HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2024 г.

Влад Чучалин

Пронежность

Обсудить

Роман

На чтение краткой версии потребуется 45 минут, полной – 5 часов 20 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf            22+

 

Купить в журнале за август 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за август 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 9.08.2015
Оглавление

2. Книга 1. Часть 1.
3. Книга 1. Часть 2.
4. Книга 1. Часть 3.

Книга 1. Часть 2.


 

 

 

Жанна сокрушённо вздохнула:

– Пожалуй, – и оправдывается. – Не могу уловить его суть.

– Значит, ты в него влюблена, – говорит Анька как можно безразличнее.

Жанна пожимает плечами, сутулясь и шаркая ногами в кожаных больничных тапочках, подходит к разбитому, но откровенно древнему буфету, хватается за его единственную бронзовую ручку, с усилием открывает дверку, достаёт пару изящных чашечек и смотрит на Аньку.

– Влюблена?

Анька отводит взгляд. Жанна шлёпает с чашечками к венскому столику как бы загрузившись, торжественно ставит их около колбы, а затем равнодушно тянется к своему рюкзачку, лежащем поодаль на венском стулике, достаёт пакетики с печенюшками и конфетками. Анька швыряет окурок в открытую форточку и оказывается около этих яств. Жанна галантно подвигает Аньке стулик, а сама садится на табуретку.

– Так значит, я влюблена в Майкла? – наигранно удивляется Жанна. – Едва ли. У меня есть портреты моих любовников, ты, Анна, их сразу узнаешь. А Майкл – странный мальчик, которого я случайно встретила. Он фактурный, необычный, мне приятно его писать, разговаривать с ним.

Анька тянется к третьей печеньке и прикидывает, хватит ли кумушкам по второй чашечке этого расчудесного кофе.

– Ну, может, и не влюблена, в конце концов, влюблённость – удел молодёжи, но то, что это любовь, Жанна, не подлежит никакому сомнению, – с умным видом бросает Анька, лопая очередную конфету.

Жанна без всякой иронии смотрит на Аньку и молчит, держа на весу свою чашечку.

– И не сомневайся, Жанна, – Анька делает умное лицо, – я эксперт в вопросах любви.

Жанна смотрит поверх Аньки, как будто размышляла, стоит ли продолжать этот разговор с малознакомым человеком или ограничиться светским трёпом. Анька же, восседая на этой неудобной табуретке, вдруг почувствовала в заднице жжение, вспомнила дядьку-гинеколога и выдержала этот взгляд с прямотой висельника.

– Любовь? – Жанна задумалась. – Может быть, но другая любовь. Любовь художника к своей натуре. Майкл – сложная натура, поэтому я...

– А ты попробуй написать его голым, – перебивает Анька, злится и сверкает глазищами.

– К чему это? – добродушничает Жанна.

– Если трусики вспотеют, значит никакая это не любовь, а похоть.

Жанна уставилась на Аньку, покусывая конфетку. Затем, собрав в кулачок свою добродетель, нравоучительно продолжила:

– Чтобы написать правду, надо любить. Любить ремесло художника, натуру и себя. Так поступают великие художники. Пока я пишу, я люблю.

Аньку эта реплика рассмешила. Она хотела сказать, что опытные гейши развивают в себе способности к любви, вставляя кисточки в причинное место и выписывая заумные изречения, но ограничилась риторическим вопросом.

– Написала – кончила?

Жанна недоуменно смотрит на Аньку и медленно догоняет, Анька же не даёт ей опомниться:

– Прости, прости Жанна, наверное, гормоны взыграли. Конечно же, ты права, я это так, по глупости своей природной, из зависти к твоему таланту.

Жанна нехорошо щурится и с достоинством хозяйки борделя продолжает:

– С сексом у меня никогда не было проблем. Но истинное удовольствие я получаю только от живописи.

Анька не выдерживает и хохочет:

– Ага, кисточкой по клитору, – и бьёт себя по губам, – плохой, плохой гормон. Прости, прости, Жанна, у меня истерика, что взять с беременной дуры?

Жанна кисло улыбается, покидает место трапезы и подходит к окошку. Анька доливает себе кофе и собирается быть выгнанной вон.

– Так ты считаешь, я плохой художник? – Жанна оборачивается и глаза её подозрительно блестят.

Анька медлит, решая, казнить или помиловать.

– Я считаю, – в тон отвечает Анька, – ты хорошая художница.

– А в чём разница?

– Художницы – приукрашивают, – рубит с плеча Анька, – малюют красивости всякие, несуразности милые и тащатся... Им не нужна правда... художницам нужна публика... И пусть у тебя огромный член, но если твоё искусство ради признания, ты, бля, законченная художница!

