HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 г.

Михаил Ковсан

Жрец

Обсудить

Роман

 

Новая редакция

 

  Поделиться:     
 

 

 

 

Купить в журнале за июнь 2022 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2022 года

 

На чтение потребуется 8 часов 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: публикуется в авторской редакции, 23.06.2022
Оглавление

13. Часть первая. 13. Таро.
14. Часть первая. 14. Первое служение – ваше.
15. Часть первая. 15. В Дельфах.

Часть первая. 14. Первое служение – ваше.


 

 

 

Не вставая, сидел за компьютером уже часа три. Чай допит, встать, заварить. Не охотник, но хорошо чувствовал азарт погони, борьбы. Битый час искал прецедент. Картина была ясна, очевидна. Кроме маленькой закавыки в левом верхнем углу. Не знал, как с ней поступить. Вариантов, по меньшей мере, три или четыре. Мелькнуло: «Тот, кто стремится увидеть четыре вещи, – лучше бы ему вовсе не рождаться: что вверху, что внизу, что внутри и что позади». Четыре и три – обозначение мистической целостности, полноты. Его трёх– четырёхвариантная закавыка – это всё. Поэтому нельзя не заметить, нельзя пропустить, поэтому – разобраться, поэтому который час пытается выловить, как в таких случаях до него поступали. Чем дольше глядел на экран, тем казался светлей, изображения чётче, контрастней. Подумал: глаза устали, надо отвлечься. Не вставая, взглянул в окно: почернело, тучи сгустились, вот-вот хлынет, прорвётся, взорвётся. Уже почти бессмысленно блуждал и – вдруг наткнулся. Случай старый, неудивительно, не помнил никто. Из времён давних, ещё предшественника герра Ольсвангера, потому даже тот помнить не мог. Точь-в-точь, как сейчас. Решение чёткое, элегантное найдено не на компьютере – едва появились – во время служения. О нём тоже подумал. Среди его вариантов такой был последним. Подумал: а если бы не подвернулось? Настроение испортилось. Хотя, казалось бы, проблема-то решена. Встал. За окном бушевало. Сверкнуло и громыхнуло.

Случай был безнадёжный. Восемнадцатилетний измождённый, с одутловатым, отёчным лицом мальчишка как две капли похож на того, полностью его первого пациента. Молчал, отвечал односложно, всем видом своим говоря: оставьте в покое, знаю, всё бесполезно, дайте мне умереть. Как и с тем, днём и ночью мучилась мать, надежду давно потерявшая, пытавшаяся её играть, как-нибудь поддержать.

Входя, заставлял себя смотреть на неё, хотя было трудно, невыносимо. Почему-то смотреть на мальчишку было ему не мучительно. Может быть, потому что для него делает всё, что знает и что умеет. А для неё? Для неё мог сделать только одно. Сумеет? Этого он не знал. Кто послал ему эту жертву? Бог или дьявол?

С каждым днём, в последние дни с каждым часом шансы спасти уменьшались. Если кто смертью своей его смерть и отсрочит, то ненадолго. Не выдержит, умрёт на столе, но, даже выжив, вряд ли протянет неделю: организм износился, нагрузок не выдержит.

В лотерее, которую жизнью назвал записной оптимист, пацану выпал скверный, не заслуженный жребий. Но если тому жребий выпал, то он свой вытащил сам. Может, кто и подарит мальчишке грошик надежды, а убивать его будет он, хотя не обязан: есть и другие, он здесь не один. С этим, помимо воли дразнящим, натягивая, словно перчатки на руки, на губы улыбку, войдя в комнату, стойку с капельницей отодвинул, поздоровавшись, к кровати стул придвигая. Мать встрепенулась, тут же осев, как вскипевшее молоко. Мальчишка отреагировал слабо. Открыл глаза, и за это спасибо. Бабушка говорила: «На всё скажи слава Богу». Часто сама повторяла, порою не к месту. Верила-не-верила, но говорила. Он не верил, не говорил. «Всё ещё впереди», – показалось, голос доносится из далёких детских снегов. Почему она говорит не своим голосом, а его? Он обращался и к сыну, и к матери, сознавая: ни он, ни она ему больше не верят. Посмотрел листок, на нём отмечены показатели угасающей жизни и рекомендации по её поддержанию. Посмотрел для проформы. Послушал в стетоскоп умирание, глянул на монитор, фиксирующий приближение смерти.

Умирающий был в возрасте его сына. Но этого узнал бы из тысячи, а своего, пожалуй, что нет. Где там, «пожалуй», конечно же, нет. С тех пор прошло, пронеслось, минуло двенадцать лет, целая вечность. Тогда и этот был обычным здоровым ребёнком, бегал, прыгал, скакал.

Он сделал то, что делать было нельзя: отвлёкся, забылся, ушёл. Надо встать, что-то сказать, идти заниматься делами, которые никто за него не переделает. Всем достаточно своих дел и забот, больших неприятностей и маленьких радостей. Не придумав, что бы такое сказать, выдавил то, что говорят все и всегда: «Выздоравливай», – это мальчишке. «Всего доброго», – маме.

