HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 г.

Евгений Бриммерберг

Ретроспективный экскурс

Обсудить

Философское эссе

 

Купить в журнале за ноябрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2015 года

 

2015-2011

 

На чтение потребуется 1 час 40 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 24.11.2015
Оглавление

2. 2014 год
3. 2013 год
4. 2012 год

2013 год


 

 

 

Ни один из предложенных Вами вариантов развития России невозможен, поскольку формирование будущего является творческим процессом, а ваши мысли – продукт исторического и политического резонёрства. Но, тем не менее, можно заметить, что во всех формах правления присутствует одна и та же постоянная составляющая – иерархическая «вертикаль» власти. Без неё Россия расползается в разные стороны, самоликвидируется. Совсем недавно она сократилась и численно, и территориально. И рухнула бы вообще, если бы политическая реакция не остановила этот процесс распада, который вверг её в хаос, анархию, каннибалистическую ненависть. Так что вопрос только в том, какой идеей одержима власть, что в очередной раз она будет навязывать народу? То, что она несамостоятельна, очевидно. На первых порах, находясь в растерянности, она перенимает иностранный опыт, который, как всегда, не приживается на российской почве. Потом она приходит в себя, крепнет и начинает навязывать свой, российский, запретительный, малосозидательный и тупиковый, поскольку он основан не на идее свободы, а является следствием борьбы с недомыслием, алчностью и жестокостью. Так что Россия вновь оказывается в состоянии внутреннего негативного коллапса и в этом виде противостоит традиционному пониманию мировой свободы. Какой выход? Поскольку при любой власти диктатура в России неизбежна (даже свобода устанавливается с помощью насилия), власть эта должна использовать свой ресурс для массового, насильственного просвещения народа (ведь если она в состоянии запретить алкоголь и табакокурение – значит, возможности её безграничны, и не лучше ли их направить на что-то конструктивное?). Задача власти не в том, чтобы создать систему, обеспечивающую народу выживание, а в том, чтобы создать условия, при которых народ выживает сам. Это и будет демократией.

 

Основоположником актуального искусства является воробей, напакостивший в чернильницу профессора психиатрии Буре в романе «Мастер и Маргарита» Булгакова.

 

Главным представителем актуального искусства является Адольф Гитлер, который превратил его в тотальный перформенс по уничтожению людей. (Основоположником, как я уже говорил, является воробей, напакостивший в чернильницу профессора психиатрии Буре). Дали, знаток человеческого безумия, был единственный, кто воспринял вселенский поход Гитлера как художественную акцию. Гитлеризм этот в виде клопиных укусов актуального искусства распространился теперь по всему миру. Являясь лишь пародией на трансцендентный экстремизм Гитлера, которому с непостижимым мастерством удалось натравить неполноценных сверхчеловеков на полноценных недочеловеков, современный экстремизм актуальных художников кажется дёшевым фарсом на фоне неполноценных остатков человечества.

 

Я думаю, что русский народ не распался и не погиб, а до конца ещё не сформировался. Держится, выстаивает в условиях мировой культуры, но не в состоянии, впитав свою, представлять ее. Скорее, русская культура, с которой народ ещё не воссоединился, представляет его. И эта культура вообще не затрагивается процессами, происходящими в обществе. Гонениям подвергаются лишь её носители. Так что русская культура ещё должна быть освоена русским народом. Советская же оптимистическая культура создавалась по принуждению в ущерб русской, гибнущей в ней и страдающей. Русская культура находилась в оппозиции к советской, но оказалась сильнее её, и это говорит, что творческая личность (носитель культуры) сильнее общественного помешательства. Это доказывает, что русская культура подлинна, значима и совершенна. В подлинном смысле советской культуры не существует: то, что ею называется – символический фетишизм, выражающий идеологию деклассированного сброда. Его потомки пока не могут выступать от имени русского народа. Но разум доминирует над зоологическими процессами, постепенно он окрепнет и создаст новую породу полноценных людей.

 

Чем отличается цивилизованное общество от варварского? В цивилизованном обществе правительство служит народу. В варварском – народ служит правительству.

 

Если меня сотворил Бог, то я должен признать, что в творении он превзошёл себя, поскольку во мне перестал быть собой, а мной не стал. При этом нет ничего за пределами его. Поэтому, несмотря на то, что в творении меня он превзошёл себя и перестал быть собой, он достиг в этом бесконечной определённости.

 

Искусство – это творческий феномен, а не культурный. Поэтому оно должно всегда опережать культуру.

 

Современное искусство оказывает отрицательное воздействие на устоявшуюся, застоявшуюся, упокоившуюся душу. Оно не служит красоте, а создает её. Живую и совершенную. Ту, которая в данный момент есть. С которой человек, воскресший и сотворённый, вошёл в этот мир, чтобы увидеть в нём Творца и подтвердить своим появлением действительность его присутствия.

 

Хаос предшествует возникновению материи. Он доматериален и может быть помыслен только в отношении к первичному состоянию материи, в отношении к которому ещё ничего нет, и отсутствие чего было преодолено в том, что стало. Но первичное состояние материи в её конечном, высшем понимании утратило свою ощутимую реальность, хотя и сохранилось в основании всего процесса возникновения, к тотальному смыслу которого мы не смеем приблизиться по причине отдалённого от него существования в качестве выделенных из него субстанций, наделённых духом, в пределах которого мыслим себя и Бога.

