HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2018 г.

Архив публикаций за февраль 2015

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  [2015]   2016  2017  2018 

январь   [февраль]   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


28 февраля 2015

Цитаты и классики

Цитаты из произведений «Оскар Уайльд как критик. Психология писательства.»

...Говорят, что трагедия художника – это его неспособность осуществить свой идеал. Но истинная трагедия, которая все время подкарауливает художника, в том, что он осуществляет свой идеал слишком полно. Ведь осуществлённый идеал лишается своего чуда и тайны, становясь всего только отправной точкой для другого, отличного от него идеала.

Оттого музыка является совершенным типом искусства. Она никогда не открывает своего высшего секрета. И это же, кстати, объясняет, почему так важно в искусстве умение ограничивать себя. Ваятель без сожаления отказывается от достоверности цвета, живописец – от жизненного соответствия пропорций создаваемых им фигур, и такой отказ позволяет им избежать чрезмерно выраженного уподобления Реальности, которое вело бы к плоскому копированию, как и чрезмерно полного осуществления Идеала, которое означало бы чистый интеллектуализм.

Самой своей незавершённостью Искусство обретает завершённость в красоте, тем самым апеллируя не к способности узнавания и не к рациональному суждению, а только к художественному чувству, которое, включая в себя узнавание и суждение в качестве предпосылок понимания, подчиняет их чистому синтетическому впечатлению от работы художника, постигнутой в целом, и, вобрав в себя все чужеродные эмоциональные элементы, возможные в данном произведении, саму эту чужеродность опознаёт как сложность и как средство построения более высокой гармонии, обогащающей конечное восприятие.

Теперь вам ясно, почему художественный критик не признаёт тех упрощённых художественных явлений, в которых смысл сводится к какой-то одной идее и которые оказываются выпотрошенными и ненужными, едва эта идея высказана, – такой критик ценит в искусстве всё, что обладает богатством фантазии и настроения, блеском воображения и красотой, делающей небезосновательной любую интерпретацию, а вместе с тем ни одну интерпретацию, не признаваемую, как окончательная...

27 февраля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Пустота»

Вглядываясь в художественное пространство российского авторского кино, стремящегося быть искусством и ставящим цель не развлекать зрителей, а вскрывать глубинные проблемы современной культуры, общества в целом, замечаешь ряд общих закономерностей. Но сказать, что это кино мрачное, явно будет недостаточно. Сказать, холодное по своей атмосфере – уже ближе. Но мы постараемся взглянуть на российский киноартхаус через такую категорию как Пустота.

Пустота, конечно, не в плане отсутствия смысла или бессодержательности, хотя и такое бывает, а Пустота как раз в самом глубоком смысле этого понятия. А начнём с очевиднейшего и свежего примера из прямого соединения холода и пустоты – с фильма Алексея Попогребского «Как я провёл этим летом».

При всём таком тёплом названии, картина доказывает, что, во-первых, российские артхаусные режиссёры, как правило, как огня боятся тёплых красок, а главное, в поисках многозначительности обожают подолгу всматриваться в пустые бескрайние пространства.

Ведь это уже далеко не первый случай в российском кино такого пристрастия к северной пустынной природе. Другой, тоже очень северный, холодный фильм снял такой элитарный российский режиссёр, как Андрей Звягинцев. И в его картине «Возвращение», получившей на Венецианском фестивале сразу двух «Золотых львов», опять-таки воцарилась великая Пустота.

И вот Алексей Попогребский, автор фильма «Как я провёл этим летом», видимо, учёл опыт своего коллеги, но пошёл дальше. Или, вернее, поехал или даже полетел. Местом съёмок он выбрал Заполярье, где бегают белые медведи. То есть, севернее, пустынней уже некуда. И что ж, как результат? Если работа Звягинцева была отмечена двумя «Золотыми львами», то в этом году Алексей Попогребский привёз с Берлинского фестиваля целых трёх «Серебряных медведей». Особенно, говорят, всем понравилась операторская работа...

26 февраля 2015

Полина Винер

Рассказ «Толстый и тонкая»

В первый раз Джил заметила этого огромного парня у бассейна, где она обычно лежала в шезлонге после завтрака. Плавать, как обычно, не хотелось – мокрый купальник потом противно прилипал к коже, а идти по витой мощёной дорожке в кабину для переодевания не хотелось. В первые дни Джил ходила, но как-то заметила на себе настолько тяжёлые взгляды с соседних шезлонгов, что желание дефилировать в купальном костюме прошло раз и навсегда. Вообще, обстановка в этом расхваленном месте оказалась совсем не такой, как обещали в буклете, который дал Джил доктор Броуди. Так, если верить брошюре, то частная лечебница «Дубовый рай» для пациентов с нарушением пищевого поведения и вправду была просто раем. Возможно, она как раз и могла бы быть райским местом, если бы те, кто её основал, могли хотя бы предположить, сколько неприкрытой вражды и даже ненависти поселится вскоре в этих прекрасных, продуманных талантливым дизайнером, стенах.

В первое время Джил всё не могла к этому привыкнуть – жить в атмосфере постоянного недружелюбия, однако со временем и она научилась напускать на себя безразлично-пренебрежительный вид и смотреть чётко и прямо поверх голов, так, словно перед ней было ровным счётом пустое место.

