HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Авторы

Татьяна Чабан

...Он улыбнулся ей, как прежде, как улыбался всегда, когда уходил, и ничто в мире, да и во всей Вселенной, не могло остановить Его. Он, не сводя глаз с замершей на балконе Лины, коротко махнул рукой, приказывая ливню затихнуть, и через мгновение стало так тихо, что девушка услышала стук собственного сердца. В наступившей тишине Он надел свою шляпу, и через мгновение дождь опять застучал по крышам домов, по стволам и листьям деревьев, по фонарным столбам, по асфальту и лужам, выбивая в воде глубокие воронки. Возле рябины же никого не было: Он ушел. Запахло свежестью и молодой листвой. Лина улыбнулась и прошептала:

– До скорой встречи... До свидания!..


«Человек дождя»

Ли Че

грезью свободы затыкали серебряновечные
раны тоски от безумства разящих штыков

не вынес отсутствия воздуха, убивающего поэтов
БЛОК, АЛЕКСАНДР,
стерпел мученья креста до расстрела храбрец,
ГУМИЛЕВ, НИКОЛАЙ,
стих, заплатив за стихию плотью, плотник стиха,
ХЛЕБНИКОВ, ВЕЛИМИР,
всадил пулю в грудь личный бед и обид маяк революции,
МАЯКОВСКИЙ, ВЛАДИМИР
затянула петлю на собственной невыносимой дерзости
ЦВЕТАЕВА, МАРИНА,
сбежал в бедлам пустынной души властелин мимолетности,
БАЛЬМОНТ, КОНСТАНТИН
испила до дна горечь тоски уже среди безлицых рож одна
АХМАТОВА, АННА

истинностью серебряновечия причащаются,
случается
и что?
ничего

«Поэтам разных времен»

Денис Чебаненко

…Она сидела на пешеходной дорожке, уставившись прямо в воду. Прекраснее женщины мне не доводилось видеть. Лучи осеннего солнца падали на нее под таким углом, что золотили ее волосы и наливали серебристо-розовым цветом руки, вцепившиеся в подлокотники.

Водитель процедил что-то, а я развернулся, провожая ее глазами. Что-то в ней было такое, такое, что заставило меня встать и попросить остановить автобус. Водитель невозмутимо исполнил мою просьбу, добавив, что будет ждать меня не больше семи минут.

Я быстрым шагом пошел назад.

Сначала я не заметил ее. Мост казался пустым, только фура медленно преодолевала его. В тот момент я вдруг понял, что поступил глупо – разумнее было смирить любопытство и продолжать свой путь. Но тут грузовик поравнялся со мной и я, к своему удивлению, обрадовался, увидев ее.

В позе девушки ничего не изменилось. Она была одета в темно-серую ветровку, шею небрежно прикрывал шарф. На коленях дном вверх лежало кепи в крупную красно-черную клетку. Из-под него выглядывал угол ярко-оранжевой планшетки. Прохладный северный ветер раздувал шапку ее темных волос.

Вблизи она совсем не казалась прекрасной. Женщина как женщина, сказали бы мои друзья из Гатова. Обыкновенная девушка, позвонила бы мама. Страхолюдина, припечатал бы отец с кладбища…


«Тем утром я выехал из Шпандау на север...»

Алексей Черепанов

...Ты всегда думал, что пустота – это вакуум, что в ней ничего нет. Это не так. На самом деле Пустота наполнена до отказа самой Пустотой, потому что она материальна. НИЧТО само по себе не может быть угнетающим. Гнетет материализованное НИЧТО…

И, правда, кто придумал рубежи дождя? Кто сможет с достоверностью сказать, где, по какую сторону рубежа находится то, что ищешь? И как понять, что же в действительности ты потерял? Было ли ЗАГАДАННОЕ ТО?

