HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 г.

Виталий Семёнов

Апогей

Обсудить

Сборник рассказов

 

Только умирающий от голода живёт настоящей жизнью, может совершить величайшую подлость и величайшее самопожертвование, не боясь смерти.

 

Д. С. Лихачёв

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 30.04.2019
Оглавление

7. Часы любви
8. Лыжи Чапая
9. Больной и здоровый

Лыжи Чапая


 

 

 

 

 

В самом начале войны, ещё летом, к ним переехал дедушка, папин папа, живший до этого в деревне Михайловка, что где-то под Псковом. Потом старший брат Костя на войну ушёл, потом папа тоже на фронт ушёл, потом осень и школа начались, потом блокада, а потом в школе каникулы объявили, до конца блокады. Теперь Егорка большую часть времени проводил дома, с дедушкой. У мамы работы не стало, прачечная, где она работала, тоже закрылась на каникулы, до конца блокады, наверное. Но мама всё время где-то пропадала, или в очередях, отоваривая карточки, или на заготовке дров, или ещё где-то.

До того как дедушка к ним переехал, Егорка его и не знал, был когда-то давно в деревне в гостях, но ничего не помнил. А жаль, дедушка у него, оказывается, мировой. Он много всего знает и умеет. И всему учит своего внука, Егорку. Вот только ходит плохо, какой-то у него «мениск-зараза» повреждённый.

Дедушка хорошо знает историю и всякие там случаи про известных людей. Вот, например, Троцкого убили за то, что он много лишнего болтал, анекдоты там, сплетни всякие про чужих людей всем подряд рассказывал. В Советском Союзе он надоел своей болтовнёй, так его просто мирно выгнали. Ну а в кровожадной Америке зарубили сразу, за то, что язык у него, оказывается, слишком длинный был. А вот мальчик Гаврош погиб во времена Парижской коммуны потому, что шарф плохо и неаккуратно завязывал, простыл и умер. А царь Николашка был расстрелян за то, что врал всё время, никогда правду своим родителям не говорил, за это его большевики и расстреляли, не любят они обманщиков. А Мальчиш Кибальчиш на самом деле погиб от того, что старших не послушался, на фронт убежал, с буржуинами биться. Не посоветовался он с мамой, как это лучше сделать, вот и погиб. Гайдар о том не написал только потому, что не хотел маленьких детей расстраивать, но восьмилетнему парню Егорке пора уже знать, как там на самом деле было в этой истории. А француз Наполеон погиб под Москвой оттого, что читать не любил и русский язык не учил. Вот и не знал, что русская армия замышляет. А Кутузов-то знал, потому что читать любил и другими языками владел. Проведал всё про французов, узнал все их планы, потому и победили тогда.

Ещё у Егорки с дедушкой теперь есть секреты мужские. Например, у дедушки от хлеба, что мама по карточкам приносит – изжога, и он не может его есть. Приходится всё Егорке отдавать, только потихоньку, чтобы мама не видела, а то женщины не всё понимают про мужчин, и будет ругаться. Егорка не знал, что такое изжога, но мужской секрет хранил, маме ни слова, а хлеб дедушкин съедал скрытно, чтобы мама не догадалась и не ругала дедушку. А когда Егорка спросил деда, что же он сам будет кушать вместо хлеба, тот ответил, что пожилым людям надо как можно меньше есть, чтобы не заболеть. Вот полководец Суворов, например, в кино вон какой старенький и сухонький, но бодренький и умненький был, и такие победы одерживал оттого, что почти не ел.

Чтобы стать знаменитым лётчиком как Чкалов, или полководцем как Будённый, надо много двигаться, они всегда так делали, вот успехов и добились. Например, маме помогать, чем больше, тем лучше. Мама же всё время или по делам бегает или домашними заботами занята. Ей надо помогать. Вот, к слову, канализация же замёрзла, значит, Егорка теперь будет ведёрки с помоями и отходами выносить, в середину двора следует выливать, все так делают. За ночь содержимое ведра подмерзало, потому что печка остывала, и к утру было очень холодно. Не беда, дедушка, хромая, пошёл по соседям, выпросил у кого-то банку солидола. Научил Егорку как смазывать тонким слоем солидола внутри отхожего ведра, после того как его освободить и прочистить снегом. Любое замёрзшее содержимое стало легко, как по маслу, вышвыриваться от небольшого удара по ведру сверху. Дедушка он такой, всё знает и умеет, всему Егорку научит.

