HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 г.

Ирина Ногина

Остановка

Обсудить

Повесть-пьеса

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение потребуется 7 часов | Цитаты: 1 2 3 4 5 6 | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 20.12.2015
Оглавление

16. Эпизод 2. Счастливый человек...
17. Эпизод 3. Пренебрегая Щелкунчиком...
18. Эпизод 4. Музыка для всего сущего...

Эпизод 3. Пренебрегая Щелкунчиком...


 

 

 

Пренебрегая Щелкунчиком. О клушах, карьеристках и самопоиске. Свежесть в голове. Срыв Надежды Михайловны.

 

Аня машинально включила зажигание и слегка надавила на педаль. Под колёсами захрустел снег. Докатившись почти до края склона, Аня остановилась и включила печку. Её взгляд тонул в распростёршейся перед ней снежной долине, над которой, уже тяготея к горизонту, зависло белёсое солнце. По краям склона – засохшие стволы мертвых деревьев, подобно беспомощным когтям издохшего чудовища, – памятник усмирённой злобы. И две человеческие фигуры вдалеке, против солнца – среди останков деревьев – как первые представители поколения, возродившегося на разрушенной земле.

Аня опустила стекло и закурила, не поворачивая головы. Она насторожено смотрела на засохшие стволы, думая о том, что они – тот необходимый изъян, благодаря которому вся эта красота становится настоящей и живой. Они – как символ вездесущей смерти, неизбежно соединяющейся с жизнью и тогда образующей самые потрясающие картины, дающей самые удивительные результаты.

Тридцать первое декабря. Самый вместительный день года. С каждым разом он всё больше наполняется традициями, иные из которых, легкомысленно возведённые в такой статус много лет назад, когда традиции ещё не имели для Ани непререкаемого авторитета, стали теперь обременительными. Но когда тебе за тридцать, у тебя муж много старше тебя, занятый на утомительной работе, и двое детей, традиции становятся неким залогом благополучия, а мысль о том, чтобы нарушить или отменить их, равносильна богохульству.

Ровно год назад, тридцать первого декабря, они проснулись около десяти утра и сразу включили музыку. Дебюсси. Было тепло и сухо. Им не хватало снега. Они зажгли новогоднюю ёлку и любовались её огнями. И слушали «Шаги на снегу». От этого ещё больше хотелось снега, но это было такое неназойливое желание, которое не требует обязательного осуществления. Побродив по квартире, Аня с удовлетворением убедилась, что боль в горле её больше не беспокоит, и решила, что непременно будет пить сегодня шампанское. Игорь подогрел завтрак – нежные налистники с мясом – позвал их к столу, и они ели налистники и запивали их чаем с бергамотом. Потом был душ, такой горячий, что от пара в ванной было тяжело дышать, и когда после душа она пила кофе, слушая Дебюсси, она чувствовала, как пар поднимается со спины и растекается по халату, и внезапно она стала воображать, если бы они родили ещё одного ребёнка – как бы он мог выглядеть, на кого из них был бы похож больше, и кто бы это был – мальчик или девочка.

Аня заметила, что кто-то издали энергично машет ей рукой. То была Елена Филипповна. Рядом с ней Аня узнала Полину и Пашу. В нескольких метрах от них увидела Симу и Лёшу. Все они смотрели на неё. Аня вышла из машины и быстрым шагом направилась к ним.

– Машу, машу, а ты – ноль внимания, – засмеялась Елена Филипповна. – Ну что, съездила?

– Съездила, – кивнула Аня.

– Ну, давай теперь с нами.

Аня, поёжившись, оглянулась на машину, и догнала Симу с Лёшей. Она зашагала по левую руку от Симы.

– О чём это вы, Анна Ивановна, так задумались, что мы вам махали и кричали – а вы всё не замечали? – с любопытством спросил Алёша, шедший по правую руку от Симы.

– Я думала, какой красивый сегодня день, – ответила Аня.

– Солнце мягкого золота. Ненавязчивая ледяная голубизна, – кивнул Лёша. – Горделивое море. Снег хрустит. Залихватский дымок над крышами. Не день, а воплощение зимы.

– Угу, – обрадовано согласилась Аня.

– Когда июльскими вечерами, тлея в накале всего сущего, мы вспоминаем об очищающем уюте зиме, именно такой день рисуется в нашем воображении, – продолжал Лёша, придав своему голосу поэтическую интонацию.

