HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Архив публикаций за январь 2014

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  [2014]   2015  2016  2017  2018  2019 

[январь]   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 января 2014

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Иван Грозный»

Практически сразу, как только кинематограф осознаётся самостоятельным видом искусства, его стали использовать как инструмент культурной манипуляции. Для этого он и действительно идеально подходит. Любому зрителю и понятен, и приятен, плюс затрагивает как и зрение, так и слух. В общем, Ленин не зря-то горячился, выделяя кинематограф из всех видов искусств. Вождь понимал, что для пропаганды, для создания нужных мифов кино – вещь незаменимая. Поначалу выработка этих самых мифов велась советским киноискусством в основном вокруг событий Октября. Сам Ленин становился таким себе новоявленным святым, которому посвящались целые киножития. Потом, конечно, такого пространства стало маловато, а так как Советская власть была очень молода и, по сути, не имела своей истории, то для манипуляции сознанием, для воспитания населения в нужном духе пришлось обратиться к старой русской истории и к слегка уже позабытым её великим деятелям.

Особенно это стало актуальным, когда к власти пришёл Сталин. Он пригрел кинематографического гения Эйзенштейна, который, по сути, и превратил кино в искусство, и доверил ему снимать исторические фильмы – вначале об Александре Невском, а потом и об Иване Грозном. Через этот фильм, опираясь на историю, Сталин хотел закрепить в сознании масс идею о том, что он сам царь. Пусть и жестокий, но зато мудрый и истинно русский. Сталин понимал, что образ Ивана Грозного жив в подсознании русского народа...

30 января 2014

Константин Строф

Рассказ «Суринамская вишня»

...На прощание он обещал ей быть осторожным. Как всегда, нехотя и шутливо. Вообще-то только за работой он вёл себя иначе. А ещё, когда безмолвно ласкал её. Женя увидела, как у её отражения задрожала нижняя губа. Руки сами собою вскинулись к лицу и закрыли его ладонями. Для чего теперь этот приятный северному глазу загар, эти ровные, обнажившиеся на мгновение зубы и очищенный стараниями косметолога нос? Он обещал быть осторожным, а сам тем временем стоял далеко-далеко, лицом к закату, в обнимку со своими странными мыслями. Всегда странными, всегда ни на что не годными, кроме как для нанесения на чистый мелованный лист. Когда-то давно такой была и душа у Жени. Пусть не душа, а то внутреннее, что как пользуемый платок свернулось за годы до сморщенного неприглядного комочка, чистого одной вышитой монограммой.

Собственные родители никогда не понимали сыновнего труда, коему пьяно отдавался он, отгоняя ревностно чужие взгляды. Судя по всему, они вообще мало что знали, а оставшись вдвоём на всём свете, забудут ту сторону своего дитя окончательно. Им ещё предстоит все сообщить. Но Женя осталась совсем одна, и жалеть пожилую чету, во всяком случае, сейчас, не входило в её планы. Да и никаких планов не было, а лишь карманы пальто топорщились осиротелыми вещами и воспоминаниями. Первую их встречу и беспокойную руку в правом кармане прижимала фигурка неизвестного уродца, окрещённого зачем-то Хранителем; сквозь первые годы, сложные и беспокойные, протянулась во внутреннем кармане шариковая сиреневая ручка. Грецкий орех, идиотичный вуайер, пристроился к вогнутой, как старая кровать на съёмной квартире, их первой ночи, передержанной слабой в виноделии Женей до уксусного состояния, но смытой всеми последующими радостями. Был ещё вертлявый, похожий на палец Железного Дровосека, фонарик, несколько клочков мелко исписанной бумаги, вышедшая из обращения мелкая деньга, ключ от двери домой – напрасный близнец её собственного; телефон. Всё имело поразительную, запускающую пальцы прямо в сердце сохранность, а последний даже не утратил своего сознания и в подтверждение того завибрировал теперь рядом с чутким левым яичником. Женя знала наверняка, что тот проовулировал накануне, за час до тревожного звонка, уведомившего о закрытии аттракциона «Смысл жизни», и где-то внутри теперь бродила жирная слепая яйцеклетка, ищущая выход своему никчемному существованию, напряжённо прислушивающаяся к новым шумам. Всё, похоже, состязается отныне в напрасности...

