HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2021 г.

Архив публикаций за сентябрь 2020

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018  2019  [2020]   2021 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   [сентябрь]   октябрь   ноябрь   декабрь  


30 сентября 2020

Галка Курочкина

Сборник стихотворений «Первая после»

Неправильно оплывшая слюда,
натёртые до терпкости колени,
рассвет, заставший сыпью,
города – всё паутине дней,
глаза растений, руины рек,
зелёный Алькатрас, взрывающий глубины
скорбным криком: Я – человек!
Един. Один из вас.
Хоть и нескладный, хоть и не любимый,
но – человек.
А впрочем, всё – рассвет,
заплывшим глазом солнце
на востоке
встаёт,
и на долины рек
бросает взгляд,
и вспять идут истоки,
и, завернувшись в пыль, стоят следы,
оставленные там,
где бросил ветер
ряды из спин,
и капельки слюды
смешавшись с кровью, стынут.
Чьи-то дети, – нет, не мои,
не наши – это злость,
отчаяние за то, что не случилось,
но пронеслось,
не свыклось, не сбылось
расстроилось,
распалось,
растворилось.
рассохлось,
что кривое колесо, и на мосту,
скривившись, полетело –
с откосов Алькатраса.
Ничего. За дело.
Поделом. Тебе. И мне.
Задело
о колени, и – в рассвет, и – в пустоту,  
что, в общем, есть хреново.
Но ничего. Есть память. Есть кювет.
Есть плоть и кровь. И слово.
Да,
и слово.
29 сентября 2020

Николай Шульгин

Повесть «Последний собеседник»

...Я взял ручку и подписал бумагу. Я подумал, что если бы хотели обмануть, обманули бы всё равно. Пусть будет, как будет. Тем более что похмелье почему-то прошло…

Женщина взяла бумагу и положила её в папку.

– Сейчас я вам сделаю укол, – сказала она. – Вы уснёте и проснётесь абсолютно здоровым. Во время сна я верну ваше тело в то время, когда вы были бессмертным. Проснувшись, вы расскажете мне свой сон. Это будет не простой сон. Это будет фрагмент уже прожитой вами жизни, которую вы позабыли, я надеюсь, насовсем. Фрагменты не обязательно будут последовательными. Хотя, конечно, хочется, чтобы были. К сожалению, это зависит больше от вас, чем от методики. Эксперимент будет длиться одну-две недели. Ложитесь на диван. Да, совсем забыла, алкоголизм я тоже вылечу. Но вы, если захотите, сможете заболеть им снова.

– Что значит, был бессмертным? – спросил я, закатывая рукав.

Она уколола совсем не больно…

28 сентября 2020

Художественный смысл

Критическая статья «Признаюсь сразу»

Признаюсь сразу: наткнувшись несколько раз на то, что известный критик Павел Басинский продемонстрировал, что он то ли не знает, то ли не освоил «Психологию искусства», я получил удовольствие, читая у него самого, обиженного, намёки, что я не один его уличаю… Как это назвать покороче и хлёстко? –  В плоскости.

Она его заставляет защищаться русскостью. Та, мол, сердечная.

А это сходится с известной максимой:

«В конце концов, патриоты всегда охотно уступали Западу ум, за собой оставляя душу» (Вайль, Генис. Родная речь. М., 1999. С. 160).

Это, наверно, тянется с 19 столетия. Из-за того, что крепостничество слишком задержалось в России. Из-за того, что крестьяне были освобождены без земли. На это наложилось извечное: географическое, историческое, – создавшие ментальное – бедность. На это наложился переход революционности из 19 столетия в Западной Европе в 20 столетие и Россию (а революционность взывала к справедливости и утилитаризму борьбы). Даже Лев Толстой скатывался в толстовство, обличение и поучение. А потом – лживость социализма о похожем звонила.

Тонкость художественности (которую я эстетико-экстремистски понимаю как общение подсознаний) была в России количественно задавлена сердечными страдателями за народ, с Лермонтова начиная, когда он впадал в стихопублицистику, а потом – Некрасов (в большинстве вещей), потом народники, толстовцы, революционеры. А теперь и либералы, жаждущие революции и якобы сочувствующие народу.