А глупая жизнь меж тем осторожно, но стремительно проскользнула мимо, будто не желая тревожить твою летаргию, не заметив, что эта твоя, с виду перманентная кома может мгновенно прерваться, если немного помочь, толкнуть посильнее в бок или что-то ещё. Тебе позже всегда казалось, что время, уже ушедшее, то время, когда ты ничуть не думал, что наступит момент и ОНА останется в растворившемся прошлом навсегда – что это время было наполнено до отказа. До отказа кого-то сверху, произнесшего слово «стоп» – но не потому что хватит, а лишь чтобы уберечь мир от лопанья. Чем наполнено? Всеми теми эманациями, особой атмосферой и удивительным по силе лирическим настроением, всем, что чудилось тебе в первом английском романе Набокова. Предметы просвечивали, ты видел все варианты будущего с ошеломительной ясностью, все варианты того будущего, что сейчас. Но отказывался верить в это.

Куда, куда же, Боже мой, во что вложить мысли свои? Кто скажет, откроет тайну, как немыми устами высказать? Где примут птицу – бьющуюся песню внутри? Кто поймет её, кто узнает? Прочитают ли в глазах то, что даже в мысль не складывается? Как объяснить себе всё вокруг? А то, что в самом? Кто задумается вместе со мною о небе? Кто песню немую услышит? Уж не ты ли – дальняя, не спрашивающая, не помнящая? Помнящая НЕ ТО?..


«Разговоры с пустотой»

Станислав Чернецкий

…Прямо как в кино. Послали меня на какой-то станции за водой. Давай быстро, а то поезд уйдёт. А сколько он будет стоять никто и не знает. Ну, я бегом, и всё быстро делала. Прибежала, а поезд отходит, уже ход набирает. Догнала я последний вагон, вспрыгнула на подножку – ну, слава Богу, успела. Давай стучать в дверь, чтобы впустили, а никто не открывает. Я стучу, кричу и никакого толка. Поезд уже набрал скорость. Вагон последний его мотает из стороны в сторону. Я уже и чайник бросила, обеими ручонками в поручень вцепилась, чтоб не упасть. Страшно, ужас. Земля бежит, меня мотает, ветер дует, холодно и ничего сделать нельзя, даже не спрыгнешь – убьёшься. А если не убьёшься, то что я делать буду одна в тайге. И не понятно, что лучше – то ли ехать и совсем замёрзнуть, то ли спрыгнуть и убиться, то ли не убиться, а по шпалам обратно к той станции идти. Ну прямо так тогда я, наверное, не думала, маленькая ещё была. А сколько до следующей станции – может часы, а может сутки? Я держусь двумя руками, замёрзла вся, реву. (Тут мама заплакала, да и у меня слёзы навернулись. Я говорю: «Мам! Ну что ты плачешь, это же давно было? Ведь всё закончилось хорошо, раз ты мне рассказываешь». «Закончилось-то хорошо. Но я как вспомнила, как мне страшно было. Как я как маленькая, замёрзшая птичка на жёрдочке, того и гляди упаду. Так саму себя маленькую жалко стало – до слёз!»…


«Непридуманная жизнь моей мамы»

Ксения Черникова

...Это кольцо на безымянном пальце ничего не значило. Оно не было ни обручальным, ни даже просто подаренным мужчиной. На 25-й день рождения его подарили родители, а она сама выбрала носить так, как обычно носят «обручалки»… Личная жизнь не складывалась, всё не возникал тот единственный, с которым в огонь и воду, и она даже не особо комплексовала по этому поводу. Вот только кольцо на безымянном пальце… Она почему-то начинала дико завидовать, когда где-нибудь в транспорте попадалась на глаза тонкая девичья или грубая мужская рука, на которой блестело кольцо. И она, чтобы отвлечься от этого, и сама решила «занять» обручальный палец. И заняла.