29 января 2014

Адольф Шведчиков

Очерк «Калифорния без Голливуда»

Наконец-то появилась книга об американцах, честная и интересная, написанная русским поэтом и учёным Адольфом Шведчиковым, который провёл несколько месяцев в Калифорнии.

Ему довелось общаться со многими американцами от Сан Франциско до Санта Барбары. Удивлённый и поражённый, он общался с новыми людьми, живя в Энсино в 20 милях от центра Лос-Анджелеса.

Можно ли повстречаться с настоящими ковбоями? Где обедали Рональд Рейган и Франк Синатра? Что ощущаешь, попав в сильное землетрясение? Обо всём этом автор рассказывает трогательно и порою с должным чувством юмора, наблюдая за незнакомой ему жизнью американцев.

Его слова, живые, смешные, а подчас сказанные с любовью, говорят о том, в чём близки, а в чём разнятся наши народы. Как две стороны одной медали, его книга «Калифорния без Голливуда» является откликом на мою книгу «Shattered Silence», в которой я пыталась показать Западу, кто такие русские. Читатели этой книги, безусловно, лучше поймут, кто такие американцы с их двухсотлетней историей.

Мне доставляет честь написать это предисловие, и я приглашаю читателей познакомиться с опытом общения Адольфа Шведчикова.

 

Барбара ДеКовнер-Мейер,

основатель фонда «Друзья помогают друзьям»

28 января 2014

Юрий Савченко

Рассказ «Чудотворец»

...Озадаченный хозяин, подобравшись к буфету, шумно распахнул дверцы и на миг замер, будто в раздумье… Со стороны могло показаться, что он решает: пить или не пить? Увы, нет! Такой дилеммы не существовало в природе. Удивило батюшку другое: вчера, оказывается, не весь запас спиртного был исчерпан… В этот момент послышался ледяной предостерегающий голос матушки:

– На службу же тебе сегодня, Евсей! Ты сыну обещал…

Эта благоразумная реплика вызвала мгновенный протест. И послужила сигналом, чтобы решительно сделать шаг вопреки здравому смыслу.

– А-а! Нельзя, значит…

Бутылка звякнула о стакан. Послышалось бульканье переливаемой жидкости. А затем – звучные глотки.

В летнем халате, развевающемся на ходу, жена химерой вынеслась из спальни и, задыхаясь от гнева, срывающимся голосом выплеснула в каменное лицо Чебурашки всю муть, всю накопившуюся боль души.

– Ты… ты… Нет слов, чтобы назвать тебя достойно! Для тебя нет человеческого имени! Ты своим пьянством, распутством своим исковеркал всю мою жизнь. Как вор, пробрался в попы… Я не хотела! Но надеялась, что это спасёт тебя, исправит… Дура! Горбатого могила исправит! Ты позорил нашу семью в Кордубайловке, опустившись до бомжа. Теперь напялил на себя священнический балахон, запудриваешь мозги тёмным старушкам, рассказываешь небылицы о собственной святости и непогрешимости, а сам остался блудником, лжецом и забулдыгой. И семью продолжаешь втаптывать в грязь.

Остолбеневший от дикого напора жены, благочинный не проронил ни слова, только ещё раз выпил водки...

27 января 2014

Лачин

Рецензия «Хрип гунна, или леволатиноамериканское начало в Дарье Ярош»

на сборник верлибров Д. Ярош «Троллейбусный маршрут №4»

Сказанное в начале статьи может показаться чисто субъективным, но за ним последует и кое-какое подтверждение – рецензент наткнулся на него при втором, более внимательном прочтении сборника.