Услышав осточертевшую фразу, мальчишка устало закрыл глаза, к себе возвращаясь. Мать встала и проводила его до двери, ожидая: позвав, в коридоре скажет, чего не хотел бы, чтоб услышал больной. Провожала всегда. Поначалу жила надеждой, заглядывала в глаза, ожидая услышать, что надежду поддержит. Потом, провожая, вздыхала и приговаривала: «Если Богу будет угодно». С тех пор, как неделю назад стали явными ухудшения, молча его провожала. С каждым днём всё медленно, но очень уж верно шло к тому, чего предотвратить он не мог. Всё знала она, всё понимала, но, цепляясь за призрачность, ухватила его за рукав, услышав, что надеется, понимаете, если… И дальше шло столько «если» невнятно губительных, что сразу же нить потеряла.

День прошёл незаметно, в мелких заботах, небольших неприятностях: юные бестолковые сёстры, опаздывающие студенты, мешающее работать начальство, бесконечные посетители, путающиеся под ногами. В одном конце коридора у окна, по их мнению, смотревшего в сторону Иерусалима, на самом деле – в обратную сторону, на запад, в сторону моря, стоя молились. В другом конце, коврики подстелив, совершали намаз: Аллах велик, милостив, вездесущ – в сторону Мекки.

Стемнело. Шёл по коридору, вслед ему: «Главный жрец», –больной посетителю.

В машине, забыв включить радио, провалился в прошлое, в годы, когда, глядя в небо, дождь ожидая – сочетанье усталые мозги зацепило – предвкушал, как сегодня-завтра Главный на рюмочку пригласит. В Ницце была конференция, выступал с докладом, вернулся не с пустыми руками.

Раньше он коньяк не любил.

– Потому не любили, что настоящего и не пили.

– Именно так, – улыбнулся, вспомнив, чего в юности только не пил.

Усмехнувшись, герр Ольсвангер заметил:

– По этому поводу можно бы и вторую!

– Именно так!

Потом, конечно, найдётся повод для третьей, последней.

Теперь Главным жрецом был уже он, и самым заветным было в сезон дождей зазвать начинающего, может, даже мальчишку-студента. Сын должен, школу закончив, в этом году поступать. Стайка студентов, и он натыкается на фамилию. До чего это глупо. Первогодки к нему не приходят. К нему приходят пусть не жрецы – подмастерья. То, что сын мог от матери унаследовать патологическое равнодушие, ко всему и вся безразличие, в голову не приходило. Не могло этого быть, потому что быть не могло.

В холодильнике пусто. Позвонил в ресторан, и после душа с полотенцем на бёдрах открыл дверь мальчишке: возраст сына и того, которого уже не спасти. Сунув на чай, проводил внимательным взглядом, и, разрывая фольгу – всё горячее, ресторан в двух минутах – жадно накинулся на еду, вспомнив, что в последний раз ел ещё утром. Походив-побродив минут десять, есть надо за три часа, по крайней мере, до сна, положив телефон на столик рядом с постелью, мгновенно уснул.

В не совсем мёртвой ночной тишине, в чёрной беззвучности часы время мерно отхлёстывали. Во сне, реальность преобразующем, хлыст поднимался, взвиваясь, свистел, а, опускаясь, жалом вонзаясь, визжал. Спящий не видел, в чьей руке хлыст, видел лишь руку. Не видел, куда вонзается жало: в чью-то кожу, шкуру животного или же в землю. Не видел, но по привычке додумать, представить, вообразить, неистребимую даже во сне, ему представилась тощая лошадь, морда дрожит, из-подо лба глаза вытекают. Пытается схватить руку, взметнувшую хлыст, пытается подхватить в ладони глаза, левой – глаз правый, правой – глаз левый. Руки не слушаются, хлыст продолжает взвиваться, свистеть, и, опускаясь на лошадиную морду, жалом вонзаясь, визжать. Мука длится и длится, настойчиво, бессмысленно, бесконечно. Пытаясь проснуться, сбрасывает одеяло, но холод ему нипочём. Не совсем проснувшись, пытается одурь прогнать, а может, тот, кто сны насылает, над ним сжалился, отступился, дал забыться и отдохнуть.

В середине ночи звонок. Судьба дала мальчишке последний мизерный шанс.

Быстро приехал. Улицы были пусты. Почти бегом через стоянку, но перед входом по давней привычке, освобождаясь от всего, что служению могло помешать, пошёл медленно, со стороны казалось: степенно.

Пересёк лобби. Тихо, пустынно, беззвучно. Предстоящее предвосхищая, не заглядывал в будущее – вспоминал. В конце огромного лобби настенный фонтан, только ночью и слышный. Мимо фонтана свернуть, направо, сразу же к лифтам. Ноги не послушались – налево свернул.

Пусто, темно. Там, где свитки хранились, лампада: малый и жёлтый, не освещающий ничего пучок тусклого света.