Жанна тяжело дышит, вспоминая любимого Ренуара, который кисточкой ласкал холсты и был богат... непризнанных при жизни Модильяни и Ван Гога, но и они нынче обожаемы публикой... даже учитель любимый наставлял из дерьма житейского делать конфетки театральные и был народным артистом, а что говорить о классиках, которые дворянских кровей, но прекрасное в банальном искали и умели показать! А тех, которые за правду, Жанна и не упомнит. Может, передвижники? Так и они не голодали. Гиперреалисты?.. тоже ради славы... Скорее всего, китайцы какие-нибудь, которые водой по асфальту... до первых лучей солнца... И в чём смысл такого искусства? Кому от него хорошо? И Жанна глубоко вздохнула и ехидно уставилась на Аньку:

– А художники, значит, режут правду матку? И чего ради, дорогая Анна?

Анька побледнела, вскочила из-за стола и хрипит:

– Когда ты меня нарисуешь, дорогая Жанна, я скажу.

– О, теперь меня перевели в художники! Спасибо! – Жанна не скрывает своего презрения.

– Нет! – визжит Анька и бешено мотает башкой. – Потому что как не пытайся, ты не сможешь приукрасить меня!

Наступила тишина. Две женщины с ненавистью смотрят друг на друга. Наконец, Жанна опускает взгляд и возвращается к столику, берёт свою чашечку и делает несколько глотков.

– Остыл… Не люблю холодный кофе, – и смотрит игриво на Аньку. – Кофе люблю горячий, а мужчин – страстных. Майкл не в моём вкусе.

Анька тоже села, с нескрываемым удовольствием допила свой кофе и перевернула чашечку вверх дном.

– А я обожаю холодный кофе, – говорит, наблюдая за собирающейся на блюдечке коричневой лужицей. – И вообще, мороз люблю... чтобы до костей... наверно, я холодная девушка, если ты понимаешь. А кто отец ребёнка моего, не знаю. Их там было не меньше десятка... потому что в одиночку меня не удовлетворить.

Жанна нежно смотрит на Аньку и говорит совсем как её мама:

– Кажется, я уловила твою суть, Анна.

– Ага, сучка фригидная, – устало соглашается Анька.

Жанна снисходительно улыбается, берёт Анькину чашечку и разглядывает замысловатые узоры. Гадать по кофейной гуще Жанну никто не учил, но её учили видеть проявление закономерного в случайном, а ещё врождённое художественное чутьё заставило Жанну вздрогнуть. Она даже не поняла, что произошло, просто жуткий холод опалил её пальцы и сознание. Она подняла на Аньку испуганные глаза и сказала самой себе, нежели кому-то ещё:

– Ты – девочка-война.

Аньку передёрнуло.

– Девочка-война? И как ты меня нарисуешь? Голой с чёрными крыльями?

Жанна поставила чашечку обратно и вздохнула с облегчением: Анька больше не казалась ей мифическим существом.

– В манере Эль Греко.

Анька решила, что с неё на сегодня хватит, пора уже домой, к мамочке, на свой диванчик, нажраться до усрачки и вскрыть вены, и прибегла к приёму, который срабатывал даже на Женьке.

– А Майкла своего в манере Захер Мазоха писала?

Жанна дружелюбно улыбнулась, взяла Анькины сигареты и закурила, лихо втягивая дым носом.

– А насчёт Майкла ты права. Я слишком люблю его. А любовь мешает искусству. Если бы я была девочкой, как ты, я бы предпочла Майкла. А сейчас для меня искусство важнее. Притом что запах разбавителя меня просто убивает.

Анька удивлённо уставилась на Жанну.

– Да, настоящее искусство смертельно, – с готовностью соглашается она. – А как ты думаешь, Жанна, жизнь отдельно взятого человека может быть искусством? Моя, скажем.

Жанна с сигаретой в зубах уже раскладывает мольберт, перебирает кисточки и кидает через плечо:

– Если у тебя найдутся ценители, то почему нет?

Анька зачарованно наблюдает за Жанной:

– Не, я о настоящем искусстве, где главным ценителем является бородатый дядька на облаке.

Жанна смеётся, выдавливая краски:

– Тогда придётся писать с тебя иконы, а я не умею. Мой друг, Лёнечка Дефур, умеет, хочешь познакомлю? А лучше познакомлю тебя с Майклом.

Анька затрепетала:

– Не в моём положении знакомиться с мальчиками.

А Жанна уже делает набросок.

– Может, вы полюбите друг друга.

Анька в ярости: надо же, она одной ногой в могиле, а ей жениха сватают. И пусть этот Майкл самый лучший, пусть даже он тот избранный, от которого Анька должна зачать сверхчеловека, но не так же банально! Где игра случая и нулевая альтернатива? Где страдание? Где, наконец, ужас, надежда, сажа и белила?

– Нет. Я определённо не люблю мальчиков, – бормочет Анька.

– Чем же они тебе не угодили?

– А что в них хорошего?

–Ты меня спрашиваешь? – Жанна даже выронила из рук уголёк, – По крайней мере, они ещё верят в хорошее, доброе, светлое.

