Форум журнала "Новая Литература"

19 Сентябрь 2019, 00:43:44



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 ... 5
1  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Январь-февраль. Стихи (№57)» : 10 Март 2012, 01:37:47
Зайцева Елена. Критический обзор «Январь-февраль. Стихи (№57)».

...Юрий Гундарев, сборник «Пятистрофие». Впечатление скорее хорошее. Содержательно, ярко. Серьёзно, искренне. «…Я просто так‚ первобытно и беспричинно /с воистину волчьим аппетитом Сократа / мир поглощаю: мчащиеся машины‚ / запаздывающую маршрутку даже…» – так и есть, очень живое, объёмное мировосприятие. Чего не хватает: по мне так не хватает чего-то сверх. Работа идёт по силам, по возможностям, и это немаленькие силы и хорошие возможности, но хочется-то невозможного. Текстов, которые поразили бы – да и даже по-настоящему запомнились, остались со мной – нет.

 

Лилит Мазикина со сборником «Солнце» мне так же, как и с прошлым сборником: тексты-эмоции, чувства, не всегда внятные за пределами чувствующего:

 

Босиком по мокрой траве – розовой, розовой;
 сердце сыпалось на бегу звёздами, звёздами.
 Дождь ушёл, сбежал за луга в радугу, в радугу,
 и в траву ты, будто в стихи,
 падала…
 
 
 (Лилит Мазикина, «Девушке по имени Хельга»)

 

Это стихотворение полностью, не отрывок. Лилит, я верю, знает, что это за девушка, почему Хельга, а не, например, Ольга. Может, это цыганская легенда какая-то, история – Лилит, цитирую с авторской странички, цыганская журналистка – но я-то приморская нежурналистка, смысл ускользает...

2  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Осеннее (№56)» : 19 Декабрь 2011, 23:48:55
Зайцева Елена. Критический обзор «Осеннее (№56)».

Рассказ Юрия Горбачёва «Потерянный» мне этаким грибом-мутантом видится. Шляпа гигантская (громоздкая, переподробная «вводная часть»), а ножка (собственно история) небольшенькая, худенькая. Делать нечего, сжевала – на голосовании-то я, честно говоря, не доела. Давко. Не бессмысленно, нет. Всё правильно, всё это куда-то там к заповедям восходит, но чего-то героям не хватает, и взять это абсолютно неоткуда. Не стали они ближе. И дальше не стали, где были, там и остались. Если бы они не этого «потерянного» встретили, а, скажем, в кафешке поругались или винограда объелись – то же отношение, тот же взгляд издали… Хорошее, «заповедное» ядро – рассказа не вытянет. Нужно, чтобы какие-то дверцы пооткрывались, а пока они закрыты, всё далеко. Здесь – бесконечно-подробное начало ни одной из таких дверей не открывает. Получаются герои, простите за каламбур, напрасно с головы до ног описанные. И всё, что бы с ними ни происходило, не считается. (Рассказ «Белая ворона», тоже сентябрьский, – те же «не считается», «давко-пресно». Те же и даже больше).

«Взгляд воды» Маргариты Пальшиной, видимо, задумывался как красивый. А получился красивеньким. Рафинированным, искусственным. Зеркала, скульптуры. Отражения, благоухания. Галёрки, биеннале, говяжьи языки, тушёные в красном вине. В общем, давайте будем считать, что я чего-то не поняла, но так и хочется водки к кильке.

