HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 г.

Ирина Ногина

Остановка

Обсудить

Повесть-пьеса

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение потребуется 7 часов | Цитаты: 1 2 3 4 5 6 | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 20.12.2015
Оглавление

27. Эпизод 5. Временный конец света...
28. Эпизод 6. Могущество страха...
29. Эпизод 7. Ночь смятения и свободы...

Эпизод 6. Могущество страха...


 

 

 

Могущество страха. Скисший вечер. Планы в жизнь.

 

Костя свернул за угол и очутился в коридоре, где уже не были слышны негромкие голоса из спальни его родителей. Он в невольном ужасе остановился. Всегда освещённый бра, нынче коридор являл мрачный тоннель, оканчивавшийся широким окном, которое пускало в него толику света. За правой дверью слышался мерный храп деда Васи. Вот здесь, у двери, бесцеремонно опираясь о стену, велюровый гроб. Он простоял целую ночь, последнюю перед похоронами бабушки Сони. Костя стоял и смотрел на него, не двигаясь, долго, с осторожностью, позволяя владеющему ним чувству облететь все закоулки души, подобно тому, как мы замираем перед сторожевым псом, обнюхивающим нас, давая ему понять, что не имеем дурных намерений. И зеркало, вот это, что висит напротив двери, было завешано белой простынёй, как колодец человеческих прегрешений, словно с помощью этой белой простыни от тех, кого смерть бабушки Сони могла привлечь с той стороны в этот дом, хотели утаить людскую скверну. Костя помнил этот багровый гроб так ясно, как будто видел его вчера. Очень может быть, что он сам будет лежать в аналогичном – это популярная модель класса эконом. Смотрится не так дёшево, как обычная тканевая обивка, и не так нелепо, как атласная драпировка. Все это знают. Но Света с её любовью к декорированию. Захочет лакированный. Или, чего доброго, саркофаг. Костя подумал, что обязательно напишет в завещании, чтобы они не вздумали так нелепо тратиться.

Он отметил, что его дыхание участилось. Неужели всё? Неужели он исчерпал свой бюджет в этом путешествии? Пришла пора платить за счастье? А ведь диагноз, лихо сорвавшийся с языка лаборантки, как будто даже не удивил его. Он ведь всё ждал чего-нибудь подобного. Жил с постоянной оглядкой на судьбу – ему казалось, что не может жизнь складываться так гладко. Счастье пожаловано ему авансом. Где-то должен быть подвох. Костя был как никто в курсе, до чего коварны кредиты. Предчувствие расплаты не давало ему покоя. Он ощущал себя человеком с пустым кошельком, который поужинал в роскошном ресторане и продолжает, чтобы потянуть время, заказывать всё новые и новые блюда и каждую минуту, каждую секунду помнит, что рано или поздно ему принесут счёт, и придётся принимать какое-то решение.

Вот и всё. Остановка подошла к концу. Кто что успел – отныне служит ему, кто что взял – унесёт с собой, кто до чего додумался – мотай на ус. Пора двигать дальше, где ждут длиннющие коридоры, бирюзовые халаты, ворох бумаг, нескончаемые «снимите», «ложитесь», «закройте глаза», «помочитесь в стаканчик». А потом – что потом, думать страшно. Операция? Гроб? Это только точки в предложениях, слова которых замазаны корректором. Что он будет делать? Ходить на работу, лезть из кожи вон, чтобы скопить как можно больше на будущее, которое останется после него? Или, наоборот, уволится и позволит себе пожить для себя? Может быть, он начнёт напиваться до отключки, чтобы не помнить кошмаров, которые будут преследовать его во сне и наяву? Может, уедет со Светой и детьми в длительный отпуск? Может, каждый день будет ходить в церковь и молить о смирении? Когда он расскажет им? Будет ли вести себя, как ни в чём не бывало, или разрешит чувству вырваться наружу в надежде, что поддержка родных поможет ему успокоиться? Костя попытался представить себе свою жизнь, после того, как подтвердится диагноз, и почувствовал озноб. Он уже сейчас понял, что какое бы не избрал занятие, разница между ними не будет иметь существенного значения, потому что ничто не сможет спасти его от страха, который отныне станет его сущностью, будет жить паразитом в его голове и питаться его фантазиями, и максимум, на что он сможет рассчитывать – и то, при условии, что о нём будут как следует заботиться – это изредка погружаться в дремоту.

Костя задрожал всем телом. Ну почему именно так? Неужели этот счёт адекватен заказу? Или это плата за недоверие к собственной судьбе?

