HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Авторы

Дмитрий Оболенский

... – Хорошо, пожалуй тебе надо рассказать, чтобы ты глупостей не наделал. А то вы еще вместе долго будете лежать.

– Что? Настолько все серьезно? – я удивленно поднял брови.

– Да, – она глубоко вздохнула. – Помнишь, полгода назад в цирке, во время представления, трагедия разыгралась…

Еще бы не помнить – эта история всколыхнула весь город. Приезжий цирк раскинул свой шатер на главной городской площади. Городок у нас маленький, не избалованный такими зрелищами, цирк приезжает раз или два в год. Поэтому приезд вызвал настоящий ажиотаж – все билеты были распроданы в один день. Но в разгар первого же представления случилось страшное – все трибуны сложились как карточный домик, придавив сотни зрителей. Тринадцать человек погибли сразу. Еще восемь потом, в реанимации. Сколько остальных пострадавших, никто не считал – главное, что живы остались…

– Конечно помню, до сих пор еще расследуют что там было: несчастный случай или терракт… – меня вдруг посетила догадка. – Так он что, там был?

Она задумчиво кивнула. Потом, нервно теребя в руках карандаш, продолжила:

– И не один… Он там с младшей сестрой был… Выжил только он. Мне подруга рассказывала, что когда его в реанимацию привезли, он был как тряпичная кукла – ни одного живого места. Четыре месяца провалялся в реанимации. Вытащили… Была частичная парализация... Видел, как он и сейчас хромает? Да? Еще не до конца оправился… Если оправится уже когда-нибудь, – тихо добавила она. – Извини, – она полезла в карман и вытащив из него носовой платок, вытерла влажные глаза...


«сверхНОВАЯ»

Дмитрий Огма

− Выпили сегодня немало!

− Пассажиров нонче немного, однако.

Скорый поезд Москва − Хабаровск тащил, невзирая на то, свои полупустые вагоны сквозь мглистую тьму к заведомой цели, честно отрабатывая стальными колесами каждый стык проржавленных рельсов Байкало-Амурской магистрали.

Сёма Форин, проводник шестого, купейного вагона, вышел, качаясь, проветриться в нерабочий тамбур. Открыл своим хитрым ключом дверь, присел, обдуваемый свежим ночным ветерком, рыгнул, поежился, прислонился к косяку и уснул, посапывая.

Вывалился он из вагона на долгом лесистом перегоне, когда состав накренился, закладывая истошный, протяжный поворот, огибая продолговатое болотце.

Сёма скатился с откоса в высокий ольшаник, проложил небольшую просеку, разваливая кусты, и распластался навзничь, глядя на звезды, проснувшись теперь окончательно...


«Птица Сирин»

Ольга Огнева

В коридоре послышался шум. В комнату, шатаясь, ввалился пьяный отец.

– Вот вы где! Кто из вас, твари, вылил водку?!

– Я, я вылила! – закричала сквозь слезы Аня. – Я вашу отраву вылила, понял!

– Ах, гадюка!

Пьяный родитель хлопнул дверью, пошел, обивая косяки, на кухню.

– Рай, давай уйдем, уйдем, Рай! Хоть к крестной пойдем, Рай! – запричитала Аня.

– Успокойся: поорёт и перестанет, как всегда...

Дверь снова распахнулась.

– Ах, отродье, проси прощенья, шлюшка маленькая! Все вылила, тварь!..

– Это тебе надо у нас прощенья просить! – закричала Рая.

– А ты – пошла вон!

Кулак отца больно опустился ей на плечо. Она увернулась, но кулак попал ей в пину, отбросил ее в дверной проем. А отец уже вошёл в раж:

– Кот?! Славкин кот?! Вот воровка! Значит, правда, что ты у них все воруешь?

Аня забилась в угол, сжалась в комок.

– Моя дочь – воровка! А ну, быстро иди, отдай кота, быстро! У хороших людей ворует!..

– Никакая я не воровка, – сквозь слезы выкрикнула Аня. Брошенный котик, а не их!.. И они не хорошие, а плохие!.. А ты – пьяница, я тебя ненавижу! Ненавижу!

– Вот сволочь! – отец изо всех сил ударил ее ногой. – Я тебя, сука, породил, я тебя и убью!

