HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Авторы

Фатимkа

После очередной неудачной попытки сдать экзамен я ехал на станцию «Воробьёвы горы». Это было идеальное место для прогулки в одиночестве, для свидания, просто для отдыха, душевного и физического. И я отдыхал, наблюдая за разными людьми. Это было и остаётся моим любимым занятием. В тот самый осенний солнечный день я впервые увидел её. Сначала я не обратил на неё особого внимания. Здесь было много других девушек, которые пришли с друзьями, со своими половинками, были и одиночки. Я стал присматриваться к ней. Когда прошло четыре часа, а она продолжала стоять у берега. За это время она почитала книгу, смотрела на реку, с кем-то переговорила по телефону, но не уходила, хотя все остальные уже ушли, и на их места пришли другие люди. Спустя ещё полчаса она всё-таки отошла и села на скамейку. Я сидел неподалёку от неё на траве, подложив сумку. Уже наступал вечер, и было достаточно холодно. Она сильнее укуталась в своё синее пальто, а длинные тёмные волосы трепал вечерний ветер. Только тогда я увидел, насколько она хороша собой. Такая загадочная, романтичная. Прошло много лет, но я до сих пор не могу понять, почему мне даже не пришло в голову познакомиться с ней в тот день. И вот даже я замёрз и решил было отправиться домой. Но только я шевельнулся, как девушка вскочила с места и стала смотреть в сторону метро. Оттуда шёл парень, почти бежал. Так вот кого она столько ждала! Она показалась мне ещё прекрасней. Честно говоря, я ожидал обвинений, хоть незначительных, ведь опоздать на почти пять часов... Я не видел выражения её лица. Парень подошёл и встал перед ней, так что я мог видеть её, а не его лицо. Она улыбалась...


«Пять дней»

Феано

…Работа Духа управляет всей Вселенной,
Работа чувств и интеллекта мир творит,
И каждой капелькою действует, кипит,
И убивает, и рождает в форме тленной...

 

Всё указует, что ответственность людей
Неизмеримо высока и так значима,
Что в Слове истины звучит красноречиво...
В Коране сказано о главной из вестей:

Эхо Суры 33

 

– Мы предлагали небесам доверье наше,
Земле, горам, но не посмели те принять…
А человек – посмел! Имеет право взять.
Доверье Наше есть ответственность уж ваша. 

«Эхо Корана (вариации)»

Роман Файзуллин

Это пройдет, через год, через три, через семь...
Да, это не любовь – любви нет.
За окном все тихо, а в доме метель,
Стерегущая надписи сказочных лент.

За твой голос лягу на рельсы
И сам же стану поездом.
Помолюсь тебе, как самой чудесной,
Стану дверью – никому не откроюсь.

Твои планы на жизнь две тысячи восемь –
Без меня – подарки, дети – цветы, дети – ребята...
Покосившийся дом тлеет знаком вопроса,
Но, куда ты? Куда ты? Куда ты? Куда-то...

Почему именно ты? И именно "бес"?
В никуда? – Это здорово, там никто не предаст.
Не писать тебе, но неумолим текст.
Это все. Разлетевшееся слово "шанс".

Это пройдет, через год, через два, через семь...
Это пройдет вместе с жизнью.
Только так. Проклятые двери, руки, постель,
И мир, познанный сквозь черные линзы.

За твой голос лягу на рельсы
И сам же стану поездом.
Вырежу тебя из серого текста,
Стану дверью и никому не откроюсь.
«Сказка для Н.Л.»