Сервиз Семёна Каминского вернее, рассказ Семёна Каминского «Сервиз Гарднера» – даже не знаю, рассказ ли. Некое (вполне аккуратное) изложение действительно произошедших или могших произойти событий. Канва – хронология, объект – сервиз, субъектов – практически нет, это тени, это «архетипы» (девочка, мальчик, папа, мама, дедушка, бабушка). Сервиз был, сервиз есть, сервиз никуда не денется, будет. А вот что там всё-таки с рассказом… Для него ведь рассказывание нужно. Давайте-ка представим говорящего – движения, десятки-сотни каких-то хорошо видимых или малоуловимых движений, мимика, паузы, «цыкания» всевозможные. На письме всё это тоже есть – должно быть. Возьмём ноябрьскую «Виллу Розу» Натальи Кожевниковой, текст очень «мимический», живой. «…Она говорит, вид у него странный? Серый, Серенький помирать, между прочим, собрался!» Видите – всплеск. Всплёскивает руками тот, кто это говорит. Рассказывает, а не излагает. С. Каминский – излагает, для сравнения: «…Мама и Маруся сидели на полу среди корзин, узлов и баулов, которые стали складывать прямо посередине квартиры уже несколько дней назад. Маруся знала, что они едут вместе с жестекатальным заводом, на котором главным инженером работает папа, и отъезд этот называется не просто отъезд, а «эвакуация»…».

«Воспитательницу дебилов» Ирины Власенко я уже упоминала и по сей день так считаю: получше стихов. Но на фоне вышеназванного (даже и вышеругаемого) как-то теряется. Всё-таки… топорненько («неспешно двинулся тропой воспоминаний»)...

3  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «…Словно и не бывало – 2 (№55)» : 08 Ноябрь 2011, 19:30:27
Зайцева Елена. Критический обзор «…Словно и не бывало – 2 (№55)».

В июле из поэтических публикаций – два сборника Ярослава Каурова. Я уже упоминала этого автора, ругала за «эпохальность», и он, похоже, исправляется, теперь это уже не «одинокий греческий философ», а «Словно талая вода я, / Промываю синеву». В общем, проще. Проще и веселей. Местами, правда, совсем уж весело («Тополь, добротою зачарован, / Шелестит ресницами ветвей…»).

 

Поэтический август открывает Марта Старр сборником «Миражи боли». Не сборник, а хэллоуин какой-то – треснутые кости, рваные вены и странные блажи:

 

…Моя странная блажь
 Обнажёнными пальцами смешивать угли в камине
 (Отгоревшая кожа – кусками на мраморный пол)
 Опираясь на стены, вконец от тоски обессилев
 Без огня твоих глаз. Я хватаюсь поспешно за ствол.

  
             (Марта Старр)

За ствол так за ствол... Но мне почему-то дерево представляется. И не любит оно, когда за него хватаются, отмахивается своими руками-ветками (всё-таки не ресницами, нет, Ярослав Валерьевич). Тем более что костюм у хватающейся такой «буйный», даже для маскарада.

 

 

В сборнике Лилит Мазикиной («Верхом на ветре») кровавости тоже хватает, но, по-моему, она не такая бутафорская. Не хэллоуин, другое. Нервность. Такая вот… эмовитость. Стихи или нет, но эмоциональные тексты точно. Очень частные...

4  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «…Словно и не бывало – 1 (№54)» : 10 Октябрь 2011, 17:52:32
Зайцева Елена. Критический обзор «…Словно и не бывало – 1 (№54)».

...Немного о воодушевлении. Первую строчку я бы поправила: «ТЫ НЕ ПИШИ – и боль уйдёт», ну и, соответственно, дальше бы кое-какие изменения пошли («Перо хватать не торопись» – и т.д.). Вот вам честное пионерское, редкий человек умеет пографоманить себе во благо, хотя, конечно, я не конкретно к Ирине Власенко обращаюсь с таким «НЕ ПИШИ», это было бы несправедливо, рассказики у неё получше (взять хотя бы недавний, сентябрьский, «Воспитательница дебилов»).

 

Вдвойне это было бы несправедливо по отношению к Зауру Кулиеву, втройне – к его июньскому сборнику «Мыслеполитен». Сборник мне нравится. Нравится настолько, что я и песни послушала (http://www.rocklab.ru/view/groups/21696.html). «Песни протеста», так я их про себя назвала. То есть с протестом – всё нормально. С чем плоховато? С мелодией. С тем расположением звуков, которое производит впечатление чего-то законченного, осмысленного, запоминается, притягивает, его интересно и хочется слышать… Такого расположения звуков – не было. В итоге? Тексты озвучены, пропеты, но вот песни ли это… Как это соотносится с тем, что я хочу сказать о сборнике: по большому счёту ошибка та же. Там – озвученные тексты (не песни), здесь – переброшенные в слова события, наблюдения и т.п. (не стихи). «Переброска» по-своему интересная, говорила и говорю, сборник мне нравится (где-то даже имитируется работа от слова, от звука), но… Ваша поездка в Чехию важней, настоящей, чем текстик об этом, текстик – что-то производное, несамостоятельное, в конечном счёте и нежизнеспособное… Ещё раз: не перегоняйте жизнь на бумагу, на экран, пусть даже и каким-то «литературно грамотным» образом. Событие получаем из текста, а не впихиваем в текст, понимаете? Стихов это касается в первую очередь...