 

Единственный атеист в вашем понимании – Дьявол, да и тот находится во власти Бога. А Ваш атеизм – не более чем ваша личная позиция без всякого отношения к предмету вашего отношения. По отношению к Богу, в соответствии с его определением, атеистом быть невозможно, поскольку невозможно вступить к нему в отношение. Если Бог – предмет вашего сознания, в отношении к которому Вы можете иметь позицию, то это уже не Бог, а уничтоженный Вами Бог, о смерти которого говорил Ницше. Тогда можно быть и бессмысленным атеистом. Ведь Вы никого и ничего уже не отрицаете, поскольку лишены того содержания, об отрицании которого говорите.

 

Некоторое время назад Секацкий умело складывал слова в философские фразы, которые не имели никакого смысла, но показывали, что он знаком с чем-то, что этот смысл имеет. То есть – он был ритором. К сожалению, риторики оказалось недостаточно, чтобы говорить о предмете, который должен иметь сущность. Как только воспитанный на имитации западного философствования человек сталкивается с необходимостью сформулировать насущную проблему, требующую творческой самостоятельности и оригинальности мышления, он показывает полное бессилие, отсутствие культурной зрелости и удивительную ограниченность кругозора. Осмыслить он в состоянии только самые поверхностные явления: приблизиться к пониманию глубокой целостности требующей философского вмешательства ситуации он не в состоянии. В результате мы имеем то, что имеем: изречённую манифестацию фантастического, никак не относящегося к подлинной реальности, вымысла, который под видом философской мысли автора интерпретирует происшедшие и никак не связанные с ними произвольно определённые им будущие события.

 

Христиане не зря признают факт помрачения своего ума Дьяволом: ведь только Дьявол мог внушить им мысль, что они живут ложной жизнью, а настоящая наступит после смерти. Он действительно вошёл в них, иначе они не отвернулись бы от творения, в котором Бог воскресил их, и не стремились бы к загробной вечной жизни, в которой их нет. Это и есть помешательство, дьявольское наваждение, во власти которого оказались христиане.

 

Надо осознать, с какими трудностями столкнулось современное искусство. Оно отказалось от вероучения, во власти которого находится современное человечество. Оно опровергло атеизм и сокрушило нигилизм. Дистанция от первого действия до последнего – его время, содержание и чистый свет бытия. А это и есть смысл творения, поскольку только в нём может зародиться то, что своим появлением очистит и освежит огрубевшую от долгого пребывания жизнь.

 

Лучшая память – это будущие идеи.

 

Придумал себе эпитафию: Поздно уже. Смерть покарала меня.

 

Я чувствую себя приговорённым к пожизненному бессмертию.

 

На мой вопрос: «Чем отличается беспредметное откровение как мыслящий себя дух от предметной веры?» – был получен ответ: «Попробуйте – узнаете». После чего я был произведён в ранг схоласта.

 

Моя задача в том, чтобы восстановить подлинный, утраченный смысл терминов, а не в том, чтобы показать ничтожность их значений в наше время. В наше время, по большей части, человек ничтожен, а не термины.

 

Теологией называется разумный свод знаний и искусств в единую систему миропорядка. Отсюда следует, что вечность теологии определяется её современностью, которая предопределяется этой вечностью.

 

Некоторому человеку, без всяких обид. Я сначала воспринимал все, что Вы пишете, как шутку, тщательно замаскированную иронию, потому что исхожу из предположения, что человек разумное существо. Но я вдруг обнаружил, что в Вашем случае я был неправ. У меня исчезли все сомнения, что у Вас атрофировался ум. Вследствие этого Вы никогда не поймёте, что разумные вещи вызывают у Вас атавистическую реакцию отторжения.

 

Если Бог существует помимо знания и веры, то это материя – бесчувственная и бессмысленная; мир безбожен и является в виде Вселенной, которая только одна даёт повод думать, что то, из чего она состоит, существует помимо жизни, являющейся источником знания и веры. Таким образом, люди, так утверждающие от имени Церкви, тайные материалисты, безбожники и атеисты.

 

Люди, как псы, служат тому, кто даёт им деньги. При этом понимают, что подлецы, а всё равно служат. А некоторые и не понимают.

 

Нравственный эксгибиционизм зашёл так далеко, что некоторыми даже выдаётся за актуальное искусство.

 

Абсурд веры.

1. Если Бог причина всего, то всё должно идти от этой причины, а не к причине. Поэтому стремление к Богу и воссоединение с ним противоестественно: следствие не может стремиться к причине. Поэтому Вы проповедуете смерть и уничтожение, то есть Вы – Богопротивленец. 2. Если свобода воли (как Вы утверждаете) абсолютна, то она стала причиной ненависти к Христу, а не ненависть, вызванная по отношению к нему Богом (как Вы опять же утверждаете). Иначе свобода воли не абсолютна. 3. Вы утверждаете, что Бог сотворил человеческую волю не слабее своей. Отсюда следует, что у человека достаточно сил, чтобы быть собой, а не стремиться к Богу. 4. Если человек сотворён Богом, то он идёт от Бога, а не к Богу. Если человек идет к Богу, то он сотворен не Богом, а отпавшим от него Дьяволом. Поэтому все верующие безбожники и по этой причине стремятся к Богу. Заодно, поскольку они безбожники, они пытаются обратить в свою веру людей, сотворённых Богом.

 

На самом деле люди, которые поклоняются послесмертному Богу, поклоняются материи: ведь ничего, кроме материи, после смерти нет. А материя такова, что ничего не знает о своём пребывании, существует не существуя и ничем не отличается от ничто, хотя не ничто. Так что по всем признакам она соответствует определению послесмертного Бога. Подлинный же Бог познаётся при жизни, поскольку только в этом случае из материи он превращается в совершенное существо, из сознания бытия которого появился я.