Сергей Фарватер

...На опустевший балкон с остатками немудрёного завтрака на столе выбежал босой мальчишка. Он лениво потянулся, подставив веснушчатое лицо слепящему солнцу, и сел на деревянный стул, подвинув к себе тарелку с бутербродами, накрытую бежевой льняной салфеткой. Выбрав самый толстый сэндвич, он отхлебнул немного молока из стоявшей тут же эмалированной кружки и стал смачно уплетать пищу. Затем непоседа вскочил на ноги, подошёл к прочным перилам балкона и, опершись на них локтями, свесил голову вниз, продолжая жевать аппетитную булку и наблюдая за происходящим во дворе. На корявой ветке высокой лиственницы, что росла рядом с шоссе и недалеко от того балкона, с которого свисала рыжая голова подростка, вольготно расположилась большая серая ворона. Она усердно теребила мёртвую тушку птенца какой-то птицы, старательно пытаясь своим мощным клювом добраться до его уже протухших мозгов. Сквозь шелест листвы послышался быстро нарастающий гул двигавшегося по шоссе автомобиля. Ворона на миг прекратила ковырять кусок падали, встряхнула головой и, немного помедлив, снова принялась за свою работу. Наблюдая за ней, подросток перевёл взгляд к подножью дерева, на котором сидела птица. Внизу, утопая в траве по самые уши, притаилась большая трёхцветная кошка, которая с замиранием сердца следила за каждым движением пернатой. Мальчика внезапно словно осенило, он сорвался с места и, бросив на стол недоеденный бутерброд, скрылся в прохладной комнате. Через минуту он снова стоял на балконе, держа в руках новый сверкающий чернёной сталью пистолет. Оружие было не боевым, а всего лишь пневматической игрушкой. Совсем недавно отец подростка купил его ради развлечения и уже несколько раз они даже стреляли из него по расставленным во дворе пивным банкам, развлекаясь в импровизированном тире. Пистолет хотя и был пневматическим, но пулял довольно далеко, а алюминиевые банки пробивал навылет. Отец пару раз разрешал и парню пальнуть в мишень, так что стрелять он немного умел. Ворона мальчику явно не понравилась. Подросток взвёл тугой курок массивного пистолета, обхватил двумя руками его гладкую рукоять и, упершись металлической игрушкой в деревянную поверхность балконных перил, стал усердно метиться в практически неподвижную цель. Ворона, словно предчувствуя беду, вдруг подняла голову и застыла. Её взгляд и чёрная дыра направленного на неё ствола встретились. Мальчик закрыл глаза и нажал на спусковой крючок. Раздался лёгкий шлепок. Маленький металлический шарик летел очень быстро, рассекая округлыми боками утренний воздух...


«Формула небытия»

Джон Фаулз

...Я живу в мире случайности и бесконечности. Вокруг меня простирается космос: луга галактик, ширь тёмных пространств, звёздные степи, океаны тьмы и света. В нём нет ответственного бога, ни особой заботы, ни особого милосердия. Но повсюду я вижу живое равновесие, трепетное напряжение, бездонную, но таинственную простоту, беспредельное дыхание света. И я постигаю, что бытиё заключается в понимании того, что я должен существовать в мире случайности, однако целое случайности не подвластно. Видеть и знать это – значит быть человеком...


«Аристос (размышления, не вошедшие в книгу Екклесиаста)»

Юрий Фаюстов

...Сейчас по личным делам освободиться от работы работник по своей воле не может, даже без содержания, даже за уже отработанный отгул. Только по усмотрению и разрешению хозяина-работодателя. Но это и есть принудительный труд. Или может освободить врач по болезни. Но это статус рабочего скота, где только хозяин или ветеринар могут освободить животное от работы. Кстати, некоторые работники, у кого есть возможность, покупают у врачей больничные, чтобы получить дни для личных целей. И начальству не надо кланяться...


«О статусе наемного работника, о статусе зарплаты»

Павел Феникс

Я все сказал. И голова вывалилась из петли.
Как будто бы долго наощупь, а потом – бац! – свет в глаза.
Пришлось пить агдам, в то время как хотелось шабли,
но в принципе я был не против – нет, нисколько. Скорей я был за
чертой прошлого, которому нужно кричать: немедленно все сотри!
Я был за – отражением в зеркале, которое снова – ну наконец-то! – стало смешным:
слишком уж долго шли сообщения, дни ожидания и дождь.
Небо продал облакам, взамен получил что? – ну конечно, дым.
Стены не стал продавать, отдал просто так портретам, они подарили мне гвоздь,
которым я нацарапал на крышке гроба: мне долго еще быть молодым.
«Август. История болезни»

Алла Феррара

Когда садится день в галеру сумрака
И затихает чувственный прибой,
Безмолвия готическая музыка
Собою наполняет звук любой.

Укрывшись облаком, глядит луна застенчиво,
Туман немыслимые вяжет кружева
И льнет к земле, обласканная вечером,
Прохладой упоенная трава.

И, словно шалью, кутается маревом
Опустошительно-желейной тишины
Расстроганная ночь – античная сударыня,
Чуть покачнув велюра камыши...

