HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Ирина Ногина

Остановка

Обсудить

Повесть-пьеса

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение потребуется 7 часов | Цитаты: 1 2 3 4 5 6 | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 20.12.2015
Оглавление

8. День второй. 30 декабря. Эпизод 1. Беспечное утро измотанных любовников...
9. Эпизод 2. Житейский диалог планет...
10. Эпизод 3. Футбольный прокол и юридическая реабилитация...

Эпизод 2. Житейский диалог планет...


 

 

 

Житейский диалог планет. Щепетильная просьба, поначалу принявшая вид щепетильного вопроса. Лакомка-бабуля.

 

Кухонная радиоточка потрескивала народными мотивами.

– Петя, – негромко позвала Надежда Михайловна. Её руки старательно вымешивали тесто.

Пётр Васильевич увлечённо изучал разложенные перед ним детали величественного галеона, изредка поглядывая в инструкцию по сборке.

– Петя, – повысила голос Надежда Михайловна.

– Да? – поднял голову Пётр Васильевич. Голос его звучал высоко и светло, а взгляд был спокойным и непринуждённым. Надежда Михайловна, сглотнув, на миг забыла, о чём хотела говорить. – Пошёл бы к детям. Ты совершенно не отдыхаешь. И вот свободная минутка, а ты сидишь здесь со мной. Иди. А я скоро суну его в печку, быстренько сварю бульон, чтоб Пашке на завтра было, и тоже пойду.

– Я посижу, Надюша, – ласково возразил Пётр Васильевич и ткнул пальцем в картинку на коробке. – Нужно же две тысячи четырнадцатый собрать.

– Нечего тебе делать, – поразилась Надежда Михайловна. – Там дети, а ты с игрушкой. Я-то думала, ты воспользуешься тем временем, что тебе сантехник сэкономил, чтобы отдохнуть.

– Да дети заняты своим. Чего я им буду надоедать? Вечером сойдёмся. А я отдыхаю, Надя, вот так и отдыхаю. И ты посмотри, какой красавец.

– А откуда он взялся? – Надежда Михайловна покосилась на галеон. – Тебе же, вроде, ребята другой дарили – какой-то крейсер.

– А может быть, – беззаботно ответил Пётр Васильевич. – Я две коробки нашёл в шкафу. Кто-то с работы подарил, кажется. Взял вот парусник. А крейсер потом соберу – на старый Новый год.

– Ну ты даёшь, Петя. Максим с Ксюшей специально для тебя искали, советовались, какие у тебя есть, какие тебе нравятся, выбирали, а ты в итоге взялся собирать то, что тебе не сын, а не понять кто подарил.

– Да? – в глазах Петра Васильевича выразился испуг. – Думаешь, они могут обидеться? – Он машинально отстранился от стола и растерянно поглядел на детали галеона. – Ой, я тогда действительно тот возьму, – виновато проговорил он.

– Ты лучше, если тебе нечем заняться и к детям идти не хочешь, помоги мне с бульоном, – сказала Надежда Михайловна. – Потому что я, в отличие от тебя, к собственным детям и внукам стремлюсь всей душой и всякую минуту, и пусть бы выпала возможность, я бы в игрушки не играла. Целыми днями в этой кухне, только о том и думаю, как бы скорей управиться.

Пётр Васильевич отвесил челюсть.

– Ну и зачем эти мучения? Я же тебе говорил: брось. И все тебя уговаривали. Заказали бы еду. Сейчас бы сидела с детьми. И ведь ещё не поздно! Оставь, я завтра всё закажу.

– Ага, иди знай, что они добавляют в эту еду, – брезгливо поморщилась Надежда Михайловна. – Из чего готовят, и как. Даже думать противно, чтоб я своих детей чужой стряпнёй кормила. Хороша была бы хозяйка!

– Ты всё усложняешь, – усмехнулся Пётр Васильевич. Забывшись, он вновь принялся перебирать детали. – Всё сама да сама.