– Котюнь! – Костя вздрогнул, услышав Светин голос. Он сжал кулаки и больно закусил губу. – Куда ты делся? Я тебя по всему дому разыскиваю. Коть! Всё нормально?

– Да, я иду, – не оборачиваясь, проговорил Костя. По расширившемуся потоку света, он понял, что она направляется к нему.

– Котюнь, – Света заглянула ему в лицо, и он почувствовал себя, как обнажённый школьник на линейке во время последнего звонка. – Ты боишься за маму? – Он почувствовал её руки вокруг своего туловища. – Бог не оставляет нас. Игорь сказал, что с ней всё нормально. Кстати, я только что оттуда, – меняя тон, весело добавила Света. – Угадай, чем сейчас озабочена твоя неисправимая мама? Конечно, ужином. Она поручила мне всё организовать. Поможешь?

Костя кивнул.

– Пойдём возьмём Пашку – он тебя звал, – Света потянула его за руку.

Паша с Полиной ползали на четвереньках по гостиной, гоняя от стены к стене светящуюся шайбу. Аня сидела на диване и следила за их движущимися фигурками. Успев поиграть и в прятки, и в бодалки, и в вампиров, и в оборотней, они заметно утомились и уже начинали маяться. Стоило Косте со Светой появиться, как Паша тут же поднялся с колен и потянулся к Свете.

– Забирай своего Пашку, – потребовал он.

Света взяла его за руку и направилась в их с Костей спальню, чтобы переодеть Пашу. В другой руке она несла фонарь.

– Ты будешь нам помогать, – сказала Света, натягивая Паше не голову тёплый свитер.

– Хорошо. Папа! – позвал Паша.

– Что?

– А бабушка не умрёт?

Костя улыбнулся и переглянулся со Светой. На полу у двери стоял фонарь.

– Не умрёт.

– Хорошо, – кивнул Паша. – А то я очень не люблю, когда умирают.

Костя протянул руку к Свете.

– Иди сюда.

– Коть, я должна на стол накрыть.

– Успеешь. Иди сюда.

Света прильнула к нему, одну руку опуская на Пашкино плечо.

– И дед тоже не умрёт, как я понял? – уточнил Паша.

Костя кивнул. Паша, успокоившись, отвернулся.

– Ты всё равно такой напряжённый, – озабоченно сказала Света. – Дай тебе голову чуть помассажирую. Сядь.

– Тебе же на стол накрывать.

– Успею, – Света слегка толкнула его. Он сел на кровать. Она принялась поглаживать ему голову, перебирая пряди волос. – Всё будет хорошо. Отдохнули. А завтра поедем домой. Русика увидим.

Костя с чувством сжал её руку.

– Я так соскучилась, – продолжала Света, поглаживая его. – Пашунь, хочешь увидеть Руслана?

Паша вскинул голову и задумался.

– Я не возражаю, – деловито изрёк он.

Света с Костей переглянулись и, помедлив несколько секунд, расхохотались.

Максим невидящим взглядом смотрел на приборную панель. Радио ди-джей вещал о новом счастье, принимал заказы от несовершеннолетних и беременных и острил на тему неудовлетворительной работы городских служб по уборке снега. Двигатель чуть слышно вибрировал, переводя бензин на обогрев салона.

23:22 на циферблате сменилось на 23:23. Максим засветил экран смартфона – там ещё было 23:22. Он дождался, пока на его глазах последняя цифра подоспела за временем, и нажал «новое сообщение». Что писать? На первые два никакого ответа. В клубе громкая музыка. Может, не слышит. А может, игнорирует. «Если тебе нечего ответить – пошли меня, по крайней мере, чтоб я знал, что ты их читаешь», написал Максим. Трубка отреагировала через десять секунд: «Иди нах».

Максим дважды стукнулся о подголовник.

Может, только вернулась с танцпола и заглянула в телефон? Вряд ли. Такой быстрый ответ. Умышленно не отвечает. Интересно, что она там делает? Жалуется на него секретаршам? Ещё чего. Ксюша? Жаловаться? Но как-то она должна была объяснить, почему приехала одна. Да, Ксюшу за язык не тяни: если захочет, столько помоев выльет – не отмоешься. Цепляет Щукина? Чтобы послезавтра в офисе все гудели, как они вдвоём зажигали. Расчет на его уши. Очень в Ксюшином духе. Много пьёт и скачет по танцполу, как коза – притягивает к себе всеобщее внимание, как обычно. А потом бухается в кресло, нога на ногу, откидывает голову и переводит дух, умилительно надувая губы. Если достаточно напьётся, ей ничего не стоит и поцеловать его. Демонстративно. А раз демонстративно, значит, с особым пристрастием. Так чтоб об этом в первую очередь шушукались по кабинетам.