 

«Следствие «не может» стремиться к причине, но живое существо может стремиться к Источнику Жизни».

 

Зачем живое существо должно стремиться к источнику жизни, если оно из него произошло? Зачем жизнь должна возвращаться к своему истоку, если её назначение в том, чтобы, распространившись как можно дальше от источника, показать его неиссякаемую мощь? Вы же хотите сказать, что из этого источника не может произойти ничего бесконечного, а только смертное и конечное. Бог прилагает всё большее усилие для обожествления материи, а Вы его творение вновь погружаете в материальное безразличие, из которого он выявил свой образ и утвердил в сознании человеческого бытия.

 

При жизни нельзя сказать, что материя или Бог есть. Можно сказать, что есть материя или есть Бог. После смерти считается, что материя и Бог есть. И то и другое обнаруживается собой. Но как это возможно? Как при жизни я могу трансформировать «есть материя или Бог» в «материя и Бог есть»? Никак. Поэтому и невозможна мёртвая материя без вечной жизни, а Бог невозможен без отрицающей его материи. «Материя есть» – это нечто божественное, некое бытие того, чего нет, а это – Бог. «Бог есть» – это некое ничтожество воплощённой в небытии материи, в которой утверждается бытие того, что сверх этого бытия есть.

 

«Евгений, я начинаю опасаться, что Вы просто не в состоянии приподняться выше философски-богосповского примитивизма своего Бриммербергианства. Я уже давно подозревал, что абстрактное «искусство» приводит к повреждению логических способностей человека... Чтобы «творить» необходимо, в начале, чему-то научиться... Богословие – не творчество, а ОТКРОВЕНИЕ. Вам, Евгений, это, очевидно, не понятно! Отпавший от Бога человек, а мы все, от рождения, отпавшие – жив только «формально». Он думает, что он «жив», только потому, что его окружают такие-же «живые» люди. В действительности – это состояние чрезвычайно далеко от истинной жизни, которая открывается только тем, которые, услышав Слово Божие, начинают понимать, что они, в действительности, мертвы, и устремляются в своих желаниях к Богу – Жизни Подателю!»

 

Что Вам на это ответить? Разве не с точки зрения теоретических знаний на уровне слесаря-механика я собираю и разбираю вашу веру, чтобы показать, что она не может работать, что это испорченный механизм, в котором нет необходимых деталей? Вы, правда, обходитесь без них, потому что Бог, который запустил этот механизм, и без неведомых Вам деталей поддерживает его работу. Да, я вкладываю иные смыслы в привычные Вам слова. Вы ведь любите аналогии. И не раз свою любовь к ним мне демонстрировали. Воспользуюсь и я один раз вашим приёмом. Две тысячи лет назад атомом называлась неделимая мельчайшая частица. Сейчас атомом называется сложнейшая структура, смысл которой ничего общего не имеет с первоначальным. Но называется она по-прежнему атом. Так почему же Вы удивляетесь, что архаичные богословские смыслы я заменил на современные, оставив заключающие их слова прежними? А в изучении системы понятий Христианского Богословия нет никакой необходимости, поскольку она внедрена в сознание каждого человека. Человек не может жить без Бога, но может жить без веры в него, поскольку Бог есть. Бог есть, бытие Бога означает, что в отношении к Богу появилось нечто противоположное, но без Бога не сущее. Поэтому в себе сущее забвение Бога столь же божественно, как и наличие Бога в сознании не отпавшего от него творения. Ведь в себе сущее забытие наделено не нуждающейся в бытии Бога свободой воли, что и следует из намерения Бога создать совершенство, в бесконечной удалённости от себя столь же самостоятельное и не нуждающееся в спасении, как и он сам.

 

И я вдруг почувствовал, что люди покинули мир, вернулись к мёртвому Богу и исчезли из бытия.

 

Максимум возможности соответствует минимуму действительности. Бог абсолютно бездействует, поэтому максимально существует. Материя абсолютно действительна, поэтому минимально возможна. Из того, что Бог существует максимально, а не абсолютно, следует, что он сотворен и есть только при жизни.

 

В Ростове, оказывается, есть институт психологии и паразитологии. Странное, но понятное сочетание.

 

Ни вера, ни религия, ни атеизм никакого отношения к идее Бога не имеют. Бог – это интеллектуальная конструкция, обладающая статусом бытия. Нельзя сказать, что Бог есть, потому что он и есть это «есть». Тем более нельзя сказать, что его нет, потому что это «есть» – есть. Обо всём прочем можно сказать, что оно или есть, или его нет. Но всегда оно полагается или отрицается вне себя, поэтому и нельзя его никогда постичь в себе.

 

Реалист – это человек, который воспринимает людей и события внешним образом. Это самый безопасный способ существования, поскольку не требует наличия души; но и самый печальный, если душа есть. Поэтому и не может жить одушевлённый человек в реальности без того, чтобы не соприкоснуться с душой другого человека, то есть с тем миром, который называется внутренним и выражается в стремительном сближении с другим человеком, сущностью вещей и Богом. Только в таком мире преодолевается реалистически настроенный разум, который не видит ничего, кроме внешнего разнообразия и связывающих его в единое целое законов и закономерностей, бесчувственный к потрясениям и загипнотизированный созерцанием своей погребённой в недрах материи идеи. Подлинный разум соединяется в человеке, а не во внешнем несоединимом мире, и представляет собой явную идею бытия, раскрытую во всех смыслах и значениях.