Анька была бы рада согласиться с Жанной, если бы не чёртова натура:

– И всякой неглупой бабе предстоит спустить их с небес на землю. А мне это надо? Нет, уж лучше строить отношения с мужиками, они-то знают, чего хотят, поставят тебя раком и отымеют по полной. И все довольны. А мальчики эти смотрят на тебя как на чудо природы и ждут соответствующих поступков. А я не чудо, я такое же чмо, только с дыркой промеж ног... и ломать целки никому не собираюсь.

Жанна ошалело смотрит на Аньку.

– У мальчиков нет целки, – на полном серьёзе говорит она.

– Целка есть у всех, и ты это знаешь, – зевает Анька.

Жанна, подумав, кивнула.

– Но мальчики должны стать мужчинами...

– Да ради бога, только при чём тут я? – перебила Анька, сжимая кулачки, – вот раньше был один на всю деревню каменный член, на которых сажали девственниц, так и с мальчиками, пусть их мужанием занимаются шлюхи, каменные или живые, мне без разницы.

– Ну да, – притворно вздохнула Жанна, – если ты не девственница, то непременно шлюха.

– Ну что ты, Жанна, – не менее притворно вздыхает Анька, – бывают ещё бабы, бабищи, бабёнки... лесбиянки, наконец.

– А Женщины? Их есть в твоей системе?

Анька строго посмотрела на Жанну:

– Теоретически они должны быть, ага, как недостающее звено в эволюции человека, но прямых доказательств нет.

– Ну это ни в какие ворота не лезет, – возмутилась Жанна. – Столько примеров знает история...

– Так ведь всё дело в том, кто сломал тебе целку, Жанна. Если мужик, то хоть крылья себе приделай, но останешься бабой.

– А если мужчина?

– Ага, бесконечная регрессия, шняга из серии «что раньше, курица или яйцо?». Мужчину сделала Женщина, которую сделал Мужчина, которого... и так... до Адама с Евой… а там уже... зоофилия с инцестом.

Жанна вздохнула:

– Слишком сложно, Анна, не находишь? Правда всегда проста...

Анька пожимает плечами:

– Чья-нибудь, но не моя.

Жанна некоторое время молчит, а потом робко интересуется:

– А если мальчик… испортит девочку?

Анька отмахнулась:

– Да не заморачивайся, Жанна. Мальчики, девочки – это не про нас. Пусть мы с тобой бабы, но о-го-го какие!

Жанна с каменным лицом ждёт. С Анькиного лица сползает дурашливая улыбка.

– А если серьёзно, Жанна… у тебя был секс с женщиной? – Жанна выкатила глаза, и Анька засмеялась. – Вот-вот, так и с мальчиком... кроме чудесной палочки, у него ещё что-то должно быть такое, чего в тебе нет по определению. И если ты скажешь, что это яйца, то рожай и оставайся навсегда бабой. И я придушу тебя, Жанна, если ты скажешь, что это мужество. У любой залетевшей малолетки мужества больше, чем у законченного героя. – Анька запнулась, испуганно посмотрела на Жанну и добавила не так уверенно: – И вообще, жизнь – дерьмо...

Жанна отвела взгляд и сделала вид, что поглощена подготовкой к работе: перебирает кисточки, смотрит то на холст, то поверх Аньки, и хмурится, затем хватает какую-то коробку с подоконника, подходит, чеканя шаг, к бледнеющей Аньке и прикладывает к её лицу разноцветные лоскутки. Анька часто-часто моргает и, уразумев, что всё дело в цветовом решении Анькиной проблемы, вздыхает с облегчением и делает вид, что сама серость, всё ещё ожидая оплеухи, но Жанна уже накидывает на Аньку траурный палантин и сосредоточенно молчит.

– Ладно, Жанна, извини, – капитулирует Анька. – Чего ещё наговорит беременная дура? А что касается твоего Майкла, может быть, он хороший, я не знаю. Мальчики – они другие. Вот мы, девочки, с самого рождения заточены под это. – Анька показывает на свой живот. – А мальчики, – Анька вздыхает, – иногда мне кажется, что мальчики – это самые лучшие девочки.

Жанна безучастно кивнула и вернулась к мольберту, смотрит на Аньку то с той, то с этой стороны, смешивая краски на разделочной доске – палитре.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за август 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение августа 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и принял решение направлять свои вознаграждения от этой публикации на развитие журнала.

 


Оглавление

2. Книга 1. Часть 1.
3. Книга 1. Часть 2.
4. Книга 1. Часть 3.
442 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.06 на 21.07.2024, 17:24 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com (соцсеть Facebook запрещена в России, принадлежит корпорации Meta, признанной в РФ экстремистской организацией) Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com (в РФ доступ к ресурсу twitter.com ограничен на основании требования Генпрокуратуры от 24.02.2022) Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

17.06.2024
Главное – замечательно в целом то, что Вы делаете. Это для очень многих людей – большая отдушина. И Ваш демократизм в плане работы с авторами – это очень важно.
Виталий Гавриков (@prof_garikov), автор блога о современной литературе «Профессор скажет»

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов



Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!