Максим машинально набрал Ксюшин номер. Вопреки его предположению, она ответила. От неожиданности у Максима перехватило дыхание.

– Алло! – повторила Ксюша. – Ты молчать позвонил?

– Привет, – вымолвил Максим.

– Офигеть, – отозвалась Ксюша. – Ты мне сейчас сказал «привет»? Или мне послышалось?

– Ты где?

– В Караганде.

– Это твой выбор.

– Это твой выбор! – разъярённо поправила Ксюша.

Где музыка? Где шум? Где человеческие голоса? Пока Ксюша молчала, Максим слышал только одно – тишину. Она дома. Или где-то ещё. Где угодно, но не в клубе. В одиночестве.

– Вернёшься? – спросил Максим.

– Да пошёл ты! – гаркнула Ксюша и отключилась.

Максим удовлетворённо откинулся в водительском кресле и мысленно похвалил себя, что не стал экономить на кожаном салоне.

Пётр Васильевич протёр радиоприёмник от пыли, вытянул антенну, поставил его на холодильник и включил. Тот негромко зашуршал. Пётр Васильевич нашёл радиостанцию, где звучало что-то ненавязчивое, и вернулся к столу.

– Ну вот, – Пётр Васильевич уселся на свою табуретку. – Какое никакое увеселение. А вы кушайте. Почему так плохо кушаете?

– О-хо-хо, – Игорь подавил зевоту. – Наелись уже сверх всякой нормы.

– Может быть, ещё чаю? – засуетилась Света.

– Куда? – Игорь похлопал себя по животу. – Половина двенадцатого. Спать в самый раз. Да, Ань?

– Нет, – тихо сказала она.

– Конечно, нет, – хохотнул Игорь. – Тем, кто спит до часу. А я пойду.

– А где Максим? – спросила Света. – Он же не ел.

– Я его в машине видел, – ответил Пётр Васильевич.

– С Ксюшей? – удивилась Света.

Пётр Васильевич покачал головой.

– Что там у них опять? – осторожно спросила Света.

Пётр Васильевич махнул рукой.

– Пойти позвать? – саму себя спросила Света. – Меня ж Надежда Михайловна убьёт, если Максим голодный останется.

– Ты не говори ей, – предложил Пётр Васильевич. – Он же не маленький. А стол накрыт: проголодается – придёт.

– А малая где? – спросил Игорь.

– Сима? – тут же откликнулась Света. – У себя. Она с собой попросила – я ей набрала тарелку. Она расстроилась жутко.

– А артист?

– А он был, – сказала Света. – Перед вами ещё забежал, что-то поклевал и ушёл. Что-то про море сказал. Вроде как на прогулку собирался. Он каждую ночь, оказывается, ходит.

Света выразительно переглянулась с Петром Васильевичем. Игорь залпом выпил стакан воды.

– Да. Как-то грустно, – сказал он.

– Ну что ж делать, – Пётр Васильевич виновато развёл руками. – Делают что могут.

– А? А, ты про свет.

Они помолчали.

– А Полина спит? – спросил Паша.

Аня кивнула.

– Ты тоже уже идёшь спать, – внушительно сообщила ему Света.

Костя поднялся из-за стола, взял свою тарелку и направился к мойке.

– Котюня, оставь, я сейчас всё помою, – воскликнула Света.

– Ещё не хватало, – вмешалась Аня. – Ты всё приготовила, ещё и убирать будешь? Я сама помою.

– Ну хорошо, – согласилась Света и обратилась к Паше. – Ты закончил?

– Ма, дай мне ещё кусок сыра, – попросила Паша.

– Последний. И пойдём спать. Да, Котюнь?

– Папа, я тебе нужен? – спросил Костя.

– Нет-нет, – замахал руками Пётр Васильевич. – Я схожу ещё узнаю, как там продвигается, но ничего, наверное, не будет уже сегодня. Иди отдыхай, Костик.

– И я пойду, – сказал Игорь, поднимаясь из-за стола, и вдруг крикнул. – Костя!

Костя обернулся с порога.

– Мы завтра ещё увидимся, – подумав, Игорь махнул рукой. – Мы ближе к обеду поедем.