Джил попала сюда месяц назад, была она тогда не в лучшей форме – доктор Броуди в своей обычной мягкой и даже вкрадчивой манере сообщил ей, что если не начать лечение немедленно, вряд ли она сможет увидеть следующее Рождество. Вот тогда-то Джил впервые и стало страшно, страшно по-настоящему.

И, тем не менее, в тот день она написала в своём дневнике:

«21 июня.

40 килограммов.

И всё ещё эти ужасные сальные складки на животе.

Ненавижу их!!!»...

25 февраля 2015

Владимир Никитин

Рассказ «Карманная Одиссея. Pocket Ulysses.»

...В день, с которого всё началось, я не мог усидеть дома. За окном солнце светило ярче летнего, снег искрился, словно пена в ванной, а по радио сказали: завтра потепление до плюс одного, и всё растает. Этим сообщением диктор словно подмигнул, призывая идти на улицу и ловить момент.

Я отправился к ковшу, таща на привязи за собой ватрушку. Снег скрипел под ногами, на белоснежном покрове лежали тени от веток деревьев.

Ни одна из семи безопасных клешней меня не интересовала, я желал проката только по одинокой. Но старика-ловца всё не было, и с каждой минутой таяла надежда на хороший вечер.

А он был примечателен: в морозном небе вдали возникла дымка, в которой еле-еле различимо виднелись высотные здания. От одного из них, самого долговязого, расползался в обе стороны свет, как будто магическую энергию разлили по небу. И казалось, что там, над ковшом, в небе парят оленьи рога из света.

Взрослые потом говорили детям мудрёные слова, мол, это оптический эффект – с крыши небоскрёба бьёт прожектор и подсвечивает небо. И в морозный день в сумерках чудится всякая блажь. Но мы верили в то, во что нам хотелось верить.

Наконец мне наскучило ждать. Уйти в такой вечер домой, не покатавшись, когда в небе парит свет, я не мог.

Оставалось только перебороть себя и лезть на горку. Уже наверху я подумал, что делаю глупость: кто меня поймает, если я не успею остановиться? Да ещё и темно, и холодно, – поёжился я. Фонари перед спуском замигали и поблекли, ковш погрузился в темноту. И тогда я увидел на краю обрыва силуэт. Я крикнул ему, подпрыгнув от нетерпения. И мне показалось, что и он мне махнул в ответ и как всегда кивнул головой. Не сомневаясь больше ни секунды, я запрыгнул в ватрушку и понёсся вниз.

Я летел к пропасти, разогнавшись на льду, пока меня не подкинуло на снежном трамплине. Снег облепил лицом и попал в глаза, полностью лишив видимости. Ветер хлестал по щекам, а затем закрутил в вихре.

И уже в полете я увидел, что никого перед обрывом нет: ни старика, ни кого-либо ещё, а остановиться я уже не успеваю, и одному Богу известно, что я принял за силуэт, когда решил скатиться, да и стоит ли думать об этом, когда лечу в пропасть...

24 февраля 2015

Саша Николаенко

Сборник рассказов «Небесная канцелярия»

Жили-были старик со старухой, на улице героев Панфиловцев, во дворах, где магазин «38 копеек».

Они жили в хорошем кирпичном гараже, на фундаменте, у них там стоял раскладной диван, обогреватель старой модели «Юность», мебель: письменный стол и два стула, и старик (из экономии электричества) ещё выложил кривенькую Буржуйку, в которой старуха пекла голубей и картошку, грела чай, и варила макароны и гречку.

Иногда старик приносил из контейнера за магазином банку тушёнки, или ещё что-нибудь хорошее, но потом администрация магазина стала вешать на контейнер замок, и пришлось обходиться так, без хорошего.

Раньше, когда они ещё жили в квартире, на пятом этаже, по той же улице (ещё при Ванечке), они жили лучше, а теперь жили вот так, потому что эту квартиру старик, по своим пьяным делам (уже после Ванечки) подписал на чужих людей. И их за это выгнали из неё по закону судебные приставы.

Старуха была работящая женщина, изобретательная. Она нарисовала на стене гаража голубой эмалью окно, и белой – на окне раму, вбила как-то в кирпичи два гвоздя, и повесила занавески (очень красиво получилось, она была по образованию художница), и ещё повесила над диваном Ваничкины фото, в рамочках и так.

И она мыла пол в их гараже, вытряхивала коврик, протирала пыль с мебели, и вообще наводила на жизнь уют.

Они прожили так, с божьей помощью, три зимы и три лета, а потом старуха простудилась зимой у ворот Всесвятского, легла на диван, закрылась до подбородка шубами и ещё какими-то тряпками, (у нее были две шубы и тряпки) и стала умирать...

23 февраля 2015

Цитаты и классики

Цитаты из произведений «Пушкин как зеркало русской языковой ментальности»

Пушкина читали и продолжают это делать многие из нас. Да почти все. Но, если сказать, что Пушкина знают весьма мало, это ещё смягчить ситуацию. Попроси вспомнить что из Пушкина, максимум «Я помню чудное мгновение» и ещё пару строк. И это плохо.