Он схватил девочку за кофту и стал колотить о стенку. Рая бросилась оттаскивать отца, но силы были не равны. Она бросилась будить мать – напрасно, стучалась к соседям – ей не открыли...


«Недетские судьбы»

Илья Огоновский

…– И как вы живёте в этом Верхнем Городе, – не то с завистью, не то со злобой продолжил он, – Там всё как так искусственно, красиво, как в кукольном домике времён ретро. И проблемы какие-то несущественные – там человеку плохо стало от того, что у него кондиционер забарахлил, там переживают, что растение какое-то вот-вот из биологического сада исчезнет, потому что его клопы какие-то жрут и ним же травяться. Или вот слышал целый год трендели, что катастрофа произошла – вино в этом сезоне хреновое вышло, урожай такой ценный пропал – Начальника того чуть не убили, но в результате решили в Нижний изгнать. У нас же то вино за милую душу пошло бы, как божий дар бы распивали, но нет – у нас оно другое, и не из винограда, а листьев каких-то гадких. Но ничего, пьём, смакуем. А от плохих кондиционеров у нас каждый год кто-то мрёт, так что теперь, трындеть об этом что-ли? С растениями, так с этими проблем вообще нет, потому что и растительности нет и поглазеть на неё негде, нам культурных учреждений не строят, только энтузиасты на голом месте театры и кружки организовывают. А не строят, потому что нам работать надо, некогда дурью маяться – оно и правильно, возможно. И воду вы искусственную пьёте, а мы чаще натуральную – гадкую, но натуральную. Одна общая проблема – у нас тоже клопы какие-то, мутанты, людей чуть не заживо сжирают, так об этом тихонько так, слухи ходят. И вообще, кроме клопов этих, тараканов и крыс из живности нет никого больше, кошки разве у некоторых, но и те дохнут скоро, благо родить успевают. Чего вы хрипите, смеётесь? Это правда, не смейтесь и не думайте, что в Верхнем такого скоро не будет. Будет, и вы тоже скоро так заживёте, всё в мире уравновешивается...


«Весна»

Ольга Олгерт

Открой мечту как ящик,

Поставь на постамент,

Всё в мире преходяще,

И так в любой момент

Жизнь может оборваться,

Не суть - твоя, моя,

Для зимних навигаций

Необходим маяк.

Поверив снам как вьюгам.

Уйдём в эдемский сад,

Оставшись друг для друга

Ступенькой в небеса.


«Вершины междустрочий»

Роман Оленев

Здравствуйте. Любой фильм всегда предоставляет нам два варианта: либо мы доверяем режиссёру и идём с ним до конца, либо нет, и говорим: «это не моё кино». Особенно это ощутимо в трудоёмких и сложных для зрителя картинах, требующих от него усилий в расшифровке смысла и как бы соавторства с самими режиссёром.

Создавая такой фильм, заранее не рассчитанный на массового зрителя, авторы, видимо, всегда втайне мечтают о наградах на различных кинофестивалях. Но когда призов удостаивается лента режиссёра не только никому не известного, но у которого нет даже специального кинематографического образования, и у которого этот фильм дебютный, о нём неизбежно начинают говорить как о феномене.

Мы имеем в виду Андрея Звягинцева и его картину «Возвращение», получившую сразу двух «Золотых львов» на Венецианском кинофестивале в 2003 году, а потом ещё 38 различных наград. Чтобы российский режиссёр имел такой оглушительный успех на этом кинофестивале, было лишь однажды, в шестьдесят втором году у Тарковского за его фильм «Иваново детство».

По стилистике картина Звягинцева напоминает не только фильмы Тарковского, но вообще ленты 60-70-х годов с их минимализмом, замедленным ритмом и скрытым смыслом. Из фильма Звягинцева, очевидно, что особенно ему близка эстетика западного кино. Сюжет фильма, на первый взгляд, предельно прост – это очередная вариация на модную сегодня, но и актуальную всегда тему «Отец и сын». Строгий, но справедливый отец неожиданно появляется в жизни двух подростков, которые не видели его двенадцать лет, тем самым нарушая их привычное существование. Но один из сыновей не торопится почитать его за отца...