С Ромкой они познакомились на авиакосмическом салоне в Жуковском. В одной очереди за чаем стояли. Она была с подругой с новой работы, он – с одноклассником из Питера. Разговорились. Вместе смотрели на показательные самолеты, ругали американцев, которые испугались непогоды и летать практически не стали, и хвалили русских, которые на погоду наплевали и вытворяли в воздухе такие фигуры высшего пилотажа, что дух захватывало… Обсудили съёмные квартиры, родные города, Москву… Он дал ей телефон пресс-службы Минобороны – она подыскивала работу, хоть каким-то образом связанную с авиацией, уже тогда «болела» самолётами и вертолётами… Вместе уехали. На выходе из автобуса он подал ей руку, и она ощутила надежное тепло. Привычно нарисовала себе картину совместного будущего и осталась довольна.

Она была уверена, что он позвонит тем же вечером. В крайнем случае – на следующий день. Ждала этого звонка, телефон далеко не убирала… А он не позвонил. Она прождала неделю, потом забыла. Хотя осадок «несбывшегося» остался, конечно…

Если бы она знала, что виной всему её кольцо, она стала бы носить его на обручальном пальце? Ведь стоило переодеть на другую руку, и всё пошло бы по-другому, совсем другому сценарию…


«Линии»

Елена Чернова

...– Зинуша, прости великодушно, я просто хотел пригласить тебя на ужин… – И он уже подносил по стопочке дамам. Дружно выпили.

–  Водка, фи.

– Русская горькая, мадам. Как нельзя лучше подходит к обстановке. Вот Карл Радек, партийный бонза, анекдот сочинил. У нас все теперь называют в честь писателя Горького – города, улицы, пароходы. Не проще ли в его честь назвать сразу всю жизнь – максимально горькой? он обаятельно улыбнулся, снова сверкнув голубыми глазами...


«Прерванный звонок»

Лариса Чернова

...Где-то в мире есть доктор, который помогает людям выйти из сильнейшей депрессии (такой, когда человеку ничего и никто уже не нужен, когда он потерял смысл жизни, самого себя и веру). Так вот, этот доктор выводит человека из депрессии всего за одну ночь очень необычным способом: он кладёт его живого в гроб и закапывает в землю на ночь. Человек всю ночь лежит в этом гробу. Эта самая длинная ночь в жизни человека, он несколько раз всерьёз думает, что про него забыли и не выкопают, он колотит в крышку гроба, кричит, плачет и хочет назад. Ему страшно в этом тесном ящике, в котором нельзя даже повернуться набок, у него затекла спина, ноги, руки, он потерял счёт времени, ему кажется, что он лежит здесь целую вечность и скоро к нему начнут заползать змеи и черви. И вот тогда, в ту самую минуту человек понимает: «Да что же это я делаю-то?! Да как же я живу? Жизнь-то проходит, да на что я её трачу?!» И человеку больше всего на свете хочется видеть и слышать своих вечно поучающих родителей. И человеку больше всего на свете хочется обнять свою вечно недовольную жену. Человеку больше всего на свете хочется почувствовать рядом другого человека. Когда утром этого человека выкапывают, он просто убегает домой. По дороге он видит, какое чудесное небо, как светло от солнца и как хорошо ходить, а не лежать. И никогда, никогда в жизни у него не будет больше депрессии, потому что он понял, что на самом деле он счастлив, просто раньше он не замечал этого...


«Палата № 5»

Евгений Черногалов

Я отделен от мира мыслями о прошлом,
О светлом будущем и думать не хочу.
Своей судьбы по буквам собираю крошки,
Я слишком много говорил…, теперь молчу.

Я долго ждал, борясь с немыслимой нуждою
Писать, про все, что на душе моей легло,
О том, что мучает меня, лишив покоя,
На мир смотреть через прозрачное стекло.

Вот только грустные рождаются творенья,
Ведь не прикажешь мыслям буквы выводить.
Чтобы веселые писать стихотворенья
Наверно жизнь другую стоило прожить.

Но я пишу, хочу, чтоб кто-нибудь услышал,
И может, понял что-то, жизнь мою вкусив.
Быть может, этот монолог не слишком вышел,
Продолжу мысль, губу больнее закусив.