– Ещё немного, и закат сожжёт его без остатка. Так что окунитесь в него, пока он блестит, – хехекнула Сима в тон Лёше и поинтересовалась у Ани. – Куда ты ездила?

– Навестить бабулю, – Аня усмехнулась. – Одна из моих новогодних традиций.

Сима промолчала. Они шли молча, и Аня стала испытывать неловкость от того, что вклинилась в разговор, который с её приходом прервался. Она немного замедлила шаг и примкнула к Елене Филипповне, оставив Лёшу и Симу на пару шагов впереди себя.

– Тебя долго не было, – констатировала Елена Филипповна.

– В городе пробки. Куча людей, – замолчав, она наткнулась на вопросительный взгляд Елены Филипповны, как бы требующий от неё продолжения. Помедлив, взглянув на молчащих Симу и Лёшу, она отвлечённо продолжала. – Все такие обычные, как будто и нет никакого праздника. Я купила пару еловых веток и игрушки. Земля хоть и твёрдая, а воткнуть можно, и держится хорошо. На соседних могилах тоже полно ёлок. А сколько там галок! Сидят на крестах, как сторожа. Потом слетают к могилам, сбивают кульки, роются там клювами, выбирают себе – мандарины, калачи, конфеты, кто что оставил. А ещё собаки. Одна ко мне подошла с таким трогательным видом. А я, как назло, не захватила ничего, чем можно было бы её угостить. Так мы посидели немного с бабушкой, потом я стала замерзать и решила возвращаться. Остановилась посмотреть на море – тут вы. Вот и всё.

Аня пожала плечом и посмотрела на море.

– Вечером поедешь в театр? – спросила у Ани Елена Филипповна.

Аня покачала головой.

– Я решила, что сегодня не поеду – очень неудобно получается.

Елена Филипповна посмотрела на неё с сожалением.

– А в какой театр вы собирались, если не секрет? – обернулся Алёша.

– В оперный, – Аня слабо улыбнулась. – Не в ваш.

– А что там сегодня? – заинтересовался Алексей.

– Щелкунчик.

– Ах, ну да, Щелкунчик. Естественно.

– Ещё одна новогодняя традиция, – вздохнула Аня, глянув на Елену Филипповну.

– Ты любишь Чайковского, – с некоторой ревностью сказала Сима.

– У меня ноги подкашиваются всякий раз, когда я слышу первые такты «Щелкунчика», – покачала головой Аня, и в её лице проскользнула черта едва уловимого, беззащитного, зарождающегося, но будто задавленного, безумия, черта неожиданная на светлом Анином лице, словно некстати попавшаяся на глаза следователю деталь, улика сумбура в обстановке, которая имела целью убедить его в безупречном порядке.

– Во второй картине первого действия на втором развитии темы «Елового леса» мелодия совершает лирический ход – у меня от него мурашки бегут по спине, – призналась Сима.

– Я знаю, о чём ты говоришь, – Аня взмахнула пальцем и нерешительно пропела. Спохватившись, она стыдливо прокашлялась. – Ну да, фальшиво. Лучше бы ты сама…

– Нормально, – снисходительно ухмыльнулась Сима.

– Очень красивый ход, – согласилась Аня. – В «Щелкунчике» много таких. Например, колокольный перезвон в финале первого танца Клары и Щелкунчика – у меня глаза сами собой закрываются, из-за этого я не могу его слушать в машине. Или скрипично-мушкетная очередь в сцене сражения с Крысиным королём – я начинаю тарабанить пальцами по рулю, Игоря это очень забавляет.

– Полина, Полина! – закричала Елена Филипповна и погрозила ей кулаком. – Отойди от края! Вот я тебе! – она заботливо остановила Аню, встрепенувшуюся, ожесточившуюся, грозно глянувшую в сторону дочери. – Я пойду. Я сама.

Елена Филипповна устремилась к Паше с Полиной, тряся кулаком на ходу. Аня сосредоточенно проследила за ней.

– Приятно, что остаются женщины, которых не зацепил вирус деградации, – проговорила тем временем Сима с видимым удовлетворением. – От кого ещё можно услышать что-то, кроме подробностей её очередного шоппинг-тура.

Аня в веселом оцепенении переглянулась с Алёшей.