«Андрей Звягинцев»

Владимир Орданский

...Теперь же приходилось то и дело закрывать зиккурат на косметический ремонт, а на это время опускать объект спецлифтом в подземный отсек. Но пребывание в святой русской земле неотпетого мертвеца с таким статусом всякий раз приводило к особо тяжким последствиям, каковые известны каждому, кто немного интересуется самоновейшей историей государства российского. Что ни профилактика – то или война, или взрыв какой, а то пожар да засуха. И хотя вся верхушка и собиралась на смотровой площадке зиккурата по два раза в году, силясь посредством групповой медитации как-то застабилизировать процессы, дабы не пошли вразнос, по всему было видать, что дело дрянь.

Посовещавшись с присными и затребовав сообразный ситуации астрологический прогноз, одно значимое лицо (по некоторым, хотя и не вполне заслуживающим доверия сведениям, был это не кто иной, как сам Ресурсенко), пригласило к себе в апартаменты Владыку. Перетерев политкорректно о том, о сем, перешли они к главному.

– А что, Преосвященный, не пора ли уже конкретно порешать с мумией, – начало издалека значимое лицо, теребя пальцами образок на письменном столе. – В лом уже этот бардак, да и в мировом сообществе на сей счет неблагоприятное мнение имеется, так, нет?

– Так-то оно так, Ваше превосходительство, – ответствовал Владыка. – Но, с другой стороны, ежели, не дай Бог, чего случись, так вот тебе и вот!

На лице значимого лица изобразились было старания постичь всю глубину загадочной сентенции, высказанной иерархом, но вскоре хозяин апартаментов убедился в тщетности своих интеллектуальных усилий:

– Ты, это, поясни.

– Я, Ваше превосходительство, к тому, что лежит себе и лежит, а тронешь, мало ли что приключится, да и народные волнения не исключены.

– Тебя за этим и призвали, Преосвященный, чтобы ничего не приключилось, – живо возразило значимое лицо. – А за народ ты не беспокойся, народ у нас грамотный, поймет. Ребята вон уже тендер громоздят. Подтянем хозяйствующих субъектов – мадам Тюссо и прочих. Будет любо-дорого смотреть. Опять же интеграция, инновация и чего там еще… Короче, от тебя одно – тупо отпеть и шабаш. А что к чему, зачем да почему – это мы сами разберемся. И учти: астрологи нам дают на все про все две недели, а дальше у них там Сатурн куда-то зайдет, и мы попали года на два...


«Картофельное пурэ»

Пётр Ореховский

…Я счастлива с тобой, хотя и не могу тебе этого сказать. Почему-то это так трудно – говорить с тобой о том, что я чувствую. О том, что я по-настоящему чувствую.

Я знаю, как можно падать в любовь, когда готова на всё, чтобы быть рядом с любимым. Когда на всё кругом – наплевать, и хорошо только то, что помогает быть вместе. Всех можно обмануть, и сделать так, как тебе хочется, – да оно по любому: обман – это только слова, тело обмануть невозможно. Оно скучает и тоскует, и не принимает запретов. И только потом, когда оно насытится, я начинаю понимать, что я сделала, пойдя у него на поводу.

Хотя, ты знаешь, мне не было стыдно. Другие тоже живут так – чего ж тут стыдиться? «Мир – это цветущий луг, на котором пасутся женщины и кони», это же ты мне цитировал кого-то из старых писателей, верно? И добавлял, что все цветы надо сорвать, женщин поиметь, а лошадей отправить на колбасу, – такова была настоящая мораль тех, кто пришёл на этот луг воспользоваться природой. Что же, до встречи с тобой и я думала так, направляясь на пастбище. Но ты посмеялся над этим, и прекрасный гепард превратился в гиену…


«Из Сибири с любовью»

Пётр Орлов

Мне б добротой наполнить сердце
И счастье в суть своей души
Принять, снять тяжесть, стать младенцем,
Оставшись в ласковой тиши,
И жизнь – хрустальную игрушку –
В сиянье солнечных лучей
Корабликом, воде послушным,
Пустить в серебряный ручей.
«Капли неба»