Пушкин буквально создал поэтический русский язык и прежде всего фигуры речи. Их не грех бы и знать, а главное, без стеснения пользоваться ими (как впрочем и других поэтов), прежде чем тужить из себя разное новаторство. Примером здесь может служить – да сам Пушкин и может. Уж сколько он позаимствовал у европейских поэтов, особенно у Байрона и Депрео, настолько не поддаётся исчислению, что Жуковский однажды в сердцах обратился к нему: «Как поживаешь, Александр Сергеевич Бейрон?». Но если кто возьмёт грех на душу назвать это плагиатом или и того хуже компиляцией, то сраму не оберётся, так к месту по сути всё это прилажено у нашего поэта.

Многие пушкинские строки, как и у других классиков, заключают в себе ценность сами по себе, независимо от поэтической среды, их окружавшей (здесь уместно напомнить о скандально известном «Любви все возрасты покорны»). Поэтому их уместное цитирование и использование – создаст только люкс убогой, как и у большинства из нас, авторской речи. Составитель выбрал некоторые фигуры поэтической речи и рассовал это для удобства пользования по нескольким рубрикам...

22 февраля 2015

Записки о языке

Статья «Как греки сморозили с русским МОРОЗОМ»

Все мы не раз слышали, что русские слова не являются русскими. Достаточно поднять любой отечественный академический словарь, чтобы убедиться в этой простой истине. Другими словами, мы попросту доверяем всему тому, что сообщают справочники или знатоки языка: учителя, преподаватели вуза, книги, учебники, произведения искусства... Но почему у рядового россиянина не возникает желания хотя бы засомневаться в этом? Не говоря уже о том, чтобы попытаться что-то перепроверить?

Нами собрана огромная «коллекция» материалов, опровергающих официальную точку зрения в языковедении на так называемое старшинство культур. Отечественная лингвистика, в ногу с исторической наукой, уже более сотни лет авторитетно убеждает общественность в младости и неразвитости русского исторического языка. Практически все европейские народы, по мнению этой науки, считаются несомненно более старшими и более авторитетными (в цивилизационном плане), чем наша отечественная русско-российская культура.

Каждая наша публикация в рубрике «Записки о языке» как раз и призвана высвечивать эту проблему по принципу расследования отдельных языковых явлений. С целью получения новых открытий, новых знаний истории и нового переосмысления истории русского языка, так неугодных сердцу родной отечественной филологии, по крайней мере, в части сравнительно-исторического языкознания. Надеемся, что объём и доказательная база наших расследований со временем обратятся в новое качество, а у читателя за отдельными статьями и размышлениями будут все больше проглядывать ясные и однозначные выводы в отношении истории родного для всех нас русского языка.

Сегодня мы рассмотрим русское слово СМОРОЗИТЬ.

Это, на первый взгляд, невзрачное слово обратило наше внимание уже в силу того, как оно (последние десятилетия) этимологизируется специалистами русского языка. Несомненно, читать этот материал людям без чувства юмора и здравой логики не стоит. Хотя, кто его знает?..

21 февраля 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Глава 9»

Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

...Когда я вошёл в её небольшую двухкомнатную каюту, она сидела за письменным столом, наливая себе какое-то лекарство в мензурку. Она показала мне рукой на свободный стул, выпила жидкость и вытерла губы салфеткой.

Можно звать вас просто Алекс? – спросила она.

– Ради бога. А я буду звать вас просто Анна, хорошо?

Она кивнула и подняла пустую мензурку.

– Это средство против нервного возбуждения. Оно мне нужно для нашего разговора, Алекс.

– Анна, – сказал я, – во-первых, ничего нет лучше для успокоения нервов, чем хороший глоток водки; а во-вторых, при чём тут ваши нервы? Вы, насколько я помню, позвали меня для медицинского осмотра. Так ведь?

Она покачала головой.

– И да и нет...

– Пожалуй, мне теперь понадобится средство для успокоения нервов. Что случилось? Глядя на меня, вы нашли у меня признаки рака?

Анна улыбнулась.

– Глядя на вас, я нашла у вас признаки злоупотребления алкоголем.

– Я не думаю, что это причина для вашего нервного состояния. Ещё раз, доктор, что случилось?

– Алекс, вы не будете возражать, если я займусь вашим давлением после нашего разговора? Я хочу вначале сказать вам кое-что...

– Кое-что плохое или кое-что хорошее?

– Это может оказаться плохим для меня... Что касается вас, то это «кое-что» может обернуться и хорошим и скверным в одно и то же время...

20 февраля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Кирилл Плетнёв»

Наш сегодняшний герой вначале хотел стать спортсменом: какими только видами спорта он ни занимался. Потом – режиссёром. Но в результате стал актёром. Зрителям он полюбился, снимаясь в фильмах о Великой Отечественной войне и, соответственно, играя героев в погонах и военной форме. Вот эта военная тема не отпускает актёра и в театре.

В моноспектакле «Я – пулемётчик» актёр тоже в военной форме. Да и название спектакля само говорит за себя. Правда, здесь речь идёт уже скорее о войне внутренней, о войне с самим собой.

Сам этот спектакль, надо сказать, сложный. В нём много ненормативной лексики. Ну что ж, такова новая драматургия. И в целом всё-таки ценно, когда актёр, ставший популярным по военным сериалам, пусть и качественным, на самом деле способен на большее, и его актёрский потенциал выходит за пределы военных сюжетов.

Итак, мой собеседник Кирилл Плетнёв...