 

Там, где нет Бога, нет истины, а если нет истины, то нет искушения продолжить творение, то есть – искусства. Остаётся мёртвый мир познания, реконструкции, самообеспечения. Искусство превращается в фарс, пародию на истину, свергнутое искушение. Вместо него – фантастические вымыслы, искажённые сущности, гротескный примитивизм озверевшего человека. Но искусство есть. Оно не исчезло, потому что исчезли нуждающиеся в нём люди. Порывы дегенеративного духа не поднимутся выше разложения. Их смердящая бездна не откликнется на появление светлого божества, а искусство не снизойдёт до того, чтобы вовлечь их безумную массу в бесконечно далёкий от них мир человеческого существования.

 

Венеция вновь устраивает выставку слабоумного искусства. Это в очередной раз подтверждает, что современное человечество не узнает подлинное искусство, а подлинное искусство не признает современное человечество.

 

В мире может быть что угодно. При условии, что он разумен. В противном случае он превращается в некую иррациональную волю, которая захватывает его и бессмысленно преобразует.

 

Шопенгауэр и Ницше появились потому, что мир утратил свой разум, отказался жить в тех исторических пределах, которые сформировали его и заставили быть тем, в отношении к чему жизнь уже не могла сознавать себя в своём собственном выражении. Обречённость, вызванная раздвоением между ищущей своего объяснения жизнью и неприемлемым для неё смыслом бытия, стала причиной неразрешимого конфликта, в котором жизнь воспряла, утратив всякое представление о своём смысле, а мир погряз в мелочных противоречиях, из которых нет никакого выхода, кроме растерзанной смерти. Так что искусство, которое отвергло этот мир и возникло из обессмысленной жизни, находя и даря ей смысл, столь же мощное оружие эволюции, как и Бог, повелевающий творением.

 

Варвар – это социальное существо, не имеющее персональной ценности.

 

Если бы разум отрицал только свои устаревшие представления, а не себя в этих представлениях, иррациональная воля была бы невозможна, мир был бы ограничен одним и тем же разумом, бесконечно познавался, а человек в этом познании из живого существа превращался бы в объективную идею самого себя.

 

Атеизм невозможен, если нет Бога.

 

Существует принципиальная разница между современным миром и историческим. Исторический мир сотворён Богом, существует вечно и познаётся. Современный мир не существует вообще, поскольку не сотворён Богом. Современность – это разумное мировоздвижение, в котором нет ничего, кроме знания. Современный мир не познаётся, поскольку является феноменальным достижением в момент своего возникновения, и существует только в отношении к действию, следствием которого является его возникновение.

 

Сегодня наблюдал идею мирового разума, размещённую в разных умах по-разному: в одних – смертным образом, в других – открытым и совершенным смыслом. Сделал вывод, что разум забывает себя в отдельной особи, а затем возрождается и воскресает посредством воздействия на него культуры. Воспринимая собственное её воздействие на себя как нечто чужеродное, разум имеет возможность сомневаться в её ценностях или в значимости своего появления на свет для её поддержания. Освоив культуру и воскреснув в возрождении, человек вновь подвергается опасному искушению истлеть прежде своей осмысленной кончины в бесконечном и вечном воплощении жизни, которую он покинет, но которая никогда не покинет его. И в этой мудрости, снизошедшей до его ничтожества, он обретает бессмертную надежду на вечное избавление от неведения и обретение неисчерпаемого смысла, достигшего духовной зрелости в неизбежном и окончательном помрачении тьмы в превзошедшем свою явность свете.

 

 

Вера, какова бы она ни была, заключается в признании независимого от человеческой жизни незыблемого, в противоположности бытия и сознания. Бог как предмет такой веры не является предметом разума, скрыт противоестественным образом и никто не объяснит, почему он должен быть тайным, а не явным. Но точно так же никто не опровергнет, если я скажу, что тайного Бога нет, а явное есть Бог, возвещающий своё бытие через тождество с сознанием. Никто не подтвердит, что это научное достижение, в котором раскрывается естество Бога разумным образом, должно быть принесено в жертву тайному Богу вместе со смертью человека. Ведь независимо от того, сколько людей погибнет, гибнет всегда только один человек, и поэтому нет такой жертвы, которая искупила бы потребность в спасении многих. Это и есть высший смысл бытия – постижение жизни как абсолютной ценности, присущей единому человеческому существу в разных выражениях.

 

Культура не в Европе или Америке, а там, где каждый из нас есть. Где я – там и культура. Стыдно бежать от себя, чтобы присвоить то, что нашли другие.

 

 

О НЕСОВЕРШЕНСТВЕ ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИИ.