– А ведь как всё многообещающе начинается, – продолжала Сима. – Например, среди моих сверстниц масса интересного материала. Какие-то цели у людей, какие-то мысли в головах. В принципе, можно найти, с кем приятно пообщаться. Смотришь, кому двадцать пять – половину уже перекосило: их волнует замужество, шмотки и посоревноваться, у кого более стервозная начальница и более тупые коллеги. У кого дети, я вообще тащусь – кроме лекций на тему зависимости грудничкового стула от лактационной диеты, почерпнутых из псевдопедиатрических статей, и сравнительного анализа подгузников разных марок от них ничего не добьёшься. А если копнуть дальше тридцати – это жесть. Женщины после тридцати делятся на две основные категории: клуши и карьеристки. Хотя, если разобраться, грань между ними условная. Клуши ведут свои кухонно-мещанские разговоры и критикуют карьеристок. А карьеристки везде и всюду хвастают саморазвитием. Она, представьте себе, побывала на таком-то мастер-классе и пересказывает, что ей там излагали – как это было познавательно и интересно. То есть, нет, информативно и эффективно. Вот такая у них лексика. Ну да, и в ответ на критику карьеристки демонстративно презирают клуш. Вот, собственно, полная картина. И суть у обеих – одна. И я в ужасе – куда деваются светлые головы, с которыми в двадцать лет можно было ночь напролёт рыдать над лирикой Лермонтова или сходить с ума в Богом забытой подворотне и чувствовать себя самыми свободными и счастливыми в мире людьми. Может, это новая чума, которая косит всех направо и налево, награждая скудоумием?

Аня, стараясь сдерживаться, посмеивалась и периодически взглядывала на Алёшу. Тот тоже шёл, улыбаясь и бесшумно хихикая.

– Ну а что? – продолжала Сима, наслаждаясь их реакцией. – Мне уже двадцать один. Пара-тройка лет, и я на рубеже. И мне страшно. А вдруг меня зацепит.

– Да, ты та ещё женоненавистница, – улыбнулась Аня.

– Все женщины – женоненавистиницы, – невозмутимо отозвалась Сима.

– Увы, – Аня склонила голову. – Слава Богу, кроме женщин, есть ещё мужчины.

– Точно. Единственная моя надежда. Но шансов всё равно мало, потому что, постоянно находясь в обществе клуш, мужчина волей неволей сам начинает деградировать, – Сима прищурилась, глядя на Аню. – Это второй уровень женоненавистничества. Получается, что мы ненавидим женщину через посредство мужчины, приближённого к ней.

– Какой кошмар, – Аня замахала головой. На какой-то миг её смех готов был перерасти в хохот, и Алексей, невольно заразившись, тоже стал посмеиваться. Отсмеявшись, задумавшись, Аня устойчиво взглянула на Алексея и развела руками.

– Получается, ваш единственный шанс спастись – никогда не жениться, – заключила Аня, насмешливо глядя на Алёшу.

– Если бы я была мужчиной – я бы никогда не женилась, – подхватила Сима.

Аня с Алёшей весело переглянулись.

– А если бы ты сама себе встретилась – тоже не женилась бы? – спросил Лёша.

– Дело же не в том, на ком жениться, – с возмущением возразила Сима. – Чреват сам факт. Остаётся один интерес – озабоченность взаимоотношениями и благосостоянием, как будто дальше семейной гармонии и светлой комнаты с видом на море ничего нет. Все фильмы снимают – только об этом, книги пишут – об этом. Должно же быть что-то ещё. Кто об этом написал? Кто снял про это фильм? Да никто, потому что они все – женатые люди. И предлагают мне поверить, что предел мечтаний – любовь? Спасибо.

Они заметили, что Елена Филипповна сделала им знак возвращаться и повернула с детьми к дому. Сима кивнула, мол, поняла, и, бросив меланхоличный взгляд на море, тоже стала поворачивать.

