HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Олег Сидько

Черниговские зарисовки

Обсудить

Сборник рассказов

 

Купить в журнале за февраль 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года

 

На чтение потребуется 1 час | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 28.02.2016
Оглавление


1. Нетрезвый вояж
2. Нина

Нетрезвый вояж


 

 

 

Из маленького окошка чердака я смотрел в сад. Несильный дождь уютно барабанил по крыше. Пахло сеном. Впрочем, было бы странно, пахни иным чем – сено было везде, чердак был просто забит сеном. Я задремал, а когда проснулся, ничего не изменилось – барабанил дождь, пахло сеном. Я видел унылый, почти без листьев, сад; правее – одноэтажный большой дом. Из трубы на крыше шёл дым. В доме было тепло, там томился в печи наваристый борщ. Впрочем, мне не было холодно, а борщ... Как-нибудь обойдусь. Хотя борщ – это хорошо. Да ещё из печки...

Я расстелил газету, достал из рюкзака хлеб, тушёную подчерёвину. Тушеная подчерёвина – вкусно! Да с чесноком, да с помидором. Или с зелёным луком. Без помидора, но – с огурцом. Даже не с огурцом, а с огурчиком, крепеньким, зелёненьким! Ну, ладно – пусть и помидор будет, и чеснок... Не помешают. А чеснок какой? Молодой, зелёный или старый, зубчиками?

Не было у меня никакой зелени. Я достал большую луковицу, насыпал на газету из майонезной баночки смешанную с чёрным молотым перцем соль и принялся, стараясь не чавкать, за еду. Хлеб был черствоватый, не по моим зубам, которых нет.

Чавкаю я не потому, что плохо воспитан – зубы запустил. Не вырывал, не лечил, не вставлял. Теперь вот чавкаю... Правда, сейчас редко кто слышит моё чавканье, некому делать мне замечания, подшучивать и передразнивать – с людьми общаюсь редко. Сейчас вот тоже – на чужом чердаке... Лежу, наблюдаю. Без всякой цели лежу, без всякой цели наблюдаю. Мне хорошо здесь... Ночью спущусь в туалет. Иногда хочется курить, но – терпимо. Бросаю. Уже лет тридцать как. Попил воды из старой армейской фляги. Попил бы я иного чего, но...

У меня есть дом, я не люблю бродяжить. И вид у меня не слишком бомжатный: обтрушу сено, и можно выходить на люди. Сейчас, правда, не хочется – я пригрелся, еды на день-два имеется. Буду лежать, дремать, вспоминать. Только и осталось – вспоминать. Хотя жить, постоянно ностальгируя – неблагодарное занятие. Изменить-то уже ничего нельзя, а тоска по прошлому, тоска сладостно-болезненная – изматывает, мешает жить в настоящем. Человек без памяти о прошлом – ущербный человек, но постоянное в него погружение, причём погружение со всеми потрохами – крайность противоположная.

 

На крыльцо вышел мужик средних лет с уже зажжённой сигаретой (подкурил, видимо, ещё на веранде – не терпелось), затянулся. Выпустил дым, присел на корточки, прислонясь к двери. Скользнул взглядом по сараю и увидел меня. Некоторое время мы смотрели друг на друга. Я корил себя за неосторожность: теперь вместо тихого уютного вечера воспоминаний – проблемы.

– Не кури там, клуню спалишь! – крикнул мужик, не вставая.

– Я и не курю! – бодро прокричал я в ответ. – Сейчас спущусь!

Быстро побросав еду в сумку, слез по лестнице и вышел из сарая.

– Из города я, – сказал, подходя к крыльцу. – Припозднился, решил вот переночевать, ты уж извини...

– Чего в хату не зашёл? Шоб по-людски было?

– Да я как-то, знаешь... Не хотел беспокоить. Думал, переночую тихонько, а утром – на город.

– Надо, шоб по-людски было, – настаивал мужик. Был он слегка поддатый.

– С детства на сене не спал. – Мне становилось скучно.

– В хату пойдёшь? – Мужик поднялся, бросил окурок в лужу у крыльца.