19 февраля 2015

Юрий Михайлов

Рассказ «ГК и ЧП»

Конец второго дня противостояния на Краснопресненской набережной. Ночь – влажная и душная после дождя. Вместе с журналистами Сергей ходит возле мрачного исполина – здания Совмина, отражающегося огнями в маслянистой воде Москвы-реки. Машину, договорившись с водителем, оставил в переулке за американским посольством, работающим без остановок и перерывов...

Десятки встречающихся в темноте сквера и похожих на тени людей о чём-то говорят, жгут костры, едят хлеб с колбасой, пьют водку, бегают проворные активисты, зазывая народ то на Садовое кольцо, чтобы перекрыть дорогу танкам, то к зданию на Набережной, чтобы противостоять войскам спецназа, защитить штаб революции от штурма. Кричат истошно: «Ре-во-лю-ци-я!». Слушают себя и снова кричат: «Революция!».

Сергей до тошноты, до позывов рвоты ощутил прилив тоски: невероятных размеров она наваливалась на него со всех сторон. Он незаметно отошёл от журналистов, остановился у группы курящих и не спеша пьющих водку прямо из горлышка мужиков, дождался, когда подойдёт его очередь и наконец глотнул крепкого зелья. Потом ещё и ещё раз. Поперхнулся, сильно закашлялся.

– Что, с непривычки? Ни фига, привыкнешь! – одобрительно похлопал его по спине тощий мужичок в очках, похожий на туриста-одиночку, шатающегося по северным просторам. Мужик сунул ему прикуренную сигарету в рот.

– Мы что сейчас делаем? – спросил Сергей.

Турист заржал громко, запрокидывая голову и так рьяно мотая ею, что через сгнившие передние зубы во все стороны полетели куски хлеба и колбасы:

– Рассмешил! – орал он. – Мы сейчас водку пьём! И нам по фигу, что будет потом. Видали чудака?! – обратился он к соседям. – На баррикады пришёл… Ха-ха-ха-ха... Один скорпион долбает другого, один катран дерёт второго… А мы водку на халяву пьём, сир-ви-ладом закусываем, финским, из самых дорогих ресторанов припёрли…

– Кончай базлать, – строго сказал мужчина, одетый в профессиональную куртку охранника или егеря, хотя было жарко и все шаг за шагом отодвигались от костра. – Ты кто? – спросил он Сергея.

– Корреспондент…

– Понятно, вопросы задавай трезвым, а не этим… – и он посмотрел в сторону туриста.

– А где трезвые? – парировал мужик. – Вон у кустов складывают трезвых… – и он опять заржал во всё горло...

18 февраля 2015

Алекс Ведов

Сборник авторских афоризмов «Пазлы»

...Всё лучшее в жизни происходит без материального стимулирования. Солнце не за деньги светит.

 

Здравый смысл непригоден для осознания самого главного.

 

Какая же у нас медицина, если её альтернативой является народная?

 

С годами заботы меняются: сначала о самоутверждении, потом о преуспеянии, ещё позже о здоровье… А что касается заботы о своём предназначении – всё как-то не до неё.

 

Если из слагаемых иного успеха вычесть стартовые условия, не всегда остаётся мало. Может остаться ноль и даже меньше.

 

Для возрождения нации вопрос повышения рождаемости, безусловно, актуален. Но гораздо актуальнее вопрос понижения вырождаемости.

 

Когда говорит физиология, логика помалкивает.

 

Самые скоротечные мысли – о вечном.

 

Трудно счесть бездарными стихи, посвящённые тебе лично.

 

Я же говорил, что мой прогноз не оправдается!

 

Пирожок ни с чем предпочитаю пирожку неизвестно с чем.

 

Ничьё появление на свет не было такой уж закономерностью, чтобы кто-то мог позволить себе презирать случайную удачу.

 

Чтобы первый шаг был в верном направлении, нужно с самого начала думать о последнем...

17 февраля 2015

Шариф Ахмедов

Эссе «Непрерывность туркестанских сказок»

«Тюркские сказки» (в оригинале – «Cuentos del Turquestan») аргентинского писателя Хорхе Луиса Борхеса (1899-1986) были впервые напечатаны в газете «La Prensa», Буэнос-Айрес, в 1926 году. В начале рассказа, почти забытого на фоне других произведений писателя, говорится о том, что в 1906 году в Ташкенте вышла из печати книга «Сказки сартов в русском изложении», как результат долгих исследований русского учёного-этнографа Николая Остроумова (1846-1930), которая позже была переведена уже на немецкий язык другим этнографом Гюставом Юнгбауэром (1886-1942) и опубликована в 1923 году под названием «Märchen aus Turkestan und Tibet» в городе Йена, в Германии. Борхес рассказывает, что именно этот немецкий перевод сказок той далекой страны попал к нему в руки: «Я проглотил её залпом, скорей всего, совершенно перекроив обстановку действия, о чём, впрочем нисколько не тревожусь: сказки в книге – волшебные, и каждая новая версия – это новый миф...» (русский перевод Б. Дубина)

В тексте чувствуется явная симпатия к легендам моей страны, Борхес с любовью рассказывает о таких знакомых с колыбели сказках и милых сердцу каждого, кто рождён в Туркестане, в Узбекистане: «Материя этих туркестанских сказаний – щедрость: доблесть равнин и пастухов, которые не губят попираемую землю, а кормятся от ливней и засух...», ещё в другом месте говорит: «Эти истории... щедры как степь. У них широкое сердце. Величие духа здесь естественное, без натуги...»