Костя кивнул и исчез в темноте следом за Светой и Пашей.

Аня встала и принялась неторопливо собирать посуду.

– Оставь, Анюта, я всё соберу – тут нечего делать, – остановил её Пётр Васильевич.

Она посмотрела на него с весёлой настойчивостью, покачала головой и продолжила.

– Мамуль, – прошептал Игорь, приоткрыв дверь. Елена Филипповна, сидевшая в кресле у изголовья кровати Надежды Михайловны, радостно встрепенулась.

– А я не сплю, – услышал Игорь голос сестры. – Проходи, Игорёша.

– А зря ты не спишь, – сказал он, подходя к Елене Филипповне и обнимая её за плечи. – Я зашёл пожелать маме спокойной ночи.

Елена Филипповна похлопала его по руке, свисающей с её плеча.

– Как там? В двух словах.

– Поели. Невестка твоя всех обслужила по первому разряду. Петя музыку наладил и пошёл дальше со светом. Вроде всё нормально, но без тебя – не то.

– Надо, наверное, пойти, – с горечью проговорила Надежда Михайловна. – Пойду.

– Не вздумай! – отрезал Игорь. – Почти все уже спать разошлись.

– А что Максим? Уехал? – взволнованно спросила Надежда Михайловна.

– Нет. Подруга только уехала, – с мрачной полуулыбкой доложил Игорь.

– А Максим остался?

– Остался.

Надежда Михайловна приоткрыла рот, но ничего не сказала, только многозначительно посмотрела на Елену Филипповну.

– Ну я пошёл, – сказал Игорь. – Спокойной ночи.

Он расцеловался с Еленой Филипповной и вышел.

– Ты поняла, Ксюша таки уехала, – Надежда Михайловна уязвлёно покачала головой.

Елена Филипповна пожала плечами и усмехнулась.

– Я к ней и так, и так, я же по-хорошему, – растерянно проговорила Надежда Михайловна. – Ты всё видела – можно меня упрекнуть?

Елена Филипповна с невозмутимым видом моргнула.

– Я спать не буду, – убитым голосом констатировала Надежда Михайловна. – Это же они из-за меня поссорились – попробуй теперь засни.

Елена Филипповна промолчала.

– А может, и к лучшему. Я на Ксюшу эту смотрю и думаю: надолго у Максима терпения хватит? Он же не станет такое терпеть – не знаю я его, что ли? Ну какая она ему невеста? Какое с ней семейное счастье? Нервотрёпка одна, – Надежда Михайловна заёрзала.

– Хочешь, телевизор тебе включу? – предложила Елена Филипповна.

– Да какой телевизор! Света же нет! А и будь этот свет, я не знаю, где пульт. Задевали куда-то, уже с месяц, – Надежда Михайловна с грустью посмотрела за окно и пробормотала. – Завтра разъедутся. Надо будет прибраться. Но только послезавтра, да? Завтра ни к чему не притронусь – вот как есть.

– Всё уберём, Надюша, – отозвалась Елена Филипповна. – Завтра, послезавтра – когда скажешь.

– Когда мы в другой раз так соберёмся? – вздохнула Надежа Михайловна. – Они уж и не приедут никто, даже если позвать.

– Ну да – не приедут.

– Ага. Все разобиженные. Волков ночью ещё ушёл обиженный – сегодня даже не звонил. Аня в этот раз особенно какая-то отстранённая. Она со мной за всё время словом не перемолвилась. И всё у неё как будто на надрыве, на пределе терпения. Через силу ходит, слушает, ест через силу. Максим со своей… – Надежда Михайловна в сердцах отмахнулась. – Даже Сима скисла. Даже Света со мной натянуто. Если б не этот палец – так и не говорила бы вовсе. Утомила их. Обидела. И дедова поджелудочная сюда же. Всё к одному. Хороший Надежда устроила праздник всей семье, ничего не скажешь. Все были довольны и кричали «довольно». Да так, что теперь и вспомнить не захочется.

Елена Филипповна, не удержавшись, прыснула.

– Вот, пожалуйста, смеётся, – воскликнула Надежда Михайловна.

– Тебя бы, Надя, вожатой в лагерь.

Надежда Михайловна задумчиво выдохнула.

– А я-то воображала, как всё у нас дружно выйдет. Я-то, веришь, до сих пор мечтаю, каково было бы, если б мы все вместе жили. Если бы Игорь дом купил тут. А потом, может, и Костя. И мы бы собирались каждый вечер…

– И ты бы только и делала, что готовила, – перебила Елена Филипповна.

