HTM
С Днём Победы!

Лачин

«Соломенные псы», фильм о Великой Отечественной соломенного пса Рода Лури

Обсудить

Рецензия на фильм

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 7.05.2020
Афиша фильма

 

Афиша фильма. Забавно: над головой одного мужчины-актёра имя другого, и наоборот

 

 

 

О Великой Отечественной в художественной литературе и игровом кино написано и снято много познавательного. Особняком стоят три произведения: два рассказа – «Мексиканец» Джека Лондона и «Парк Победы» Дмитрия Зуева – и фильм «Соломенные псы» Рода Лури. По трём причинам – 1) их авторы умерли до или родились после Великой войны, и сами вообще не воевали, 2) никто или почти никто не понял, о чём они написаны-сняты (в частности, минимум двое из самих авторов), 3) время и место действия в них не связаны с Великой Отечественной. При этом по сравнению с «Мексиканцем» никто не смог написать-снять на эту тему нечто более верное, с «Парком Победы» в этом аспекте мало кто сравнится, да и «Соломенные псы» тут далеко не на последнем месте.

Лондон, понятное дело, и не мог знать, что описал, его сочинение, 1911 г. – предвидение, предсказание (см. «Фелипе Ривера – Че Космодемьянская, победитель в Великой Отечественной, хозяин будущего»). «Парк Победы» Зуева написан в 2016-м, молодым человеком, выросшим в постсоветии, не вполне понимающим, что им написано (в художественной литературе случай нередкий), но благодаря исключительной интуиции художника обобщившим и отчеканившим всё то, что лучше его понимают и знают многие левые – понимающие, но не могущие написать подобное (см. «Огромная агония, или День Победы Дмитрия Зуева»). О взглядах автора фильма «Соломенные псы» 2011-го мне известно мало, обойдусь без предположений.

 

Джек Лондон   Род Лури   Дмитрий Зуев
Джек Лондон, Род Лури, Дмитрий Зуев

 

Судьба этих произведений весьма различна. На данный момент только «Мексиканец» вошёл в классику, но и он сильно недооценён, а в главном своём качестве – как история Великой Отечественной (и мирового леворадикального движения, кстати) – вообще не понят. Степень известности сего рассказа оскорбительна для него – случай тот же, что с Лермонтовым, выставляемым учеником Пушкина (на Западе – Байрона), и Че Геварой, коего псевдокоммунистические власти СССР хвалили только как храброго бойца, замалчивая его как мыслителя и политического писателя. «Парку Победы» и «Соломенным псам» – во всяком случае, на данный момент – повезло ещё меньше, и гораздо меньше.

В данной статье разбору подвергнутся «Соломенные псы» – о них в связи с Великой Отечественной ничего ещё не сказано.

 

 

*   *   *

 

Формально «Соломенные псы» 2011 г. Рода Лури (сценариста, режиссёра и продюсера данного фильма) – ремейк одноимённого фильма Сэма Пекинпа 1971 г., экранизации романа английского писателя Гордона М. Уильямса (1934–2017) «Осада фермы Тренчера», 1969 г. Однако фильм Лури можно назвать ремейком именно что только формально (всё равно как называть вариацией на тему Демона «Демона» Лермонтова). Ибо ни предыдущий фильм, ни первоисточник-роман в сравнении с ним ничего не стоят, и содержание его совершенно иное.

Фильм Лури отличен своим сценарием. Написанным, как уже говорилось, самим Лури. То есть, как и Джек Лондон и Зуев, Лури в данном случае выступает как писатель. Данная статья вроде бы о фильме, но, фактически, она о литературном произведении, кинопьесе.

В романе Уильямса рассказывается о профессоре (то ли истории, то ли филологии) из США, переехавшего с женой и восьмилетней дочерью на родину супруги, в Англию, где он намеревается закончить книгу о XVIII в. С местными жителями отношения у профессора не складываются. Он случайно сбивает машиной сбежавшего из тюрьмы детоубийцу и забирает его к себе, не подозревая, кого приютил. В это же время в том же городе умственно отсталая восьмилетняя девочка сбегает с рождественской вечеринки. Профессор, сообразив, что приютил преступника, звонит врачу и в полицию, но тщетно – связи нет из-за непогоды. Местные жители, в том числе отец девочки, решают, что сбежавший преступник убил девочку, и, узнав, где он, осаждают дом профессора. Последний, обороняя семью, вынужден вести себя столь же жестоко, как и нападающие. Последние тяжело ранены и предстанут перед судом.