Хлебнувши влаги, ветер легкомысленный
Лишь на мгновение покажется смелей
И, не сдержав порыва страсти искренней,
Разбудит поцелуями сирень.

Плывет тоска, сомнением расплавленна,
Уже не та, сочтен ее каприз,
Кисейным воздухом магнолии отравленна,
В беспамятстве бросается на бриз...
«Растроганная ночь»

Виктор Фет

Мысль наивную, простую
Мы несем с собою в мир,
(Так шлифует ювелир
Безделушку золотую):

Не на краткость жизни срока,
Друг мой, жалуйся.
            Ведь нам
Плыть по северным волнам
В час, когда взойдëт с востока
Солнце новых дней.
            При нас
Распадутся строки нитей,
Прекратится ход событий
В должный час.
«Алхимик»

Дмитрий Фёдоров

...Дедок повертелся еще минутку и, вытянув шею, начал заглядывать соседке в книжку. Картинок не было, текст мелкий. Дед огорченно вздохнул и нахохлился. Автобус жил своей жизнью. Пассажиры негромко переговаривались, кто-то читал, кто-то смотрел в окно, все сопровождал натужный вой мотора, шипение дверей и лязганье каких-то неведомых железок. Алексей поймал быстрый взгляд из-под ресниц и приосанился. Чуть втянул живот, шевельнул широкими плечами и одновременно отвел свой нахальный взгляд в сторону. В поле зрения попал дед со своей кошелкой. Теперь он как-то замедленно в ней рылся, опустив голову. Вот показалась странно белая рука, с небольшим алюминиевым цилиндриком. Соскальзывающими пальцами дед начал отворачивать крышечку. Увидев голубовато-белые ногти медленных рук, Алексей почувствовал знакомый холодок в животе. Уже приседая и пытаясь заглянуть деду в лицо, он знал, что увидит… закатившиеся глаза, белое лицо, тихое «кха-а…» слабого выдоха…

…придерживая безвольное тело за отвороты пиджака. Алексей взревел раненым медведем: «А ну, место освободили!!!! Человеку плохо!!! Быстрей, б…ь!!!!» Толпа послушалась мгновенно. Столько было ярости и силы в этом голосе, что середина прохода в автобусе опустела в секунду...


«Монета»

Вадим Филатов

…Небытие первично, оно представляет собой нормальное состояние мира, в то время как бытие – всего лишь временное отклонение, форма существования небытия. Небытие небытия есть бытие. Поскольку небытие существует, не существуя, и не существует, существуя, оно есть время. Только небытие может быть и первопричиной и самопричиной: ведь то, что не существует, не нуждается в причине для своего существования. Всё большие скорости, всё более высокие темпы жизни, всё более дальние перемещения в пространстве, – разве это не стремление бытия хотя бы на миг оторваться от небытия?

«Мы все ходим по тонкому льду над океаном небытия. Чем интенсивнее бытие, тем оно более хрупко, тем оно сильнее подвержено гибели», – говорит Чанышев. – «Любовь – это попытка зацепиться за чужое бытие, и тем самым сделать своё бытие более устойчивым». Отсюда берёт начало и любовь к Богу: ведь часто именно перед лицом невыносимых физических и душевных страданий люди обращаются к Богу, пытаясь зацепиться за его вечность.

На эти доводы можно было бы возразить, например, следующим образом: всё преходяще в частных своих проявлениях, а в своих сущностных, то есть, в идеальных основаниях оно вечно. В таком контексте «ничто» можно одновременно рассматривать как «нечто». Может быть, это и есть та самая пустота или нирвана, которая «в позднем буддизме дхармы выступает как мир во всём его многообразии»?..


«Книга Несуществования»

Игорь Филатов

Я лежу на горе... Над моей головой
Ветер трогает стебли иссушенных трав.
Подо мною внизу еле слышный прибой
Всё шумит и шумит, и по-своему прав!

Я лежу на горе... Надо мной в вышине
Каравеллы, дворцы, стаи перистых щук
Изменяются, тают, как будто во сне,
Исчезают, пока я к ним рифму ищу...

Если честно, искать мне решительно лень.
Да и есть ли на свете такие слова,
Чтоб прочесть – и попасть в ослепительный день,
На вершину, где спину щекочет трава?