Предупрежу сразу: стихи аполитичны, и вообще почти без «конкретики» – дат, реальных событий, имён. Но каждая эпоха, кроме конкретных черт, легко описуемых, обладает неким духом, атмосферой, плохо поддающейся логическому анализу. Этот дух эпохи проявляется как в поведении и речах людей (зачастую и во внешнем облике), так и в их текстах. Порой сам автор этого не осознаёт.

Просматривая (ещё не читая внимательно) сборник Ярош, я вспомнил «левых» (в политическом смысле слова) поэтов Латинской Америки, особенно 1920-1950-х годов – Эктора Борда, Гильермо Вискарра Фабре, Оскара Серруто (кстати, у них много верлибра). Перечитывал отдельные строки, но не мог сформулировать, в чём это вижу. Наиболее субъективной казалась мысль о «левизне» этих стихов...

24 января 2014

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Александр Петров – уникальный художник-мультипликатор»

Наша отечественная мультипликация – я имею в виду, прежде всего, российская – переживает сегодня если и не самые лучшие времена, то явно и не самые худшие. Умирать она уж точно никогда не собиралась. Даже в тяжёлые девяностые годы. То, что она перестала быть нужна массовому зрителю, это другое дело, но на всевозможных фестивалях она и в смутные девяностые уверенно занимала лидерские позиции.

Скажем, американские киноакадемики, которые обычно игнорировали российскую анимацию, как раз с начала девяностых годов обратили на неё особое внимание. И, прежде всего, на мультипликатора Александра Петрова. В итоге он стал первым и пока единственным российским аниматором, получившим «Оскар». Причем, всего он выдвигался на эту премию четыре раза!

Американцы сразу поняли, что Александр Петров – это настоящий феномен и целый жанр мультипликации. То, что он предложил в своих мультфильмах, не имеет аналогов ни в России, ни за рубежом. Его работы, в частности, оскароносный мультфильм «Старик и море» – это настоящая ожившая живопись. «Просто мультфильмом» его назвать трудно...

23 января 2014

Алексей Ходорковский

Повесть «Домашняя симфония»

...Хорошая работа, любящая жена, двое детей, машина, двухкомнатная квартира в хорошем районе – с какой стороны на него ни взглянешь, он должен был провозглашать во всеуслышание: «Я – счастливый человек!». А он был несчастлив.

В последнее время Слава начал ощущать, что ему отчаянно не хватает любви и ласки. Жена Марина – прекрасный, добрый человек, но они женаты почти двадцать лет, и она давно перестала быть для него соблазнительной и желанной женщиной. Он и в молодости не испытывал к ней сильных чувств. Ему скорее нравилось её любование им и готовность исполнить любое его желание, ничего не требуя взамен. Он хотел в кого-нибудь влюбиться. Хотел, но не мог.

«Да и есть ли вообще на свете настоящая любовь? Или это всё выдумки эксцентричных поэтов? – думал Слава, мучаясь по ночам от бессонницы и смутного беспокойства. – А может, я старею, и впереди меня ждёт только ревматизм, одышка и геморрой?»

И с каждым днём впадал во всё большее уныние и печаль.

Как человек проницательный, Слава замечал, что отношение жены к нему с годами тоже изменилось, и, увы, не в лучшую сторону. Марина давно перестала смотреть на него влюблёнными глазами, как раньше. Она, конечно, его любила, но как-то буднично, по привычке. На концерты давно уже не ходила, вполуха слушала его рассказы о заграничных выступлениях. Всё так же гладила его рубашки и носила в химчистку костюмы, помогала завязывать галстук, но без прежнего энтузиазма. Она будто отнимала у него ощущение праздника, подрезала крылья, приковывая к земле железными кандалами. И вот чуть меньше года назад в жизни Славы появилась Она – женщина, подарившая ему вторую молодость...