– Господи, какая скука эти разговоры, – воскликнула вдруг Сима, вырываясь вперёд и подставляя лицо потоку ветра. – Не понимаю, как можно провести шестьдесят-семьдесят, а то и больше лет в бессмысленных разговорах. И как можно удивляться, что жизнь ненавидит нас, если за всё это время, проходя бок о бок с ней, не сделать ни одной попытки овладеть ею. Ведь все эти концепции, которые они набалтывают за годы, разваливаются в один прекрасный день. Следа не остаётся. Даже не вспомнят потом, что это сидело у них в голове. И сочиняют новые. Какие концепции, к чёртовой матери. В чём вообще можно быть уверенным, кроме того, что ты сам прожил. Не знаю, если и есть что-то прочное, чего можно добиться от жизни – это впечатления. Больше ничего я не знаю. Все любят болтать и размышлять. При этом никто из них задницу не оторвёт, чтобы попробовать пожить. Само идёт – бери только, отказываются. Это жесть просто. Вчера в «Крокодила» поиграли – это был такой прогресс, ребята, я думала, что в этом сумасшедшем доме реально никто уже не способен на это. Потому что они только разговоры умеют разговаривать – сколько я себя помню. Скука смертная! Вот ты! – Сима в упор уставилась на Алёшу. – Ты же был… где ты только не был. Ну и что? Каков итог? Ты добился жизни? Что она тебе ответила? Почему ты здесь? Что у тебя внутри? Ну? Ты же прыгал с парашютом, ну? Прыгал?

– Ну, прыгал, – улыбаясь, пожал плечами Алёша.

– Что ты смеёшься? Ты смеёшься надо мной? – уязвлёно воскликнула Сима. – По-твоему, я глупости говорю? Вы оба смеётесь надо мной. Я наивно мыслю?

– Я улыбаюсь, потому что мне доставляет невыразимое удовольствие тебя слушать, – возразил Алёша. – Я как будто вернулся лет на десять назад. У меня в голове такая свежесть.

– Свежесть в голове, – повторила Аня. – Очень точно.

Сима переводила с Ани на Лёшу настороженный взгляд, который вскоре перегорел, просветлел, отстранился, в нём проскользнуло смущение, и потом что-то новое, нераспознанное заполнило его почти до краёв.

– Чёрт, были бы деньги, – пробормотала она. – Подумать – такая пошлость, а сколькое в них, если дать их в правильные руки. Почему деньги вечно попадают не в те руки? – Сима оглянулась на них. – Потому что мы не в раю? Или потому что у них нет ума? – Аня молчала. Лёша рассеянно оглядывал окрестности. – Я бы уехала немедленно, – Сима мотнула головой. – Спросила бы у тебя – куда мне ехать в первую очередь. Ты ответил бы: Швейцария, Норвегия, Непал, Мексика, Франция, Канада – где ещё ты бывал. Я рванула бы через твой парк камней и через Руку Бога так далеко, чтобы туда нужно было лететь много часов, а потом много дней ехать в поезде, а потом автостопом и, в конце концов, пешком. Я бы уехала одна, чтобы не плодить разговоры. Без книг и даже без музыки, чтобы ничего не искажало восприятия, – Сима замолчала и посмотрела на них с некоторым вызовом. – Когда-нибудь я так и сделаю.

– Дай Бог, – сказал Лёша.

Они нагнали Елену Филипповну, которая остановилась их подождать, отпустив немного вперёд Пашу и Полину.

– Дорвалась, – глядя на Симу, усмехнулась Елена Филипповна. – Смотрю, болтает и болтает. А эти молчат. Нашла свободные уши.

– Очень любопытные и довольные уши, – сказал Лёша.

Сима взяла Елену Филипповну под руку, и они двинули дальше, и Елена Филипповна напряжённо смотрела под ноги, опасаясь поскользнуться, что с ней неоднократно происходило в этих сапогах, которые она, тем не менее, надела, потому что вторые её сапоги были слишком тонкие, и в них она мёрзла, а третьи – совсем древние ботинки, в которых неприлично гулять при свете дня.

Аня задумчиво водила взглядом по Симе и Елене Филипповне и, почувствовав, что Лёша смотрит на неё, повернулась к нему.

– Ну что, узнаёте себя, Анна Ивановна? – негромко спросил он.

– Вы очень проницательны, – невольно отозвалась Аня и, опустив голову, ускорила шаг перед калиткой.

Надежда Михайловна молчаливо помешивала бульон, наскоро сваренный для Полины и Паши.

– А где Максим? – осведомилась Света, входя в кухню. – Я видела, машина исчезла.

– Понятия не имею, – с мрачной безучастностью ответила Надежда Михайловна.

– Может, поехали за вином, оно хорошо пошло вчера, – предположила Света.

Надежда Михайловна струсила с ложки юшку.