Вот и Басинский – туда же...

27 сентября 2020

Александр Фирсов

Рассказ «О вреде курения»

...– Вставай давай, пойдём с нами. Там наших бьют, необходим симметричный ответ! Лишние пару кулаков нам не помешают.

Мгундо посилился припомнить, кто сейчас считался за наших. Он крепко затянулся и прикинул.

Раньше деды охотились на носорогов и продавали их кости белым людям за океан, отчего вся местность жила безбедно и никогда не знавала голода. Охотники считались кормильцами и были примером для подражания. Но затем приехали другие белые люди и стали раздавать джинсы и лекарства от туберкулёза, попутно сказав, что деды поступают плохо, охотясь на носорогов, обозвав их специальным словом, которое имело дурные коннотации, – браконьер. С тех пор деды перестали быть своими. Тогда отцы стали копать землю в поисках алмазов все для тех же белых людей из-за океана и делать ещё много чего другого, и пришла их очередь стать своими. Но белые люди много чего хотели – того, что было на землях Африки. И часто хотели противоположных вещей – из-за этого между ними происходили разногласия и там, и здесь. Но если там, за океаном, всё сводилось к словесной перепалке по телевидению и в газетах, то здесь люди из племён часто отстаивали интересы белых работодателей самыми конкретными и практичными методами. Кровь полилась рекой. Общество дробилось в зависимости от количества джинсов и малярийной вакцины на душу населения, присылаемой белыми людьми из-за океана. Свои и чужие стали меняться так быстро и внезапно, что Мгундо не успевал следить за переменами. За это Мгундо считали безынициативным и общественно несознательным...

26 сентября 2020

Дмитрий Зуев

Рассказ «Дождь начнётся в течение часа»

...У меня сложились напряжённые отношения с коллективом. Каким-то образом я попала не в такт, как это бывает с двигателями внутреннего сгорания. Допустим, четырёхтактный. Первый – четвёртый – второй – третий. И мне говорили, что я слишком часто ухожу своими рассуждениями куда-то в сторону. К тому же на планёрках в понедельник оказывалось, что все решения давно приняты. И начальник экологического отдела, старый ловелас, сын которого был замом начальника экологического отдела, говорил:

– Как и условились ранее, я беру на себя углеводороды, а Лариса пройдётся по актам.

Я фатально отстала от конспиративного ритма.

Стоя в тёмном коридоре меж гипсокартонных стен, перед её дверью я ждала озарения. Стеклянный фасад пропускал в кабинет дневной свет. Я входила к ней, как к господу...

24 сентября 2020

Владимир Положенцев

Рассказ «Трудный день»

...– Как же вы без запасных ключей? – Слесарь осуждающе покачал головой. – И вообще, я давно хотел спросить, почему у вас такое странное отчество –  Умбертович? Папа был Умберт?

– Дедушка в Испании воевал, тесно подружился с кем-то, взял его имя – Умберто. Потом сыну имя передал.

– С мужиком подружился?

– Ну какая разница, Витя? Дело срочное.

– Говорят, гендерная оригинальность передаётся по наследству. – Он подозрительно взглянул на Походкина, пробурчал: – Ну и семейка. А вы-то, почему от семьи отбились?

– Какая гендерная оригинальность, Витя? Одурел ты тут среди своих унитазов. Ключи, говорю, в шахту лифта упали. А у меня деловая встреча через час, опаздываю...

22 сентября 2020

Мария Купчинова

Рассказ «Аромат "Memoir Woman"»

У самой кромки воды – белый пластмассовый стул. За стулом – отвесная каменная стена, где в редких расщелинах между плотно пригнанными друг к другу валунами растёт дикий виноград. Наверху утёса – маленькое кафе, хозяин которого, крепкий краснолицый мужчина лет пятидесяти с яркими синими глазами, поставил для меня этот стул. Он же помогает мне спускаться вниз по отшлифованным ветром, морем и временем каменным ступеням… Вообще-то я могла бы спуститься сама, но, с точки зрения хозяина, я – редкий бьющийся антиквариат, и ему не хочется собирать осколки на своей территории. Что тут скажешь… У каждого возраста – свои преимущества.