Дел натворили мы, чего уж отпираться,
Христа мы предали, но с верою в него,
Жить продолжаем, веселиться и смеяться,
Великодушный все простит нам без того.

Ну, кто-нибудь, хоть раз спросил – а что я значу?
Мы потеряли веру в Бога и в себя.
Все про меня… Я плачу, плачу, плачу!
По вере, верности и милосердию скорбя.
«Мысли»

Алёна Черняева

...Послушай, друг! Сейчас я стою перед тобой и хочу сказать самое важное, что есть в нашей с тобой жизни. Пойми меня и прости, но мне кажется, что в наших отношениях чего-то не хватает. Может быть, я не права, но в последнее время наши встречи стали однообразными и то, что ты предлагаешь мне, уже не так интересно, как было вначале. Ты помнишь это? С каждой новой деталью между нами создавался новый элемент отношений – каждый день я просыпалась с мыслью о тебе, я думала о тебе всё утро, и затем наступал миг нашей чудесной встречи, и ты открывал для меня свои объятья. Ты помнишь, с какой любовью я рассматривала самые потаённые уголки тебя? Почему же сейчас всё изменилось? Почему я уже не стремлюсь к тебе всей душой, и почему ты стал таким скучным? Скажи, что случилось? Может, мы вместе решим эту проблему, и жизнь вновь станет интересной? Скажи, дорогой мой, любимый шкаф, должна ли я сегодня купить нам новую кофточку?..


«Очерки настроения»

Айвен Честный

...Это болото так бы и продолжало меня засасывать, если бы я снова не влюбился. Она была студенткой родом из Балтимора. Как раз заканчивала учёбу, и через полгода я уехал вместе с ней. Сам не знаю, почему я так поступил. Просто... знал, что это самое правильное, что я делаю в данный период времени. Сначала мы поселились у её родителей, а впоследствии купили прекрасный домик на берегу озера. У меня были кое-какие сбережения, но большую часть пришлось брать в кредит. Нас это не пугало. Она нашла работу по специальности в лаборатории, а я временно устроился мастером-механиком на сталелитейном заводе. К недвижимости я возвращаться не хотел ни за что на свете. Я любил свою работу. Что-то делать руками у меня получается гораздо лучше, и там я могу быть лучше остальных. Когда я подхожу к механизму, я как бы думаю и вижу руками. Передо мной ставят задачу инженеры, а я нахожу её решение на практике. Да ещё и с наименьшими затратами времени и средств для производства. Но с работы я ушёл... Я запомнил на всю жизнь, как система избавляется от винтиков ради спасения себя самой. Больше не было прежней лояльности и преданности предприятию.

Я устроился в одну компанию, которая занималась сигнализациями и видеонаблюдением. Через полгода уже самостоятельно выполнял заказы. Платили хорошо. Да и мне очень нравилось. График не жёсткий. Заказчик часто платил наличными сверх нормы, потому что всё-таки система безопасности не просто так ставится. А все коды у нас. Но эта работа не сделала бы меня богатым. Работая в этой конторе, я познакомился с несколькими частными детективами. И узнал, что это достаточно прибыльное дело, если открыть своё агентство. Была необходима лицензия, и я пошёл учиться на соответствующие курсы. Но эта затея была обречена на провал. Когда я открыл фирму, то понял, что в этом деле необходима еще большая жесткость и чёрствость, чем быть агентом по недвижимости. Одно дело теория, а совсем другое – это когда берёшь деньги за то, чтобы собирать компромат на кого-либо. А потом рыдающей даме рассказывать, как её муж принуждает к сексу свою несовершеннолетнюю падчерицу. Я закрыл агентство. Знакомый окружной судья, которому я когда-то оказывал услуги, предлагал мне заняться системами безопасности в аэропортах и в правительственных учреждениях. Сказал, что может помочь с рекомендациями для открытия подобного бизнеса. Опыта у меня было предостаточно. Да и дело это мне очень нравилось. Но я уже ни во что не верил. У меня не осталось никаких моральных сил. За что бы я ни брался, всё было обречено на провал. Это была не та жизнь, которую я себе представлял, когда мне было восемнадцать лет. И не та жизнь, которую я рисовал себе и своей любимой. Она хотела семью, хотела детей. Мы бы смогли прожить. Ей не было важно, в какие рестораны мы ходим, какую машину я вожу. Но я чувствовал себя ущербным, находясь рядом с ней. Я был обычным бедным работягой. И казалось, что ничего не изменилось с момента моего первого отъезда из городка, где я вырос. Мне всегда казалось, что ещё чуть-чуть, и всё изменится. Но жизнь протекала мимо, и вся – в погоне за счастьем, за самореализацией. Я принял решение и расстался с любимой. Она думала, что дело в ней, и все мои убеждения, что всё как раз наоборот, не помогали. Мы оба сильно переживали. Каждый по отдельности. Я не мог больше там оставаться. И... вернулся сюда. На какое-то время. Подумать и перевести дух...