Да, все люди произошли от Бога: только одни прямо, другие – через посредство Дьявола. Ведь Дьявол первое падшее существо, а христиане, поскольку они заявляют, что все люди падшие, опираются на него: ведь бессмысленно утверждать, что человек пал, не став в этом падении кем-то. Да и само отличие его от Бога заключается в том, что он является его ничтожной противоположностью. А это противоречит утверждению, что человек подобен ему. Как смертное ничтожное может быть подобно вечному бытию? В чём это подобие? В том, что в смертном ничтожном есть вечное бытие, которое высвобождается после смерти и скованно при жизни? Это абсурд. Не может Дьявол, воплощённый в смертном ничтожестве человека, поглотить Бога, вытесненного этим человеком. Если бы это было так, человек действительно был бы дьявольским существом, а не божественным, что и следует из представления о необходимости доведения его плоти до воссияния в божественном свете, как будто она не является творением, а враждебна ему. Ведь если и есть что-то непостижимое для человека, так это только несвершившиеся времена творения, а бездна, в которой пребывает его существо и из которой он исходит, сомкнута в его ничто, преодолена светом творения и промыслом благодати. И если источником и творцом этой бездны является Бог, то для человека, превознесённого над ней, он – Дьявол, от которого он отрекается и к которому стремится: поэтому это единое начало двуедино, и христиане, поклоняясь Богу в лице Дьявола, происходят от Дьявола, чтобы стремиться к Богу. Ведь если сущность, которая отделяет его от начала бездны, не достигает своего бытия в новом воскрешении, то творение не произошло, и человек Бога видит в противоположности Дьявола. Сущность, которая оборачивается бездной в этом случае, становится источником отречения и целью воздаяния, судным днём, в котором рассредоточилось все, что было сосредоточено в одном исключительном замысле: положено, объято и спасено. Развоплощение, которое из этого следует и называется смертью или вечной жизнью, оставляет место только простым бестелесным сущностям, которые не могут существовать ни в каком виде и поэтому успокаиваются не на вечные времена, а потому что прекращают свое время. На вечные же времена успокоенные сущности обречены на мучение и вечное прозябание, поскольку они не исчезли в Боге, а воспротивились в Дьяволе. Отсюда и дьявольская уверенность христиан в вечном послесмертном воскрешении в Боге: ведь даже там они хотят пребывать в своём падшем, смертном состоянии, от которого отрекаются при жизни, а на самом деле ждут его вечного пробуждения. И разве не дьявольская это хитрость, внушив божественному творению мысль о том, что оно падшее, погубить его мыслью о спасении? Эта мысль настолько захватила людей, что они готовы оставаться в дьявольском состоянии всю жизнь, веря, что после смерти они будут прощены и воскрешены. В истинном или дьявольском обличии? Если они будут прощены, то они не знают себя прощёнными, и воскрешены будут новые люди, а не они. Так что всё дьявольское обречено погибнуть, а на смену ему будет воскрешена невинность. И так будет всегда до тех пор, пока Дьявол будет внушать мысль о вечном спасении посредством христиан, которые по его воле пали, чтобы, осквернив невинность, возжелать Бога. Культ Бога – это самое безбожное из всех возможных отношений к Богу. Люди, которые поклоняются ему, выражают всего лишь дьявольскую покорность и смирение, которые возводят в ранг святости, чтобы закрепить победу над Дьяволом дьявольским же способом: поместив его непобеждённое зло в победившую его святую душу. Поскольку Бог пребывает собой и величие его должно быть сведено к минимуму, чтобы в максимальной степени распространилось то, что он есть, в сущности чего он достигает творения и постигает сотворенное, то отпадением называется самообольщение ставшего в уединении, в течение которого оно некоторое время живёт, чтобы умереть и вернуться к начинающему Богу, тем самым доказав, что усилия, приложенные им к их созданию, были напрасными, и что они не желают ничего другого, кроме того, чтобы не быть в желании сохранить себя в своём бытии. Ведь именно христиане возжелали стремиться к Богу из своего падения, но не к Богу-творцу, от которого они отпали, а к Богу-спасителю, для того чтобы, избежав бытия, быть. Поэтому и придумали они триединство, в котором на самом деле пребывают Бог, Дьявол и Человек, а не Отец, Сын и Святой дух. Не может Бог пребывать в таком нелепом виде, отпустив на свободу Дьявола и человека и, тем самым, став лишь частью самого себя. Это ложное понимание следует из признания падения, которое столь же нелепое измышление, как и то, что из него следует: наличие Дьявола, смертного Человека, желающего стать бессмертным, борьбы между добром и злом и тени забвения, в которой успокаивается душа человека. И поскольку Бог не творил зла, то христиане, борясь с Дьяволом, показывают своё недоверие Богу. Ведь и сами они признают, что подвержены искушению и стремятся к Богу, чтобы избавиться от него. Ведь та бездна, в которой они пребывают после падения, и есть Дьявол, исторгнутый из бытия с отверженной душой, ждущий падшего человека, чтобы отнять у него душу, насытить себя человеческими душами, чтобы ожить в своей смерти и воскреснуть над Богом посредством его творения. Эта безумная судьба, в которой христиане спасают свою душу, придумана ими для того, чтобы искупить вину грехопадения, чтобы вознестись над бездной, как их спасённая душа возносится над плотью. И они кичатся своим превосходством над простыми смертными: ведь им уготовано спасение, а те не знают о необходимости спасения своей души, поскольку пали, не догадываясь об этом, не осознав грех и не раскаявшись. Поэтому и проповедуют они истину спасения, чтобы оградить заблудших от бездны небытия, но и сами они всего лишь спасутся, вместо того, чтобы быть. И поскольку Бог всеедин, а не триедин, то он не допускает падения, а сберегает в себе всё, от чего он отрёкся, чтобы оно стало, и в чём он находит себя, предварительно исключив себя из того, чем он стал. Поэтому и ставшее, став им, теряет его из виду до тех пор, пока не осмыслит его бытие. И всеединый Бог не требует веры, поскольку в нём нет падших, а всё есть, даже если его уже нет или оно ещё только будет. Падший же спасается через веру, ведь он уже не часть бытия Бога, а ввергнутое в борьбу с Дьяволом существо, душа которого терзается над бездной в плотском с ним соединении. Поэтому и стараются христиане избавиться от тела: ведь оно покорно Дьяволу и враждебно душе. Поскольку же их души падшие и в этом падении просветлённые, они только в молитве могут противиться Дьяволу, а не собственными силами, которых у них нет, и поэтому, утратив веру, они тут же оказываются во власти Дьявола, что свидетельствует о том, что произошли они от него, хотя и были сотворены Богом. Так что, если в ответ на то, что христиане произошли от Дьявола, говорят, что они сотворены по образу и подобию Бога, то в этом нет противоречия: они сотворены по этому образу и подобию через посредство Дьявола, утратив в падении это сходство и стремясь к нему. Во всеедином же Боге Дьявола нет, поскольку нет падения, и там человек действительно вечен не в жизни и смерти, а в бытии.