Воды не стало в кране, водопровод замёрз – пустяки. Дедушка привязал к ручке трёхлитрового бидончика удобную лямку, чтобы надевать на шею. А к крышке бидона хитро приспособил крепкий прорезиненный крепёж, чтобы вода не проливалась. Егорка за день делал три или четыре ходки, и воды даже хватало маме на небольшую стирку или помывку.

Дров не хватает – тоже решаемо. Сначала надо натаскать кирпичей с разрушенных зданий, обложить ими часть буржуйки, кирпичи тепло долго хранят, дольше остывают. Затем с чердака дома притащить брошенные там куски брезента и тряпки. Потом тщательно, вместе с дедушкой, заткнуть все, даже мельчайшие, дырки и трещинки в косяках и подоконниках, потом обклеить все стыки нарезанными полосками бумаги. Ещё дедушка и Егорка оббили старым одеялом входную дверь. Закрывалась теперь дверь с трудом, зато очень плотно, и дома стало теплее. Именно так, кстати, французов в 1812 году победили, русские знали, как жилища утеплять, а французы нет, перемёрзли все. Неудивительно, ведь Наполеон неучем был, все враги тогда от холода погибли.

 

Постепенно воду стало носить всё труднее, сам-то бидон донести плёвое дело, только шарф надо хорошо наматывать вокруг шеи, чтобы не заболеть, как Гаврош. А вот дойти до проруби и зачерпнуть воду, а потом ещё и отойти от проруби стало очень сложно. Потому, что ведь никто не ходил с бидоном, которому дедушка настроил легко, но плотно закрывающуюся крышку. Все ходили с вёдрами, бочонками, лейками, тазами, много воды проливали, она очень быстро замерзала и уже к двадцать пятому декабря прорубь окружала большая и невозможно скользкая гора. Егорка хорошо помнил тот день, тогда им паёк хлебный увеличили, мама с фронта от папы письмо получила, а дедушка смастерил ему лыжи как у Чапая.

– Скользко, говоришь, падают все? И ты никак не можешь? Сейчас, Егорушка, придумаем что-нибудь. – Дедушка почесал свою окладистую бороду, помолчал задумчиво и послал внука в кладовку за детскими лыжами и папиными инструментами.

– Придётся распилить, иначе никак, пилим? – спросил дедушка. Егорке совсем не нравилось ходить на лыжах, зачем ему вообще их купили? И он легко согласился.

Дедушка распилил каждую лыжу на три части так, что в середине осталась только маленькая, под Егоркину ногу, часть дощечки с лямкой и завязками для обуви.

– Вот именно так Василий Иванович беляков бил зимой, давай молоток и гвоздики вон те, мелкие.

– Какой Василий Иванович?

– Ты что, Егорушка, кино не смотрел про Чапая?

– Смотрел, но ведь там про лыжи ничего не было.

– Ах, ну да, это же только первую серию пока сняли и показывали. Которую Фурманов написал. А ведь ещё про Чапая потом Анка-пулемётчица книжку написала, про то, как Василий Иванович беляков зимой бил. – И дедушка стал аккуратно забивать гвоздики в оставшуюся часть лыж, под лямки и завязки.

– А кино про это будет?

– Обязательно, после войны обещали снять. Так вот, однажды зимой беляки за горой одной спрятались, а все подступы к ней водой облили, чтобы, значит, красноармейцы не смоги к ним подобраться. И так, и эдак пробовали, никак, гольный лёд, ни люди, ни лошади не могут горы одолеть. А беляки смотрят с горы и посмеиваются, мол, не победите нас. Но дело в том, что Василий Иванович в детстве по трудам в школе отличником был. Он усы свои подкрутил, подумал и велел красноармейцам дощечек напилить, в них небольшие гвоздики набить и завязочки к этим досточкам приладить. Так и сделали бойцы, ведь старших завсегда надо слушаться. Одели они потом эти дощечки с гвоздями себе на ноги, да коням своим боевым на подковы. Ну и враз ту гору одолели и беляков всех разбили. Чапаеву ещё за это потом товарищ Ленин орден вручил. Вот, Егорушка, и у тебя лыжи готовы, как у Чапая. Видишь, гвоздочки немного с другой стороны выглядывают, вот они-то своим остриём тебя и будут на льду держать. Попробуй надеть.