– Не-а... Я там. Ты уж извини, что без спроса. Я утром уйду. Ну, не сильно рано – посплю под дождик...

– Выпить хочешь?

– Не-а... А перекусить у меня есть. До утра я.

– Не кури только на сене, нельзя!

– Да я знаю, не буду!

– Ну, не хочешь в хату, то...

Мы пожали друг другу руки, и хозяин ушёл в дом.

 

Я вернулся в сарай, поднялся по лестнице на своё лежбище. Обошлось! А ведь могли прогнать, могли и морду набить. Занесло меня сюда по пьяной дури. ...Во мне мирно обитают два человека. Один человек – трезвый: домашний, книжный, телевизионный. Любящий, отвлекшись от книги или телевизора, положить руки на горячую батарею и смотреть в окно на прохожих. Идущих под зонтами или нахохлившись – в мороз. И жалеть их, поёживаясь. И тихо радуясь, что самому никуда не надо идти. И другой человек – выпимши: весело-нагловатый, расхристанный, не чувствующий ни жары, ни холода, готовый сорваться и нестись куда надо и не надо...

Квартира у меня в городе. Две комнаты. Проходные. Одно окно во двор, другое – на проспект. Семья когда-то вся моя жила здесь: отец с матерью, я с женой. Дочка потом родилась. Потом разъехались. Батя умер, жена ушла к своим старикам, мама – в квартиру покойной бабушки. Теперь я один живу, хотя часто бываю у мамы. У жены с дочкой тоже бываю, но реже. А с тёщей мы приятели, она меня жалеет. В своё время Надьку мою с дочкой даже принимать не хотела: поживи, мол, с недельку, а потом – обратно, у тебя, мол, муж есть. Я, то есть. Но всё осталось так, как осталось...

В своё время положил я на депозит некоторую сумму, теперь снимаю ежемесячно тысячу с небольшим. Не очень много по нынешним ценам, но если умело, если не пить (или – почти не пить), если... Короче говоря, прожить можно. Даже если и за квартиру платить, что я и делаю. Работы нормальной нет. Зачастую вообще никакой нет работы. Если бы не депозит... Но менять всё равно что-то надо. В смысле приработка: и маме хотелось бы помочь, да и в бывшей семье лишние деньги не помешают. «Лишние деньги»! Странное, идиотское даже, выражение, а вот, поди ж ты – прижилось...

Я долго, больше десяти лет, работал на заводе у станка. Резал на пиле Геллера заготовки для токарей из длиннющего металлического кругляка. Работал грязно, тяжело, весело. Ушло всё. Некоторых напарников-приятелей нет уже на этом свете. Хорошее время было – стабильность, гарантированность. Хотя, глупости всё это, просто молод был. Стабильность и гарантированность казармы... Но сейчас те годы – в розовом цвете. Привычно было, чтобы за нас решали: что читать, что смотреть. Лозунги эти идиотские... И в цеху, и на улицах.

 

...Вчера стою, смотрю в окно: сыро, ветер несёт по двору жёлтые листья, выдувает их из кучи, наметённой дворничихой на громадный кусок брезента. Дворничиха Алла недавно была у меня в гостях. Ей лет тридцать пять – тридцать семь, бывшая (а может быть, ещё и будущая, как сложится), учительница. Все мои поползновения она тогда удивительно мягко, но решительно пресекла... Но я не в обиде. Хорошая женщина. Хоть и пресекла... Посидели мы с ней часок, чаю (!) попили.

Значит, сморю я во двор, а там возник мой старый приятель, Саша Дробок. Увидев, как лихо перепрыгнул он через брезент с листьями, я понял, что он уже слегка пьян – стал бы он трезвый прыгать... Зашёл в мой подъезд, и я пошёл открывать. Сашка – умница, добряк, страстный спорщик и пьяница. Но не подзаборник. Просто любит он это дело...

Пили мы весь тот день, пили и половину следующего. Переговорено было много, выпито – тоже. Где-то в полдень собрались зачем-то ехать к Сашкиной тёще. Живёт она в одном из сёл Куликовского района, и мы стали собираться. Выпили на дорожку.