 

 

После возникновения христианства Бог допустил существование мира ещё на две тысячи лет. Судя по речи Патриарха Кирилла (13 июля по телевидению), христиане этот факт игнорируют, тем самым, подобно Дьяволу, противясь божественному замыслу и устанавливая свой, зафиксированный в момент падения, путь к спасению. Поэтому они богоотступники. Ведь Бог спасает их не по их тщеславной, самолюбивой и взбалмошной воле, а в соответствии со своим планом и намерением, для непротивящихся ему очевидных, а им неведомых. Поэтому их проповеди и послушания напоминают богопротивное изуверство: ведь они живут не помыслами Бога, а своим вожделением к нему. Правда, Патриарх заметил, что некоторые неверующие по природе лучше верующих христиан, и этим объясняется и оправдывается их неверие, а христианам, поскольку они испорчены падением, нужно верить. Ещё он употребил слово «вербальность», продемонстрировав игривость ума и остроумие.

 

Похоже, что на смену ортодоксальному христианству приходит игривый постмодернистский либерализм. Недавно Патриарх заявил, что некоторые неверующие от природы хороши. Из этого следует, что они не отпали от Бога и подобны ему, хотя и неверующие, а падшие христиане нуждаются в вере и спасении, поскольку утратили подобие. Эта мысль во все времена считалась еретической и дьявольской, поскольку из нее следует, что не все являются потомками совершивших первородных грех прародителей и поэтому не могут быть вовлечены в состав христианской религии.

 

Исчезло даже ничто. Это и есть вечное бытие.

 

Постмодернистские сверчки вытянулись во всю длину своего мозгового пространства.

 

Если что-то красиво сказано, то смысл этого красиво сказанного со временем будет прояснён.

 

Гений – это человек с обнажённым будущим.

 

Талантливые люди открыты и щедры. Бездарности думают о сбережении своего мусора: ведь они единственные его ценители.

 

Я пишу картины и философские тексты. Мне никто не сказал, что я умный человек. Я отремонтировал железную дверь и мне сказали: «Какой ты умный». Если следовать этой логике, то любой слесарь умнее меня. Такова Россия.

 

Проблема в том, что современное искусство называется феноменом, а делается попытка его онтологического описания. А это – противоречие. Феномен может только восприниматься. Если вы пытаетесь его объяснить, то это уже не феномен. Вы добавляете к нему интерпретацию. Эта онтологическая интерпретация тоже должна быть феноменальной, и так до бесконечности. Поэтому и считается, что первичный феномен теряется в потоке обсуждений, а вместо художника предлагаются зрители, которые своим присутствием и участием констатируют наличие произведения искусства, появление которого было спровоцировано художником, но создано людьми, которые никакого отношения к искусству не имеют. И где же здесь искусство? Его нет. Вместо него обывательская вакханалия примитивных смыслов. В действительности же этот первичный феномен должен доминировать над всяким восприятием и исключать всякую возможность интерпретации. Он должен быть однозначным смыслом, а это и есть произведение современного искусства в том виде, в каком оно и должно пониматься.

 

Жизнь – это расстояние между бытием ничтожества и ничтожеством бытия.

 

В отличие от некоторых сумасшедших, которые считают гениальность болезнью, я считаю её единственным неопровержимым признаком здоровья.

 

Бог бесконечен только с человеческой точки зрения. А с собственной – абсолютно конечен и предельно завершён.

 

Мысль истинна. Истинной мысли не бывает.

 

«Мысль изречённая есть ложь...» Следовательно, и мысль о том, что мысль изреченная есть ложь, ложь.

 

Звёзды – это этикетки на трупе цивилизации.

 

Конечно, Дюшан основоположник дегенеративного концептуализма. Причем такого концептуализма, который никакого отношения не имеет к понятию концепта, разработанному Делезом. Целью концептуального эпатажа является стремление вывести зомбированного обывателя или простодушного дилетанта из состояния духовной стагнации, ошеломить его дурь небывалым жестом, завладеть его вниманием и манипулировать до тех пор, пока в ком-нибудь не проснётся совесть и здравый смысл. Концептуализм является издевательством над тупостью человечества. Но тупость тщеславна, подобна мольеровскому Журдену. Над ним издеваются, а он – горд. Мольер был первым человеком, который высмеял будущий концептуализм.

 

Смысл жеста Дюшана в том, что человечество не достойно искусства. Человечество достойно только унитаза. Человечество с этим согласилось.

 

Самое высокое назначение искусства – пробуждать идею бытия. Некоторые же считают, что оно существует только для того, чтобы пробуждать у них эмоции.

 

Один человек написал мне, что всё, что я делаю, заумь. В ответ я с удовольствием написал, что лучше заумь, чем недоумь.

 

Можно выставлять картины где угодно. Начиная с помоек и кончая лощёными залами. Потому что они сильнее тех мест, где выставляются.

 

Если бы люди действительно верили в Бога, у них не было бы кладбищ. Поэтому на самом деле в Бога верят только атеисты. Поскольку они в полной мере реализуют божественную идею свободы воли. Только не надо путать атеиста с безбожной, животной человекообразной обезьяной.