Постоял минуту, глядя на осколок света, теплящуюся надежду. Надо что-то сказать, не вслух, про себя. Слов не было, нужных, ненужных, подходящих к случаю или нет. Не было. Все, на всех языках слова из мира исчезли. Или ночью, когда все спят, и слова засыпают?

Дуло. То ли окно неплотно прикрыто, то ли ветер поднялся в другой темноте, не этой с крошечным светом, но полной, кромешной. Подуло, скрипнула дверь. Ветер. Некому больше.

«Верьте себе, себе – не другому, тогда и получится. А в том, что мальчишка умер, нет вашей вины, не только вашей, ничьей». – Ему Главный жрец. Тогда в первый раз в жизни, он же последний, откупорив бутылку, у себя в кабинете налил полный стакан. Для таких случаев и держал.

Поднял на свету задрожавший янтарным внутренним светом. Стакан коньяка, как воду, как чай. О чём тогда думал? Не о мальчишке, того не вернёшь, тем более знал: сделал, что мог.

Выпив, сказал, что уходит, больше не может, не в состоянии видеть, как умирают.

Заканчивали. Зашивали. Внезапно давление рухнуло. Делали всё, скрипели зубами. Но мальчишка ушёл. Подручные тени метнулись: не к мальчишке – к нему. Метнулись тёмно-зелёные, а рядом выросли чёрные, на лету, обуглившись, почернев.

Вышел – лампы погасли – за спиной черноту, тьму, мрак оставляя. За ним две белоснежные тени, словно два ангела, павшие с безгрешного неба на грешную землю. Нашатырь, сердечное. Даже слова сказать не успел. Всё поняла, беззвучно осела. Стояла, к стене прислонившись. Скатилась. Как ребёнок по горке.

Сбежал. Всё записал, оформил и убежал. Вечером, когда не знал, куда себя деть, позвонил ему Главный. Сказал, что уходит.

– Ни у вас, ни у меня на глупости, равно как на разговоры пустые времени нет. У меня нет и желания. Хотите отпуск? Пожалуйста. У вас накопилось. С одним лишь условием. До отпуска первый же случай – ваш.

– Мне не в очередь.

– Очереди временно отменяются. Первое служение – ваше. Потом отдыхайте, гуляйте, учите языки, мемуары пишите, влюбляйтесь. Если в Европу, советую путешествовать не по суше – по рекам, на суше всяко можно увидеть, и облезшую краску, и бесчисленных нынешних хозяев континента, как из пены морской Афродита, выплеснутых из скважин. Плывите по рекам, в воду глядите, там всё: дома, замки, мосты, шпили костёлов в светло-зелёной рассветной воде, тёмно-зелёной закатной.

Повисла пауза. Ожидал герр Ольсвангер ответа? Что он мог на это сказать? Хорошо? Слушаюсь, повинуюсь?

– Вне очереди. Следующий ваш.

Как это нередко бывало, Главный жрец уцепился за слово и не мог его выпустить. Или слово вцепилось в него?

– Жду завтра с утра.

Вечером, как всегда неожиданно, позвонили.

Утром, закончив, он стоял в реанимации, у кровати. Тьфу-тьфу, всё было в норме.

Оформили отпуск. Выпустить пар, отдышаться. Пустился в бега. Главный жрец знал: он вернётся.

Из аэропорта, вернувшись, он позвонил.

Разливая по рюмкам коньяк: «Жду завтра с утра».

 

Он не молился. Он вспоминал. Воспоминание было услышано.

Подручные тёмно-зелёные тени несуетно раскладывали в заданном традицией и жреческой волей порядке блестящее.

Ждали жреца.

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2022 года в полном объёме за 97 руб.:
Банковская карта: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина» и введите ключ дешифрования: wsloEAveNoMusGywYsOK5A
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня 2022 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

 

 

  Поделиться:     
 

Оглавление

13. Часть первая. 13. Таро.
14. Часть первая. 14. Первое служение – ваше.
15. Часть первая. 15. В Дельфах.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


05.08.2022. Недавно повесть, которую у вас рецензировали, была напечатана в Оренбурге, в журнале «Гостиный двор», 1-й номер 2022. Хочу обратиться к услугам вашей редакции вторично, так как без тех советов, которые я от вас получила, мой текст так бы и остался разрозненными кусками уровня самиздата. Стало намного лучше. Сейчас жду размещения номера в «Журнальном мире».

Елена Счастливцева


30.07.2022. Хочу выразить благодарность за публикацию и отдельную благодарность Игорю Якушко за то, что рекомендовал читателем рассказ к прочтению!

Анатолий Калинин


30.06.2022. Хочу ещё раз выразить вам благодарность за публикацию… каждый день мне пишут люди, что прочли рассказ. Сегодня было обсуждение с мастером, он благословил меня на роман:)

Ана Ефимкина


25.06.2022. Благодарен вам за публикацию моего произведения. Благодаря вам мои работы стали появляться в печати!

Александр Шишкин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!