– Ну что ж, не удалось воспитать себе помощницу, – уязвлёно развела руками Надежда Михайловна. – Та рук марать не станет – куда там – птица другого полёта. Только далеко ли эта распрекрасная птица улетит, если она элементарный суп сварить не может? Мне то что: у меня муж, вот он, никуда не денется, дети, семья большая, я уж как-то жизнь прожила поварихой, в ущерб себе и своему саморазвитию, – Надежда Михайловна покрутила пальцем у виска. – На кухне простояла ради своей большой семьи, и как-то дальше перетерплю, а ей ведь ещё искать такого же инопланетянина, как сама, который будет диалогами и песнями её питаться.

– О, понеслась, Надя. С чего ж ты так разобиделась? Я только-то и хочу, чтобы ты больше отдыхала.

Надежда Михайловна покосилась на него.

– А я хочу, чтобы ты больше отдыхал. Так что давай, бросай свои игрушки. Серьёзно, Петь, ну не к месту это. Будешь собирать, когда мы сами будем. Если каждый начнёт заниматься в одиночку, что это будет?

– Хорошо, хорошо, – опомнился Пётр Васильевич, с невольным сожалением глянув на рисунок галеона и повторно отставляя детали. – Говори, что надо делать.

– Прежде всего, спрячь, наконец, свой корабль.

Надежда Михайловна проследила за тем, как Пётр Васильевич торопливо укладывает модель в коробку, и уронила руки.

– Ты хотел собирать эту игрушку, да, Петя? – вдруг сказала она дрогнувшим голосом. – А тут я со своим супом. Со своими указаниями.

– Надюха, – улыбнулся Пётр Васильевич, взгляд его прояснился.

– И ты терпишь, Петя, – Надежда Михайловна мучительно поджала губы. – Как тебе терпения хватило столько лет терпеть?

– Конечно, – сказал Пётр Васильевич и встал. – Ты же моя жена.

Она смотрела на него во все глаза несколько минут. Его круглое смуглое лицо, как постаревшая звезда, неброско и доброжелательно мерцало напротив неё. Потом из её глаз хлынули слёзы.

– Петя, я же не гнусный человек. Мне всегда хочется, как лучше. И тебе, и детям. Я же пытаюсь всё, как лучше.

– Ну, конечно. Кто ж в этом сомневается – зачем ты это говоришь?

– Сомневаются! – воскликнула Надежда Михайловна. – Дети сомневаются. Сима точно. Она думает, будто я делаю назло. Я ведь ругаю её, потому что беспокоюсь. Такие, как она, они ведь потом остаются в одиночестве. Я вовсе не разочарована в ней, Петя, ты же должен понимать…

– Я понимаю!

– Я, напротив, я горжусь ею. Она такая талантливая, но я беспокоюсь, как у неё сложится.

– Я знаю!

Пётр Васильевич погладил её по спине. Она отстранилась и аккуратно вытерла слёзы, стараясь не размазать тушь на редких ресницах. Потом, чуть потоптавшись и сполоснув руки, вернулась к тесту и принялась с деловито-удручённым видом месить его.

– Утром я задумалась: мне пятьдесят пять лет. Где они? Ты думаешь, я заметила их, Петя? У меня всё по высшему разряду. Замечательные дети. Чудесные внуки. Мать и отец в добром здравии – слава Богу. Дом на берегу моря. Как-то вечно получалось у меня лучше, чем у других. А я стою и вспоминаю, и мне кажется, что это было не со мной. Смотрю со стороны и сама себе завидую. А подойти и взять – не могу.

Пётр Васильевич задумчиво смотрел на неё.

– Вот сейчас только о том и думаю, как бы скорей приготовить и в комнату побежать – к детям. А потом пойду в комнату, сяду с мальчиками, посмотрю на них минуту, и стану думать, как стол накрывать. А вечером за стол сядем, и я думать начну – как бы всем всего хватало, и всё хорошо было, когда картошку нести, когда чистые тарелки, а потом – как бы скорее посуду помыть.

– Тебе нужно больше отдыхать, Надя, – вздохнул Пётр Васильевич.