Вдруг увидеть, как воздух от зноя дрожит,
Как туман опускается в синий разлом,
Как над пропастью парусник гордо кружит,
Величаво взмахнув жёлто-чёрным крылом.

Чтоб прочесть – и вдохнуть запах диких цветов,
И оглохнуть от звонкого треска цикад.
Я хотел бы! Но как, из каких таких слов
Сотворить эдельвейса задумчивый взгляд?

А поймёт меня тот, кто вот так же полез
По отвесной горе, сам не зная куда,
Кто вот так же коснулся глазами небес
И сказал: «Вот зачем я приехал сюда!»

И, как я, повторил: «Если буду живым,
Приезжать сюда буду опять и опять!»
Я лежу на горе полуострова Крым...
Всё прекрасно! Но... как же я буду слезать?
«Семь нот в тишине»

Алексей Филимонов

Над блюдом площади Дворцовой
отрубленная голова.
Закат окрасился пунцово
от жертвы, что всегда нова.

Се – подношение вандалам –
ревущей черни до утра.
Под ненасытным лунным жалом
четвертование Петра.

И лик его а обезображен –
кроваво-мутные глаза
над пропастью многоэтажной
взыскуют тщетно образа.

Давно его фрегаты сгнили,
корону черти сволокли.
Нет Императору могилы
в аду им вздыбленной земли.
«Обезглавленный Пётр»

Дмитрий Филиппов

…Стыдно признаться, но я вел себя как первоклассник. Совершенно пропало чувство юмора. Я мучительно подбирал фразы, старался выглядеть оригинальным, но неизбежно проваливался в трясину собственного косноязычия. Какой-то мелкий бес наступил мне на язык и не хотел убираться восвояси. Но с другой стороны, мне было приятно просто идти рядом с ней, слушать о чем она говорит… Даже не что именно говорит – просто голос ее слушать: как музыку неба! Я шел и улыбался сам себе, и был счастлив!

Группы на сцене сменялись одна за другой, но стоило ли обращать на них внимание! Весна утвердила свои права над жизнью, и нашлось ей имя – Ирина! Все казалось простым и ясным, как дуновение ветра над каналом, как всхлип пролетающей чайки… И уже вне времени оказался Юсуповский сад. Я набрался смелости и взял Иру за руку, а она улыбнулась, глядя в сторону, и легко сжала в ответ мою ладонь. Так и рождаются мгновения, которые мы с чистой совестью называем лучшими в жизни.

Потом были медленные танцы. Андрей не отходил от своей Лены, а Ира танцевала по очереди то со мной, то с Юрой. Ревности не было совершенно. Как можно подозревать в чем-то ангела? Как можно не доверять другу? Я стоял в стороне и любовался грациозностью ее движений, – так феи парят над землей в самых сказочных снах! В один из танцев я обнял ее крепче допустимого, но она не оттолкнула, положила голову на плечо, и прижалась всем телом… Мир зашатался в своей основе! Я закрыл глаза, и мы оторвались от земли…


«Время наших надежд»

Сергей Фолимонов

...Кретьен разворачивает газету и, взглянув на дату, бросает её на скамейку.

Кретьен. Что за ерунда?! Этот старый болван писатель окончательно сведёт меня с ума.

Встаёт и начинает ходить из стороны в сторону, повторяя скороговоркой.

Я – Антуан Кретьен! Я – Антуан Кретьен! Никакой я не Сент-Экзюпери!

В это время над площадкой загорается свет. Виден стол, заваленный кипой бумаг и газет. Начинает звучать музыка. Кретьен идёт к площадке, осторожно вступает на неё, садится за стол и, взяв в руки связку писем, начинает читать.

Поначалу всё шло гладко. Но где-то над Африкой мы с Прево заблудились в ночи в поисках сигнальных огней… (Кретьен откладывает рукопись и оглядывается.) Это, должно быть, его комната, его вещи повсюду, его письма и дневники, но меня не покидает ощущение, что всё это принадлежит мне или, точнее, принадлежало когда-то. Быть может, душа этого Сент-Экзюпери переселилась в меня при рождении? Чертовщина какая-то!

Опускает глаза, несколько мгновений перелистывает рукопись, затем продолжает читать.

Я только и ощутил, как наш мир содрогнулся и затрещал, готовый разбиться вдребезги. На скорости 270 километров в час мы врезались в землю. Потом сотую долю секунды я ждал: вот огромной багровой звездой полыхнет взрыв, и мы оба исчезнем. Ни Прево, ни я ничуть не волновались. Было только какое-то напряжённое ожидание, и всё. Самолет задрожал, нас яростно трясло и колотило. Пять секунд, шесть… Вдруг всё завертелось, новый удар вышвырнул в окна кабины наши сигареты, раздробил правое крыло, и всё смолкло.

За сценой слышен гул мотора, когда он стихает, – однообразный шум ветра.

Кретьен в это время молчит. Он словно мысленно переносится туда. Затем продолжает.

Непостижимо, как мы уцелели. Жизнь нам спасли круглые чёрные камни, что свободно катятся по песку, – мы съехали, как на катках. Но спасение это было, или отсрочка окончательной гибели, мы ещё не знали. На тысячи километров вокруг простиралась молчаливая пустыня без признаков жизни. Было, от чего предаться отчаянию...


«Я возвращу вам свет любви!..»

Виктор Франкл

На самом деле нормальное ощущение счастья не выступает в качестве цели, к которой человек стремится, а представляет собой скорее просто сопутствующее явление, сопровождающее достижение цели.


«Человек перед вопросом о смысле»

Анна Франц

...В один понедельник всё изменилось. Тот день начинался с философии. Я ненавидел философию, никогда не понимал, зачем мне, экономисту, этот предмет? Ну, к чему мне Диоген с его бочкой, или Сократ с его нравоучениями, или Кант и его «вещью в себе»? Если они не могут объяснить мне, куда лучше всего вложить капитал и как его приумножить, мне не о чем с ними разговаривать. Мудрость природы, ограниченность познания, первоначало и диалектика – это всё чушь собачья! В современном мире всё решают деньги, философии здесь больше нет места. Она так не считала.

В тот самый день я слегка проспал и не успел позавтракать. Задержался у буфета на какую-то минуту, чтобы купить шоколадку. Естественно, когда влетел в аудиторию, лекция уже началась. Чудаковатая перподша позволила мне войти. Ближайшее свободное место оказалось рядом с ней, и я, не раздумывая, упал на свободный стул.

Пока я доставал тетрадь и ручку, она искоса, с нескрываемым недоверием смотрела в мою сторону. В моём животе всё бунтовало: ни о чём, кроме еды, я думать просто не мог, однако галантность не позволяла мне не предложить шоколадку соседке. Она молча отказалась и отвернулась, покраснев. Меня как током шарахнуло! Да она влюблена в меня! Кто бы мог подумать! От одной этой мысли, а точнее, от осознания её, я самодовольно ухмыльнулся. Вообще-то раньше, когда мне признавались в любви в открытую, мне было неловко, но сейчас, хоть она не произнесла ни слова, почему-то я не мог убрать с лица эту отвратительную самовлюблённую улыбку. Выглядел я, должно быть, по-идиотски, даже наша странноватая женщина-философ заметила и сделала какое-то ехидное замечание вроде того, что любовь крутить нужно вне аудитории и следует отключить на два часа свои примитивные позывы к размножению. Все смеялись, но её это задело. Она готова была заплакать и метнула в мою сторону такой обиженный взгляд, что мне стало неудобно. Нас подначивали всю лекцию, хоть мы за два часа не сказали друг другу ни слова. Она смотреть-то на меня избегала, зато я только и делал, что пялился на неё. Она заметила, и я лишь диву давался, как она не въехала мне в челюсть...


«Александра»

Олег Францен

И точно: из дурацких закорючек получается картинка. Делаю это ещё интереснее, чем училка. Та сложила маму, которая мыла раму. А я, узнав у мамы азбуку, уполз по буквам из хаты за раму. И вот уже лечу, хотя зависаю то и дело, и рвусь к облакам, и замираю в ужасе сладком, глядя вниз... Листаю дальше книжку, которую получил сегодня, в мой день рождения. Как ловко рисуют буквами что угодно, даже незримое! Тоже так хочу. Отодвигаю подальше тетрадь, где надо тупо палочки повторять.