То ли я позже из электрички вышел, то ли Саша – раньше... Короче говоря, бродил я по какому-то селу, потом понял: не по тому, которое нужно. Потом через лес пошёл на другое село, которое тоже оказалось не то. Теперь вот, в чужой клуне отдыхаю. За приятеля я не волновался – места ему знакомые, родные даже.

Дождь к вечеру стих, стало заметно прохладней. Мужик больше не выходил – лёг спать или перекуривал на веранде. Скоро стемнеет. Я достал из рюкзака свитер и надел его под штормовку. Глупо, конечно, валяться в чужом сарае: мог бы сейчас лежать дома на диване перед телевизором и щёлкать пультом. И лицом. Одновременно. Или последовательно, выдерживая паузу. Но идти сейчас никуда не хотелось, и тёплый свитер, дома вброшенный мною в рюкзак вместе с едой, оказался кстати. Переночую, а утром – на город.

 

Жить одному не очень хорошо... Ни о понравившемся фильме поговорить, ни футбол обсудить. Друзья – занятые люди. Иногда, правда, встречаемся. Но, что я стал последнее время замечать: пока не выпьем – говорить не о чем. Не клеится разговор! И это тревжно – мы дружим со школьной скамьи, а это уже лет за тридцать. Почти все друзья живут с семьями, только один, как и я, бобылём.

Во дворе возникло какое-то движение, вышел маленький дедушка. Откашлялся, отсморкался (а я так и не научился с руки сморкаться, хотя и тренировался как-то), потом скрылся куда-то, потом опять появился, но уже с велосипедом. Открыл калитку и уехал. В окошко клуни он не посмотрел, хотя сын (или зять) наверняка сказал обо мне. Тем лучше: до утра подремлю спокойно, потом – домой. А если за участковым поехал? Хотя... Не проверив, что я ещё здесь – вряд ли.

Через двор не спеша прошёл кот, перепрыгивая через лужи, брезгливо отряхивая лапы. У нас кот жил восемнадцать лет. Жил, когда вся семья была в сборе, жил, когда умер отец и все разъехались. Вдвоём мы остались в квартире. Потом он почками заболел, постоянно воду пил, мяукал... Возил я его к ветеринару, но... Похоронили мы его в подвале, в нашем погребе. Позднее узнал, что почки мы ему посадили сухим кормом кошачьим, которым иногда подкармливали. Нельзя его котам. Кошкам – можно, котам – нет. Горевали мы очень – членом семьи он был, наш Ласик...

 

Заметно потемнело, усилился ветер. В доме свет зажгли, шторы задёрнули. Мелькнула женская фигура, но я не успел рассмотреть лицо. Красивая, видимо, тётка... Ну, мне хотелось так думать. Женщины перестали обращать на меня внимание, когда седой стал, когда зубы запустил, когда... Короче говоря, выгляжу я старше своих сорока семи. Иногда, впрочем, случаются встречи... То по старой, бывало, ещё школьной, памяти, то по непонятному и внезапно возникшему интересу ко мне в какой-нибудь компании. Тут, правда, интерес ощутимо подогревался спиртным. Вернее, изначально возникал из-за спиртного... Сидела-сидела и не посмотрела ни разу, а как две рюмки потянула – глаз не сводит. Губы сжимает, ноздри раздувает. Хочет, стало быть. Меня.

Из дома выскочил давешний мужик; побежал, прыгая через лужи, к туалету за сараем. Занесло его; удержался, ухватившись за невысокий штакетник. Я лёг на спину – надоело глазеть. Профессии нормальной нет... Резчик металла! Токари высоких разрядов по году на бирже стоят, на общественных работах от той же биржи улицы метут. Но жалею, что в своё время нормальной рабочей профессии не приобрёл. Институт закончил, а толку? По специальности не работал, квалификацию потерял уже... Хотя историю люблю и сейчас. Но не романы – монографии. А уж если они увлекательно написаны – одно удовольствие.

