха деторождения близнецов, оставив тех самим разбираться, в чём обычно детям своим помогают разбираться матери-и-отцы: в добре и зле, которыми они менялись всю жизнь, едва научившись играть. Менялись ролями. Ты сегодня добро, завтра – я, ты сегодня вяжешь свитер, я распускаю, ты солнце творишь, я – змей и колючки, ты сегодня Иаков, а я буду им завтра, ты сегодня бежишь от меня, я тебя догоняю, ты торгуешь похлёбкой – я её покупаю.

Когда сестре отрубают ноги, ей – руки, у той из глазниц аккуратно пинцетом вынимают глаза, ей – сердце, пережимая аорту, глаза жемчужинами, перламутрово, с кровавыми ободками падают на поднос, сердце, напоследок взбухая и опадая, сочится кетчупом, растекаясь по фарфоровой севрской глине коллекционной.

Когда одна в их день рождения общий, смахнув пенсне, дрожащее на обвисших шнурочках, вылавливала биноклем солиста из мимансной толпы и, подводя резкость, вытягивала его на край сцены, он, ускоряя шаги, выбегал, взвивался и зависал единым движением вонзающегося ввысь полноструйного тела, из которого она, прищуриваясь, вырезала набухающее ей навстречу его безумное вожделение. А затем, за кулисы прокравшись, выглядывала незаметно для всех, но не для него, он пятился назад и прыгал выше, чем когда-либо раньше, и, опускаясь на землю, ещё в полёте, выгибал шею назад, ломая позвонки – к ней, воздух целуя.

В это время другая, закончив стирку, развешивала на верёвке, протянутой под окном грязного бетонного дома с ржавыми трубами, по которым, как время, журчала вода, развешивала по порядку белый, как лист, словно буквами, окаймлённый узорами чёрными талес, длинный и узкий, как его тело, за талесом – брюки, всегда протиравшиеся между ног – едва ношенные, уже в шагу обветшали, за ними – флаг, который всегда вывешивали перед датами, им дорогими.

Флаг – белое полотнище, синие полосы по краям, посередине – звезда, два друг на друга наложенных треугольника, голубое соперничало, с белым боролось, как близнецы в утробе матери, и, сказав это, он велел купить чёрно-белый взамен прежнего талес. А из старого сделали флаг. Бело-голубой он более не хотел надевать, не желая прилюдно демонстрировать патриотизм, которого стеснялся, как выпавшего зуба, говоря, что в наше-то время приличней появляться прилюдно без брюк, чем без зуба. На это она возражала, забывая, что времена-то у них разные, возражала, что он в этом не прав: в наше-то время сплошь двуполых, андрогинных имён есть у неё подозрения, что через какой-то десяток лет по телевизору начнут демонстрировать унисексное совокупление однояйцевых близнецов в утробе матери.

На это он ничего не отвечал, не слишком её понимая.

Итак, они – сёстры-сироты-близнецы-и-невесты. А он?

Он: вывороченные в разные стороны ступни-плавники, с чёрными ободками ногтей.

Он: белая нахлобученная на рёбра грудь, проваливающаяся в развороченное кишащее кишками и червями красное, снизу опушённое чёрным, от которого отсечено мясницким ножом.

Он лежал на снегу без свитера, который никак не успевали связать, к небу – свежемороженными глазами.

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2020 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению января 2020 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Они сами выбрали смерть
3. К небу – свежемороженными глазами
4. Из пробела между словами
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Парогенератор de 4002 купить пароочиститель karcher 4002.
Поддержите «Новую Литературу»!