HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 г.

Ирина Ногина

Остановка

Обсудить

Повесть-пьеса

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение потребуется 7 часов | Цитаты: 1 2 3 4 5 6 | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 20.12.2015
Оглавление

4. Эпизод 3. Анечка. Говяжьи медальоны...
5. Эпизод 4. Привередливая невестка...
6. Эпизод 5. Другая свекровь...

Эпизод 4. Привередливая невестка...


 

 

 

Привередливая невестка. Мужчина-мечта в призме воспоминаний фантазёрки. Язвительный старик и злосчастная олимпиада. Загадочный бизнес-партнёр.

 

– Нашли своё вино, Ксюша? – поинтересовалась она, обнимая невесту своего сына.

– Нашли, – укрывшись от снегопада под козырьком, Ксюша принялась выравнивать колорированную чёлку.

– Дашь хоть попробовать! – крякнула Надежда Михайловна, следя, как Максим под руководством Петра Васильевича паркуется. – Петя, может, пусть Максим в гараж заедет? Занесёт же снегом машину.

– Ничего ей не будет, – откликнулся Пётр Васильевич. – В гараже моя машина стоит. Неохота сейчас разъезды затевать.

– Вот эгоист!

– Отцепись, мать! Детям за стол не терпится, а ты со своей вознёй их голодом заморишь.

– Поняла? – Надежда Михайловна повернулась к Ксюше. – Голодом вас заморю. Идём в дом. Пусть сами тут разбираются.

Максим с отцом догнали их в прихожей.

– Боже, какое у тебя классное платье, – восхитилась Надежда Михайловна. – Какая расцветка. Новенькое?

– Макс подарил, – похвасталась Ксюша, стаскивая замшевые сапоги.

– Какая прелесть, – Надежда Михайловна критически оглядела сына. – Максим, ты что, без шапки? У тебя вся голова в снегу.

– Мам, я же на машине, зачем мне шапка? – фыркнул Максим, целуя её в щёку.

– Максим, ты соображаешь? А пока ты до машины идёшь? И от машины? А пока прогреваешь? Ты что, шапку себе не можешь купить? Так ты скажи – мы с папой выкрутимся как-нибудь, соберём тебе на шапку!

– Ёлки-палки! Не успел приехать, у меня уже беременная голова! – неприязненно жмурясь, отмахнулся Максим. – Дай покоя.

– Ксюша, ты как за ним смотришь? – не унималась Надежда Михайловна. – Такие из себя умные оба, а чтоб за здоровьем следить, мозгов не хватает. А твоя где шапка, Ксюша? Мать знает, что ты без шапки ходишь в мороз?

– В замороженном мозгу воля к сопротивлению практически равна нулю, что делает его лёгкой мишенью для маньяка. Спасти могут только ноги. Скорее, котёнок, – Максим схватил Ксюшу за руку и увлёк в гостиную.

– Паразиты, – буркнула Надежда Михайловна, устремляясь за ними.

Пока Максим пожимал руки мужчинам, Ксюша прошла к столу и, плавно изгогнувшись, опустилась на стул по правую руку от Симы, рядом с ней занял место Максим.

– Клёвое платье, – заметила Сима.

– Спасибо.

– Подрастёшь, отрастишь формы, и у тебя такое будет, – тут же вставил Максим. – Лично подарю, клянусь!

Сима невозмутимо пережевала мясо, проглотила и с мерзкой улыбкой возразила:

– Чего я искренне боюсь – так это отрастить формы, о которых ты говоришь. Судя по тому, как ты сам справился с взращиванием, – Сима скосила глаза не упитанный живот Максима. – Я думаю, что воспользуюсь советами какого-нибудь другого специалиста. А то, чего доброго, тоже отрастёт не то, что хочется.

– Не хами. Всё отросло как надо. Ты такое только на картинках и видела, – воскликнул раздразнённый Максим. – К сказке про репку.

– Вот борзой, – поразился Игорь, переглядываясь с Надеждой Михайловной.

– Что, Михалыч? – переключился Максим.

– Борзой, говорю, сделался.

– А что делать? Издержки профессии.

– К-как машина, Макс? – поинтересовался Костя. – Бегает?

– Рвёт!

– Ты уже и на машине? – спросил Игорь.

– Да, – ответила за сына Надежда Михайловна. – Это у него первая серьёзная покупка. Ты разве не видел, Игорь, Максимкину машинку? Ой, такая солидная. Кучу денег стоит.

– Где ж ты такие деньги взял? Раздел кого-то в суде?

– Ага, и не только раздел, – сострил Максим. – Было продолжение.

– Максим, ты стал таким пошляком, – ужаснулась Надежда Михайловна.

Максим загадочно переглянулся с невестой.

– Ксюша, а вы вместе с Максимом работаете? – осведомился Игорь.

– Да, в одной фирме, – кивнула Ксюша. – Можно на «ты». Мне не так уж много лет.

– И что, тоже раздеваете людей?

– Иногда приходится, – улыбнулась Ксюша.

– Но ты волнуйся, Михалыч, это у них не последняя одёжка.

– Так, пьём, – перебил Пётр Васильевич. – Ксюня, чего тебе налить?

– А там вино мы привезли, – вспомнила Ксюша. – Сейчас я принесу.

– Я принесу, котёнок, сиди, – остановил её Максим. – Я в прихожей кулёк бросил.

– Ксюша, подай свою тарелку, я положу тебе ещё один медальончик, – протянув руку, потребовала Надежда Михайловна.

– Нет-нет, спасибо, мне достаточно.

– Тогда картошечки, да?

– Нет-нет, спасибо.

– Что, невкусно, да? – обиделась Надежда Михайловна.

– Что вы, очень вкусно! – заверила Ксюша. – Просто я не ем так много.

– Мама, она должна фигуру поддерживать, – Максим вернулся с вином.

– Конечно, ваши суши и пицца гораздо лучше сохраняют фигуру, чем домашняя картошка и отборная говядина.

– Суши – низкокалорийная пища. А пиццу Ксюша не ест.

– Ужас какой-то – ничем не угодишь вам.

– Пожалуйста, не беспокойтесь, – настоятельно проговорила Ксюша. – Всё необыкновенно вкусно. Вот этот ваш салат – обалденный. Можно его добавки? Вместо картошки.

– Бери, моя кисюня, – расцвела Надежда Михайловна. – Я замолкаю. Всё сама себе бери, что хочешь. Главное – не стесняйся. Я же почему навязываюсь? Боюсь, что ты постесняешься взять.

– Да, Ксюша очень стеснительная, – пробубнил Максим с полным ртом. – Вообще все юристы – стеснительный народ. Вечно стесняются попросить, так что приходится без спроса брать.

Сима исподтишка глянула на Максима. Вот он, этот чудо-мужчина, старший юрист авторитетной адвокатской компании. На которого взирают с надеждой и скепсисом, которому доверяют грязные секреты, которого слушают с угрюмым вниманием. В любую минуту к вашим услугам, во всякой ситуации подбирающий нужные слова, неизменно одетый с иголочки, всегда сохраняющий спокойствие.

Глядя на него, можно подумать, что у него не растёт борода, в ушах не образуется сера, рубашки сшиты из немнущейся ткани, а пищеварительная система работает по безотходной технологии. Слушая его, кажется, что он ни разу в жизни не написал «я» после «ч», не заплатил штраф за нарушение правил дорожного движения и не повёлся на кидалово.

Чем обуславливается его поведение? Почему он выбирает данную конкретную минуту, чтобы выйти из кабинета или бросить документ на принтер или заварить себе кофе? Чем руководствуется, когда бросает незавершённое дело и отправляется на встречу на другой конец города? Почему переносит совещания с одного дня на другой? На чём базируется его профессиональный расчёт, его безупречная самоорганизация?

По левую руку от него сидит чудо-девушка, юрист авторитетной адвокатской компании. Она шлёт ему электронные письма по корпоративной почте, зажимается с ним в кухне, когда они остаются там одни, и подстраивает сходки в туалете. Выезжая в суд, она всегда пишет ему, как долго будет занята, и, если он оказывается вне офиса, предлагает вместе пообедать. Когда ей скучно, она звонит ему на мобильный и слушает его шёпот, возвещающий, сколько ещё продлятся его переговоры, или поминутно отвлекает его от составления искового заявления легкомысленными эсэмэсками.

А спустя лет семь или десять, выйдя на перекур, где в беседе с партнёрами бизнес проекты уступят место ресторанам, курортам и охоте, он, отпуская авторитетные комментарии, будет пролистывать в органайзере список порученных ему покупок или думать о высокой температуре их ребёнка, которую никак не удаётся сбить. С ним будут кокетничать словоохотливые секретарши, на его безымянный палец будут поглядывать дочери клиентов, слушательницы конференций будут задавать вопросы по существу его докладов и дискутировать с ним во время кофе-брейков. Он будет выводить из себя судей своей манерой вести дебаты, его будут ненавидеть продавцы, врачи и учителя его детей, сытые по горло его лекциями об их обязанностях.

Вот он, шести лет от роду, держит сломанный двухлетней Симой вертолёт, и плачет горькими слезами, и толкает расплакавшуюся от жалости к нему сестру, и пускает со страха и стыда струю. И спустя пять минут, пристыжено прикрыв очаровательные синие глазки окладистой грядой ресниц, под гнётом маминого взгляда невнятно лепечет извинения, и его пухлые губки обиженно кривятся, и крошечная Сима вновь готова разрыдаться от жалости к нему и спешит прислониться к его вздрагивающим щекам, и у самой Надежды Михайловны глаза на мокром месте от умиления.

Сима невольно засмотрелась на Максима, как он самодовольно вытягивает губы, слушая Игоревы байки, каверзно щурится, отвечая на вопросы, театрально запрокидывает голову во время смеха, и обнаружила ту же густоту ресниц и ту же претенциозную кривизну рта, какие были у него в детстве.

– Кисюня, ты так и не ответила мне, – услышала Сима мамин голос. Надежда Михайловна доверительно наклонилась к Свете. – Кому вы помогаете?

Света конфузливо поёжилась.

– Как вы и сказали, – промямлила она.

– Интернатам? Или кому-то конкретному?

– Да-да, – закивала Света.

– Что да-да? – не отступала Надежда Михайловна. – Вы, ты говорила, и деньгами даёте? Извини за любопытство, сколько же денег, если не секрет?

– Мама, – утомлённо гаркнула Сима. – Мама! Не слышишь, что ли? Вон интересуются, почему Костя в моряки не пошёл.

– Да, почему? – ухватилась Света и с бурным оживлением обратилась к Игорю. – Вы так и не досказали. Если Пётр Васильевич так был настроен, как же случилось, что Костя на математический поступил?

– А это мне неизвестно, – не моргнув, ответил Игорь. – Понятия не имею. Всегда хотел спросить и всегда забывал.

– Ну да, не знал ты, – усомнилась Надежда Михайловна. – Всё ты знал. Давай рассказывай, как Ольга Викторовна пришла. Расскажи, Петя.

– Лучше ты, Надя, – отнекнулся Пётр Васильевич, наполняя рюмки.

– Естественно, – вздохнула Надежда Михайловна. – Короче, в конце учебного года приходит к нам домой Костина классная руководительница – Ольга Викторовна Козловская, – заговорила Надежда Михайловна, смачно прицыкивая после каждой фразы. – Мол, есть разговор. По поводу Кости. Я усаживаю её в кухне, а у самой в горле пересохло – к чему готовиться. Спрашиваю, звать ли Петю или что-то такое, что лучше между нами. Она говорит: обязательно звать. А лицо у неё такое, как будто сейчас она скажет, что Костя девятый класс на тройки закрывает. И вид такой решительный-решительный. Меня то в жар, то в холод бросает. Приходит Петя. И тут она про меня как будто забывает и начинает Пете: ваш мальчик, говорит, самородок, это такое дарование, такой талант. Не губите его, не отдавайте в мореходку. Я, говорит, не сама к вам пришла – меня учитель по математике надоумил. Слышали бы вы, что он о нём говорит: что такого мальчика он за всю свою педагогическую практику впервые встречает, что ему прямая дорога – к вершинам математической науки. А слышали бы вы, что они о нём другие преподаватели говорят: и по физике, и по биологии, и по информатике. У него такие способности. Ну и так далее и далее. Дайте ему, говорит, полное образование получить, не вырывайте из школы, может, передумаете за два года, а не передумаете, так у него хоть аттестат полный будет. За руку Петю, слышишь, трясёт. И прямо умоляет. У меня от сердца отлегло, я на Петю глядь – а у того лицо вытянулось. Он же себе плавал и не вникал, что у него сын – гигант математической мысли. А Ольга Викторовна себе и дальше заливается – напела Косте дифирамбов, и от Пети добивается, переменил ли он своё решение. А Петя молчит, что сказать – не знает. Она говорит: не уйду, пока не увижу, что вы всё восприняли. Петя мямлит, мол, мы подумаем, раз такое дело, посоветуемся. А потом вызвал Костю на разговор. Костя ему так и так: кем хочу быть – пока не знаю. Против математического ничего не имею. Против мореходки тоже ничего не имею. В общем, Петя подумал и решил подождать два года. А там само собой всё стало ясно.

– Вот видишь, Костя, тебя вершины науки ждали, а стал ты упитанной банковской крысой,– подытожила Сима.

Костя закивал.

– Ничего, ничего, нам подходит, – засмеялась Света.

– Ты не понимаешь, – насмешливо возразила Сима. – Сейчас бы Костино имя на учебниках писали, а на кафедре висел бы его портрет. Ездил бы по планете с докладами и лекциями, а тебя бы от гордости распирало.

– Мы и так будем по планете ездить – с туристическими путёвками.

– А думал ли ты, выигрывая олимпиады и мечтая, как перед тобой откроется весь мир, что твоя перспектива реализуется в просторной офисной клетке и наращивании приобретённых большим дядей активов?

Костя с безотрадной усмешкой выразительно посмотрел на Симу.

– Кока миг бы кым завгодно стать, – заявил Василий Трофимович.

– Ну ещё бы, – поддакнул, смеясь, Пётр Васильевич.

– Да! Цэ ще Максиму пощастыло, що Кока юрыстом не став.

– Чего это? – Надежда Михайловна сделала большие глаза.

– Ага. А що б тоди Максиму робыты, якбы той став юрыстом. Такый конкурент.

– Эк, зацепило старого, – азартно тряхнул головой Максим.

– Вот ещё выдумали! – возмутилась Надежда Михайловна. – С чего это?

– Ага. Кока завжды першый. Он вин олимпияду як выграв! Був бы першым юрыстом.

– Ты дывы, – Максим насмешливо выкатил глаза. – Восемьдесят пять лет, а такое слово знает – олимпияда!

– Олимпиада – не показатель, – разгорячено возразила Надежда Михайловна. – У Кости к математике предрасположенность, а у Максима к юриспруденции.

– А що ж тоди Максим олимпияду не выграв, якщо в нього предрасположенность?

– Что вы этим хотите сказать? – угрожающе прищурилась Надежда Михайловна.

– Затем, чтоб ты спросил, дед! – весело гаркнул Максим.

– Дед, олимпиада – не п-показатель, – подтвердил Костя.

– Ты думаешь, дед знает, что такое юрист? – тряся плечами, захехекал Максим. – Услышал слово и повторяет. Он думает, юрист – это ботан такой в райсобесе за столом, сидит, бумажки перебирает и кричит: «В очередь, в очередь! За субсидиями? Приходите завтра».

– Вы слышали, как он говорит? – возбуждённо наседала Надежда Михайловна. – Как он переговоры ведёт – слышали? А когда его по телевизору показывали, как он выступал – забыли? Мне все звонили, восхищались. Даже коллеги со старой работы, с которыми я уже сто лет не общалась.

Дед пренебрежительно отмахнулся, всем своим видом показывая, что остался при своём мнении, но спорить не стал.

– Ах, этот дет, ах, этот дед, не мог не вставить про олимпиаду, ох и язва! – раздался над столом насмешливый голос.

Сима повернула голову и увидела Волкова. Её удивило, что, поглощённая своими мыслями, она даже не заметила, как он пришёл.

– Ах, этот Максим, ах, этот Максим, – продолжал Волков, манерно всплеснув руками. – Притворяется, что ему хоть бы что, а самого-то муллит, муллит эта олимпиада.

– Волков! – встрепенулся Пётр Васильевич. – Откуда ты взялся? И когда?

– Когда ни когда, а вижу, что поздно, – Волков застучал каблуками, выйдя на середину комнаты. – Глазки-то у тебя уже косят, и вид осовевший. Похоже, толку с тебя сегодня уже не будет.

Надежда Михайловна выпрыгнула из-за стола и понеслась в кухню за тарелкой для нового гостя. Волков почтительно кивнул – почти поклонился – присутствующим.

– Добрый вечер. Извините, что вклинился в семейный разговор, – он поспешно ответил рукопожатием на протянутую Игорем руку, похлопал по плечу Костю и подмигнул Максиму, сидевшему напротив, после чего вновь уставился на Петра Васильевича. – Идём со мной.

– Куда идём? Ты что, с ума сошёл? – воспротивился Пётр Васильевич.

– Идём, идём, не даром же я скомкал тебе семейный ужин. Идём, Петя, поговорим.

– Какой поговорим? – пьяным голосом возмутился Пётр Васильевич. – Отстань от меня, Волков. Я этих людей, может, много месяцев не видел. С ума ты сошёл? Кто тебя вообще впустил?

Волков оценивающе оглядел Петра Васильевича, тяжело вздохнул и снисходительно покачал головой.

– Завтра, всё завтра, – зашептал ему Пётр Васильевич, делая невразумительные знаки. – Все дела – завтра.

Волков уже и не смотрел на Петра Васильевича. Усевшись на сервированное для него место и шепнув Надежде Михайловне, чтобы она не суетилась, потому что он не голоден и задержится ровно на одну секунду, он уже пожирал взглядом собравшихся, в особенности, незнакомую ему Ксюшу.

– Познакомишь с барышней? – играя бровями, обратился он к Максиму.

– Это Ксюша, – ровно сказал Максим.

– Ай да Ксюша, – ухмыльнулся Волков. – Очень приятно познакомиться. Волков.

– А по имени отчеству как? – уточнила Ксюша.

– На кой тебе мои имя и отчество? Скажешь Волков – я отзовусь.

– Всё-таки неудобно как-то, – Ксюша повела плечом.

– Ну зови Риней, так и быть, – разрешил Волков, глумливо глазея на остальных.

– Риня? – Ксюша выгнула брови и вопросительно взглянула на Максима. – Это по-какому? Нет уж, давайте лучше имя отчество.

– Ах ты ёлки-палки. Далось тебе. Имя отчество моё – Северин Валерьянович. Да, так вот поиздевались родители. Ну и что? Я ж тебе пока ничего плохого не сделал – не станешь же ты меня с бухты-барахты так называть, – Волков с несколько разочарованным видом отвернулся от Ксюши. – Я чертовски рад всех вас видеть. Не удержусь – выпью по такому случаю.

Пётр Васильевич только того и ждал.

– Смотрю на вас, а сердце радуется, – признался Волков, осушив рюмку. – Взять любую деталь или всё разом. Хотя бы вот стол – вы посмотрите, как она выложила салфетки: уголок к уголку, посмотрите на эти тарелки – они как вишнёвый сад повесне: сверкают и пахнут, а как расставлены блюда – это же фреска Рафаэля.

– Никто не заметит – он заметит, – шепнула, сияя, Надежда Михайловна, как бы сама себе.

– И всё семейство в сборе, как карты в пасьянсе. Все блестят, все прелестны, удивительны. Смотрю на вас, как на картину – глаз не отвести. Так и хочется вертеть во всех ракурсах, видеть игру всех красок, читать вас, как книгу, любоваться вами, как величайшим шедевром. Бесподобно.

Скрипнул паркет под отодвигающимся креслом Михаила Степановича.

– Поздний час, – глухо пробасил он, скользнув выжидательным взглядом по Елене Филипповне. – Ладно, сиди. Я сам.

Тут Надежда Михайловна, спохватившись, всплеснула руками.

– Так я же чай собиралась! Ах, этот Риня, станешь тебя слушать – и рот откроешь. Сима, куда ты намылилась, ещё чай будет!

– Я наелась до отвала, хочу завтра пораньше встать.

– Собирать тарелки, Надежда Михайловна? – вызвалась Света.

– Обязательно. Я иду в кухню.

– Я вас сейчас догоню.

Волков встал и протянул руку Петру Васильевичу.

– Ты что? – насторожилась Надежда Михайловна. – Куда собрался?

– Иду, хозяюшка, – стремительно приблизившись к ней, Волков заключил её в объятья. – Чай буду дома пить.

– Ну, Риня! – раскрасневшись от удовольствия, запротестовала Надежда Михайловна. – У тебя такого чая дома нет, как у меня. Куда тебе спешить? Остаёшься – решено.

– Не могу, душа моя, не могу, хозяюшка, – распластав ладонь на шее, запричитал Волков. – Ах, как она посмотрела, какой животрепещущий упрёк в этом взгляде.

– Ты кончай заливать, – отрезала Надежда Михайловна. – Зачем тебе домой?

– Завтра, завтра, всё завтра, – целуя ей руку и выскальзывая из гостиной, прошелестел Волков.

– Вот паразит, – проворчала Надежда Михайловна и, грозно оглядев всех, потрясла указательным пальцем. – Не расползаться! Будете мне пить чай – никуда не денетесь! Для кого я шарлотку пекла?

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

4. Эпизод 3. Анечка. Говяжьи медальоны...
5. Эпизод 4. Привередливая невестка...
6. Эпизод 5. Другая свекровь...
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


05.08.2022. Недавно повесть, которую у вас рецензировали, была напечатана в Оренбурге, в журнале «Гостиный двор», 1-й номер 2022. Хочу обратиться к услугам вашей редакции вторично, так как без тех советов, которые я от вас получила, мой текст так бы и остался разрозненными кусками уровня самиздата. Стало намного лучше. Сейчас жду размещения номера в «Журнальном мире».

Елена Счастливцева


30.07.2022. Хочу выразить благодарность за публикацию и отдельную благодарность Игорю Якушко за то, что рекомендовал читателем рассказ к прочтению!

Анатолий Калинин


30.06.2022. Хочу ещё раз выразить вам благодарность за публикацию… каждый день мне пишут люди, что прочли рассказ. Сегодня было обсуждение с мастером, он благословил меня на роман:)

Ана Ефимкина


25.06.2022. Благодарен вам за публикацию моего произведения. Благодаря вам мои работы стали появляться в печати!

Александр Шишкин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Запчасти для кофемашин и кофеварок krups remochka.ru.
Поддержите «Новую Литературу»!