5  Авторские разделы / Зайцева Елена / Благодарность : 30 Сентябрь 2011, 02:42:10
Спасибо, Даниил! Очень дружелюбная рецензия.  Строит глазки
6  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Рассказ «Она не похожа на человека» : 12 Июль 2011, 11:57:24
Зайцева Елена. Рассказ «Она не похожа на человека».

...Полтора часа её нет. Понятно, что если бы она устроила там пьяный дебош, её бы через три минуты выперли… Странно.

Тайсон сидит на корточках, опершись на стенку. В коридорчике. Кажется, спит… Я, наконец, решаюсь позвонить в корпус. Долго решалась, да? Так ведь трубку Лев может взять! Может Мотя, а может – Лев. У них два телефона. И что я Льву скажу? Где моя пьяная подружка?

Трубку взяла моя пьяная подружка. Вернее, не такая уж и пьяная. Я даже удивилась, как эти полтора часа на неё освежающе подействовали. Вполне внятно и даже как-то… чинно она приглашает меня ко Льву Борисовичу!

– Ты, Лер, подойди. Да, к нему. Надо.

Ну, надо так надо. Хоть и страшно тут Тасика одного оставлять…

– …Глянь, – смеётся она.

Лев Борисыч сидел – или как это будет правильней? лежал? – в классической позе «мордой в салат». Правда, в тарелке было пусто, только крошки. Рядом стоял отполовиненный сложнофигурный коньяк.

– Это он с полбутылки так?! – обалдела я.

– Нет, конечно. Это вторая.

– А ты…?

– А я чай пила. – Кивает на подоконник. Кружка. Парочка фантиков… – Слушай, у меня идея. Давай Тасика сюда же приволокём! Надоел. Проспятся… А чё? Ты ж его в лаборатории не оставишь? Вон, глянь, чё этот делает…

Борисыч дотянулся до телефонного справочника и начал его грызть – покусывать угол…

– Так, – говорю, – быстро его на диван!

На диван Борисыч улёгся без проблем. Т.е. мы его, конечно, тащили, но он нам помогал, он старался, это чувствовалось. Улёгся и вроде как окончательно отключился. Мы были в дверях, когда он вдруг поднял голову.

– Лерия Анатольна! – Вид у него был довольный. Как будто он меня узнал – и очень рад. – Валерия! Анатольна… Какие у тебя… подружки… Хорошие! Хорошие! Но… дикие… И знаешь, – он перешёл на шёпот, – она не похожа на человека…

7  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Весна. Вдогонку (№53)» : 24 Июнь 2011, 10:31:04
Зайцева Елена. Критический обзор «Весна. Вдогонку (№53)».

...Сборник Чёрного Георга называется «Les couleurs du temps». («Цвета времени»?):

 

Выходит Сеня на балкон, чтоб пыхнуть сигареткой, –

и красота встаёт кругом, а дело было летом.

А красота встаёт кругом, как некое зерцало,

и ей охвачен каждый дом и каждый куст отсталый.

И Сеня с нежностью глядит, и сплёвывает часто.

А вот плевок его летит, – красивый, словно счастье.