Сценаристы первой экранизации, 1971-го – Дэвид Зелаг Гудман и режиссёр фильма Сэм Пекинпа. Профессора переименовали из Джорджа Макгрудера в Дэвида Самнера, его супруга Луиза стала Эми. Их дочь Карен убрана из сюжета. Профессор из гуманитария обращается в молодого преподавателя математики в колледже.

Пока Самнер занят своими исследованиями, скучающая Эми флиртует с местными мужчинами. Отношения с соседями натянутые, новенькие им не очень нравятся. Со стороны местного хулиганья следует несколько подлостей, например, убита кошка Самнеров. Эми требует от Дэвида решительных действий, он же надеется подружиться с хулиганами. Отправляется с ними на охоту, но те бросают его на болоте, едут к нему домой и насилуют Эми. Она говорит возвратившемуся мужу, что что-то случилось, но он не придаёт этому значения.

В воскресенье Самнеры отправляются в церковь. Эми видит насильников, ей дурно. Супруги решают возвратиться домой. На подъезде к дому сбивают местного сумасшедшего, Найлса, и Дэвид забирает его домой для оказания помощи. Чуть позже к его дому приходят местные жители и требуют выдать Найлса – вечером его видели с пропавшей девушкой и подозревают в убийстве. Дэвид отказывается. Преследователи пытаются ворваться к нему силой. Дэвид обороняется, в результате убив нескольких из них.

 

 

*   *   *

 

Фильм Рода Лури – классический пример того, как можно сотворить очень сильное произведение из, казалось бы, обветшалого материала. Трудно найти более выразительный пример, иллюстрирующий недалёкость ума неолиберальной – российской и североамериканской – «интеллектуальной тусовки»: ведь никто ничего не понял. (Или, может, предпочли не понять?) Неудивительно, что фильм сделал никудышные кассовые сборы в США – он прямо противоречит всему масскульту Запада и направлен против типичных представителей «белого» населения США, т. н. гринго, янки (последнее роднит его с «Мексиканцем»). В кинорецензиях российских авторов он выставляется коммерческим фильмом, неудачным ремейком, с помощью эффектных сцен, жестокости и насилия пытающимся превзойти фильм Пекинпа. Казалось бы, уж россияне-то должны были что-то понять в фильме, пусть даже не выразив одобрения – ведь речь идёт о Великой Отечественной. Так нет же – то ли РФ (как и вся постсоветия) поглупела даже сверх того, что я ожидал, то ли пишущая братия современной России – почти сплошь либерасты – просто предпочла ничего не заметить.

Изложение сюжета фильма, что в российских статьях, что в североамериканских, отличается полным уходом от содержания. Возьмём «Википедию», источник информации для большинства. В российской сказано (привожу полностью): «Сценарист из Лос-Анджелеса Дэвид Самнер с супругой Эми переезжает на Юг, в места её юности. Там, в тишине и покое, он планирует написать очередной сценарий. Но маленький городок весьма недружелюбен: местные жители третируют приехавших. Дэвиду предстоит встать на защиту своей семьи и нравственных принципов». Тут нет ничего из содержания фильма. Рецензии, как уже отмечалось, и того хуже, они лишь иронизируют над количеством насилия, как будто последнее само по себе что-то портит в книге или фильме (подробно об этом не буду, ибо писал на эту тему в статье «Плохо ли насилие в литературе и кино»). В англоязычной «Википедии» сюжет фильма изложен гораздо подробней, но... это другой сюжет. Это просто образцовый пример того, как подробно пересказать сюжет, при этом превратив одно произведение в другое. Читай я лекции на тему «Как подробно пересказать книгу или фильм, ничего о них не сказав», приводил бы это описание в качестве примера.

Вот статья (в ряде случаев заменю имена на значимые прозвища, чтобы читатель не путался в именах, как это бывает при изложении сюжетов):

«Сценарист Дэвид Самнер и его жена Эми переезжают в сельский район Миссисипи, где выросла Эми, в дом её недавно умершего отца, где Дэвид намеревается закончить свой сценарий.

Однажды днём Дэвид встречает в городе бывшего парня Эми, Чарли, и трёх его приятелей, Нормана, Криса и Бирка. Он нанимает их для починки крыши сарая. Дэвид также знакомится с бывшим школьным тренером по футболу. Пятнадцатилетней дочери тренера нравится умственно отсталый житель городка. Тренер же считает, что это именно слабоумный преследует его дочь, и постоянно запугивает его.

Чарли с друзьями прибывают ранним утром на работу на крыше. Они насмехаются над Дэвидом, постепенно это перерастает в преследование. Они также делают грубые замечания Эми и включают громкую музыку, отвлекая Дэвида, когда он пишет. Часто уходят с работы раньше положенного, отправляясь на охоту, и этим затягивают ремонт.