22 января 2014

Константин Гуревич

Сборник стихотворений «Осенняя рапсодия №2»

Осенняя серая хмарь,
На улице день непогожий,
Отныне готов календарь
Дождём тебя встретить, прохожий,
И вдаль увести, где листы
Не в силах на ветках держаться,
Чтоб кожей почувствовал ты,
Что время иных декораций
Настало, поспело, пришло,
Нагрянуло столь неизбежно,
Как будто вселенское зло
Собой заслонило всю нежность,
Всю близость, что раньше была,
Всю тягу к любви и полёту –
И только осенняя мгла
Теперь за любым поворотом.
21 января 2014

Сергей Жуковский

Рассказ «Сенька "Губа"»

А случилось то, что второго апреля тысяча девятьсот восемьдесят пятого года в десять часов тридцать четыре минуты Семён Иванович Губанов, он же попросту Сенька «Губа», втюхался. Мгновенно. Без памяти. Как обухом по башке. Сделал на старом скрипучем турнике подъём переворотом, чуть покачался на крепких мускулистых руках, глянул сквозь редкий ельничек на проходную завода имени Вавилова и с грохотом рухнул на пыльную, утоптанную землю. А рыжеволосая, с яркими волнистыми локонами до середины спины, высокой белой грудью в глубоком декольте шёлкового цветочного платья, на тончайших «шпильках» красных босоножек девушка, слегка зажмурилась от жгучего утреннего солнца, зевнула и нырнула в услужливо открытую дверцу блестящей чёрной «волги». Автомобиль чихнул сизоватым выхлопом, медленно прокатил по тополиной аллее мимо заводской Доски почёта, повернул за угол серого трёхэтажного цеха и исчез. А Сенька так и остался. Задом – в пыли. Голый – по пояс. С разинутым ртом.

На следующий день Сенька на всю сорокарублёвую стипуху купил громадный букет алых роз. Нарядился в костюм. Дождался, когда из дверей проходной вновь выплывет дивная, чудесная богиня, и, багровея, преградил ей дорогу к «волге». Девушка посмотрела на красное Сенькино лицо, на значок «Мастера спорта», на зеленоватые влажные глаза, на остолбеневшего водителя, взяла букет, тихо улыбнулась и медленно села в машину...

20 января 2014

Катерина Ремина

Сборник стихотворений «Doppel Herz»

Нарисованный город выходит за рамки листа,
Тень сбегает из абриса, душу себе отрастив.
В октябре слово падает жемчугом с краешка рта:
Сохрани его – главная песня ещё впереди.

Ты же – ветер, ты целишься в сердце и сразу – насквозь,
Ты же – дождь, ты сошьёшь меня заново с первых же нот,
Ты – кленовое солнце в ладонях (откуда взялось?)
И бумажный журавлик, который нет-нет да вспорхнёт.

Воздух пахнет последним теплом и уснувшей травой,
Утром – кофе no sugar, по вечерам – шоколад.
У меня не стихи, а кино – непременно с тобой,
И виньеткой – чернильный мой, каллиграфический сад.

Здесь немного похоже на март – так же просто дышать.
И дорога ведёт прямо в небо – без лестниц и стен.

...Потому что бывает время – живых воскрешать
И учиться впервые не требовать счастья взамен.
17 января 2014

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Кризис среднего возраста в советском кино»

Сегодня мы поговорим о кризисе. Но не экономическом. А о кризисе среднего возраста у человека в советском кино. Надо сказать, что, вообще, подобная тема отчётливо зазвучала в отечественном кинематографе далеко не сразу. В сталинскую эпоху ставить такие проблемы сценаристам и режиссёрам было вообще немыслимо. Период «оттепели» с её светлыми надеждами на будущее лишь слегка затронул тему возможной дружественной драмы у человека. Но в целом был периодом оптимистичным, хотя, правда, недолгим. А вот уже в семидесятые-восьмидесятые годы с их явной несостыковкой официальных тезисов и реальной жизни человека в советском кино появляется образ героя ну просто метущегося от внутренних противоречий.