– Это тебе нужно больше отдыхать, – переключилась Надежда Михайловна. – Это все врачи тебе говорят. Всё уже, отпахал своё. Дети сами себе заработают, кому они нужны, твои тысячи, если они уже на десятки тысяч счёт ведут. А ты с утра до ночи на фирме. Вечно не выспавшись. И главное – был бы результат, так нет – в убыток же работаете!

– Знаешь, какое удовольствие я получаю? – улыбнулся Пётр Васильевич. – Когда знаю, скольким людям моё дело помогает. Ничего не в тягость – ни ранний подъём, ни убытки. Мне всё подходит.

– Хух, – выдохнула Надежда Михайловна. – Хоть ты удовольствие получаешь. Хоть ты не жалуешься. Мне одной, неблагодарной, ничего не подходит. Может, и правда зря я на кухне торчу? Я ведь тоже могла бы занятие себе подыскать по интересам, и работу могла бы найти.

– В том то и дело! – воодушевился Пётр Васильевич, не заметив издёвки в её голосе.

Она обалдело умолкла.

– Бросай это. Пирогом больше, пирогом меньше – никто и не заметит.

– Никто не заметит? – мрачно переспросила Надежда Михайловна. – Вот именно. Никто и не заметит. Как Сима поёт – все заметят, какая Светочка добрая и чудесная – это всем видно, Ане-царице кланяются, а меня не видно. Я на кухне. Виден только стол, который ломится от еды. Это все замечают. Ксюша, Сима, Аня – это личности, а я – всего лишь стол.

– Ай ты, опять двадцать пять, – махнул рукой Пётр Васильевич. – Ну позови ты Свету, Аню позови, не хочешь гостей – маму, в конце концов, позови. Вместе за десять минут управимся. Что ты хочешь – бульон? Давай я почищу лук, морковку, бросай курицу и беги. Я послежу.

Надежда Михайловна, обмякнув, опустилась на табуретку.

– Я же просто хотела, чтобы ты со мной побыл. Поговорил. А то – сидим в одной кухне, как будто на разных планетах. Ты в свою игрушку уткнулся, а я только и вижу, что эти доски и ножи. И запах лука с рук никакими средствами не смывается.

– Наденька, – Пётр Васильевич приблизился к ней сзади, взял за плечи и слега потряс. – Я же с удовольствием. Лишь бы ты была довольна.

– А готовку я брошу, – сквозь слёзы пригрозила Надежда Михайловна. – Вот однажды надоест, и брошу. Посмотрю тогда на вас. Вот тогда вы меня заметите.

– Надя, – Пётр Васильевич, смеясь, покачал головой. – Позвать маму? Давай позову.

– Не нужны мне помощники, – дёрнувшись, Надежда Михайловна схватилась за противень, чтобы смазать его маслом. – Давай режь лук, Петя.

Пётр Васильевич помыл руки и принялся чистить лук. Надежда Михайловна, шмыгая носом, стала выливать тесто в противень. Они замолчали. Надежда Михайловна вдруг подняла голову и прислушалась к звукам в коридоре. Её лицо сосредоточилось.

– Петя, – сказала она. – Надо с папой поговорить, пока не завертелось. А то всё откладываем и откладываем.

Они услышали шаги.

– Ты с Костей уже говорил? – понизив голос, спросила Надежда Михайловна и сделала знак, чтобы он не отвечал вслух.

Пётр Васильевич отрицательно покачал головой.

Вошёл Костя. Надежда Михайловна в оживлённом удивлении вскинула брови.

– Мама, были же ф-фисташки к пиву? – спросил Костя.

– Момент, – кивнула Надежда Михайловна. В её руках возникла глиняная миска, она проворно стянула с холодильника кулёк с жареными орехами, отсыпала четверть пакета. В ту же минуту на столе появились тарелки с солёной рыбой и сырной нарезкой. – Если бы ты мне дал ещё пятнадцать минут, я бы тебе сварила твои любимые креветки.

– Тут и так выше крыши, – Костя невольно улыбнулся, глядя, как Надежда Михайловна наполняет закусками поднос.