В одно из воскресений тренер нападает на слабоумного за разговор с дочерью. Эми заступается за слабоумного, но Дэвид говорит ей, чтобы она не вмешивалась. Той же ночью Дэвид обнаруживает в своей спальне домашнего кота повешенным. Эми уверена, что это сделали Чарли и его приятели, ушедшие из церкви раньше остальных. Дэвид не решается обвинить их, потом наконец расспрашивает, но те всё отрицают.

Чарли приглашает Дэвида на охоту на оленей. Пока Дэвид находится в лесу с двумя мужчинами, Чарли идёт к нему домой, заходя в дом силой, думая, что Эми по-прежнему желает его. Он бросает её на диван и насилует. После этого он понимает, что изнасиловал Эми, она не хотела этого, и это ошеломляет его. Тут приходит его приятель Норман и тоже насилует Эми, в присутствии Чарли. Они уходят. Когда Дэвид возвращается, Эми не говорит, что случилось. Она только призывает уволить Чарли с его друзьями. На следующий день Дэвид говорит Чарли, что починка крыши оказалась слишком долгим и хлопотным делом. Чарли возражает, что уже заплатил за кровельные материалы. Дэвид соглашается возместить расходы. Чарли со своей командой уходят, получив 5 000 долларов.

Дэвид и Эми идут на местный футбольный матч. Дочь тренера заманивает слабоумного в пустую раздевалку. Тренер замечает отсутствие дочери и отправляется на поиски. Тем временем она предлагает слабоумному оральный секс. Они слышат, как отец зовёт её. Боясь, что тренер найдёт их, слабоумный крепко прижимает её к себе и зажимает ей рот и нос, тем самым случайно задушив её. В ужасе он убегает прочь. Тренер говорит Чарли и его приятелям, что дочь пропала. Они подозревают, что слабоумный что-то сделал с ней.

Между тем, во время матча, Эми вспоминает об изнасиловании (можно добавить: видя на трибунах насильников – Л.) и просит Дэвида отвезти её домой. По дороге она говорит, что хочет вернуться в Лос-Анджелес, удивляя этим его, и тут он случайно сбивает слабоумного, стоящего на дороге. Дэвид и Эми забирают его домой и вызывают скорую помощь. Чарли и Норман (насильники – Л.) подслушивают этот вызов по полицейской рации и сообщают это тренеру.

Все они едут к дому Дэвида и требуют выдать им слабоумного. Дэвид отказывается. Подъезжает шериф и пытается успокоить остальных. Он стучится к Дэвиду и предлагает открыть дверь, но Дэвид не решается. Тренер убивает шерифа из пистолета. Дэвид понимает, что поскольку он и Эми свидетели убийства, то теперь нападающие попытаются убить не только слабоумного, но и его с женой. С помощью Эми он открывает челюсти медвежьего капкана. Затем отправляет Эми со слабоумным на верхний этаж. Дэвид ищет, что можно использовать из находящегося в доме, дабы отбиться от нападающих.

Крис (из нападающих – Л.) пытается войти через окно, Дэвид пригвождает его руки к стене гвоздями, Крис получает смертельное ранение в горло от острых краёв разбитого (оконного – Л.) стекла. Тренеру Дэвид обжигает лицо горящим маслом. Чарли и тренер таранят двери на пикапе. Дэвид ранит тренера в ногу и потом убивает его. Затем забивает Бирка кочергой.

На верхнем этаже Норман, пролезший через окно, нападает на Эми и дурачка. Он пытается снова изнасиловать Эми, и тут появляются Дэвид и Чарли. Чарли и Норман ссорятся. Эми убивает Нормана из ружья. Чарли бросается на Эми и обезоруживает её. Дэвид бросается на него. Чарли избивает Дэвида, тот скатывается с лестницы. Чарли готовится выстрелить лежащему Дэвиду в голову, но сзади походит Эми, направив на него ружьё. Повернувшись к ней, Чарли говорит, что ружьё не заряжено, и добавляет: «Я всегда буду защищать тебя, детка». Дэвид встаёт позади него и захлопывает медвежий капкан на его голове. (Любопытно: ружьё не выстрелило, но роль чеховского ружья сыграл медвежий капкан – Л.). Чарли медленно умирает. Эми в ужасе смотрит на это.

Слышится полицейская сирена. В сарае разгорается пламя. Дэвид говорит: “Я убил их всех”».