Он станет пищей муравьям, а нет – аксессуаром

для лёгких платьев летних дам – и молодых, и старых… <…>

 

            (Чёрный Георг)

 

Ну что тут скажешь. Шарман, я без шуток. Лучшая публикация этой весны. Старый добрый стёб, весь, как дорогая шкурка, в каких-то цветных переливах (будем считать, что поэтому и les couleurs). Не успеваешь ахнуть, как забавное уже перелилось в какое-нибудь мистическое, пантеистическое, опять в забавное – и уже безо всяких «-стических» просто в хорошее… Если о минусах (не могу же я вот так – просто похвалить! :-)). Некоторые из текстиков – на мой взгляд – целиком такие минусы. «Гений и злодейство» например. Успевает надоесть, толком ещё и не начавшись. «“…Моря достались Альбиону,” – / Сергеич рек; он, раззадорясь, / в пол-уха слушал Альбинони –/ квартетнострунно, в си-миноре…» – и дальше как-то уже не надо, уже не прошло…

8  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Краткая повесть «Всё, что сердцу – Мила» : 30 Март 2011, 21:20:30
Зайцева Елена. Краткая повесть «Всё, что сердцу – Мила».

...Мама провалялась на тахте до обеда. Мила тоже лежала. В этом была какая-то дружественность, синхронность. Мила вспомнила, как из такого же затишья спросила: «Ма, а ты меня любишь?». «Да-а… – протянула мама. – Это не Милёнок, это… тупёнок какой-то. Слушаем и запоминаем. Всё, что сердцу – Мила…»…

Но к полудню маме, по всей видимости, стало скучно, и она стала собираться. Миле это не нравилось, но она молчала. Мама всё равно уйдёт. И придёт часа через два, пьяненькая.

Пила мама, чаще всего, гуляя. Не в том смысле, в котором была убеждена бабушка, а – прогуливаясь. По улицам, площадкам. Усаживаясь на лавки во дворах.

– Да это кошмар. Кошмарно это выглядит, мама!

– Хорошо, я не буду. В нашем дворе.

– А в чьём?!

Мила боялась, что будут «приключения». Приключением могло стать всё что угодно, маму не понимали даже голуби. «Гули-гули», – приглашала она, подкидывая семечки куда-то вверх, и гули-гули в ужасе разлетались. Разлетались обычно и люди. Но люди всё-таки не голуби, кто-то нет-нет, да и подлетал.

Мама была симпатичной – симпатичностью клоуна. Одевалась она как-то слоями, что делало её только худее (хуже! – покатывалась мама, когда Мила пыталась донести до неё этот парадокс), блестючки, зачастую недешёвые, блестели с неё как с ёлки. Но кто-то да умудрялся принять это за таинственное сияние. Последнего поклонника мама приобрела вместе с чебуреками – он ими торговал, его звали Гоги.

– Молодой человечек, я замужем, замужем! Вон какое у меня дитятко взрослое, гуд бай, гуд лак!

Мила стояла в прихожей и в панике соображала, не пора ли вызвать милицию – джигит, благоухающий жаренным, рвался в квартиру. Аргумент был такой – «Нэт!»...

9  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Январь-февраль. Самые-самые (№52)» : 21 Март 2011, 01:17:11
Зайцева Елена. Критический обзор «Январь-февраль. Самые-самые (№52)».

...«Мой синий кит» Славы Дмитриева по-своему неплох. Если по-моему, то «думательные» тексты вообще редко получаются. Чаще всего они нудные. Здесь – нет, с этим автор, как может, сражается, у него и параллельная вселенная, и говорящий кит, и «конная армия для уничтожения главного врага человечества – привычки». Но это тактика. А стратегия? Мы должны задуматься о том, что: 1) мечтать лучше, чем не мечтать, 2) нельзя жить одними походами в супермаркет, 3) нельзя позволить себе закоснеть-задеревенеть, слиться с… (с теми, кто не мечтает, живёт одними супермаркетами, закоснел, слился с…) Вот тебе и «уничтожение главного врага». Что же может быть привычней, чем эта троица?.. Из плюсов (проглядывая и другие работы Дмитриева): прямая речь – почти везде – пять баллов; редкое чувство ситуации; способность – опять же редкая – не бубнить себе под нос, а выходить именно на диалог.

Рассказ Семёна Каминского «Чистая душа» – то ли забавный, то ли грустный, то ли про облом вообще, то ли про динамо в частности. И вот в этом «то ли» какая-то недобранность – не добрались ни до какого берега. Хотя видно, что умным пером писано. Да это по всем рассказам С.Каминского видно (их на сайте ещё четыре).