Конечно, такой герой появился не из неоткуда, а ведёт свою родословною, как минимум, ещё из литературы девятнадцатого века, где тема душевного надлома у средневозрастного поколения всегда была ключевой. И, пожалуй, своего наивысшего развития она достигла в творчестве Чехова. Поэтому неслучайно, что проблематика чеховских произведений оказалась необычайно созвучна времени семидесятых-восьмидесятых. Тогда появилось очень много экранизаций произведений писателя. Ну, взять хотя бы фильм Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино», где главный герой криком кричит о загубленной жизни...

16 января 2014

Александра Русанова

Рассказ «Секрет»

...Когда девчонки, наконец, ушли, ребята рванули к тайникам. Андрей раскапывал ямку за ямкой, раскидывая «сокровища» по сторонам. Наклейки, вкладыши, бисер, блокнотик с какими-то надписями…

− Ты же говорил, они сокровища прячут? – Андрей вынул из земли пупса и зашвырнул его на крышу водокачки. – Кладбище хлама какое-то!

Лёва устремился к тому самому дереву, у которого колдовала Надя. Он увидел квадратик утоптанной свежей земли, накрытой плоским гладким булыжником.

Послышался голос Андрея:

− Всё откопал, одно барахло попадается… О-о-о, ещё один тайник!

− Этот не тронь! – Лёва шлёпнул друга по руке.

− Тост, ты чего?

− Ты и так всё отрыл, оставь мне один! – Лёва отвернулся, чтобы Андрей не увидел, как горят его щёки.

− Да и пожалуйста! Копай, копай, может, там золота горшок! – Хмыкнул Андрей и пошёл по второму разу осматривать раскопанные ямки.

Лёва стоял в нерешительности. Но как только Андрей скрылся с глаз, любопытство взяло верх.

Под донышком от бутылки он обнаружил жёлтый пакет, в котором лежал аккуратно свёрнутый тетрадный лист, а в нём − ключик. Старый латунный ключик, которому не меньше сотни лет.

«От чего он?»...

15 января 2014

Алексей Ходорковский

Рассказ «Голубые розы»

...Как и положено, через девять месяцев, рано утром у Наташи начались схватки. А через полчаса роженица уже была в роддоме. Когда Арсен смотрел, как жену увозят в родильное отделение, на глазах у него появились слёзы, а левый глаз подёргивался от волнения. За исход родов он не боялся – главврачом в больнице работал друг семьи – Карен Идрисович, а роды принимала двоюродная сестра, но, тем не менее, он сходил с ума от волнения.

Наташа много раз представляла себе, как она будет лежать на кровати, а медсёстры будут ей кричать: «Тужься, тужься!». Ещё в детстве, отдыхая в деревне у бабушки, Наташа случайно увидела, как рожала её соседка тётя Нина. Все лето Наташа бегала к ней по утрам за парным молоком, и в этот раз она прибежала, но никого не обнаружив в коровнике, зашла в сени, потом на кухню, и вдруг в окно между кухней и комнатой увидела почти всех соседских женщин, которые столпились вокруг кровати. Приглядевшись получше, девочка увидела Нину, корчившуюся от боли. Она была вся красная, с выпученными глазами и в кровь искусанными губами. Наташка знала, что тётя Нина рожает и ей очень и очень больно.

Поэтому сейчас, лёжа на кресле, Наташа старалась не думать о боли. К счастью, всё закончилось намного быстрее, чем она предполагала. Обессиленная, она откинулась на кушетку, закрыв глаза, и стала ждать, когда ей принесут ребёнка – а это обязательно должен быть мальчик – и начнут её поздравлять с первенцем. В палату вошла врач, принимавшая роды, молча посмотрела на роженицу испепеляющим взглядом и вышла, не проронив ни слова. Наташа начала нервничать и звать хоть кого-нибудь. Одиночество и неизвестность пугали её. Зашла медсестра, молча положила ей конверт с младенцем и тоже молча вышла. Наташа приложила ухо к маленькому свёртку и стала напряженно слушать: слава богу, ребёнок дышит. Аккуратно отвернув уголок белоснежной ткани, прикрывающей лицо новорождённого, Наташа окаменела. Она поняла, почему врач так смотрела на неё, почему медсестра, так дружелюбно улыбавшаяся ей до этого, даже не поздравила с рождением ребёнка. Поняла и испугалась...