Друзья мои успешнее меня. Гораздо. Хотя изначально стартовали одинаково. Но инертность моя, а где-то – лень. И – нежелание, отвращение даже, к крутым зигзагам жизненным. Наглости было маловато, что ли... Не скажу, что друзья мои такие уж прожжённые... Нормальные мужики. Но быстро сориентировались, подзаняли где-то, организовали. Теперь вот – предприниматели. Головной боли, конечно, много, но, видимо – терпимо, если уже больше пятнадцати лет бизнесуют.

У меня с ними произошло своего рода расслоение. Родители наши были почти одного круга, почти одного достатка: квалифицированные рабочие, рядовые инженеры, учителя. Был даже один папаша-милиционер. А теперь финансовая пропасть между нами. Они меня частенько выручают. Много раз – бескорыстно. Спасибо им! Но я старался и стараюсь этим не злоупотреблять – часто даже многолетней дружбе приходит конец, коли вмешиваются деньги. А мы – многолетние друзья, и я ценю это. И здесь не «дружба дружбой, а табачок врозь», нет. Просто такие правила жизни нашей, в которую деньги вносят существенные коррективы. Очень существенные коррективы...

 

Я запрокинул голову и посмотрел в окно. Почти стемнело. Поспать бы надо, а то завтра буду беспрерывно зевать, сдерживая зевки на людях. Кстати, смешное, бессмысленное даже, лицо у человека, пытающегося подавить зевок на людях. А взгляд при этом тупой-тупой... Я имею право так говорить, ибо у меня не при подавлении зевка только, а постоянно – на лице выражение внезапно разбуженного олигофрена.

Лязгнула калитка, приехал дед. Без участкового, с пакетом на руле. В лавку, видать, гонял, старый хрыч. Напугал только... Спать не хотелось. Завтра нужно будет к своим заехать – соскучился по дочке. Да и по Надьке своей тоскую – столько лет прожили. Всяко бывало, но люблю её по-прежнему. Познакомились с ней несколько необычно. Даже по нынешним меркам.

У моих бабки и деда по отцу, в черте города, недалеко от стадиона, был свой дом. Я подолгу жил у них, ходил оттуда в школу. А уж каникулы проводил у них постоянно. Были у меня там друзья, с коими знаком с самого нежного возраста. Мне с ними было интересно, да и, живя у деда с бабкой, воли имел больше, чем у родителей. Издавна дед с бабкой квартирантам комнату сдавали. Вернее, квартиранткам; как правило – продавщицам из ближайших магазинов.

Жила у нас тогда квартирантка Нина, девушка из какого-то села Менского района. Была она меня, тогда шестнадцатилетнего, почти на четыре года старше. Тётка уже! Когда дед с бабкой уезжали на базар торговать клубникой и другой огородиной, приставал я к Нине. Она отбивалась шутя, а когда входил я в свой малолетний раж – не шутя, грозилась бабке пожаловаться... Но не пожаловалась ни разу, видать, наши игры ей нравились. Но ни до чего серьёзного у нас не доходило.

Однажды пришла к Нине подруга, жившая с родителями в районе Красного моста и работавшая вместе с ней в магазине. Хорошенькая, правильная такая девушка. Не поступила в прошлом году в пединститут, и тогда усиленно готовилась – скоро экзамены. Я её всего один раз до этого видел, когда заходил к Нине в гастроном. Она мне тогда сразу понравилась, но мало ли красивых девушек вокруг, а тебе только шестнадцать?

Они в тот день выходные были, но Нине зачем-то нужно было сбегать в свой магазин. Дед с бабкой были на рынке. Нина ушла, а я бесцельно болтался на качелях во дворе. Потом зашёл в дом, заглянул в «девчачью» комнату. Девушка сидела за столом и читала какую-то книгу. Мельком глянула на меня и опять в книгу.

– Как тебя зовут? – спросил я её тогда.

– Меня Надя зовут, – сказала. Потом добавила: – Вообще-то, старшим нужно «Вы» говорить.

Я взял её на руки, книга упала на пол. Она инстинктивно обхватила меня за шею, изумлённо и возмущённо глядя на меня. Я отнёс её на кровать, положил, сам лёг рядом. Прижал своей спиной её правую руку, своей левой – нейтрализовал её левую. Она сначала была так ошарашена, что дала мне всё это проделать совершенно спокойно. Но потом опомнилась... Она начала страшно дёргаться и выгибаться, стараясь освободиться, но держал я её крепко...