Ну, и отдельное спасибо Анастасии Бабичевой за «Детсадовское фэнтези для взрослых: о сборнике рассказов В.Мавлетова», сборник заслуживал внимания, слава богу, он его получил, и слава богу, что такое –  толковые замечания в удобной форме. Из минусов (сомневаясь и тем не менее): может ли приём быть знаменитым и прославленным? Речь идёт о способе делать что-либо. Он может быть распространённым, удачным, модным, оправданным и т.д. – а вот знаменитым…?..

10  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Повесть «Катя Андреева, 1-й «А»» : 22 Декабрь 2010, 22:56:11
Зайцева Елена. Повесть «Катя Андреева, 1-й «А»».

Вы когда-нибудь видели привидение? Нет?

«Вот и слава богу!» – сказала бы бабушка. Она всегда так говорит, когда рада, что чего-нибудь не происходит. Но ведь привидение – это интересно!

Катя тоже так думает. И поэтому сразу же согласилась, когда её позвали на него посмотреть.

– Только давайте не будем его так называть – привидение! – сказала Вероника.

– Почему? – удивился Олег.

– Потому что оно обидится, если услышит! Обидится, это точно! – сказала Вероника, и все с ней согласились. Все – это Катя и Олег. И, конечно, сама Вероника. С собой она всегда соглашалась. Так и говорила – «это точно!».

Вероника и Олег – Катины одноклассники, они вместе учатся. Но, разумеется, не по выходным. А сегодня – как раз выходной. Только вчера был тёплый выходной, а сегодня – холодный. Гулять было холодно! Решили так: быстро сходить к привидению – и сразу по домам.

–  А это далеко? – спросила Катя. Бабушка просила её гулять во дворе.

–  Не далеко, там, – как-то не очень понятно объяснила Вероника. Ей разрешали гулять где угодно.

–  Ну всё, пойдём! – сказал Олег. Он торопился. Во-первых, он уже видел это самое привидение, они с Вероникой его ещё в пятницу, после уроков, нашли. А во-вторых, он совсем замёрз, потому что куртка у него не застёгивалась. Если бы это видела мама! Но мама не видела, замок сломался только что.

Олег запахнул свою сломанную куртку, Катя опасливо поглядела на окна (не видит ли бабушка?), Вероника поправила красную резинку на хвостике – и они отправились в путь...

11  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Стихи – хи-хи, или Немного ши (№51)» : 27 Ноябрь 2010, 20:55:37
Зайцева Елена. Критический обзор «Стихи – хи-хи, или Немного ши (№51)».

Как-то без интереса занимаюсь в последнее время стихотворцами. Интерес этот гас, гас, и вот, кажется… В одном из прошлых обзоров вот какую странную штуку я говорю: надо проверять тексты – относительно мира. Не отталкивают ли их вот эти деревья-дома-стены – не отплёвывается ли от них окружающий мир? Совет, конечно, шизоватый, я понимаю. И всё-таки – попробуйте как-нибудь. Давайте попробуем.

Смотрим (прямо по главной странице), что пишут наши поэты:

 

Мой бедный дом, я словно тень
 В тебе, и тени нет покоя
 В твоей беззвучной пустоте,
 Где нас с тобой – печальных – двое…

(Катерина Ремина)

 

У ангела есть несколько часов,
 чтобы со мной о счастье помолиться,
 И допьяна молитвою напиться,
 И повторить: «Все будет хорошо»…

 

(Солнце Вечера
 симпатичный, кстати, псевдонимчик; я бы себе Солнце Вчера взяла, да поздно коней на переправе менять)

 