– Да! Я бы готовила – и не пикнула бы.

Елена Филипповна заулыбалась.

– Отремонтировали бы кухню. Побелили бы потолки. Купили бы новый стол, а то этот уже на ладан дышит. Постирали бы, наконец, эти шторы. А так… – Надежда Михайловна шумно задышала. – Наверное, мама, надо завтра начинать уборку, потому что за день не управимся. Завтра начнём, а послезавтра закончим. Хорошо?

– Хорошо, – сказала Елена Филипповна.

– Я хочу в погребе навести порядок. Никак руки не доходили. А если мы всё равно завтра – так, наконец, надо там всё до ума довести. Я могу себе представить, что там творится, особенно после того, как там Сима побывала. И шторы давай всё-таки постираем. Постираем, а потом я у Наташки возьму этот отпариватель – с ним очень удобно шторы гладить. То есть, он не гладит, а паром их разглаживает. Поняла, как?

Елена Филипповна кивнула и зевнула.

– Мамуля, ты хочешь спать, – встрепенулась Надежда Михайловна. – Иди уже спать, а то я и тебя утомляю.

Елена Филипповна возразительно выставила руку.

– Я подожду – ты заснёшь, и пойду.

– Мама, я не собираюсь спать! – вскричала Надежда Михайловна. – Я совершенно не хочу спать. А тебе уже давно пора. Иди, мама.

Елена Филипповна упрямо качнула головой. Надежда Михайловна остановила взгляд на люстре, свисающей с потолка.

– И люстры надо перемыть, – сказала она. – Я собиралась, а потом времени не хватило с готовкой этой. Так в новый год с грязными люстрами вошли. Ты посмотри, я даже в темноте вижу, какая она страшная. Мы с тобой послезавтра всё перемоем, да? Потихонечку. Куда нам торопиться.

– Всё что нужно – поделаем, – кивнула Елена Филипповна.

– Может быть, завтра отдохнём ещё денёк, а послезавтра уж начнём, – мечтательно проговорила Надежда Михайловна, уведя, наконец, взгляд от потолка. – Вот я сейчас подумала, я так давно в театре не была. Я бы в театр пошла с таким удовольствием.

– Пойди, – сказала Елена Филипповна и снова зевнула, на этот раз широко и упоительно.

– Значит, всё, завтра беру Петю и идём с ним в театр. В Лёшин. Завтра же наверняка есть какой-то спектакль?

Елена Филипповна пожала плечами.

– Ну хорошо, – решила Надежда Михайловна, подумав. – Давай будем спать. Завтра у нас много дел. И завтрак, в конце концов, никто не отменял.

– Как скажешь, Надюша.

Надежда Михайловна попросила Елену Филипповну опустить ей подушку и улеглась ровно. Елена Филипповна поправила одеяло, потрогала лоб Надежды Михайловны, пожелала её приятных снов, повертелась вокруг себя – ничего ли не забыла – и направилась к двери.

Надежда Михайловна повернулась на бок и заметила свечу на тумбочке.

– Батюшки, это же свеча сувенирная, – всплеснула она руками. – Мама, потуши эту, зажги другую, а то Сима нервничала, что такая красота сгорает.

Елена Филипповна махнула рукой.

– Пусть себе горит.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

27. Эпизод 5. Временный конец света...
28. Эпизод 6. Могущество страха...
29. Эпизод 7. Ночь смятения и свободы...
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


05.08.2022. Недавно повесть, которую у вас рецензировали, была напечатана в Оренбурге, в журнале «Гостиный двор», 1-й номер 2022. Хочу обратиться к услугам вашей редакции вторично, так как без тех советов, которые я от вас получила, мой текст так бы и остался разрозненными кусками уровня самиздата. Стало намного лучше. Сейчас жду размещения номера в «Журнальном мире».

Елена Счастливцева


30.07.2022. Хочу выразить благодарность за публикацию и отдельную благодарность Игорю Якушко за то, что рекомендовал читателем рассказ к прочтению!

Анатолий Калинин


30.06.2022. Хочу ещё раз выразить вам благодарность за публикацию… каждый день мне пишут люди, что прочли рассказ. Сегодня было обсуждение с мастером, он благословил меня на роман:)

Ана Ефимкина


25.06.2022. Благодарен вам за публикацию моего произведения. Благодаря вам мои работы стали появляться в печати!

Александр Шишкин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!