– А что за пиво у тебя в руках? – присмотрелся Пётр Васильевич. – Нет, это не годится. Это запасы для моих рабочих. Я специально взял бельгийское пиво к вашему приезду. Надюша, достань там, в холодильнике. А, я сам!

– Котюнчик, я ставлю креветки, – сообщила Надежда Михайловна, включая конфорку под кастрюлей. – У тебя есть минутка? Если мы с папой тебя задержим на пару минут, не обидишься?

– Конечно, а что случилось? – насторожился Костя.

– Секунду, Котюнчик, одну секунд, – воскликнула Надежда Михайловна, торопливо поправила тесто, сунула противень в духовку, и вынырнула над столом, размахивая руками, чтобы Костя присел. – Петя, не маячь, и не стой над душой. Садись. Садитесь оба.

Косят, в тревоге глянув на отца, сел рядом с ним на табуретку.

– Малые думают пожениться – ты знаешь, – начала Надежда Михайловна и на секунду остановилась. – Они, как ты понимаешь, с нами жить не захотят. Они сейчас снимают – платят баснословные деньги. Им же, сам понимаешь, что-то планировать надо. Но у папы сейчас дела не очень идут – мы новую квартиру не потянем. А деда Васи квартира пустая простаивает. Вот мы и подумали, что дед Вася мог бы её на Максима оформить. Конечно, сейчас там развалюха, но если вложить тысяч десять – пятнадцать, станет чудесная квартира. Мы им сделаем подарок на свадьбу – ремонт, и для старта им подойдёт, а дальше будут хозяйничать – так уж будут знать, что это своё.

Костя понимающе кивнул. Надежда Михайловна воодушевилась.

– Ты согласен с нами? Согласен? Что так разумно? Всё-таки, это родной внук и… Конечно, есть ещё ты и Сима. Но у тебя всё, слава Богу, благополучно, и – я не думаю, что ты нуждаешься сейчас в дополнительном…

Костя сконфуженно замахал руками.

– Это… это… даже не… не… не стоит обсуждать, – пробормотал он.

– А о Симе мы, когда придёт время, позаботимся, – продолжала Надежда Михайловна. – Мы с отцом посчитали, что так будет разумно. Ты согласен?

– Мне вообще… меня спрашивать не-не-неуместно. Я здесь… ни-ни-никакого отношения. Вы решили – конечно.

– Нет, нам важно знать, что ты думаешь. Ты можешь объективно сказать – как будто тебя это не касается. Ты такой человек, Костя, золотой, что ты и вслух, и в уме будешь думать, что тебя это не касается, хотя это не так. Но ты всё-таки скажи как бы со стороны: как ты видишь наше рассуждение? Оно правильно? Разумно?

Костя кивнул.

– Вполне, – от смущения он не мог найти, на чём остановить взгляд. – Вы д-деду сказали?

– То есть, ты тоже считаешь… – Надежда Михайловна начала говорить одновременно с ним, но, услышав Костин вопрос, спохватилась. – В том-то и дело, Котюнчик, что папа заикнулся деду, а тот мимо ушей пропустил. Вильнул в сторону, а папа – ты его знаешь – не стал настаивать. В том-то и дело, что с дедом надо целенаправленно поговорить. Надо, чтоб вы с отцом с ним поговорили.

– Я? – поразился Костя.

– Да, Котюнь, очень важно, чтобы именно ты, – Надежда Михайловна доверительно понизила голос. – Дед тебя послушает. Ты должен ему изложить всё, как есть, – как я тебе изложила. Так и так, скажи: надо переоформить на Максима.

– Мам, как же я могу ему указывать?

– Да ну не указывать! – отмахнулась Надежда Михайловна. – Объяснить просто всё. Чтоб от тебя это исходило. Он же переживает, чтобы ты не обиделся.

Костя принялся озадаченно тереть веки, натёр до красноты и растерянно, почти затравленно, уставился на Надежду Михайловну.