16 февраля 2015

Война и Мир

Статья «Новый метод борьбы с терроризмом»

Отрывки из статьи, опубликованной в британской газете «Дэйли Мэйл» от 16 февраля 2015 года

 

Авторы: Джон Холл и Дэн Блум

 

Перевод и редакция Александра Левковского

 

Дания стремительно становится очагом исламского экстремизма. Более ста молодых людей из Дании уже воюют в рядах так называемого «Исламского халифата Сирии и Ирака».

Но, несмотря на эту растущую проблему, джихадисты, возвращающиеся в Данию с Ближнего Востока, вовсе не обвиняются в террористической деятельности. Взамен этого им предлагается реабилитация. То есть, датское правительство вовлекает вчерашних террористов в программу, состоящую из консультаций, наставлений, а также образовательного и профессионального обучения.

Каждый раненый, вернувшийся с ближневосточных исламских войн, получает медицинскую помощь для залечивания своих ранений и психических травм...

15 февраля 2015

Юрий Михайлов

Рассказ «Муж и жена»

Почти три года мы с женой спим в разных постелях. Огромную квадратную кровать я отдал ей, хотя она сопротивлялась, говорила, что на диване располагаться лучше, особенно днём, когда я на работе, он жёстче, ниже, с него легче вставать и добираться до ванной. От памперсов, био- и прочей дребедени она отказалась наотрез, говоря:

– Ещё не время… Хотя я чувствую, боюсь и умираю, оттого что время приходит...

– Давай поедем к берберам, – шучу я, – они вообще не знают, что такое болезнь суставов и прочая хламуда. Вот, я был у туркменов, триста пятьдесят дней в году – солнце, влаги – грамм, никакого ревматизма…

Конечно, я лукавил, зная, что дело не в ревматизме, что у жены тяжёлая болезнь костей... И она, естественно, знала. Но мы старались аккуратно касаться этой темы. Во всяком случае, она промолчала даже после посещения Кремлёвской больницы. А в поликлинике, по моей инициативе, много чего рассказали о болезни жены. Возраст, нагрузки, перенесённые в молодости, поздние роды второго ребёнка, крайне тяжёлые и опасные, – всё это способствовало кризису.

...Ужинаем вместе, Мила, как правило, без меня не обедает. Убегая на работу, ставлю на прикроватную тумбочку «брейковский» термос с горячим чаем, варенье, постное печенье, сухарики, мармелад, мёд, много орешков. На второй тумбочке, стало быть, моей, лежат книги, журналы, газеты. И, если приваливало такое счастье от бывших коллег, бумажные варианты вёрстки для издательства. Интересно тогда ведёт себя моя половина: она надевает очки, явно к моему приходу берёт листочки, на меня почти не обращает внимания, говорит:

– Я поужинаю попозже: срочная, безотлагательная работа...

Иду в наступление, заваливаюсь в костюме на постель, начинаю целовать жену, раздвигаю ажурные кружева на халате и целую груди, прекрасно сохранившие форму. Мила возмущается, старается отодвинуть меня, говоря, что помну издательские листочки:

– А это работа, милый мой...

– К чёрту работу, я хочу свою жену, мою любимую девочку!..

14 февраля 2015

Записки о языке

Статья «Иностранное слово русского происхождения – SITE»

Ранее мы уже высказывали мнение в отношении направления заимствования слов. Научная лингвистика, опираясь на ошибочную версию традиционной исторической хронологии, практически все слова русского языка, образованные до 17 века, выводит исключительно из иностранных: греческого, латинского, санскрита, английского, немецкого, французского, польского и т. д. Наши исследования полностью опровергают подобное заявление: направление заимствований происходило в противоположную сторону – из «русского исторического» языка периода 10-17 веков – в иностранные. А именно – в первую очередь – в языки, которые получили впоследствии название славянские, и далее – в так называемые западноевропейские языки.

Английское часто употребляемое в святоотеческой среде слово САЙТ только на первый взгляд не выдаёт в себе ничего русского. Действительно, мы давно и как-то сразу привыкли считать его сугубо английским, и никому не могло прийти в голову, что это иностранное слово может нести в себе русское прошлое. Однако чтобы это разглядеть, недостаточно просто смотреть и слышать лишь русский вариант его написания – САЙТ. Для прояснения дела необходимо пристально взглянуть на само английское SITE.

И тогда выяснится очевидное – англ. SITE по своему корню родственно английскому же слову SIT (сидеть). Ведь англ. SITE имеет практически то же самое значение – место, поселение. Т. е. между SITE (сайт) и SIT (сидеть) существует очевидное семантическое тождество...

13 февраля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Хиппи»

...В качестве одного из многочисленных аргументов хиппи о том, что длинные волосы это хорошо, упоминается личность самого Иисуса Христа. Было время, внутри хиппи-движения даже на полном серьёзе рассматривали Христа как самого первого хиппи в истории. Ну, об этом ещё поговорим, но в таком случае можно увидеть первым хиппи и Льва Толстого. Скажете, вздор? Ведь великий граф хоть и носил длинные волосы, но автостопом не ездил и ЛСД не употреблял. А вот тем не менее, есть повод порассуждать.