Юрий Орлов

…Эту картину я подарил одной барышне, в которую имел несчастие влюбиться. Успешно родив сына и дочь, барышня вспомнила, что на свете белом, кроме Вашего покорного слуги, есть и другие мужчины, у которых в карманах очень много денежных знаков. Её мама страстно поддержала новые сердечно-денежные начинания своего уже стареющего дитяти и, что вполне естественно, я был под белы ручки выдворен из семьи. Гэть, холоп с панского двора! Картина, что тоже вполне понятно, была снята со стены и отправлена в острог…

Последние лет десять моя бывшая супружница держала её в пыльной кладовой. Среди ржавых гвоздиков, обломков инструмента, останков обуви и старых газет стояла картина себе в углу, укрытая паутиной и всякой дрянью. Сонные тараканы делали свои дела на рваных в клочья парусах, седое море сердито урчало в ответ на это безобразие. Зло скрипел своим такелажем гордый корабль. Подрамник тихо вторил ему. Мыши начали потихоньку грызть холст. Корабельные крысы, сообразив, что не случиться им более увидеть берега и света белого, скалили в темноту кладовой свои жёлтые зубы…


«История одного шедевра»

Юрий Орлов

...Каждый человек хотя бы раз в жизни должен воспротивиться давлению окружающей среды.

Иногда окружающая среда становится потоком воды, а человек в ней – камнем. И со временем он уже не оказывает сопротивления, его терпение медленно округлилось со всех сторон, и поток событий будто скользит над ним мягко и беспрепятственно, создавая иллюзию движения к старости и смерти. Если же бессчётное количество камней бросить в морской прибой, то с его помощью они очень скоро сами обточат друг друга. Какой-то станет очень маленьким, какой-то и вовсе исчезнет. Найдётся среди них и такой, что просуществует целые века, покрытый шрамами катастроф. Но мало кто хочет осознать те силы, что скользят над ними, и какая природа ими управляет…

Раз в полгода Бенька ходит к Мамочке в офис выклянчивать условия. Раз в полгода он выходит оттуда, воспламенённый отчаянием. Мамочка умеет давать отпор всем претендентам на её деньги.

– Когда речь заходит о средствах, – здесь Бенька бьёт себя по промасленным карманам штанов, – у неё стекленеют глаза! За три года она ни разу не заплатила оздоровительные! Это при минимальной зарплате! Пенсия на носу – и никаких пенсионных отчислений! На Земле обетованной я превратился в раба! Я уже старый, на другую работу меня не возьмут! Что делать! Что делать!

– Надень снова кипу, – язвит Гриша.

Беня бьёт по кнопке штамповочного станка. Станок ударил в ответ, и в деревянный ящик со звоном упала заготовка для почтового ключа. – До самой смерти без пенсии, без оздоровительных, без премий и тринадцатых зарплат мы будем слышать эти проклятые удары штампов, мы будем нюхать станочные масла, резать руки и пить водку!

– Но когда придет Песах, – сказал Ваня, – мы будем отдыхать и есть мацу.

– А на Рош-а-шана мы будем есть яблоки в меду, – добавил Гена. – Бывают ведь и праздники в этой стране! Правда, Вань, они не хуже, чем праздники пролетариев?

– Что тут сравнивать! Я поеду помирать в Одессу, а вы как хотите...


«Серебро морского песка»

Алексей Осинкин

Жил в селе весьма богатом,

Но в домишке староватом,

Сын крестьянина – Егор,

Тунеядец с юных пор.

 

Не любил гнуть в поле спину,

На лугу пасти скотину,

Бил в баклуши целый день,

Одолела парня лень.

 

Был он слаб здоровьем малость,

Мать с отцом давил на жалость,

«Сил здоровья просто нет»

Повторял он с детских лет.

 

Как работать – дурню плохо,

Их обманывал пройдоха,

И бежал скорей во двор

От родителей Егор.

 

Быстро рос лентяй-детина,

Беззаботно, как скотина,

Вырос, ладен и высок,

Как пшеничный колосок.

 

Но не нравится девчатам,

С ним не дружится ребятам.

Видя девичий задор,

Призадумался Егор:

 

«Вроде внешностью я ладен,

Богом рост высокий даден,

Раскрасавец, точь жених,

Чем я хуже остальных?

 

Что гнушаются ребята?

Что же фыркают девчата?»

Сердце вскачь пошло, в галоп,

Взволновался остолоп.