14 января 2014

Сколько стоит человек

Статья «Европейский туризм под угрозой разоблачения. Часть 2»

...Историческая наука здесь играет не последнюю роль. Именно её умышленное, тенденциозное искажение не позволяет нынешней человеческой популяции нащупать ту самую историческую соборность, вычеркнутую из нашего сознания. Взамен её – предложена пустая кукла, не дающая ни сердцу, ни разуму соединяющего начала с нашими предками, великими и ничтожными. Извечная гонка, обрывистость существования, искусственно создаваемые трудности в материальной и духовной жизни отрывают человека от такой возможности, возможности совокупить себя с оным человечеством, кроме разве своей семьи и небольшого круга друзей. Но человек достоин большего. И он может это «большее» реализовать. Одним из препятствий к тому является его разобщённость, отрыв от человека исторического, когда смысл собственного существования видится лишь в необходимости выжить самому, за счёт другого.

Употребляя термины «подделка», «фальшивка» и подобные им, не лишним будет повторить: само по себе какое-либо явление или объект ещё не есть фальшивка. Если скрипичный мастер хвалится изготовленной им скрипкой, здесь нет ничего предосудительного. Но когда мастер выдаёт свою поделку за работу Джузеппе Гварнери, да ещё и стряпает к ней липовый документ, это уже подделка. То же самое происходит и в истории. Архитектура 17-20 веков, выдаваемая европейцами за античность – не что иное, как фальсификация прошлого. Конечно, никому бы из нас и в голову не пришло обвинять кого-либо в подлогах, если бы не эти откровенные попытки выдавать за «древность», за «старину» новоделы из совсем других эпох и столетий.

Строго говоря, все мы – заложники фальсификаторов от истории. Разве кому-то из наших добропорядочных предков могло придти в голову, что можно так беззастенчиво манипулировать сознанием? Разве можно, например, сомневаться, что погребение «древне»-римских городов Помпеи и Геркулама под пеплом Везувия произошло в 79 году от Рождества Христова? Представить, что на каждом шагу нас попросту обманывают, мы не в силах. А всё потому, что подобный обман нашему сознанию противопоказан, он просто не умещается в нас, с нашим жизненным опытом. Даже когда нам на пальцах показывают, что Помпея погибла в 1631 году, т. е. каких-то 280 лет назад, мы этого не можем адекватно воспринять. А сколько ещё таких подмен и фальсификаций в исторической науке?

И повинны в этом не только наша инерция, дефицит соборности, но и старательно внедряемые в будничное сознание психо-стереотипы (школа, СМИ, художественная и псевдо-документальная литература и искусство), не позволяющие своевременно критически переосмыслить чьи-то взгляды или информацию. Можно писать блистательные исторические романы, пользуясь научными, общепринятыми сведениями о прошлом. Можно снимать талантливые фильмы или ставить спектакли на такой же основе. Но, при всей художественной ценности подобных инсталляций, мы должны понимать – в них нет и не может быть подлинной исторической ценности. Нет подлинного примера добра и зла, нет подлинных взаимоотношений правителя с подданным, матери с дитём, мужчины с женщиной. Чем-то всё это напоминает «Чипо-Дейлов» или псевдоисторических персонажей из американских мультроликов. Не от того ли мы так ущербны, так жалки, что не знаем своей истории? Разве нам не на что опереться по-настоящему? Разве нет своего достойного прошлого у русского, у итальянца? Разве нет повода для радости и уважения к своим предкам у исландца или турка? Есть, конечно, и ещё как есть!..


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.06: Художественный смысл. В кои веки… или Повод прочитать нечитанное у Макса Дворжака (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!