Начнём с того, что подчёркнутое в своей простоте и небрежности хиппи-движение родилось далеко не от бедности. Самые первые американские хиппи – это дети из суперобеспеченного класса, получившие возможность заниматься чем угодно вместо рутинной службы. Им опротивели те ложь и лицемерие, которыми жило американское общество, им гораздо интереснее оказалось тусоваться на зелёных полянах. Так вот, у графа Толстого мотивы уехать в Ясную Поляну и отказаться от светской тусовки были похожи. Ему тоже стало душно и скучно в аристократическом респектабельном, но лицемерном обществе. Захотелось свободы, простоты в одежде и жить на лоне природы. А потом ведь для хиппи принципиальная позиция – не работать на государство, никак от него не зависеть. Так и Лев Николаевич запишет в дневнике: «Никогда не буду служить никакому правительству». А взять его известные антивоенные лозунги, всё это непротивление злу насилием – ведь это же ключевая идея для всего хиппи-движения. Да и сам внешний вид графа, весь этот мешковатый наряд с канатиком вместо пояса, принципиальное нежелание стричь волосы, – в общем, он же был настоящий неформал, причём неформал культовый, к которому ездили на поклонение как к гуру паломники.

Таким образом, если хиппи-движение и не вышло из толстовки, но вся оригинальность философии позднего Толстого, так же как и у хиппи, строится на отрицании фундаментальных основ общества. И ухода от этого самого общества. Необходимость ухода признавали абсолютно все хиппи, и вся жизнь Толстого – это уход, где кульминация – смерть писателя, когда он, чувствуя её приближение, поехал, скажем так, помирать автостопом: уехал, сбежав из Ясной Поляны без ясной цели того, куда едет. А ведь эта дорога как самоцель так свойственна для хиппи-сознания.

И ещё, что очень сближает хиппи-движение с личностью Толстого – это сильнейшая потребность в личности Христа, но при этом, опять же, в крайне свободной её интерпретации. Тут снова вспоминается культовая рок-опера «Иисус Христос – суперзвезда», которую можно считать манифестом для всей хиппи-культуры...

12 февраля 2015

Юрий Гундарев

Рассказ «Всяк в храм входящий»

...И вот сейчас Дмитрий Савин на всех парусах мчался по заснеженной аллее старого ботанического, в огнях обступающих со всех сторон гигантских небоскрёбов, напоминающего светоносные картины Томаса Кинкейда. Митя лихо, по-мальчишески нёсся, выставляя вперёд правую ногу, по свежезамёрзшим скользанкам и смахивая пушистые тёплые хлопья с недавно отпущенной русой бородки…

Вдруг Савин резко затормозил. Зелёным листом на белом снегу прямо перед ним лежала новенькая купюра – сто долларов. Он, виновато оглянувшись и не узрев на пустынной дорожке абсолютно никого, поднял нежданную находку и положил её в карман куртки.

Уже на пешеходном переходе, отсчитывая красные светящиеся цифры в окошке светофора, Дмитрий принял твёрдое решение оставить упавшие с неба деньги в храме.

Подходя к собору, кажется, вот-вот готовому взмыть в чернеющую бездну неба на воздушных куполах, Савин неумело, как-то одним движением перекрестился и вошёл в церковь. Он сразу приметил установленные при входе голубые скрыньки с прорезями для пожертвований. Однако больно уж велика была сумма. И все ли руки чисты у тех, кто извлекает содержимое из этих ларцов милосердия?..

11 февраля 2015

Екатерина Медведева

Сказка «Огонёк»

– Тссс, – сказала Янка. – Смотри, какая кучерявая. Думаешь, для супа сгодится?

Она придирчиво вертела в руке пучок петрушки. Петрушка источала дивный аромат. А зеленщица источала страх, такой явный, что её было даже не жаль.

– Мы это берём, – велела Янка и раскрыла кошелёк. – Сколько?

Торговка пролепетала цену. Страх её явно усилился. Тссс передёрнуло. От чужих эмоций ей всё время становилось не по себе. Потом, дома, она долго умывалась ледяной водой, смывая липкий страх, чёрную зависть, колючую ядовитую ненависть – всё, что подобно саже оседало на них с Янкой, пока они бродили по городскому рынку. Что поделать, люди в городе испытывали к Янке всё что угодно, кроме любви. Заодно доставалось и Тссс.

Она сгребла зелень в корзину и поспешила за Янкой, которая уже в другом ряду приценивалась к хурме.

– Мягкая, – недовольно говорила она. – Дайте мне твёрдую. Твёрдую!

Торговка дрожащими руками перебирала плоды в своей корзине. От неё тоже несло страхом. Тссс вздохнула. Хорошо хоть, торговке достаёт ума молчать. А значит, поживёт ещё на этом свете...