«Как стать богатым»

Сергей Чёрный

Я понимаю, все свои долги
Не расхлебать отныне и довеку,
Коль влезли в расставаний ипотеку
Любви слепой, процентщицы-карги, –
Хотя уместны дрязги и торги, –
То жизнь не предоставит человеку
Отсрочку хоть на ночь. Другой солги,
Мол, да, влюблён и, обхватив за деку,
Имей ее полночи напролёт.
Подарит, может, нежная, забвенье
Хотя б на те мгновенья изверженья
Бесхитростных оргазменных щедрот,
Когда двух тел земных совокупленье
В простых движеньях вечность создаёт.
«Сто сонетов Елизавете Каплан»

Юлия Чикомасова

Очевидно, время движется не линейно, и не замыкается в кольцо, нет, оно похоже на воронку. Там, где пересекаются скорбь и отсутствие надежды, возникают такие воронки, стоит только закрыть глаза, и тебя затянет. И еще, Вера увидела это ясно, время конечно, у него есть дно. Или вершина, это зависит от того, кто смотрит.

«Скорбь, доведенная до абсолюта, до точки, должна оканчиваться, иначе Ты все очень плохо придумал, или это еще не точка? Что еще должно свалиться на мою дурную голову? Прости меня, я напилась, но мне так…Только не оставляй меня одну, пожалуйста! Мне очень страшно».

Веру уносил густой поток времени. Мимо проплывали обрывки музыки, она попыталась поймать их, но они исчезали. Какие-то силуэты прошлого возникали во мгле. Плавно, как тонущий лист, проходила витки лет память, пока не натолкнулась на девочку, стоявшую на обрыве.

Это было зимой в Геленджике, в 80-ом. Вера тогда пробралась сквозь заросли можжевельника и оказалась высоко над морем, точнее, между перламутровым небом и штормовым морем.

От красоты, случается, слепнут, поэтому она скрыта, разбросана тут и там малыми дозами. Должно слиться воедино слишком многое, чтобы гармония оглушила, переполнила до боли, до мысли о бессмертии. В тот ветреный день все сошлось. Много раз потом она приходила на это место, там, и правда, было хорошо, но больше встречи не происходило. Чудо не повторилось тогда. И если бы позже ее спросили: «Чего хочет твоя душа?» – она бы, наверное, вспомнила об этом дне.


«Еще один прекрасный матадор»

Семен Чипеев

…Отмучился, скажут. Откинул копыта – и в путь.
А я попрошу, чтоб пустили хотя б на чуть-чуть:
любимой жене сообщить.                                                                         
                                        Не печалься, родная.
Я в даль ухожу, о которой ни капли не знаю,
но верю – увидимся вновь. Без тебя одиноко
и в адском огне, и в чертогах у Господа Бога.
«Не все о себе»