– Супчик готов. Можно Пашку звать, – Надежда Михайловна потушила конфорку.

– Так мы же едем, Надежда Михайловна. Вернёмся – тогда поест.

– Куда?

– Ну, к родителям, как и собирались, – напомнила Света. – На часок съездим, посидим немного за праздничным обедом, и назад.

Надежда Михайловна растерянно уставилась на Свету.

– Мне казалось, мы договорились, что вы второго числа к ним поедете.

– Нет, нет! – испуганно воскликнула Света. – Они нас ждут. Костя переодевается – и едем.

– Света, Паша не ел ничего с двух часов дня. Уже почти шесть.

– Он поест. Мы через двадцать минут будем за столом.

– Так почему ему здесь не поесть? Это пять минут! Для чего я суп варила? Чтобы он непонятно где ел?

Света уязвлёно потупила взгляд.

– Надежда Михайловна, моим родителям, как и вам, хочется встретиться со своей семьёй в праздничный день, – с упрёком заметила она. – Я не понимаю вашего недовольства.

– Ты много чего не понимаешь! – выпалила Надежда Михайловна и, отшвырнув фартук, выскочила из кухни, едва не сбив с ног входящую Елену Филипповну. Та, уловив растравленный взгляд Надежды Михайловны, заметив навернувшиеся Свете на глаза слёзы, вопросительно крикнула вдогонку дочери:

– Надя!

– Не сейчас, мама!

Елена Филипповна с негодованием покачала головой и повернулась к Свете.

– Вот бессовестная.

– Главное, совершенно без причины! – пробормотала Света.

– Взвинтилась, как помешанная, – проворчала Елена Филипповна.

– Больше слова ей не скажу, – с обидой воскликнула Света.

– Погоди, она отойдёт, извинится.

– Нужны мне её извинения! Я же с ней всегда по-хорошему, Елена Филипповна! Всегда её выбрыки терплю, глаза на всё закрываю.

– Знаю, Светланка, у тебя ангельское терпение, – Елена Филипповна погладила её по спине.

– А она на мне срывается! Знает, что я ей ничего не скажу в ответ! Попробовала бы она Ане ляпнуть первое, что на ум придёт, – та бы её быстро на место поставила. А мне – можно. Светка промолчит – ей что угодно можно говорить.

– А ты её тоже на место ставь, – сердито посоветовала Елена Филипповна.

– Да как же я могу? – Света прижала руку к груди. – Я же её за родную.

Елена Филипповна вздохнула. Вошёл Костя.

– Что с-случилось, Света?

Света махнула рукой.

– Бабуль?

– Что, что? Мать твоя невоспитанная на Светку налетела, – пристыжено отозвалась Елена Филипповна.

– С чего? – не понял Костя.

– А в том то и дело, что ни с чего.

Костя подошёл к Свете, взял её за руки.

– Поехали, нас уже заждались. Русика увидим!

Света от счастья улыбнулась сквозь слёзы.

– А Пашка где?

– Пошёл машину греть, – Костя подал ей пуховик и, уводя из кухни, кивнул в знак прощания Елене Филипповне.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

16. Эпизод 2. Счастливый человек...
17. Эпизод 3. Пренебрегая Щелкунчиком...
18. Эпизод 4. Музыка для всего сущего...
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


05.08.2022. Недавно повесть, которую у вас рецензировали, была напечатана в Оренбурге, в журнале «Гостиный двор», 1-й номер 2022. Хочу обратиться к услугам вашей редакции вторично, так как без тех советов, которые я от вас получила, мой текст так бы и остался разрозненными кусками уровня самиздата. Стало намного лучше. Сейчас жду размещения номера в «Журнальном мире».

Елена Счастливцева


30.07.2022. Хочу выразить благодарность за публикацию и отдельную благодарность Игорю Якушко за то, что рекомендовал читателем рассказ к прочтению!

Анатолий Калинин


30.06.2022. Хочу ещё раз выразить вам благодарность за публикацию… каждый день мне пишут люди, что прочли рассказ. Сегодня было обсуждение с мастером, он благословил меня на роман:)

Ана Ефимкина


25.06.2022. Благодарен вам за публикацию моего произведения. Благодаря вам мои работы стали появляться в печати!

Александр Шишкин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Запчасти к холодильникам bosch - каталог запчастей холодильника bosch remochka.ru.
Поддержите «Новую Литературу»!