Сегодня море спокойно. Зеленовато-серое, оно лениво плещется, омывая покрытые водорослями прибрежные камни. Чуть дальше от берега – большой валун. На нём – чайка. Мне кажется, это Андрей прилетел поговорить со мной. Хотя сейчас он отвернулся и смотрит вдаль… Туда, где, синея и темнея, поверхность воды соприкасается с небом.

Запах нагретого солнцем моря перебивает аромат духов. Но каждый раз, собираясь посидеть у кромки воды, я наношу на запястье каплю из маленького чёрного флакончика. В то последнее лето Андрей привёз мне эти духи из Франции, и с тех пор я пользуюсь только ими – «Memoir Woman». В них «мандарин и полынь, гвоздика и ладан, пьянящая радость любви и горечь долгой памяти, то краткое мгновение, когда солнце уже село, а ночь ещё не настала…», – так написано в описании аромата, и это всё правда.

К морю я прихожу за воспоминаниями… Есть ли что-то более дорогое в мои годы?..

21 сентября 2020

Игорь Литвиненко

Очерк «Заброшенное месторождение»

...Приступая к работе над новым романом, Куваев осторожно определял важность и трудность предстоящей работы («Заканчиваю первый вариант нового романа «Правила бегства». Я назвал бы его «Территория» наоборот… Он сложнее и человечнее»). И предостерегал себя: «Ошибку поспешности, допущенную с «Территорией», повторять нельзя».

В «Правилах бегства» Куваев решал новую творческую задачу: не констатировать, а исследовать. Не доказать теорему, а разработать версию. По направлению поиска и по тому напряжению, которое пронизывает эту недописанную книгу, можно предполагать, что писатель подходил к важным догадкам о человеке и человечестве. Он попал в самый нерв, в самую боль века. Личность и общество. Добро и зло. «Свои» и «чужие». Деловитость и делячество. Совесть и компромисс…

Литературное наследие Куваева похоже на заброшенное месторождение, из которого взяли всё доступное и очевидное. А в рудных отвалах остались золотые знаки – незамеченные, непроявленные… Эти «отвалы» нуждаются в повторном освоении, в тщательной разработке...

16 сентября 2020

Владимир Захаров

Рассказ «Погоняющий»

Ручка у неё была женская. Абсолютно. А какая ещё может быть? Но Сева Хлынин… для него… в общем – не просто так и изумительно до продрожи. Выставила её, чуть отстранившись. Протянула специально так, чтобы ему пришлось сломаться пополам, дабы истребовано поцеловать.

Сева ввалился с дождя. В полшага в подъезде, в полшага ещё на улице. Внутри в нём примерно всё такое же половинчатое… перед решением. Ещё и запыхался, пока гнал её. Даёт себе время отдышаться. Ему кажется, что так будет правильно. Обстоятельно, что ли. По этикету. Хотя, какой к чёрту этикет. Оба, в известных обоим обстоятельствах. Она, однако, пока ещё не обнаруживает этого. Тоже, своеобразный этикет. Соответствие личине.

Сдувая катящиеся со лба капли, Сева заходит-таки в подъезд. «Мерси», – удивительно самому себе, непроизвольно бурчит он и склоняется к руке. Кисть изогнута под плавным закруглённым углом к предплечью. Тонкая золотая цепочка браслета, исполненная в виде змейки Асклепия, как не из этого мира. Особенно в жалком подъезде, на фоне исписанных стен, горчичного света ламп, плотных пищевых и людских запахов. Костяшки пунцовеют. Продрогла с улицы. Дождина такой. Хрупкое изделие – рученька её. Хлынин не дышит, будто опасаясь сдуть этакую изящность. Бусинки дождевой испарины едва заметно поблёскивают на прозрачных волосках фаланг. А запах какой! В непосредственной близости аромат не замещается вульгарными миазмами панельного дома. Её телесный аромат, как вторая кожа, оберегающая от всей пошлости мира. «Лакрицей пахнет», – думает Сева. Конечно не лакрицей. Но он не знает, чем именно, а это, всплывшее из детства экзотичное слово – вполне отражает. Ноготки. Заметна белёсая рассветная линия в основании… да, линия улыбки, так это называется. Хлынин в очередной раз удивляется, как много потаённого открывает в нём эта женщина. Того, что он, казалось, и знать не должен. Отчётливая линия улыбки – выставочным эталоном под стеклом прозрачного лака.