 

Попалась фотография Джойса. Эталон волевого слабоумия. Худосочная, выродившаяся порода, жаждущая реванша. Результат – тень, призрак, не волшебный Улисс античности, а выродившийся скоморох.

 

Любой идиот может сломать тщательно задуманный план. Поскольку нельзя избежать участия идиота в мировых событиях.

 

Жаль людей, которые беззащитны перед олицетворяющей справедливость несправедливостью.

 

«...выдающийся художник всегда противостоит обществу, ставит себя в конфронтацию с существующей системой эстетических ценностей». Я думаю, что художник не вступает ни в какое отношение с обществом. Конфронтации с эстетической системой общественных ценностей у него тоже быть не может, потому что его бытие абсолютно, безотносительно и поэтому подвижно и самоопределённо. Напротив, он находится в полном согласии с системой ценностей своих предшественников, а эта система и есть единственно подлинная и истинная, даже если общество её не разделяет. По этой причине оно находится в состоянии конфликта с художником, а не он с ним.

 

При низком уровне развития человечества, отдалённости его от истины, красоты и подлинного смысла бытия ничто, кроме суеверия, жадности и тщеславия не заставляет его обратить внимание на произведение искусства. Происходит процесс фетишизации искусства как единственный популярный способ усвоения его человечеством. Если произведение искусства не стало фетишом, у него нет шансов привлечь к себе внимание. С другой стороны, страсть к фетишизму может избрать для своего удовлетворения любой предмет, который никакого отношения не имеет к искусству.

 

Бог являет себя посредством своего творения. Он не марширует по Вселенной, заявляя о своем существовании. Так же и нации должны утверждать себя посредством своей культуры, а не маршировать по улицам собственных городов.

 

Почему в России говорят о справедливости, а не о праве? Право подразумевает наличие свободы. Если свободы нет, говорят о справедливости. Право создает основу человеческой личности, позволяет вступать в осмысленные отношения. Справедливость действует или не действует в бесправной человеческой массе посредством законной или незаконной власти. Право же исполняется посредством личной свободной воли.

 

У меня две судьбы: одна в моей власти, а для другой я недостижим.

 

Моя беда в том, что я понимаю точку зрения любого человека, поэтому вместо того, чтобы стоять на своей, я вынужден стоять на точке зрения человечества. А это и есть абстракция, всеразвивающийся концепт, абсолютная идея.

 

Сейчас ценятся только те произведения искусства, которые написаны «кровью». Художник превратился в тотемное животное, а его произведения – в фетиши. Этим объясняется тот факт, что на современных аукционах продаётся мусор. Ведь человечество жаждет крови, ему безразлично, как выглядит фетиш, главное, что он произведён тотемным животным, символом рода. Поскольку тотемный художник не может выйти за пределы этого рода и должен оживлять его, он становится на путь деструктивного синтеза. Это единственное, что способно потреблять отказавшееся от идеи Бога человечество: оно ищет обновление не в отношении к нему, а внутри своей природы. Поэтому оно всё дальше от подлинного понимания искусства, и искусство, обращённое к Богу, ему уже не доступно. Оно видит свет, но не воспринимает его; ему нужна тьма, чтобы, спрятавшись в ней от себя, от сознания своей обнажённости, сохранить своё естество в пределах цивилизации. Но цивилизация, которая не стоит перед необходимостью божественного обновления, задыхается, порождает мусор, и агония искусства, которое отражает этот процесс, уже никогда не введёт в заблуждение истинное творчество. Ведь единственным мерилом ценности этого тотемного искусства являются аукционные деньги, которые род человеческий в лице своих самых хищных представителей с безумной щедростью тратит на то, чтобы поддержать идею своего существования и не рухнуть в иррациональное беспамятство.

 

Написал картину «Безвестным русским людям, погибшим от своего народа». Судя по реакции, остался только народ, от которого эти безвестные люди погибли.

 

Опять попалась статья Кантора, где он с сизифовой настойчивостью сводит счёты с мнимым авангардом. Понимание автором авангарда никакого отношения к авангарду не имеет. Если бы автор был честным человеком, он отдавал бы себе отчёт в том, что авангард и деградация – понятия взаимно исключаемые.

 

Современный Армагеддон – это битва между искусством и рынком.

 

И вдруг я понял, что людям нужен вождь, а не истина. И различается всё живое по этому признаку. То, что алчет, воюет, утверждает своё господство, не может без лидера, который воплощает всё их вовлеченные в мрачную пустоту качества. И я чётко осознал, что человечество происходит от идеи бытия, от истины, от Богопокровительственного утверждения. И эти два вида живых существ неминуемо воплощают добро и зло, проникают друг в друга, находясь в вечном столкновении. Организм зла похож на передвигающуюся кишку с входящим и выходящим отверстиями, на которую наслоились приспособления, помогающие ей выжить. Сейчас эта бывшая кишка превратилась в сложный организм, цель которого всё та же: наиболее совершенным образом произвести захват окружающей её добычи. Кишковая экспансия приобрела научную форму, развила интеллект и вышла за пределы отведённой ей сферы существования. Кишковый индивидуализм приводит к межкишковым конфликтам и соглашениям, по которым они мирно уживаются, готовясь в любой момент прервать жизнь друг друга. Добро же, просветлённое духом истины, вдохновлённое идеей бытия, шествует во времени, а не в пространстве, полагая красоту своего вида не в органической эволюции, а в совершенстве вечных форм, наполняющих собой творение и, независимо от смерти, распространяющих жизнь на вечные времена.