Что тут скажешь… Когда я вижу «В твоей беззвучной пустоте, Где нас с тобой – печальных – двое», мне почему-то думается: так-таки и в беззвучной? почему печальных? почему не трое, не четверо? На эти дурацкие вопросы можно даже ответить – и даже какие-нибудь внятные, вменяемые ответы дать, это-то я понимаю. Дело не в вопросах и ответах. Дело в том, что текст позволяет так с собой поступать. Выпускает из своего пространства – на какие-то там побочные, – дурацкие как правило, – раздумья, впечатления. Я вижу угол компьютера, все четыре угла, потом стол – у него тоже углы, один, два, три, четыре, – и так далее, далее. И любой из углов сильнее, чем слова на экране. Я совсем отвлекаюсь, я пью кофе, ухожу в письма, в интернет, в работу – и нет никакой разницы, печальных их там двое или трое или четверо, понимаете? Это провал. Это могут быть очень осмысленные и даже красивые и даже оригинальные стихи, но когда любой угол сильнее, – это провал. Хороший текст все эти углы обламывает, срезает, не знаю… растворяет, – он их убирает. Он собой всё пространство занимает, тут уже не до углов…

12  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Жить стало веселей (о некоторых публикациях этого лета) (№50)» : 05 Октябрь 2010, 23:14:23
Зайцева Елена. Критический обзор «Жить стало веселей (о некоторых публикациях этого лета) (№50)».

В июне публикуем эссе Лачина «Тварь», где он кратенько, в пятидесяти четырёх главах, рассказывает о том, что нет ничего хуже ислама. Это «совершенный облик Зла», «при любом раскладе событий, при каждой смене социально-экономической формации обнаруживающий новые худшие качества». Ничего не имея ни за ни против, поймала себя на том, что вспоминаю одного давнего своего знакомого. Человек в принципе неглупый, он почему-то ненавидел Москву и москвичей. Дикой, иррациональной ненавистью. Не так тут много той Москвы и тех москвичей (живу я, напомню, во Владивостоке), но, по роду деятельности, он часто встречался именно с приезжими. Нервы, жесты, брызги слюны, сколько всего было сказано. Как раз Москва – совершенный облик зла и при каждой смене социально-экономической формации обнаруживает…! Сидела я и молчала в тряпочку. А что тут скажешь? Мне почему-то казалось, что Москва большая, там много, очень много людей, – и всяких хватает. И очутились они там по разным причинам – а кто-то и родился. И последнее, что мне интересно – так это кто где живёт… Недавно весточка пришла от нашего антимосквича. Уехал он. Знаете куда?

И вот ещё что интересно. Лачин предупреждает: это ислам делает чувства плоскими, а мозги мелкими! Но тогда… как-то подозрительно много вокруг мусульман. Непохожи, а вот ведь как. Этот вроде атеист, а та говорит, что свидетельница Иеговы… Врут, маскируются? Я-то ломала голову, что же с ними такое, а это всё… ислам?..

13  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Литературный обзор «Карапузы и конфузы (№49)» : 11 Июль 2010, 23:51:34
Зайцева Елена. Литературный обзор «Карапузы и конфузы (№49)».

О сборнике Дины Измайловой «А из пуза карапузы…» совсем недавно написала Анастасия Бабичева – «это не просто сказанное верно, это еще и сказанное красиво». Давайте-ка ещё раз посмотрим, насколько это красиво и верно. Там есть на что посмотреть, главки так и называются, действия.

Вот счастливая мама двух карапузов делится своим счастьем: нет никого-ничего прекраснее их, они такие свободные и яркие, «я вижу лишь две рожицы в сияющей рамке под голубыми небесами», «меня переполняет уверенность в исключительности моих детей»…

А вот наши исключительные карапузы в часпиковом трамвае:

 

– Вонючка! – радостно повизгивал Гриша.

– Какашка! – парировал Паша, совсем подмяв его под себя.

– А ты попа! – неожиданно выдал Гриша, ошарашив на мгновение брата так, что тот ослабил хватку и Гриша смог выползти на свободный край трамвайной скамейки и принять достойную позу.

– А ты – писька! Вонючая причём, – быстро нашёлся Павлик, после чего они разразились оглушительным смехом, и, преисполнившись абсолютным взаимопониманием, увалились друг на дружку…

14  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Лучшее – детям (стихи) (№48)» : 09 Июнь 2010, 00:50:42
Зайцева Елена. Критический обзор «Лучшее – детям (стихи) (№48)».