Поразительно. Масса подробностей – Дэвид встречается с Чарли именно днём, насиловали на диване (какая разница, на чём?), за ремонт заплачено пять тысяч (да хоть две или десять, что это меняет?), марка автомобиля: «пикап» (ага, спасибо за столь важное уточнение). При этом содержание фильма не изложено. Его (содержание, фильм) подменили. Фильм антифашистский (в частности антинацистский), антиамериканский – точнее будет сказать «антигринговский» – и в политическом плане, и как отрицание штампов масскульта США, фильм просоветский, плюс антиклерикальный, одновременно антифеминистический (разумею современный радикальный феминизм), заменён типично североамериканским триллером.

Повторим – «Соломенные псы» Рода Лури, формально будучи именно ремейком (Лури повторил название и имена персонажей прежнего фильма, а не романа, и сохранил почти все изменения, сделанные сценаристами первого фильма – в романе нет изнасилования, преступники не погибают etc.), не имеет ничего общего не только с романом, но и с предыдущим фильмом. Между прочим, словосочетание «соломенные псы» – отсылка к изречению Лао-цзы: «Небо и Земля немилосердны, люди для них – лишь соломенные псы». Эта мысль связана с древнекитайской традицией делать для украшения религиозных праздников соломенные изображения собак, после праздников сжигаемые за ненадобностью. Для Лури роман и первый фильм – соломенные псы, использованные в меру надобности и после сожжённые, как и первоисточники для Лермонтова и Шекспира, например.

Как Лури снял бы фильм, будь он типичным североамериканцем, гринго, янки, дабы улечься на прокрустово ложе масскульта США?

(В дальнейшем граждане США будут называться не американцами (поскольку они составляют менее трети всех американцев), а штатовцами, как это часто говорится по-испански. Можно говорить и «североамериканцы», поскольку почти 90% из них граждане США.)

В масскульте США (и с точки зрения большинства их жителей) интеллигент – злодей, будь то хладнокровный преступник или помешанный маньяк. Ну или дурачок. Особенно если он гуманитарий, начитанный. Нечто вроде Ганнибала Лектора или мафиози образца профессора Мориарти. Музыку слушает классическую, симфоническую, иногда сам неплохо исполняет её на скрипке или фортепиано, ходит в оперу. Положительный герой – простой рубаха-парень, он говорит матом, пьёт из горла, ставит ноги на стол, проблемы разрешает кулаками, его интересы – эстрада, бильярд под пиво, бокс, бейсбол, рэгби, американский футбол, вообще спорт (капитализм использует спорт как оружие – в рецензии на «Парк Победы» Зуева об этом сказано подробнее). Ни один народ не относится к интеллигенции, «очкарикам», с такой подозрительностью, как штатовцы, а кинематограф США рьяно стимулирует подобные настроения масс. Ибо интеллигенция, и особенно гуманитарная, препятствует реализации антиутопии «451 градус по Фаренгейту» Рея Брэдбери.

«Хороший парень» может быть преступником, ничего страшного (в США подобного персонажа именуют «хороший плохой парень»), но он обязательно политически правый, кроме того, ко всем, кроме янки, он относится пренебрежительно, будь то русские, негры, азиаты или индейцы. И уж никак не может симпатизировать Советскому Союзу. Он верующий, как правило, протестант, в крайнем случае, католик.

Если хороший человек «геройствует», рискует жизнью и идёт до конца, то по трём причинам – из любви к женщине, для обороны семьи, во внешнеполитических интересах США. (Вариант – спасение всего мира, но ведь в него входят и Штаты, а большинство остальных стран подчинены США. Такой мир гринго любят спасать.)

Третье (касается уже не всего масскульта США, а периода 21 в.). Женщина всегда права. Она умнее и порядочнее мужчины, а также мужественнее. Мужчина потенциально опасен, он похотливый и агрессивный – но и трусливый – козёл. Иногда он бывает хорошим, но в таком случае он послушен женщине, вроде верной дрессированной собаки (или Терминатора). Убийство или изнасилование женщины (именно женщины) – тягчайшее из преступлений, убийство кучи мужчин рядом с этим нечто маловажное. О доле её вины в этом, пусть даже малой и невольной, речи быть не может. Выше мы описали вульгарного парня, являющегося положительным героем, в противовес интеллигенции. Вариант: он может быть злодеем, если показан как противник женщины, латентный или реальный насильник. Тогда он такой же мерзавец, что и «очкарики».

Сюжет, заданный романом Уильямса и его первой экранизацией, даёт отличный материал для повествования в подобном духе. Вариант (тоже англосаксонский, но британский, не штатовский): интеллектуал выставлен положительным героем, но как представитель социальной элиты, противостоящий вульгарному и агрессивному «простонародью» (ассоциируемому со всеми трудящимися и с левым движением), «чавам» (1). То есть опять-таки буржуазный вариант, только более консервативного характера.

Род Лури по происхождению и воспитанию, казалось бы, типичный штатовец (янки, гринго). Что ж, изложим сюжет его «Соломенных псов», тщательно умалчиваемый либерастами.

(Повторим – Лури снял фильм по собственному сценарию. Да и продюсер он сам. Немудрено – для антиамериканского фильма продюсера в США сыскать нелегко.)

 

 

*   *   *

 

Кинодраматург Дэвид Самнер пишет сценарий о Великой Отечественной. (Единственный случай, когда Лури ближе к роману, а не первой экранизации – главный герой, обратившийся в математика, вновь становится гуманитарием.) Он переезжает в провинцию, на малую родину супруги, Эми, чтобы там завершить свою работу. Местные жители, типичные «реднеки» (2), воспринимают его с иронией (поначалу добродушной) – он интеллигент, «очкарик» (буквально тоже), недотёпа, чудак. Кстати, это южный штат, Миссисипи, а реднеки – это главным образом Юг США.

 

 Лидеры организации «Реднеки за Обаму», 2008 г.
Лидеры организации «Реднеки за Обаму», 2008 г.

 

Эми встречает своего бывшего любовника, Чарли. Чарли – заводила местной компании, «нордической» внешности, образцовой для настоящего «арийца» в нацистском понимании (не только внешностью, однако далее). Чарли выспрашивает, по какой причине она замужем за Дэвидом, намекая, что из-за денег, видать. По реакции Эми трудно понять, насколько это так, она уклончиво отвечает, что Дэвид хороший человек.

 

 Чарли на переднем плане (кадр из фильма)
Чарли на переднем плане (кадр из фильма)

 

Как мы уже знаем из англ. «Википедии», Дэвид нанимает Чарли и его дружков, Нормана, Криса и Бирка, для ремонта крыши сарая. Они мешают ему работать громкой музыкой, ведут себя развязно и пр. Дэвид, кстати, во время работы слушает симфоническую музыку (как уже говорилось, в типично штатовском фильме это признак сумасшедшего или злодея).

Между тем Эми заигрывает с Чарли. Она укрепляет его в мысли, что Эми – «своя», по духу осталась местной, ей чужд интеллигентишко, пишущих про этих чёртовых русских. (В разговоре о Сталинграде Эми говорит Чарли, что Дэвид пишет о Сталинграде 1944-го. Дэвид поправляет: 1943-го. Она так же далека от подобных тем, как и Чарли, даже несмотря на мужа. Да и по всем разговорам между героями видно, что Эми как культурно-психологический тип не отличается от окружающих, она представитель местного мира. Между прочим, в юности она играла здесь в футбольной команде, местные вульгарные грубияны тоже к спорту привязаны. Дэвид же хорошо играет в шахматы и учит этому супругу. Символичная сцена – когда Эми, зайдя домой с покупками, садится рядом с пишущим Дэвидом и кладёт ноги на стол, как типичный гринго. Притом чуть ли не прямо на ноутбук, на котором пишет Дэвид. Пишет о Великой Отечественной. Местный городок, шире – все реднеки, ещё шире – все янки, гринго, ещё шире – современный капитализм в её лице старается уложить ноги на текст о Великой Отечественной, шире – на культуру в целом, на Текст вообще, поскольку всё это ему чуждо и даже враждебно). Эми встаёт перед окном, так чтобы её видели Чарли с напарниками, и вызывающе обнажает грудь. Чарли ошеломлён её откровенностью. Всё ясно – она по-прежнему хочет его, как это было раньше, а муж ей нужен просто ради денег (она актриса из фильмов по сценариям Дэвида, нетрудно угадать, что его стараниями провинциальная простушка и попала в мир кино).

 

 Эми соблазняет Чарли (кадр из фильма). Запад конца 1930-х перед третьим рейхом
Эми соблазняет Чарли (кадр из фильма). Запад конца 1930-х перед третьим рейхом

 

Поначалу Дэвид просто чужд местным, как приезжий, столичный житель, к тому же интеллигент (да не технарь, что ещё куда ни шло, а гуманитарий). Дальше – больше. Дэвид с Эми присутствуют на воскресной проповеди в протестантской церкви (протестантство – основная религия германоязычного региона; английский язык – германской группы, да и этнически англосаксы смесь германских племён англов и саксов). Здесь так принято. Надо как минимум демонстрировать показное благочестие (в остальное время можно матерится, напиваться и бить морды друг другу сутками напролёт). Дэвид покидает церковь, не дождавшись конца речи пастора. Чарли выговаривает ему, порицая такое поведение. (Любопытно: хулиганистый парень с уголовным душком в данный момент преображается, он истый клерикал – типичная черта реднеков). Дэвид признаётся, что он атеист. Конфликт между Дэвидом и его окружением (большинством штатовцев, представленных в лице Чарли) усугубляется. Кое-что мне из Библии нравится, добавляет Дэвид. «Не возжелай жены ближнего своего». Но что делать, иронично спрашивает Чарли в ответ, если она сама этого хочет?