 

Современный художник присутствует в событии, которое запечатлевает. Значимость этого события и определяет ценность произведения искусства. При отсутствии критериев значимости ценностью объявляется событие личного существования. С одной стороны, жизнь – абсолютная ценность, и поэтому присутствие в событии её демонстрации объявляется произведением искусства. Ведь всякое сверхбытие невозможно. С другой стороны, поскольку жизнь в своём высшем проявлении исключает идею бытия, она – ничто, ценность её условна, бессознательна и иррациональна, поэтому не может быть запечатлена в качестве произведения искусства. Поэтому такие произведения искусства амбивалентны, утверждаются и отрицаются за счет внутреннего противоречия, а не собственного смысла и творческого выражения.

 

Хотя Россия и является кладбищем для искусства, земля, на которой мы живём, всё-таки является его колыбелью. И хотя страна прилагает все усилия, чтобы отправить нас на кладбище, ей это не всегда удаётся. Так что некоторые из нас остаются живы.

 

Идею Вознесения следует преподносить не как перемещение тела с Земли на Небо, а как духовное Преображение.

 

Окончательно постиг участь художника. На краю света в центре мира.

 

Современный мир – это место, где столкнулись концептуальные ценности и истинные значения.

 

Существуют три версии происхождения человечества: от Бога, от падших прародителей и от живых организмов, находящихся в процессе эволюции. Тем, кто сотворён Богом, истина известна, дана в откровении вместе с фактом появления на свет. Если же человек требует определения истины, то это значит, что он произошёл от падших прародителей, и истина ему не дана. И если сам Бог лишил его возможности обладать знанием истины, то никакой человек не поможет ему понять, что это такое. Те же, которые произошли естественным путём, живут бессознательно, приспосабливаясь к обстоятельствам, которые вынуждают их принять тот или иной облик.

 

Прочитал у Кончаловского: «Самое возвышающее из всех возвышающих обманов – искусство». Я думаю, что искусство обман для тех, кто хочет возвыситься, оставаясь низким.

 

Художник не замечает времён, потому что он сам есть время.

 

Время – это субъективное ощущение жизни, длящейся в сознании бытия.

 

В картине бесконечно малое должно соединиться с бесконечно большим. Это значит, что она должна быть хуже мусора и лучше роскоши, за пределами того и другого стать невиданным существом вожделения для стремящейся к своему завершению жизни.

 

Помпезность – первый признак высокомерия черни.

 

Коллекционеры трупософического искусства, эти обезьяны, которые даже не понимают, для чего искусство существует, обречены с его помощью сгинуть. Искусство – верный путь к их уничтожению.

 

При отсутствии Бога не материю же изображать? Но некоторые так и поступают. Одухотворяют материю. Это и есть концептуальный демарш в бездну.

 

Понял, что такое концепт. Это оторванный от исторического факта возникновения смысл. Концептами можно манипулировать, сочетать, доводить их до абсурда, подавлять с помощью одних другие. Но в целом, независимо от произвольного употребления, мы имеем дело с концептуальной топологией, которая, в противоположность творчеству, положена в основу того, что называется современным искусством и удовлетворяет потребности тех, кто является продуктом исторического развития без всякой надежды на творческое обновление личности.

 

Концепт – это лишённый бытия смысл.

 

Оказывается, совместная молитва с пещерными старцами Святой Горы даёт некое таинственное извещение о том, что Вы услышаны Богом. Очень похоже на Бобчинского и Добчинского, которые обратились к Хлестакову с просьбой, чтобы он сообщил в Петербурге о том, что есть на этом свете Бобчинский и Добчинский.

 

Прочитал «Оду художнику Зурабу Церетели» Натальи Ларской. Там есть такие строки:

«...Ни одного событья не проспав,

Он удивляет нас и всех великих глав,

И каждый раз он в точку попадает:

Как снайпер, он стреляет и стреляет...

И миру чудо творчества являет...

...Жар истины исходит, как из лав

Вулкана, возвеличивших Помпею...»

Насколько я знаю, вулкан погубил, а не возвеличил Помпеи. Так что если жар истины, который исходит из Церетели, подобен этому вулкану, то восторженное замечание Ларской имеет совершенно иной смысл, чем тот, который она имела в виду. Что же касается того, что он «всех нас и всех великих глав» удивляет, то в этом нет ничего удивительного. Удивлять – это его призвание. Надеюсь, что он ещё долго будет выступать в роли снайпера и являть миру чудо творчества.

 

«Нам Спаситель народился»… «Вот сошёл к нам в мир Спаситель»... Что это значит? Это значит, что скопище тварей безбожных выражает свой восторг по поводу того, что божественный человек пожертвовал ради них своей жизнью. И он спас их не потому, что приобщил к духу божественного творения, а потому что теперь им можно оставаться этими тварями и гордиться тем, что даже божественный человек пожертвовал ради них своей жизнью. Даже Бог жертвует ради нас, вот насколько мы важны, думают они. И поэтому жертва возвеличила падение, скотство поставила выше Бога. Поэтому Христос, спасая падших, унизил божественное, и спасение противоестественно. Ведь он всего лишь возвеличил безбожных и погубил божественное. И это окончательно осознал Ницше, сказав, что Бог умер. И так на самом деле и есть. Бог умер в момент распятия. И поэтому история восстала против христианства, ведь Христос – это не жертва, а божественный дух творения. Но в жертву был принесён именно этот дух, и поэтому спасено было антихристианство.

 

Искушается мир, конечно, красотой, а не Дьяволом.

 

Гений ничем не отличается от дурака, поэтому он гений. Дурак отличается от гения, поэтому он дурак.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение ноября 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. 2014 год
3. 2013 год
4. 2012 год

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.06: Алексей Горшенин. Морские волки (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!