 

Своей свободной правой рукой, помню, стал ласкать её. Сначала по одежде, потом – и без неё. Она, не издавая ни звука, продолжала яростно вырываться. Затем стала затихать. Я продолжал свои манипуляции рукой. Потом я поцеловал её. Я тогда, пожалуй, впервые в жизни так поцеловал девушку – долго, с языком, по-взрослому. Она перестала изгибаться и выгибаться, только иногда слегка вздрагивала. Я продолжал держать её руки, моя же рука по-прежнему ласкала Надю. Я был полностью одет.

Когда всё закончилось, я встал с кровати. Меня всего трясло. Девушка лежала, закрыв глаза изгибом локтя; юбка собрана у талии, футболка – у шеи, трусики спущены до колен. Я заметил, что губы у неё шевелятся, прислушался.

– Как стыдно, как стыдно, как стыдно, – твердила шёпотом.

– Сейчас Нина придёт, оденься, – помню, сказал я тогда. И добавил: – Да не мучайся ты так. Подумаешь... Это будет наша с тобой тайна.

Мы тогда всё вовремя прибрали, Нина ничего не заметила, вскоре они ушли. Столько лет прошло, а я всё хорошо помню... На следующий день пошёл я за водой к колонке. Набиралась вода в ведро, я посмотрел по сторонам и увидел Надю. Она стояла метров за пятьдесят от меня, у входа в другой проулок. Я помахал рукой. Махать в ответ она не стала, просто пошла ко мне. Я снял ведро с колонки, поставил на траву и пошёл к ней навстречу.

– Ты презираешь меня? – спросила, не глядя мне в глаза.

– Глупая, – я тогда вдруг почувствовал себя гораздо старше её. – Глупая, хорошая девочка!

...Мы поженились с Надей ещё до моего призыва в армию, как только мне исполнилось восемнадцать. Жили семьёй относительно долго, учитывая, что сейчас разбегаются чуть ли не через пару недель после свадьбы. Потом она, тихо-смирно, забрав дочку, ушла к своим родителям. Уже много лет живём порознь, а всё надеюсь... Дочка выросла, скоро дедом могу стать... Банальная фраза, но время действительно летит.

 

Я запрокинул голову и посмотрел в окошко. Темно, звёзд не видно, ветер. Дождик опять накрапывает. Надо попытаться уснуть, но я давно не спал вне дома, и это вряд ли удастся. Проблема! Раньше я мог спать где угодно, когда угодно. С кем угодно? Ну, не знаю...

Надьке я старался не изменять. Старался, да не всегда получалось. Но, удивительное дело – теперь жалею! Тогда, можно сказать, радовался, а теперь жалею. Радовался, конечно, не потому, что изменял, а потому, что... Ну, радовался, да и всё, как тут объяснишь. Хотя и тогда понимал, что не то делаю. И сожалел немного. Но отстранённо как-то сожалел, не серьёзно. Вроде бы шёл по улице, да в грязь вступил. Или – во что похуже. Неприятно, конечно, но ничего страшного. Где-то даже смешно немного. Сейчас по-другому: острее, жёстче. Хотя, опять же – не смертельно. Разберись тут...

Я все же нервно задремал, а проснувшись к утру – жестоко замерз. Отвратительное состояние: не дома, очень холодно, остаточные похмельные вихри в голове... Домой-домой! Принять душ, потом принять... Нет, а вот этого не надо! В постель, с книгой, а вечером – к своим. За душевным теплом. А своим – их одарить. Оно ещё есть, его ещё, слава богу, много!

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2016 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление


1. Нетрезвый вояж
2. Нина
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


01.02.2023

Журнал «Новая Литература» – прекрасная возможность для авторов донести свои произведения до читателей.

Галина Абрамсон Ткачева



24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



13.01.2023

Очень приятно. Спасибо!



04.01.2023

У вас в журнале очень много интересных материалов. Не думала, что зависну на сайте надолго.

Любовь Шагалова



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Купить диплом психолога. Курсы по психологии.
Поддержите «Новую Литературу»!