Чарли приглашает Дэвида на охоту. На охоте Чарли спрашивает Дэвида – да на хрена вы пишете об этих долбаных русских? Сталинградская битва изменила ход мировой истории, отвечает Дэвид (обратим внимание: он сообщает информацию, одновременно и экзотическую, почти никому неведомую в США, и еретическую, с точки зрения властей и большинства населения), а русские тогда проявили такие смекалку и отвагу, что сами себе удивлялись. Компания Чарли удивляется, как русским удалось выстоять в Сталинграде. Чарли предполагает, что русским помог бог. На что Дэвид резонно отмечает с иронией – странно думать, что бог помог именно атеистической стране. Вот теперь всем всё становится ясно. Дэвид не только не типичный штатовец, не гринго, и даже не просто антигринго, он человек просоветский (ему нравятся именно советские, атеистические русские).

Оставив Дэвида в лесу с двумя мужчинами, Чарли идёт к нему домой. Поведение Эми двойственно – сама спровоцировав Чарли на возобновление их прежней связи, теперь она пытается выгнать его. Чарли принимает это за кокетничание или смущение (всё-таки она замужем) и насилует её. Наконец понимает, что вышло изнасилование. Приходит его приятель Норман и тоже насилует Эми, в присутствии Чарли. Эми не говорит вернувшемуся Дэвиду, что случилось, только призывает уволить Чарли с его друзьями. Дэвид рассчитывает работников. Чарли сотоварищи уходят, получив вознаграждение.

Дэвид и Эми идут на футбольный матч. Пятнадцатилетняя дочь тренера заманивает слабоумного в раздевалку. Тренер ищет её. Тем временем она предлагает слабоумному оральный секс. Они слышат, как отец зовёт её. Боясь, что тренер найдёт их, слабоумный прижимает её к себе и зажимает ей рот и нос, невольно задушив её. В ужасе он убегает. Тренер говорит Чарли и его приятелям, что дочь пропала. Они подозревают, что слабоумный что-то сделал с ней.

Во время матча Эми вспоминает об изнасиловании, видя Чарли и Нормана, и просит Дэвида отвезти её домой. Он случайно сбивает на машине слабоумного, стоящего на дороге. Супруги забирают его домой и вызывают скорую помощь. Чарли и Норман подслушивают вызов по полицейской рации и сообщают это тренеру.

Прежде чем рассмотреть последующие события, Великую Отечественную, обобщим вышеизложенное. Умолчанное кинокритиками.

 

 Чарли (впереди) с напарниками (кадр из фильма). Хорошо напоминает солдат вермахта июня 1941-го.
Чарли (впереди) с напарниками (кадр из фильма). Хорошо напоминают солдат вермахта июня 1941-го.

 

Все штампы Голливуда, да и всего масскульта Запада, уже отринуты – касаемо интеллигенции, религии, буржуазного феминизма. Положительный герой – не просто не типичный штатовец, а во многом даже антигринго (логично предположить, что сценарий о Великой Отечественной он пишет с более просоветских позиций, чем это принято на Западе; между прочим, на его письменном столе стоит копия монумента «Родина-мать зовёт!» на Мамаевом кургане, вспомним также разговор о Сталинграде на охоте, эту дискуссию советского патриота с гринго). Хорошо показана связь спорта с капитализмом. Кстати, наиболее хулиганистый, агрессивный персонаж – Тренер. Об английских корнях нацизма подробно сказано в блестящей книге Мануэля Саркисянца «Английские корни немецкого фашизма» (есть в Рунете, рекомендую). Всё фашизоидное, что дремлет в массе населения США, воплощено в персонажах, окружающих Дэвида. В том числе в Эми, казалось бы, его союзнице, заигрывающей с Чарли (типичным эсэсовцем, что подчёркнуто внешностью, является именно заводила местной компании). Чарли прав, иронично спрашивая Дэвида на тему соблазнения чужой жены: «Что делать, если она сама этого хочет?». Нацизм – вариация на тему капитализма, западные союзники СССР до конца были двойственны в своём поведении, временами впадая в состояние когнитивного диссонанса, решая вопрос, кто им больше нравится. Эми духовно столь же далека от Дэвида, как и остальные, она связана с ним лишь временными обстоятельствами. Оккупация Гитлером Европы произошла при попустительстве самой Европы.