Андрей Чирков

Вчера – ты помнишь? вьюга злилась,
мать пред иконами молилась,
не принимал аэропорт…
Мело, мело во все пределы,
а ты – печальная сидела,
решала – делать ли аборт.
И я страдал с тобою вместе,
в руках сжимая медный крестик.
(Студентик, слабая душа!)
Все кончилось: стихи, тетради…
Я прочитал в любимом взгляде:
у нас не будет малыша.
Послушай! Погляди в окошко:
по снегу рыженькая кошка,
пересекая двор, бежит.
За ней ундины, херувимы,
поддатые гардемарины
и непременный Вечный Жид.
Но не грусти, моя родная,
не надо плакать и болеть.
Мы снова явим миру смерть
на жизнь с надеждой уповая.
«Постеры»

Рая Чичильницкая

...– Мадам, хотите красиво запечатлеться? – Перед нами маленький, полностью одетый мужчина в кепке, он тащит на себе какое-то треногое фотокамерное приспособление.

Мама мнётся.

– А сколько это будет стоить?

– С такой редкой красавицы, как вы, дамочка, я сделаю почти бесплатно, всего-навсего за рубль с половиной, – фотограф обнажает в улыбке металлические зубы, в которых отражается солнце.

Я ловлю солнечных зайчиков. Красиво!

– Рубль пятьдесят?! – ужасается мама. – Я почти столько плачу в ночь за койку.

– А почему же вы мне сразу не сказали? Я могу вам предложить очень хорошее место подешевле, у моей родной тёти Симы за углом.

– Да нет уж, спасибо. Пошли, – тянет меня мама за руку.

– Дамочка, ну не будьте такая жестокая, ваше чадо желает запечатлеться, – бежит за нами фотограф, – ну хорошо, я уступлю себе в ущерб. Сделаю вам портрЭт за рубль...

Наученная жизнью, мама не останавливается.

– Ну хорошо, вы меня довели: я готов пойти на уступок, если вы такая неимущая... А шестьдесят пять копеек вас удовлетворят?

Мама останавливается.

– Ладно, но ни копейки больше. Вы обещаете?

– Да шо я, какой-то обманщик, чтобы заработать на бедной женщине с ребёнком? За кого вы меня имеете, дамочка? Я – художественный фотограф, спросите, кого хотите, кто такой Мончик с Ланжерона, и вам все ответят...

– Простите, я не хотела вас обидеть.

– А кто обиделся? – смеётся Мончик-фотограф, укрепляя в песке свое трёхногое приспособление. – Так, дамочка, становитесь мне в ракурс. Подломите ножку и... будьте добры, попросите своё чадо, чтобы оно не строило мне такую лимонную физиономию.

– Улыбайся, – подталкивает меня в бок мама.

– Так... застыли в позе как статуи... и ша, – фотограф ныряет под чёрную материю, что-то щёлкает, – ещё раз, сильвупле... Всё, мадам, большое мерси. Завтра будет вам высокохудожественный портрЭт. На этом самом месте...


«Уроки музыки»

Олег Чувакин

...Пока старик раздавал служащим северной канцелярии взятки, на улице подул ветер, суливший ясную погоду. За оградой стоянки Василий Родионович наметил место для операции – широкий поворот к проезжей части, где депутатская машина могла остановиться, не помешав свободной циркуляции транспорта других депутатов.

Дед Мороз достал из кармана пальто сложенный пластмассовый флажок, предусмотрительно купленный в аэропорту Внуково. Флажок был китайского производства и содержал орфографические ошибки. Начертанный на нём призыв, который следовало понимать как «Хочу дать взятку», приобрёл поэтому лёгкий кавказский акцент: «Хачи дат взиатку». Впрочем, дед не сомневался, что депутат поймёт обращение верно.

Служебный белый «Тигр II» городской модели, водитель которого, несомненно, не впервые видел у дороги товарища с флажком, остановился, не доехав до просителя нескольких метров. В заднем окошке показалась физиономия охранника:

– У тебя одна минута, дедуля!

Василий Родионович заторопился к рокочущей машине – к той точке бифуркации, которую он ясно увидел, забирая из детдома Тату. На заднем сиденье ждали румяный парень в бушлате с коротким автоматом и депутат Желиборко.