– Ладно, – вмешался Пётр Васильевич. – Я сам с батей поговорю. Приспичило тебе Костю подключать. Неудобно ему так вопрос ставить – я его понимаю. Мне и самому неудобно мешаться в чужие дела.

– Ну, если ты считаешь, что это чужие дела, – обомлев, развела руками Надежда Михайловна.

– Надя, неудобно оно, понимаешь, неудобно. Ты же не идёшь к нему сама тоже, потому что неудобно.

– Так ради сына можно и потерпеть, если тебе неудобно! – рассердилась Надежда Михайловна. – Если бы это был мой отец – я бы пошла и не задумалась бы даже, удобно мне или нет. Я бы и к твоему отцу пошла, если бы он меня послушал. Я готова идти хоть сейчас – так он же слушать не станет. – Тут она переключилась снова на Костю. – Поговори, Котюнчик, – взмолилась она. – Ну, как умеешь, поговори. Я и не рассчитываю, что ты ему приказывать станешь. Поговори просто по-человечески, чтобы он видел, что ты не против, что ты сам так считаешь. Помоги брату.

– Надя, я сам поговорю, – перебил Пётр Васильевич.

– Хорошо, – сказал Костя. – Вместе п-поговорим, папа. Надо только момент выбрать.

– Спасибо тебе, Котюнчик, – Надежда Михайловна расплылась в удовлетворённой улыбке и тут же добавила. – Только вы не тяните. Не тяните, умоляю. А то вы со своей деликатностью будете полгода момента ждать. При первом случае поговорите.

Костя кивнул и встретился взглядом с Игорем, который появился в дверном проёме, а за его спиной замаячила Елена Филипповна. Он пропустил её в кухню.

– Так, Костик, твойподносик, – защебетала Надежда Михайловна. Она поставила на него посудину с креветками и передала Косте.

– Петро, – позвал Игорь. – А мне ты нужен.

– Иду, – Пётр Васильевич вытер руки кухонным полотенцем. – Иду.

– Давай, Петруша, мне, я всё доделаю, – Елена Филипповна придвинула к себе доску.

– Моя кухня слишком мала для такого количества людей – у меня голова тут же кругом пошла, – Надежда Михайловна всплеснула руками.

Костя, Игорь и Пётр Васильевич друг за другом вышли. Надежда Михайловна перевела дух.

– Мама, бросай морковку. Возьми поешь. Ты же покушать пришла?

– Сейчас, Надя, закончу и поем, – Елена Филипповна лёгкими, взвешенными движениями стёрла стручок в мелкую стружку.

– Всё, отходи, бросай. Посмотри на часы – тебе пора кушать! Давай, мамуль, чтоб я не переживала.

– Не переживай, – Елена Филипповна, повернувшись боком и приподняв плечо, закрылась от протянутых рук Надежды Михайловны.

– Ну хорошо, позволь я тебе хотя бы на тарелку всё выложу, – Надежда Михайловна посрывала крышки с пластиковых судков.

– И кусочек колбаски, – попросила Елена Филипповна.

– Но только кусочек, – поколебавшись, согласилась Надежда Михайловна и поставила перед ней тарелку. – Кушай, мамуль.

Елена Филипповна с аппетитом принялась за еду. Надежда Михайловна сунула под струю воды куриное филе.

– Зачем Игорю Петя понадобился, мамуль?

– На рыбалку собирается, – ответила Елена Филипповна, не отрывая взгляда от тарелки. – Что-то по снаряжению там хочет…

– Как – на рыбалку? Когда?

– Завтра.

– И ты его пускаешь?

– А он меня спрашивает? – засмеялась Елена Филипповна.

– А Аня что? Или он её так же, как тебя, спрашивает? – Надежда Михайловна с безнадёжным видом потрусила головой. – Сумасброд. Неймётся ему.

Елена Филипповна прыснула.

– А ты ему потакаешь, – Надежда Михайловна обиженно повела бровями, видя, что её последняя фраза ещё сильнее развеселила Елену Филипповну. – Ну а остальные что делают?