Хлынин чувствует, как полы куртки натягиваются за спиной. Севу оттаскивают. Упрямо каменея лицом, прикладывается холодными губами к руке. Через кожное онемение его, через жёсткую щетину, через сланцевые наслоения шрамные – всё-таки пробиваются ощущения. Отзвуки вкуса её кожи. И это прекрасно. Как много разбросано по жизни вот таких кратких моментов, в которых хочется задержаться, но почему-то нельзя. Сева Хлынин не знает, почему, но точно уверен в том, что нельзя. Иначе бы все в них оставались.

Не отнимая губ, Хлынин смещается чуть ниже к пальцам. Замирает на указательном. Затем путешествует с него по остальным, будто пересчитывает. На безымянном – небольшой шрамик от зажившего пореза. Точно бы специально для него оставленная метка. Сева утвердительно моргает и откусывает безымянный палец...

13 сентября 2020

Лачин

Рассказ «Явление Дэусу»

...В дверь постучали. Никто ещё так деликатно в неё не стучал. А потом в комнату вошёл иностранец, и о-Хяку намётанным глазом определила, что он скорее европеец, чем американец. Это был молодой ещё мужчина, рыжий и горбоносый, во фраке, но с обнажённой головой. Закрыв дверь, он прислонился к стене, с ласковой улыбкой оглядывая девушек.

Цунэко печально вздохнула – вежливый и хорошо одетый клиент мог оказаться щедрым, если бы не зловещие меты на её теле. О-Хяку встала из-за стола, собираясь пояснить гостю, что они не смогут его принять. Но тот неожиданно поприветствовал хозяек на сносном японском языке. Оправившись от изумления, о-Хяку вежливо извинилась перед незнакомцем. «Мы не принимаем клиентов. Мы больны дурной болезнью».

– Я буду рад лишь отужинать с вами, – ответил мужчина, по-прежнему радостно улыбаясь. – Точнее – угостить. Мне не хочется никуда уходить, и я заплачу.

С этими словами он выложил на стол более чем достаточную сумму денег. Весело откинул прядь волос со лба (они были до плеч) и спросил: «Вы не против?».

«О нет, господин, мы очень рады», – отвечала ошарашенная Цунэко, непрерывно кланяясь. «Мы всегда будем вам рады, господин, – твердила о-Хяку, также кланяясь. – Мы мигом сделаем покупки, и вы останетесь довольны»...

12 сентября 2020

Дмитрий Аникин

Цикл стихотворений «Русь опричная»

Гойда! Опричное царство стоит перед Богом – град чёрный!
Гойда! Опричное царство для смерти последней готово!
Гойда! Опричное царство – священная русская воля.

Вещий царь по небу ходит,
взгляда мёртвого не сводит
с неоставленной Руси –
её, Господи, спаси.

Старый царь, людьми убитый,
ходит хмурый и несытый –
есть ещё что взять с земли,
новы сроки подошли.

И над брачною постелью,
и над зыбкой-колыбелью,
и над юностью горячей,
и над мудростию зрячей,
и над силою людской,
и над дряхлостью седой –
власть мертва, дурна, бесцельна,
вечна, злобна, беспредельна.
11 сентября 2020

Ыман Тву

Рассказ «Три»

– Как думаешь, эта верёвка меня выдержит?

– Вряд ли. Вон пузо какое наел!

Агафья вывернула ведро грибов в таз с водой, и Цуцакин, наблюдая, как зонтичные равномерно заполнили весёлой цветастой рябью всё отведённое им пространство, с удовольствием про себя отметил, насколько щедра бывает к человеку природа, если только отнестись к ней со всем собирательным уважением. Всего какой-то час в лесу, и вот тебе – столько еды!

– А с чего надумал-то? – поинтересовалась Агафья. – Вон Сашка мой, старший – тоже всё повеситься хотел. То любовь, понимаешь ли, у него несчастная вышла, то цепью сухожилие перебило, хромой на всю жизнь остался... Только петля-то, если так разобраться, ни от любви, ни от хромоты вылечить не может. Не её это дело – лечить...

10 сентября 2020

Художественный смысл

Критическая статья «Амикошонство?»

Не амикошонство у меня, а раж. Я заметил, что, если загоняешь себя в тупик, то находится выход.

Я страдаю от того, что мне мало попадается произведений, которые я б назвал художественными. (У меня особый критерий: должно быть ЧТО-ТО, словами невыразимое. Иначе – только эстетическая ценность может быть {неожиданное или только так и больше никак не выразимое}.)

Оттого я беру книгу какого-нибудь литературоведа и читаю до появления в тексте названия произведения знаменитого автора. Вдруг оно будет художественным. – Я взял Басинского и дочитал до такого:

«Но что было «соблазном и безумием» с точки зрения литературной среды того времени? А вот как раз проповедь христианства как последней истины.

На этом, по мнению писателей, помешался перед смертью Гоголь, это было пунктом «безумия» Достоевского, и от этого же самого «сошёл с ума» Толстой. И Толстой, не медля, принимает эстафету «безумия». Случайно или нет, но именно после смерти Достоевского с маленького рассказа «Чем люди живы» Толстой, взгляды которого на жизнь, на религию, на искусство совершенно противоположны тем, которые приняты в «нормальном» обществе и которые сам же Толстой недавно принимал» (Скрипач не нужен. М., 2014. С. 37).

Я и стал читать этот рассказ...

9 сентября 2020

Татьяна Воронова

Сборник стихотворений «Безрифмие»

У отчаянья нет языка.
Ты уже победил его
Наполовину,
Если смог о нём спеть,
Рассказать –
Или просто
Назвать по имени.
8 сентября 2020

Борис Чурин

Сказка «Репка»

Жил-был дед во сто лет. Хворый был дед, немощный. С трудом ноги передвигал. Как-то раз по весне решил дед репу посадить. Взял лопату и отправился в огород. Пока шёл, несколько раз останавливался дыхание перевести. Хотя идти-то было всего шагов тридцать. Наконец добрался. Ткнул лопатой в землю и от боли поморщился: поясницу прострелило. Ткнул второй раз и охнул: сердце защемило. Кое-как раскопал дед лунку. Бережно положил в неё принесённое с собой зёрнышко и присыпал землёй. Хотел полить, глядь, а воды в кране нет. Дед для верности палец в кран просунул. Нет воды! Что делать? И решил тогда дед прибегнуть к своему, дедовскому способу...

5 сентября 2020

Александр Ралот

Рассказ «В пределах естественной потребности»

...Войдя в купе, я попутчицу не узнал. На ней серебра было не меньше, чем на ёлке блестящей мишуры. Открыл рот, чтобы высказать то ли комплимент, то ли восхищение.

– И не смотри так. Всё в пределах естественных надобностей. Снимать их с меня можно только по письменному указанию транспортной прокуратуры. А таковая бумага у наших доблестных органов, скорее всего, отсутствует. Багаж «обшманать» это запросто, а вот личный досмотр – дело хлопотное. – Девушка хотела продолжить монолог, но в купе вошли пограничник и таможенник.

– В Россию? – буркнул один, в новой с иголочки униформе с непонятными знаками различия. – Гузаллик (красавица), а зачем всё это нацепила? Не тяжело?

– Замуж хочу, – с вызовом ответила Олеся. – Молодой человек сначала на украшения станет пялиться, а потом дело и до личика дойдёт. То да сё. Слово за слово.

– Пишите опись вывозимого, – перебил её таможенник.

– Без неё снимем с поезда. Обоих! – добавил пограничник...

3 сентября 2020

Иван Самохин

Эссе «Забытое свойство»

...Оказалось, что Триединый всегда пребывает «в состоянии совершенного довольства», абсолютного счастья, не доступного ни людям, ни ангелам. В первый миг это показалось очень логичным: всеблаг и всеправеден – потому и всеблажен. Однако затем я подумал, что Всеправедный и Всеблагий не может выбирать не только между добром и злом, но и между добром бо́льшим и меньшим. Господь обречён на моральное совершенство – за что же Он Себя вознаграждает?.. Потом вспомнилось о «Божием гневе», вроде бы, несовместимом с абсолютным счастьем. Однако мне было растолковано, что это есть метафора, обозначающая не чувство, а высшую кару, возмездие. Я бы, наверное, не смог никого покарать даже в слегка приподнятом настроении, не говоря уже о всеблаженстве. Но готов допустить, что Всемогущему подвластно и такое...

2 сентября 2020

Андрей Щеглов

Сборник стихотворений «Образ жизни»

Он был в чести, он был всегда у дел,
Он был маститым, признанным артистом.
А он стонал, а он всегда хотел
Быть больше, чем престижным портретистом.

И, может, потому что так хотел
Быть более, чем просто портретистом –
Он был в чести, он был всегда у дел,
Он был маститым, призванным артистом.

Но судит строго русская земля.
Ученики сказали у могилы:
Старался ради длинного рубля,
Растратил жар, и мастерство, и силы.

А я стою напротив полотна,
Где и огонь, и мастерство, и сила –
И мыслю: как горда была страна,
Что и такого – строго осудила!

А как он жил! Как вкладывался в штрих;
Работая в губительном режиме –
Как знал себя, как понимал других,
Как дорожил победами чужими.

Как умер: оборвавшись на мазке,
Как древние бойцы во время оно
На поле брани – с кисточкой в руке,
Лицо окончив, не окончив фона.
1 сентября 2020

Михаил Ковсан

Сборник сказок «Рассказки для Зоиньки»

...Три месяца поил я гостью водою и молоком. Вначале блюдечко ставил, пока не понял: нет у ней сил. Думал-думал – придумал. Смочил ватку – поднёс к её рту. Три дня и три ночи так делал, пока сама потихоньку пить начала.

Три месяца кормил гостью травой и капустой. Вначале клал пучочек травы и кусочки капусты, пока не понял: нет у ней сил. Думал-думал – придумал. Раскрошил траву и капусту на кусочки мельчайшие – поднес к её рту. Три дня и три ночи так делал, пока сама потихоньку есть начала.

Три месяца говорил я с гостьей, молчащей, не отвечающей. Вначале говорил, ожидая ответа, пока не понял: нет у ней сил отвечать. Думал-думал – придумал. Речь на малые слова раздробил – ей в уши шептал. Три дня и три ночи так делал, пока сама потихоньку отвечать начала.

Через три месяца начала черепаха есть, пить, человеческим голосом говорить. Голос оказался приятней, чем у многих людей. Речь её многих умных людей оказалась разумней. Выгнулся панцирь, словно от тяжести освободился.

Рассказала, что земля покоится на слонах. А те стоят на черепахе. Поскольку одна черепаха выдержать слонов и землю долго не может, то каждую минуту она медленно из-под слонов, на которых земля, выползает, а другая под них, под слонов, на которых земля, вместо отслужившей вползает.

Ко мне она приползла после своей служебной минуты. Следующий раз ей на службу через тысячу лет. И ещё раз в сто лет должна она примкнуть к черепашьему миллиону, который болеет за держащую слонов и землю на них. Вокруг держащей стоит миллион черепах, которые вместе с ней страдают и радуются, иначе ведь той не выдержать ни счастья, ни тяжести...


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

24.02: Владимир Положенцев. Искушение (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!