10 февраля 2015

Цитаты и классики

Цитаты из произведения «Никола Буало. L'Art Poetique. Поэтическое искусство. Тропы»

Буало-Депрео (Boileau-Despreaux), Никола (01.11.1636, Париж – 13.03.1711, Париж) – французский поэт-сатирик, критик, теоретик классицизма. Родился в Париже и был пятнадцатым (!) ребёнком в семье секретаря суда. Перенеся глубокую психологическую травму из-за потери сестры, он рос робким и замкнутым. Изучал теологию, но потом обратился к праву и в 1656 г. стал адвокатом. После смерти отца (1657) наследство обеспечило ему безбедное существование, и он посвятил себя литературе. Буало сблизился с Фюретьером, Расином, Лафонтеном, Мольером, с Нинон де Ланкло и в течение четырнадцати лет опубликовал почти все свои произведения: «Сатиры» (1660), «Послания», дидактическую поэму «Поэтическое искусство» (1674) и героикомическую поэму «Налой» («Le Lutrin», 1674–1683). Собрание его писем вышло в свет в 1858 г. под названием «Boaleana» (2 т.). С 1676 г. он состоял историографом короля, а в 1684 г. стал членом Французской академии. ► Однажды Людовик XIV попросил Буало, прозванного «законодателем Парнаса», оценить стихи, автором которых был сам король. Буало с невозмутимым видом и не покривив душой ответил: «Для вас, государь, нет ничего невозможного. Вы, ваше величество, пожелали сложить плохие стихи и преуспели в этом». ► Буало весьма скептически относился к добродетелям женского пола и в своей десятой сатире иронически писал, что в Париже можно отыскать «целых трёх верных жён». ► «Я стараюсь точно приходить на свидания, – говорил Буало, – поскольку заметил, что те, которые ждут, ни о чём другом не думают, как только о недостатках тех, кто заставляет их ждать».

 

Информация с сайта http://www.biograpedia.ru/node/4550

9 февраля 2015

Валерий Казаков

Рассказ «Старший брат»

Сколько себя помню, мой старший брат всегда был руководящим работником. Дома он ничем полезным не занимался. Считалось, что он непременно должен стать интеллигентом, а тяжёлый ручной труд развитию умственных способностей не помогает.

Отец говорил о нём:

– Пусть немного отдохнёт. Для него главное – учёба.

При этом, видимо, предполагалось, что меня тяжёлый труд не утомляет. Скорее – воспитывает. Что для меня учёба неглавное, потому что обучать меня чему-то серьёзному бесполезно. У меня нет тяги к знаниям. Меня всегда тянуло только на улицу – к друзьям с уголовным прошлым, которые неплохо умели играть в футбол.

Старшему брату было на роду написано поступить в престижный институт, занять достойное положение в обществе. Найти хозяйственную жену и народить с ней кучу румяных детишек.

Мне же было предназначено совершенно другое. Я, если не одумаюсь, если не перестану курить и выпивать, по общему мнению, должен был угодить в тюрьму следом за моими бритоголовыми товарищами в синих наколках...

8 февраля 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Глава 8»

Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

...– Хотите чашку чая? Это отличный грузинский чай, – сказал Сталин.

Ибаррури улыбнулась и кивнула, но китаец промолвил нечто невообразимое, нечто такое, что никогда не звучало в кабинете Великого Вождя. Он сказал:

– Я бы хотел рюмку коньяку.

Рюмку коньяку?! Этот похожий на крестьянина, до неестественности тощий азиат предпочитает коньяк?! Сталин поднял трубку телефона и сказал:

– Бытылку армянского коньяка... Спросите товарища Микояна, он армянин, он должен знать, какой коньяк самый лучший.

Он повернулся к Ао.

– Я не знал, что коньяк так популярен в Китае.

– Нет, товарищ Сталин, – ответил китаец, – он популярен не в Китае, а во Франции, где я учился. За три года пребывания в Париже я полюбил коньяк.

И опять Сталин изобразил удивление, хотя он отлично знал, что в тридцатые годы Ао и сотни других китайцев, корейцев и вьетнамцев прошли через усиленное обучение в коммунистических школах Парижа и Москвы, повышая свою квалификацию в революционной подрывной технике.

Валечка внесла бутылку коньяка и три рюмки на серебряном подносе.

– Прошу прощения, – сказал, улыбаясь, Сталин, наливая Ибаррури чашку чая и глядя, как китаец смакует пятизвёздочный армянский коньяк, – но я пью только грузинские вина. Что касается коньяка, то это тот сорт, который предпочитает мой новый дорогой друг, Черчилль. Я регулярно посылаю пару ящиков этой жирной свинье, выполняя свои обязательства как лояльный союзник англосаксов. Обратный Ленд-Лиз, так сказать...

7 февраля 2015

Записки о языке

Статья «Великий и ужасный Макс Фасмер»

Этимологический словарь русского языка (нем. Russisches etymologisches Wörterbuch) – самый объёмный на данный момент этимологический словарь русского языка. Был составлен в 1938–1950 годах российским и немецким учёным Максом Фасмером (Максимилиан Романович, нем. – Max Julius Friedrich Vasmer) на немецком языке и опубликован в издательстве Винтера. Переведён на русский язык и дополнен в 1959–1961 годах О. Н. Трубачёвым.

Не секрет, что «Этимологический словарь» Фасмера грешит неполноценными толкованиями и даже вольными трактовками. Не отрицают этого и сами филологи. Однако некоторые толкования происхождения русских слов и собственные ссылки знаменитого слависта вовсе не выдерживают никакой критики. При работе со Словарём складывается впечатление, что часть его статей не только писалась вне контекста собственного содержания, но и что в них осознанно нарушалась формальная логика.