 

Чай присел испить в беседку,

Пригласив на чай соседку,

И завёл с ней разговор,

Чем тревожится Егор...


«Егор – крестьянский сын»

Юрий Осипов

…В прошлом месяце, оставшись по крайней нужде у него на ночлег, я сильно избил его. Кулаками, ногами, левым ботинком, ремнем, книгой Мамлеева, телефонной трубкой – гасил всем, что попадалось под руку. Хорошо, что не попался гипсовый бюстюк Маяковского, который стоял у телевизора. Я пытался большими пальцами рук выдавить его глаза, очки валялись на ковре душками вверх. Он плакал и просил меня пощадить его. Плакал, как беспомощный ребенок, которого пьяная мать стегает шлангом от стиральной машины. Я прекратил, только когда он перестал сопротивляться, а лишь тихонько хныкал в паркет, обхватив руками глобус своей гладко выбритой головы. Я пнул его под ребра, потом пошел на кухню, закурил, выключил свет и лег на диван. Из коридора доносились всхлипывания и шорох трикотажа по полу – он полз в комнату. Я уснул. На утро починил трубку, из которой вылетели батарейки и отскочила антенна, приготовил кофе. Левая ладонь ныла тупой болью – я неудачно попал ему в лоб кулаком, удар получился смазанным. У него были черные круги вокруг глаз и ссадина на черепе. Он дал мне денег, я сходил за коньяком и сигаретами, выпил чашку кофе и поехал на работу…


«Дисконнект»

Анна Останина

Для такого поэта, как Никита Стэнеску, модерниста, новатора в румынской поэзии двадцатого века, сходство кажется в принципе несвойственным – так выделяется его творчество на фоне творчества поэтов других. И всё же, во многом у Никиты Стэнеску были учителя: он достаточно черпает из лиризма знаменитого румынского поэта Михая Эминеску, которому посвящает стихотворение из раннего творчества, «Călătorie în zori» («Верхом на лошади на рассвете»), из философской поэтики Лучиана Блага, философских воззрений Иоана Барбу, а также Аргези, инноватора слова.

Никита Стэнеску, поэт необыкновенно глубокий и интересный, которого, за сложностью поэтического языка и глубины абстракций, не всегда поймёт непосвящённый читатель, к сожалению, мало известен в России. Переводов этого поэта на русский язык практически не существует, они отрывочны, написаны чаще всего белым стихом, в то время как стих Стэнеску отличается оригинальностью структуры и богатством рифм. Но это – лишь внешняя сторона, а ведь есть ещё и внутренняя – обилие тем автора, сложность метафор, словесные игры. Одним необычным, но удивительно точным сравнением Стэнеску превращает лирику в яркую, запоминающуюся, его любовная лирика находит признание у всех читателей, к его философским размышлениям можно возвращаться снова и снова.

Интересным фактом представляется, что Н. Стэнеску имел русские корни: его мать, Татьяна Никитична Черячукина (род. в 1910 году в Воронеже), русская, была дочерью белогвардейского офицера, бежавшего из России после революции. На последнем пароходе, следовавшем в Константинополь, места для семьи не нашлось, и им пришлось отплыть на грузовой барже в румынский город Констанца. Там Татьяна Черячукина вышла замуж за Николая Стэнеску, коммерсанта, и 31 марта 1933 года в городе Плоешть родила сына Никиту.

Н. Стэнеску (1933-1983) учился в Бухарестском университете, на факультете филологии. Дебютировал в литературе в 1960 году с выходом сборника «Смысл любви». Был удостоен нескольких премий: в 1975 – международной премии «Готфрид фон Гердер», в 1978 году награждается Академией премией Михая Эминеску за сборник «Эпика Магна». В 1980 году был номинирован Шведской Академией на Нобелевскую премию...


«Поэзия Никиты Стэнеску: романтизм в эпоху диктаторства»

София Острицкая

простите, простите,
я плакса и нытик,
завистливый критик,
но лишь потому, 

что от экономик
устала, политик,
разбитых корыт и
уже не пойму – 

где житель, где зритель
во мне... отпустите,
за мной не ходите,
оставьте одну. 

хотите – любите,
но только не врите,
а значит, молчите –
слова ни к чему.
«Изнутри»
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!