Юрий Якименко, «Стихи и загадки для детей». Мальчик (оглядывая подаренный велосипед): «...Вот так радость у меня! / Целый месяц вся родня / Собирала по крупицам / На железного коня». Вот так радость… Но вообще правильно, так родне и надо. В конце концов, мы её не выбираем. Можно было ещё и калькуляцию привести, тоже радует (тётя Даша – две пятьсот, дядя Вова – три пятьсот, а Кандыбины – по триста, потому что жмоты, вот!)…

«Компьютер»: так о чём же всё-таки рассуждает мальчик у этого самого компьютера? хочет он во двор, не хочет? пойдёт, не пойдёт?

«Жмурки»: почему нам вдруг должно быть «очень жаль, что наша Мурка не умеет говорить»?

«Весенние хлопоты»: «Кот все грядки обошёл, / А колбаски не нашёл!». Вот те раз, действительно удивительно…

Но это стихи. Совсем другое «Загадки». В нашу «книгу» взяла бы все – коротко, ясно, образно, ответы через рифмовку идут, всё хорошо прорисовывается. А раз уж это загадки, можно их как-то на другой странице вырисовывать или, скажем, под загадкой про хлеб пусть печка будет (она как раз упоминается), а в печке знак вопроса. Замечательно ленивое, растрёпанно-неприбранное, просто прелестное дитя можно изобразить на странице с вот этой загадкой:

Мальчик нежится в постели.
 Что за слабость в юном теле?
 Сел, зевнул, башмак обул,
 Над вторым опять уснул.
 Не спешит к столу Серёжа:
 – Принесите завтрак позже…
 Ну не мальчик, а тюлень!
 Вот к чему приводит…

15  Авторские разделы / Зайцева Елена / Обсуждение: Критический обзор «Рыбы и птицы (ноябрь, повести) (№47)» : 31 Декабрь 2009, 14:48:33
Зайцева Елена. Критический обзор «Рыбы и птицы (ноябрь, повести) (№47)».

«Мой незнакомый брат» Инессы Рассказовой – повесть о «диковинной птице», которая «улетела» (о двоюродном брате, человеке прекрасной, волшебной души, но он устал, запутался, изменился). Получилась бы такая повесть, получись этот диковинный брат. Но брата не вышло. Вышло что-то… диковатое. Странное, но совсем не «по-волшебному».

В два года Герман «тихим, но очень твердым голосом» отчитывает бабушку. Трёхлетним часами сидит за линией на снегу, пока ни обнаруживает «умный» способ выйти («Я ведь обещал не наступать на черту, но я не обещал ее не перешагивать»). Старшеклассником отправляется с приятелями в ресторан, наелись там, напились и «потихоньку сбежали. Шли домой и хохотали, как ловко им удался их нехитрый фокус». Сестру, правда, восхищает, не это, а что «птица» всё-таки заплатит по счёту. На следующий день куча денег будет взята у мамы под вот этот трогательный аккомпанемент: «Да всплыло перед глазами лицо официантки… Немолодой, с растёкшейся дешёвой тушью под глазами, ещё эти клочки пережжённых водородной перекисью волос… И вчерашняя история сразу перестала казаться шуткой. Ведь в счёт была вписана сумма, равная её зарплате. Конечно, именно её и заставили бы за всё заплатить…».

Всё это, по мнению сестры, было чудесно, и в итоге одарило Германа тем, что и предвещало: «строгим, стройным, замкнутым и в то же время бесконечным, как сверкающие залы Эрмитажа, миром».

Дальше этот мир только рушился, перелом за переломом. Перелом в армии – виновата мама, не так воспитала. Перелом на работе – виновато начальство, жирует и не делится. Жена ушла, любовница не устраивает, вторая жена тоже не сахар, всех денег не заработаешь, «раньше я был королем в своем замке» и так далее, далее.

Что тут скажешь… Такая «диковинность» действительно могла так «переломаться». У неё есть и другие названия: инфантильность например. С «изрядной примесью» фальшивости и чуть ли не врождённого резонёрства…

Страниц: [1] 2 3 ... 5

Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru