HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Авторы

Хорхе Луис Борхес

...Мы знаем, что прошлое, настоящее и будущее – каждый пустяк и каждая мелочь – уже запечатлены в пророческой памяти Бога, на его вечных скрижалях. И странно, что люди могут безгранично легко смотреть назад, но отнюдь не вперед. Если я помню во всех подробностях стройный норвежский бриг, хотя тогда мне едва минуло четыре года, то почему меня должно удивлять, что кто-то способен предвидеть ближайшее будущее? С философской точки зрения память – не менее чудесная способность, чем предвидение...


«Алеф (сборник новелл)»

Александр Хакимов

…Мне позвонила по телефону незнакомая женщина, которая разыскивала современных азербайджанских писателей-фантастов, пишущих на русском языке. Мой телефон ей дали в редакции журнала «Литературный Азербайджан». Яна (а это была она) предложила встретиться и обсудить кое-какие вопросы. Мы назначили встречу у памятника Натаван. «Но как я вас узнаю? – озадаченно спросил я. – Я же вас никогда не видел». «Очень просто, – засмеялась моя собеседница на другом конце провода. – Вы узнаете меня по волосам. У меня такая львиная грива!». И правда, я сразу узнал её по волосам. Это была действительно львиная грива, украшавшая хрупкую женщину, больше похожую на девочку-подростка. А позднее я узнал, что Яна Кандова по гороскопу – Лев…

Тогда, в 2003-м, Яна задумала проект под названием «Наша фантастика». Ей было горько оттого, что некогда очень сильная школа азербайджанской фантастики (многие, наверное, помнят ещё имена Войскунского и Лукодьянова, Журавлёвой, Альтова, Амнуэля, Бахтамова, Леонидова, гремевшие по всему Советскому Союзу и за его пределами) в двадцать первом веке практически сошла на нет. Хотя фантасты у нас есть, безусловно, и сейчас, но они разрознены, изолированы и малоизвестны. Вот Яна и решила объединить всех нас, ветеранов, как она шутила, «броуновского движения», и составить из наших новелл хотя бы один альманах – для начала. Я охотно взялся помогать Яне, сражённый её благородством. В самом деле, в наши дни, когда каждый за себя и один лишь Бог за всех, когда каждый гребёт к себе и под себя, и рвётся к личному успеху, при этом нередко расталкивая локтями и сбивая с ног остальных …одним словом, в наше неласковое, недоброе время кто-то подумал не только о себе, но и о других!..


«Ушедшая на Большую медведицу»

Леон Хамгоков

вне, вне, вне
кротко наступаю с ходу,
ожидаю вечер снова,
одиночество в реке.
свежеть влаги,
чистый воздух,
теплый холод,
греет мне...
и все это вне,
одиночество в реке,
но в одной тюрьме.
«Ничто не ждет»

Валентина Ханзина

...На даче в непривычной снежной тишине проснулся Данька. Он полежал в темноте и поиграл руками, составляя из пальцев фигуры. Он иногда показывал их маме и брату, а они должны были угадывать, что это – зайчик, лягушка, машина или жук. Данька сам не знал. Ему захотелось пить. Мама с папой спали на соседней кровати, Данька различал спокойное дыхание обоих. Данька не стал будить маму, натянул штаны и сам спустился по лестнице. В кухне нашёл большой кусок шоколадного торта и бутылку лимонада. Он ел, пил и чувствовал тихий восторг, в первый раз бодрствуя ночью один. Он выглянул в окно. На небе сверкали белые иголочки звёзд, отполированные морозом. Данька залюбовался. Издалека слышалось эхо молодых весёлых голосов и собачьего лая. Данька был словно в полусне, очарованный тихой ночью и одиночеством. Он не сразу заметил отсутствие Вадима, а когда заметил, испугался, что брата увела Комариная Фея, которая так пристально глядела ему в лицо. Данька почувствовал боль в душе и тихонько позвал: «Ва-а-адик!», но никто не откликнулся. Тогда он решил поискать брата на улице, наспех оделся и вышел во двор. Тишина ещё усилилась, не сдерживаемая оконным стеклом. Из черноты неба свисала мелкая звёздная сеть, в ней качалась уловленная луна. Повсюду разливалось безгласное сияние. Вдоль дороги спали широкие сосны с пышными кронами-лабиринтами. Где-то здесь прошла Фея, чувствовал Данька, вытянула пальцы и выпустила своих белых комаров, и они заколдовали всё в сказку. Где же брат, куда его забрали? Был ли он, раз исчез так бесследно, растворившись в зиме? Данька осторожно пошёл по краю дороги, шепча и причитая: «Ва-а-адик, Ва-а-адик, ты где? Ох, ох, ох, ты где…». Кричать он стеснялся. На дороге он увидел что-то, поднял и узнал рукавицу брата, засмеявшись от радости. Положил её за пазуху, чтобы согреть. Сначала он шёл среди редких домов, потом дорога вильнула, и он остался один среди немоты и мощи деревьев. В их телах раздавались протяжные стоны, которые пугали Даньку до застывания крови в жилах, он втягивал голову в плечи и ускорял шаг, стараясь сбежать от деревьев. Какие-то большие тени шуршали за стволами и мерцали чьи-то злые глаза. Данька хотел повернуть назад, но боялся, теперь ему казалось, что рукавица непременно выведет его к брату, и только брат его спасёт от зимнего леса, и он трогал её на груди, боясь потерять...


«Комариная фея»

Елена Ханина Дроздова

Блекло синие фрески,
Пахнут сыростью стены.
Витражи, занавески,
Все подвержено тлену.

На разбитых надгробьях
Не проставлены даты
И глядит исподлобья
Пьяный сторож усатый.

Чьи ты ищешь могилы?
Пробурчал для порядка
И любитель текилы
Молча спрятал десятку.

Призадумалась, полдень.
И сверчки стрекотали,
Словно старые сводни
На приморском вокзале.

Камни молча кивали,
Подойди поприветствуй.
У камней нет регалий.
Им они неуместны.

Боль въедается в кожу
Блеском. Искрами ртути.
Не придет, даже позже,
Понимание сути.
«Не придет, даже позже, понимание сути…»

Евгений Харитонов

Вот он я, смотри! –

сотканный весь
из баллад Вийона
и смешного слюнтяйства
Ронсара...

Такой –
утонченный француз!

Нравлюсь?...

...Нет?!

Вот он я, смотри! –

пластырем склеенный
из
отчаянья
русского бунта,
из
надрыва
кухо́нной струны,
из
водки запаха
поддельной "Русской"
и...
кабачковой икры...

Русский!
Безудержно русский!

Нравлюсь?..

...Нет?!

Ну...
тогда – вот он я:
не француз...
и даже – не русский...
вон тот –
отражаемый
в мутном,
запальцованном
зеркала
стекле –

просто...

Разве ж такой я
понравлюсь?..

..."ЛЮБЛЮ", -
прошептала.
«Эротическая космонавтика»

Андрей Харламов

«Завтрак туриста» – подлую смесь кильки и перловки, сдобренную томатной пастой – он украл. Спокойно засунув консервную банку в карман брюк, бросил мне у кассы своим звучным раскатистым баритоном:

– Андрей, ты плати пока, я покурю.

И важно прошествовал вон из магазина.

– Ты что? – накинулся я на него потом.

– А что? – невозмутимо пожал он плечами, страшно довольный своей выходкой и произведённым на меня эффектом. – Они меня в прошлый раз на полтинник нагрели.

Конечно, полтинник тут был совершенно ни при чём, просто моему незабвенному дядьке захотелось в очередной раз пошутить и похулиганить.

Вечером я рассказывал возмущённо эту историю отцу, дядька сидел рядом, давился со смеху, чуть не падая со стула, хватая меня за руки, и мы с отцом как всегда тоже начинали невольно смеяться вслед за ним.

Был он актёром. Причём актёром по призванию своему, актёром в душе. Они очень походили друг на друга со знаменитым Андреем Мироновым: жесты, движения, манера говорить, манера вести себя, манера себя подавать, тот же темперамент, те же лёгкость и пластика при достаточно грузной фигуре, даже тембр голоса, даже внешность… Вот только актёрские судьбы их сложились совсем по-разному...


«Мой незабвенный дядька»

Бесо Хведелидзе

Неделю не выпускает Гио из дому Тамро. Добро хоть разочек разрешил бы ей глотнуть свежего воздуха, да где уж там – из дому ни на шаг! Даже всю ее одежду припрятал. Вот так и проводит Тамро дни и ночи напролет, распластавшись навзничь на кровати.

В начале следующей недели не выдерживает и едва выдавливает из себя, в изнеможении кося глазами:

– Больше не могу...

– Обойдешься!.. Ослиная шкура все выдержит, не впервой! – у оседлавшего ее Гио лицо отталкивающе искажается, чем-то напоминая своим выражением медузу.

– Ну, знаешь... – бессильно бормочет Тамро. – Не тебе говорить... Отдай одежду-то!

– Ишь чего захотела!

– Да вернусь я... Палатку же нужно мне открыть... Клиенты будут жаловаться... Мне бы один-два дня поторговать, больше и не надо.

– А мне неинтересно! – упорствует истекающий потом Гио.

– Если не веришь, сон тебе оставлю один... Бесплатно!..

– Это какой же?

– Такого ты и не видывал. С собой он у меня. Один тип с небес приволок... От яви нипочем не отличишь.

– А ну, покажи...

– Сперва одежду! – не теряется Тамро.

– Ну и стерва же ты! – капризно выпячивает нижнюю губу Гио.

– Говорят тебе, вернусь...

Гио отбрасывает колебания: отдает спрятанную одежду Тамро и тут же нетерпеливо выхватывает из ее руки сон.

– Учти, жду тебя через два дня! – угрожающе роняет Гио.


«Тамро»

Алексей Ходорковский

...Всё началось в далёком 1860 году, когда купец первой гильдии Конон Боткин снарядил и возглавил экспедицию для спасения золотоискателей в Бодайбо. Приехали как раз вовремя: людей в забое спасли, за что благодарные старатели преподнесли ему золотой самородок – огромный, килограмма на два кусок благородного металла, внешне походивший на морду медведя с открытой пастью. Слиток, бережно завёрнутый в грязную тряпку, преподнёс суровый мужик в медвежьем тулупе. На секунду замешкался и, опустив глаза, невнятно пробурчал:

– Наши бабы говорят, что золото – металл ценный, но уж больно коварный. Когда к новому владельцу переходит, то со всеми бедами прежних хозяев. Зло переходит. Мы в это не верим, да и вы в голову особо не берите. Ну а этот самородок чистый, из земли он. А Митяй – вы его последнего из забоя вытащили, еле живого – он золото и нашёл. После этого сразу к тебе, хозяин. Так что, ежели не боишься, мил человек, – бери, сам понимаешь: больше нам отблагодарить нечем.

Конон усмехнулся в усы и с поклоном взял подарок, положил за пазуху и уехал...


«Медвежья пасть»

Игорь Хомечко

Зимний взят. Опустошен дотла.
Опустели залы Петергофа.
Питер стонет от разгула зла.
Беспощадна русская Голгофа.

Ветер свищет в арках площадей,
Яростно, пугающе, до дрожи.
Не видать на улице людей –
Только бесов обезьяньи рожи.

Западной жестокости Петра
Словно эхо давнишних проклятий:
Прогорланит пьяное «ура»
Нам народ сомнительных занятий.

Вон латыш, поляк и иудей
Веселятся зареву пожарищ.
Нынче каждый изверг и злодей
Носит гордо громкое – «товарищ».

Грохотом пустопорожних фраз
Палачи пытаются прикрыться,
Но пришли они казнить всех нас,
Русской крови от души напиться.

Как Иисус терзался на кресте,
Милосердно мудрый, величавый,
Так и Русь распята на звезде,
Алой, ненасытной и кровавой.
«Русская Голгофа»

Влад Хомутов

...В этом зловонном, душном прибежище смерти радист передавал сообщения в штаб с помощью азбуки Морзе. По одной из версий обычный художник Сэмюэль Морзе узнал, что его жена при смерти, и он не успел проводить её в последний путь, потому что слишком поздно узнал о случившемся. Через несколько лет мир узнал о его мгновенном способе передачи информации. Обычные солдаты, которые были спасены благодаря вовремя переданным сообщениям, на самом деле живут за счёт пережитого Морзе страдания.

Вдруг меня осенило. Я непроизвольно посмотрел на распятие над радистом. Иисус был пожертвован Богом, чтобы спасти человечество. Жизнь за счёт страдания. Иначе быть и не может. Есть те, которые живут в своё удовольствие, и есть те, которые страдают, чтобы жили другие. Без страдания человечество погибнет: исчезнет подлинный героизм, умрёт настоящее искусство, подлинное проявление доброты будет только в сказках, и землю истопчут потребители, которые в конечном счёте уничтожат наш мир в своём безотчётном желании насытить свои необузданные страсти. Кто-то должен страдать.

Конечно, нужно понимать, что есть страдающие по чьей-то прихоти, такие люди стремятся встать на ту же ступень, что и управляющие ими, и ничего более, а есть страдающие по собственной воле, они-то и являются созидателями нашего мира. Когда я думаю о тебе, то представляю себя именно таким страдающим, но сейчас я начинаю сомневаться в этом. Моё ли было решение идти на войну? Я не хотел войны, и не я её начал. Меня вынудили ползать в холодной грязи, выполнять чьи-то приказы, прятаться от снарядов, чтобы не дать врагу осквернить твой беззаботный, тёплый, счастливый мир. Меня заставили убивать. Разве этого я хотел, когда решил встать на защиту своей Родины? От меня здесь ничего не зависит, и мои действия столь незначительны, что я абсолютно незаметен среди тонущего в грязи изголодавшегося пушечного мяса. Если мы здесь погибнем, то наши тела никогда не покинут этого места. Мы будем забыты, хотя на различных парадах будем называться героями, будем символом, который отравит слабовольные умы другого поколения, и новые невинные снова попадут на бойню. А журналисты будут наживаться на наших «героических» подвигах, дельцы же заработают миллионы на производстве оружия. А потом всё вернётся на круги своя, но нас уже не будет...


«Письма с фронта»

Юрий Хор

...В сейфе хранились наркотики и сильнодействующие медикаменты. Медсестра доставала из глубины железного хранилища маленькую коробку с крошечными белыми таблетками. Она вырезала ножницами квадратик фольги с одной таблеткой, и они несли ее Лесовому. Лесовой ждал, полусидя в кровати. Он ждал эту таблетку с трепетом, как ждет отравленный противоядие. Он слышал каждый скрип петель тяжелой двери и лязг массивного замка сейфа. Врач и медсестра ходили не спеша, переговаривались и даже посмеивались над чем-то. Лесовой все это слышал, и его это раздражало, в висках стучала кровь, от ее напора шумело в голове, а все тело наливалось свинцом, будто удесятерялось в массе. Он лежал, придавленный невидимым прессом, и тяжело дышал, раздувая ноздри. Лесовой хватал таблетку непослушными, посиневшими губами и судорожными движениями отправлял ее под язык. Его пальцы дрожали, и он, словно наученная собачонка, выхватывал ее из чужих рук губами, глаза его при этом были по-собачьи благодарны...


«Хохотун и Лесовой»

Patriot Хренов

– А сейчас Леночка Касьянова из 3-го «б» прочитает нам своё собственное стихотворение про Новый год! Попросим, попросим, ребята! – снегурочка Изольда Тихоновна – училка по физре – захлопала в ладоши и отошла от микрофона.

Светлана Владимировна опустила руки мне на плечи, слегка пожала, и подтолкнула на сцену. Я сделала два шага и остановилась.

Мы стояли у правой… или у левой?… нет, у левой – это если смотреть из зала… мы стояли у лесенки из четырех ступенек – и немножко на лесенке, и совсем чуть-чуть на сцене. Наши училки – Татьяна Сергеевна, Светлана Владимировна и Вера Константиновна – бегали по ступенькам, поправляли бантики, бабочки, галстучки, воротнички, гладили по головкам, шептали на ушко и вздыхали: «Дай Бог, я всё это переживу!…» А мы стояли у правой… или у левой?… нет, левой – это если смотреть из зала… ну, у той самой – она у нас одна… Кто-то повторял свои стишки или песенки; кто-то поправлял бантики, бабочки, галстучки; кто-то уже успел подраться и поправлял свои рубашечки, штанишки, шмыгал носом и шептал: «Ну, погоди! Я с тобой еще разберусь!…» Я была уже на сцене, потому что следующее выступление – моё, и смотрела в зал.

Наш Актовый зал большой, и его можно разделить на две части: в большой части были зрительные ряды и сцена; в малой части была ёлка, и уже раздавали подарки.

Мама мне сказала: «Понимаешь, Лёня… тут дело такое… Мне обещали зарплату, – обещали! точно! – но выплатят её только в январе… ориентировочно… А тут за квартиру платить надо… сапожки у тебя вон совсем прохудились… да и праздник – тоже… ты же хочешь праздника? Вот… Ты уж не обижайся, но мне нечем заплатить за подарок. Я тебе потом во-от такой торт куплю! Ты уж не обижайся… вот и сапожки тебе купить надо. Зато на Новый год мы с тобой «Наполеон» испечем! Или «Птичье молоко»? И еще мороженого купим. Ладно?»

У елки уже раздавали подарки.

Если у тебя была половинка открытки с номером – ты мог подойти к дяденькам с тётенькой, которые раздавали подарки, взять свой подарок и идти в большую часть Актового зала смотреть концерт...


«Маленькой ёлочке холодно зимой»

Ксения Хрусталева

Та Муза, чей меня волнует взор,
Не жалует расцвеченных полотен,
Где небо для поэта лишь узор,
Что люб, когда с его любовью сходен –

С потоком от светил идущих волн,
Земным или морским богатым даром,
Апрельским первоцветом, коим полн
Небесный дух над всем вселенским шаром.

Вот истина, раз истинно влюблён:
Блестит любовь не меньше, чем любая
Душа того, кто матерью рождён,
Свече златой всё ж в небе уступая.

Поищут пусть в молве хвалебных слов,
А я молчу. Любовь не для торгов.
«Избранные сонеты У. Шекспира (перевод с английского)»
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.05: Андрей Усков. Грусть, тоска, печаль и радость (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

05.06: Евгений Даниленко. Кипяток (сборник прозы)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!