– Нам передали, что появится чудной старик, – чуть подавшись к окну, сказал депутат. – С белой бородой до пояса. Василий Родионович Морозов, я не ошибся?.. Борода не приклеенная?

Охранник моментально выбросил руку из окошка и дёрнул за бороду. Василий Родионович даже позы не переменил – так и стоял, вглядываясь в Желиборко.

– Мощный старикан, – проворчал охранник. – Как дуб стоит.

– Вы напоминаете мне Деда Мороза! – воскликнул депутат. – Неужели оппозиционер? Из какого движения? Или в частном порядке протестуете? Учтите, публичные протесты запрещены! Кстати, это мысль!.. Надо будет внести в законопроект дополнение: запретить в России белые бороды…

«Эмоциональный какой, разговорчивый, живенький, – думал дед, словив наконец взгляд вертлявого депутата, приморозив его и совершая задуманное, – Татоньке понравится!»...


«Дед Мороз 2017 года»

Евдоким Чудин

Как хитрецы свой ум ни изощряли –
Две стороны доныне у медали,
И как природе дерзко ни перечь,
Огонь всё так же будет греть и жечь.

Вода, что холит тело благосклонно,
На дно вас тянет пропасти бездонной.
И, даже солнце, жизни всей оплот,
Сухие нивы беспощадно жжёт.

Одной твоей любви, о, друг прелестный,
Противоречий горечь неизвестна.
Как добрый гений, руша мрак и тьму,
Несёшь лишь радость сердцу моему.
«Самое заветное»

Александр Чумурин

…Пришёл навеселе. Сёстры в шахматы играют. Это у них так называется. Хотя больше на шашки похоже или на уголки – одним словом, рэндзю.

На шахматы потянуло. Подсаживаюсь к ним. Всё расплывается. Однако мысль их уловил, играем. Вдруг кто-то руку на плечо положил, оглядываюсь – стоит.

Лицо незнакомое, но понимаю: он, классик.

Играем все вчетвером. Через некоторое время меня осенило – какой там классик – Сашка Михайлов, сосед наш, пришёл.

Закрываю глаза – глубокий-глубокий сон.

Снится шахматный турнир – сижу, играю – фигуры сливаются, позиция поэтому непонятная. Полагаюсь на удачу, хожу как попало. Ну, ничего, вроде играем нормально. А соперник ходы комментирует:

– Пешки, смотри-ка, словно три богатыря…

– А король-то голый!

– И вечный бой…


«Игра»

Влад Чучалин


Баадур Чхатарашвили

...«Солнце ночью опускается в море. Морем же плывёт оно на Восток, а утром поднимается на небо. Вечером, опускаясь в море, солнце рассыпает вокруг золото…» *

Бутхуз привалился спиной к стене кладбищенской молельни. Неподалеку лежали тела расстрелянных.

– Как тихо, даже птиц не слышно. Природа после стрельбы замирает, скорбит по убитым. А солнцу все равно. Катится себе к морю. Нет ему дела до нас.

Из-за окраинного дома появились люди. Впереди, со связанными руками, шли двое.

– Командир, этих живьём взяли.

– Сажайте их рядом, побеседуем, – Бутхуз повернулся к усаженному рядом. – Ополченец?

– Да.

– Откуда?

– Из ущелья.

– Там две деревни.

– С ближней, что у реки…

– Ну, и зачем ты здесь?

– Я свою землю защищаю…

– От кого? От них? – Бутхуз указал на мёртвых. – Что молчишь? Не отворачивайся. Их-то за что убивал?

– Я их не убивал, я солдат, а не убийца.

– Щенок ты, а не солдат. Там твои соседи лежат. Ты смотри, смотри, морду не отворачивай. Покажи руки, – Бутхуз развернул сидящего. – Грязные, в копоти, стрелял, значит.

– Я в ваших солдат стрелял, я не палач, – ополченец зарыдал...


«О бедности и смерти»
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!