– Паша с дедами в карты играет. Сима у нас в шкафах ковыряется. Максим за компутером.

– А Ксюша?

– Со Светой греться пошли.

– Ну хорошо. Подружились они?

Елена Филипповна пожала плечами. Надежда Михайловна махнула рукой.

– Света с кем хочешь подружится.

– Золотая девочка, – согласилась Елена Филипповна, смакуя куриное крылышко.

– Костик же видел, что брал.

Елена Филипповна молча захихикала.

– А что? Костик бы плохого не выбрал. Он к Светке со всех сторон присматривался – ты вспомни. Костик осторожный. А Максим, – Надежда Михайловна в сердцах махнула рукой. – Такой бесхитростный, – она вздохнула. – Не знаю, что эта Ксюша из себя представляет. Как она тебе показалась?

– Красивая девочка, – сказала Елена Филипповна.

– То-то и оно, что красивая. Красивых не умом выбирают.

– Чем же она тебе не подошла? – снова развеселилась Елена Филипповна.

– Да кто ж тебе говорит, что не подошла, – разозлилась Надежда Михайловна и добавила задумчиво. – Только Костик бы Ксюшу не выбрал. Точно тебе говорю.

Елена Филипповна беспечно пожала плечами.

– А что Аня – где? – помолчав, спросила Надежда Михайловна.

– Наверху, наверное.

– Надо было её пригласить, когда вы на санки шли. Как бы не обиделась.

– Мы приглашали, она не пошла, – возразила Елена Филипповна. – Говорит, не люблю зимой гулять – зябну. Я, говорит, десять минут по двору погуляла, вся продрогла. Останусь лучше, почитаю.

Надежда Михайловна неопределённо хмыкнула.

– Вот тоже личность. Твой сын выбирал. Из каких соображений – ума не приложу.

– Любит он её, – со счастливым прищуром сказала Елена Филипповна.

– Любит, – проворчала Надежда Михайловна. – Любовь, мама, в семейной жизни – как газы в напитке. День-другой пузырится – вкусно, что шампанское, а потом смотришь – а там вода. В семейной жизни для счастья другое кое-что надо, кроме любви.

– Надя, положи мне ложку оливье, – попросила Елена Филипповна.

– Мамуль, не надо тебе. Тут майонез. Давай я тебе лучше сотэ положу.

Елена Филипповна полезла в холодильник самостоятельно.

– Мама!

– Так, иди, – Елена Филипповна раскинула локти в стороны, защищая миску с салатом, как ласточка, оберегающая птенцов от хищника. – А я сейчас Алёшу развлекала – фотографии ему показывала, – доев салат, вспомнила Елена Филипповна. – А то он сидит в зале, к стеклу жмётся, с рюмкой – и не пьёт. Такой стеснительный, что ли?

– Слушай, – всплеснула руками Надежда Михайловна. – По поводу Алёши – как тебе это нравится: взял и приехал. Ни с того, ни с сего. Лет семь у нас не был, и вдруг.

– Может, случилось что? Петя у Сени не спрашивал?

Надежда Михайловна озадачилась.

– Я как-то не догадалась.

– Я думала у него спросить, так он такой стеснительный.

– Мне он не показался стеснительным, – возразила Надежда Михайловна, поразмыслив. – Какой-то он темноватый парень, – Надежда Михайловна поёжилась. – И взгляд у него неуютный. Но ты молодец, что догадалась – надо Галочке позвонить. Я позвоню ей вечером, попробую выспросить.

Елена Филипповна помыла свою тарелку и зыркнула на часы.

– Без десяти три. «Роксолана» сейчас начнётся. Ты не пойдёшь смотреть?

– Да если бы я могла, – воскликнула Надежда Михайловна, оживляясь. – Иди, мама, смотри, мне не до «Роксоланы».

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

8. День второй. 30 декабря. Эпизод 1. Беспечное утро измотанных любовников...
9. Эпизод 2. Житейский диалог планет...
10. Эпизод 3. Футбольный прокол и юридическая реабилитация...
1011 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 02.03.2024, 12:01 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!