Изнасилование Эми спровоцировано ею самой, как и убитая Дженис сама отчасти в этом виновата (а невольный убийца не виноват вообще). Кощунственные мысли для феминистического Голливуда, но в случае с Эми речь не только о радикальном феминизме, но и о политическом подтексте. Эми выступает в роли Франции 1940-го, да и всего тогдашнего Запада за пределами Германии. Чарли и Норман во многом правы, презирая изнасилованную ими горе-союзницу Дэвида.

У Лури есть ещё возможность свернуть сюжет на проторенную Голливудом колею – Дэвид будет мстить за Эми, бороться за семью. Масскульт США пытается это сделать в лице Эми, говорящей Дэвиду: «ты трус, трус». Но всё пойдёт не так. Нет, не трус, спокойно отвечает Дэвид. Ему предстоит более серьёзная задача, чем месть за Эми, чем борьба за освобождение буржуазных стран от вермахта. В рецензии на «Парк Победы» Зуева говорилось о недооценённой роли женщин в Великой Отечественной, о во многом несправедливом к ним отношении, тогда и после. Здесь нет противоречия с фильмом Лури. В «Парке Победы» – левый феминизм, в «Соломенных псах» Лури – отрицание феминизма буржуазного. Это две стороны одной медали. Герой – Дэвид, а не Эми, борьбу он начнёт за слабоумного Найлса, а не за Эми или погибшую дочь тренера.

Впереди Великая Отечественная, о коей и пишет Дэвид. СССР – единственное левое государство 1940-х, на него с надеждой обращены взоры наиболее забитой и обездоленной части человечества. Для их окончательного порабощения, навсегда, фашизм должен уничтожить Советский Союз. Для уничтожения слабоумного, нашедшего приют у Дэвида, нужно уничтожить Дэвида. Дэвид вообще не знает об изнасиловании Эми, он борется за спасение почти бессловесного слабоумного Найлса. За себя с Эми тоже, но всё началось с Найлса и ради него – Дэвид мог бы выдать его, но отказывается это сделать. Заводилы атаки на дом Дэвида – Тренер и Чарли. Если Чарли особо схож с нацистскими плакатами своей внешностью, то Тренер наибольший фашист в своём поведении. Он инициатор нападения на Дэвида, и именно он убивает полицейского, явившегося успокоить враждующие стороны, и теперь назад ходу нет, одна из противоборствующих сторон должна умереть. Фашизм отличен от обычного капитализма тем, что срывает маску законности, обычное буржуазное законодательство его раздражает, при нём борьба с левым движением, с «Дэвидами», вступает в высшую фазу, и у последних остаётся два варианта – победа или смерть.

 

 Фашисты в полном сборе (кадр из фильма)
Фашисты в полном сборе (кадр из фильма)

 

(Кстати, именно Тренер, как и надлежит фашисту, выказывает и наибольший расизм, называя негра-полицейского «черномазым». Между прочим, в штате Миссисипи рабство отменено только в 2013 г. – да-да, только семь лет назад). Как и в Великой Отечественной, фашисты недооценивают противника и поневоле ввязываются в гораздо более серьёзное и опасное дело, чем собирались. Неплохо передан эпизод с Брестской крепостью, которую счёл нужным посетить Гитлер (прихватив с собою Муссолини). После первого решительного отпора Дэвид включает музыку в доме, мол, «помирать, так с музыкой». Оторопевшие гринго молча смотрят-слушают. «Ты гляди, откопался в нём мужик», – с невольным уважением говорит Чарли. Нацисты после 1941-го ещё не сомневались в своей победе, но реакция у них была такой же.

Символично, что с бандитами, типичными чавами, реднеками, воюет интеллигент. Красная армия была не только единственной левой и сравнительно самой атеистической армией того времени (Дэвид атеист), но и самой интеллигентной, образованной (из всех её достоинств последнее реже всего вспоминается). Во всём СССР уже тогда неграмотных и малограмотных на душу населения было намного меньше, чем в современных США (притом неграмотные встречались лишь среди стариков, а в США они есть в любом возрасте). Критика подобных чавам часто воспринимается как социальный расизм. Так это смотря с каких позиций и за что именно их критиковать. Фашистом бывает не только крупный буржуй, но и среднестатистический обыватель. Если бы все малоимущие и малообразованные были левыми, мировая революция уже произошла бы раз десять. Все чавы и реднеки, как правило, политически правые, часто ультраправые, фашисты. А в случае с англосаксонским миром (Великобританией, США, Канадой, Австралией и Новой Зеландией) особенно явственно их сходство с немецким фашизмом, нацизмом, также германоязычным, также из протестантского региона (да и этнически англосаксы германцы, поэтому касаемо национального вопроса особых разногласий между ними тоже нет).