Потом дедушка ещё долго объяснял внуку, как ими пользоваться. Надевать их лишь перед самой горкой у проруби, подвязывать крепко, чтобы не развязались, показал, как, порепетировали, понадевали перед дедушкиной кушеткой. Снимать, как только с горки той спустишься, иначе гвоздики загнутся и затупятся об камни и асфальт, и лыжи будут уже не как у Чапая, да и неудобно просто ходить на таких лыжах по улице. Зато по льду – самая обувь.

В тот же день Егорка опробовал лыжи Чапая в деле, за водой пошёл. Поначалу непривычно было, и завязывать на морозе трудно и топать наверх в такой обуви неудобно. Зато ни разу не упал. Вверх – вниз, и готово, развязал, сунул под мышки и домой. На следующий день четыре раза за водой ходил, а на проруби даже чужим тётенькам помогал воды набрать. Через неделю, глядя на Егорку, ещё несколько человек обзавелись подобными лыжами. Но самые, конечно, удобные и надёжные были у Егорки, ведь их дедушка сделал, он человек начитанный, мастеровой и опытный в любом деле.

Жаль только, что умер он в марте, видимо, совсем его, старенького, проклятая изжога доканала. Тогда уже немного потеплело, начинало таять, и Егорка свои лыжи Чапая спрятал в кладовке до следующей зимы.

В 2013 году к Егору Ивановичу приходили старшеклассники из соседней школы, прознали, что он ребёнком пережил всю блокаду в Ленинграде. Ребята готовили школьную выставку «Никто не забыт, ничто не забыто» к предстоящей семидесятой годовщине полного снятия Блокады. Просили что-нибудь, если осталось, с тех времён, для выставки. Егор Иванович дал им дощечки с гвоздиками и вязочками, вкратце рассказал их историю. Ребята забраковали подарок, нет, для выставки не подходит, что это за артефакт – ссохшиеся и деформированные дощечки с выцветшими тесёмками и ржавыми гвоздями. Не красиво и не интересно, экспонатом для выставки не пойдёт. Да и что тут героического – за водой сходить?

 

Есть ли ещё в стране крупный город с более влажным климатом, чем город на Неве? Середину города пересекает полноводная река со множеством притоков, протоков и каналов. С запада Финский залив с солёной Балтийской водой, с востока огромное, самое большое в Европе Ладожское пресноводное озеро. Зимой 1941-42 годов, той смертельной для ленинградцев зимой, замёрзло всё.

Тогда небывалые даже для русской зимы морозы проморозили и вывели из строя почти всю систему водоснабжения города. Чтобы удержать её работоспособность, требовалось, тратя много электроэнергии, постоянно гонять воду по всей системе, не давать ей встать, замёрзнуть. Обесточенный город не мог себе этого позволить. Большинство труб перестало функционировать. Люди огромного города, промёрзшие и смертельно голодные, были вынуждены тратить большие усилия на добычу и доставку воды до жилища. Живя среди множества водоёмов, буквально ходя по замёрзшей воде.

Не имея водопровода, город лишился канализации. Весной 1942 года, помимо тысяч незахороненных трупов, стали оттаивать нечистоты и мусор, накопившиеся в городе за зиму. Покрывавшие весь город. Их постепенно собрали вдоль проточных водоёмов и сбросили в воду. До сих пор медики спорят, почему в Ленинграде летом сорок второго года не вспыхнули массовые эпидемии. Все предпосылки для этого в ослабленном голодом, вынужденно загаженном и замусоренном городе имелись.

Пережившим ту смертельную зиму не страшна была уже никакая инфекция.

 

 

 


Оглавление

7. Часы любви
8. Лыжи Чапая
9. Больной и здоровый

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.05: Художественный смысл. Неужели таки всё – наоборот... (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!