Начинаю с печки. Она большая, свежебелёная, но неровная, подмазана тут и там. Как продавщица наша. За трубой лежанка уютная. Её считает своей нахальный кот. Шипит, когда я лезу... Хм, писать труднее, чем читать! Когда читаешь, можно угадать или просто пропустить, а тут над каждой буквой думай. Если подробно буду, то мало чего покажу нашим, когда придут. Пишу «ПЕЧ», остальное будет позже. Чтобы сразу увидели и точно поняли, клею это на ближний к двери печной бок.

Перехожу к новенькой чудо-груше под потолком. Как мы жили с тусклой керосиновой вонючкой?! Затем кровать родителей, где завидно высятся подушки и на месте плывут два лебедя. На кованом сундуке – Братишкина постель. У горшка сестрёнок снаружи цветы, а внутри бывают плоды. Угол возле печки полон пушистыми жёлтыми шариками. Клюют желток и радостно пищат, полюбили его ещё до рождения. Это местечко посещают и мышки: оно забрано сеткой от кота. На того леплю особую заготовку-писульку: «ХАМ». Неприятная, конечно...


«Писсатель!»

Александр Фролов

...Прошло три года. Северная Америка уже погибла; ужас нарастал теперь среди людей всей Земли.

Европа и Россия пока не чувствовали сильного холода, проходя через экваториальные широты, но уже исчезла под водой Венеция, прорвало дамбы в Голландии и Санкт-Петербурге. Пошли вширь реки, затапливая равнины на континентах, на сушу наступали все моря. Везде! В Россию ринулись южане.

Орлов знал: это война... Она уже шла – пока еще не очень явно, но события на юге развивались стремительно. Российская армия отступала к Ставрополю и Ростову, бои разгорались; стало очевидным, что все клонится в худшую сторону. Была объявлена мобилизация резервистов.

Александр забил скотину, собрал походные вещи в рюкзак. Часть мяса положил в морозильную камеру, остальное роздал соседям – те радовались нежданной удаче, не зная еще, чем она вызвана. Наказал Валентине ждать объявления эвакуации и готовиться к отъезду. Когда повезут, кошек выпустить – может, поживут еще немного. Жалко убивать.

Наконец за ним приехали из военкомата.

Обнялись с Валей, поцеловались... Прощались, почти уверенные в том, что никогда больше не увидятся.

Сводный отряд УВД был уже сформирован. Принял медпункт, аптеку, стал со всеми ожидать отправки на фронт.

Через неделю, шестого июля 2012 года, бойцы заняли позиции под Ростовом...


«Хроника глобального бреда»

Лев Фунчиков

Здесь беспорядочно раскиданы,
Как бы небрежными руками,
Обыкновенные мазки
В обыкновенной бронзе рамы.

Но шаг назад –
И перед глазом
Одно живое полотно,
Как будто в стенке
Кем-то сразу
В жизнь с маху выбито окно.
«Миниатюры»

Хидэми Фусё

Беспредельность…
Беспредельность Жизни,
Беспредельность Любви и Познания,
Беспредельность Труда и Сотрудничества …
Беспредельность Прекрасного…
«Беспредельность»

Дмитрий Фьюче

...Сновидческое эхо фашизма – это эманации мужского начала, взыскующего чистоты своего проявления – Насилия, движения духа за существующие пределы бытия, способность к актуализации и проекции в мир неограниченных возможностей небытия. Каждый мужчина хорошо знаком с этими реликтовыми волнами сокрушительной энергии, опирающейся на бездонную пропасть инстинкта смерти, на конечное и изначальное небытие, ничто, пустоту, лежащую в основе всякого бытия. В этом смысле извечное смешение и уравнивание звериного, яростного и злого получает хорошее объяснение. Мужское начало подобно ядерному реактору, источнику безграничной и опасной энергии, источнику вечной молодости духа, поскольку оно непосредственно соприкасается с небытием, способным без ограничений прекращать и порождать любое бытие. Перестать бояться этого «непостижимого» источника зла, смертельного инстинкта, философского камня, признать его, ощутить всю его мощь, воспользоваться им и, наконец, сознательно жить мужественно, – вот ближайшая задача для всех, взыскующих сверхчеловечности. Знания для контролируемого запуска этого мощнейшего, внутреннего, мужского реактора неуклонно копятся и однажды достигнут своей критической массы. Познавание сверхчеловека – так называю я процесс созидания, освоения (фиксации), накопления и передачи этих особых и практических знаний!..


«Ницше «у-у-у» Пелевина или Охота на Оборотней»
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!