Фашисты убиты. Их было пятеро. Идеальное количество для фильма. Ибо союзники победили 20% из них, то есть ⅕. Число должно быть кратным пяти. 25 или больше нападающих было бы неправильным – Дэвид не устоял бы. Нужны пятеро. Одного из них убила Эми. То есть ⅕, как и союзники СССР во Второй мировой. Всё правильно.

Дэвид произносит в конце: «я убил их всех». В целом он прав. Без него не было бы победы. Как и в случае с Красной армией 1940-х. О которой он пишет. И роль которой ему приходится исполнить в жизни.

Будущее Дэвида и спасённого им слабоумного под вопросом. Нелегко будет пройти через судебное расследование, и результат последнего неизвестен. После 1945-го СССР пришлось не легче, чем до войны, ибо он продолжал пребывать во враждебном окружении.

 

 

*   *   *

 

Род Лури снял антифашистский фильм, в частности, с упором на разоблачение фашизма штатовцев, отметя все штампы кинематографа США, будь то политические или чисто половые («гендерные», как сейчас говорят), наверняка лучший фильм США 21 в. Ничтожная публика ничего не поняла. Если кто-то и понял, то постарался не проговориться.

Соломенными псами Дэвид называет Чарли с его командой, чинящих крышу: мол, сделают своё дело и уйдут. Он ошибся, с фашистами пришлось повозиться. Как мы уже отмечали, соломенными псами для Лури послужили первоисточники фильма. Но что интересно – соломенным псом в известном смысле является сам Род Лури, в случае, если он сам не вполне понял, что ему удалось. Если и так, то не страшно. Кто есть автор, не понявший, что им сделано, как не соломенный пёс, ненужный после окончания своей работы? В немалой степени в роли соломенного пса выступил и Зуев, автор «Парка Победы». В художественных литературе и кино это нередкий случай.

Род Лури как человек, возможно, во многом тривиальный янки. Что ж, сожжём его образ в своей памяти, как соломенного пса. А вот фильм его, «Соломенных псов», стоит запомнить.

 

 

Примечания

 

1. Чав (chav, англ.) – уничижительное прозвище определённого слоя молодёжи в Великобритании. В Йоркшире и северо-восточной Англии используется также и вариант charver. Так называют белых подростков из рабочих семей, отличающихся антисоциальным, агрессивным поведением и нередко привлекаемых к ответственности за распитие спиртного в общественных местах, наркотики, драки и др. формы подростковой преступности. Сhavette – «чав» женского пола, chavish и chavtastic означают нечто подходящее или предназначенное для чава.

В документальном фильме «British Style Genius» компании компанией ВВС утверждается, что субкультура «чавов» – продукт эволюции молодёжных субкультур прошлого, также связанных с рабочим происхождением и манерой одеваться, например, модов, сникхедов.

Широкое распространение стереотипа вызвало и его критику. Существует мнение, что его употребление является снобизмом и элитизмом, и использующих стереотип «чава» называют «неоснобами», а его популярность – недостатком социальной мобильности в современно британском обществе. Социолог Джулия Берчилл и писатель Джордж Харрис утверждают, что использование слова «чав» – форма «социального расизма», а подобное высмеивание отдельных представителей общества говорит больше о недостатках «чавоненавистников», чем о предмете их ненависти.

 

2. Ре́днеки (rednecks, англ., буквально – «красношеие») – жаргонное название белых фермеров, жителей сельской глубинки США, вначале преимущественно Юга. Соответствует русскому «деревенщина», но в оригинале может применяться и как ругательство, наподобие русского «жлоб» или «быдло», и как гордое самоназвание.

В США обычно так называют белых жителей малонаселённых районов (сельская местность). Происхождение термина связано с тем, что при каждодневных сельхозработах под палящим солнцем светлокожий человек получает характерный красный ожог задней части шеи. Похожие термины есть и в русском языке – «колхозный загар», «загар тракториста».

В последние десятилетия слово «реднек» нередко используется для обозначения слоя штатовцев, сочетающих в себе консерватизм, ограниченность, распущенность, но и религиозность (как правило, протестанты), низкий умственный и образовательный уровень, показной патриотизм, бедность, неприязнь к приезжим, иммигрантам, вообще иностранцам, феминисткам, либералам, демократам, левым, образованным людям, деятелям культуры, секс-меньшинствам, трезвенникам, неграм. (Короче, это фашисты, во многом именно нацисты.) Ярлык «реднека» используется леволиберальными штатовцами по отношению к электорату консервативных политиков.

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

12.05: Яна Кандова. Маска идиота (миниатюра)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!