Об этом сообщает главный редактор Словаря профессор Б. А. Ларин: «Наиболее слабой стороной словаря М. Фасмера являются его семантические определения и сопоставления. Необходимо предупредить и о преувеличении М. Фасмером не­мецкого влияния на словарный состав русского языка, особенно немецкого посредничества при заимствовании евро­пейских культурных терминов, пришедших часто непосред­ственно ив голландского, французского, итальянского или латинского. В процессе редактирования словаря редакция обнаружила и устранила большое количество недосмотров М. Фасмера в ссыл­ках на источники, в неверных написаниях и толкованиях слов из малоизвестных языков. Исправлены неточности в цитациях, неверная акцентовка некоторых диалектных слов и т. п.»...

6 февраля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Фестиваль польского кино»

Здравствуйте, дорогие друзья. Как вы понимаете, всё указывает на совсем необычный формат передачи «Стоп-кадр». В данном случае это не просто общение, но ещё и прямой эфир – опыт для меня, если честно, новый. А мои собеседники – это те, кто, пожалуй, лучше всех сможет открыть нам глаза на проходящий сейчас фестиваль польского кино, ну и в целом раскрыть секрет того возрождения польского кинематографа, который наблюдается за последние годы.

 Итак, гости студии – пан Мечислав Кузьмицкий, директор Музея кино в городе Лодзь, и пан Лех Дыблик, актёр, сыгравший одну из ролей в фильме «Плохой дом», фильме, представленном как раз на этом фестивале.

Господа, знаете, с чего бы, хотелось начать нашу беседу – даже не прямо с темы фестиваля, а немного коснуться истории польского кино. Какие у вас в целом впечатления, какие бы вы фильмы хотели бы выделить именно из этих девяти работ, которые представлены на фестивале?

Мечислав Кузьмицкий: По-моему, это самые лучшие картины из нового польского кино. В этом просмотре есть одна старая картина, двадцать девятый год, «Сильный человек». Мы каждый год показываем одну старую картину. Я начинаю от старого, потом, может, немножко о новом кино. Старая картина – никто не знал, что она ещё существует. Нашли её в Голландии, в Амстердаме. И сделали новую копию. Это была немая картина – двадцать девятый год. Звук, музыку, наложили туда. Почему мы хотим её показать? Во-первых, для нас это как бы новая картина, она существует только два-три года. А во-вторых, в этой картине играет известный международный актёр, космополит, актёр, корни которого на Украине. Это Григорий Хмара. Он играет главную роль, и это может быть интересно вашим зрителям, может быть, кто-то его вспомнит. Может, надо его вспоминать. Я вижу в Одессе памятник Вере Холодной, памятники других – Утёсов, Уточкин, люди кино. Значит, тут ценят настоящих артистов. По-моему, Хмара – это настоящий актёр, которого все забыли. Теперь мы его, можно сказать, привезли в этой роли...

5 февраля 2015

Николай Шульгин

Рассказ «Последний четверг»

...– Так, говоришь, каждый четверг в пять? – возобновился прерванный разговор.

– Именно в пять. Каждый четверг.

– А что его раньше-то не хапнули, если, говоришь, уже десять лет?

– Думали, что уборщик просто. Года три приезжал на велосипеде, потом на мотороллере, потом на развалюхе какой-то… Мне аксакал рассказывал, который на моём стуле до меня сидел… Короче, чем дальше, тем страшней. Сейчас на «Лексусе» чёрном… Вот и мотай хвост кобылы на ус: почему десять лет?.. Почему именно в пять?.. Ну, и так далее…

– И всё одно и то же?

– Вот именно.

– Сколько уже на часах?

– Без трёх пять…

– Смотри!..

К летнему кафе центрального городского парка, где сидели два собеседника, солидно подъехала большая чёрная машина и остановилась у тротуара. Водитель услужливо открыл заднюю дверь, и из автомобиля неторопливо вышел спортивного вида человек лет тридцати пяти, одетый в стильный джинсовый костюм. Человек вытащил из багажника большое эмалированное ведро и две пятилитровые баклажки с водой. Водитель сделал попытку помочь, но был остановлен небрежным движением хозяина ведра.

Городские куранты грянули песню «пять часов». Мужчина с ведром улыбнулся, деловито подошёл к памятнику основоположникам марксизма товарищам Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу, и в течение десяти минут очень профессионально, с головы до ног отмыл от птичьего помёта произведение искусства.

Выполнив работу, мужчина не торопясь оглядел памятник, как бы прощаясь с ним, и двинулся по направлению к стойке летнего кафе.

– Простите, – обратился он к хозяйке заведения, – вам не нужно эмалированное ведро?

– Стольник, больше не дам, – ответила хозяйка, изучая ведро.

– Вы не поняли меня, я просто хочу вам его подарить…

4 февраля 2015

Вадим Россик

Роман-драма «Кто рано встаёт, тот рано умрёт»

...Пятница, как и положено нормальному несчастливому дню, начинается не с традиционного дремотного пробуждения, а с сумасшедшего стука в мою горизонтальную дверь. Я открываю глаза. За окнами хмурится мартовское утро, но дождя нет. Скидываю одеяло, рывком поднимаю себя с нагретой постели и ёжусь в стылом воздухе. Вот, гадство! Вчера вечером опять забыл включить на ночь обогреватель.

Дав слово позже отругать себя за неорганизованность, поспешно натягиваю одежду. Когда торопишься, вещи из вредности вступают против тебя в заговор. Так и сейчас: никак не могу найти носки, которые прячутся от меня в штанинах, рубашка коварно норовит вывернуться наизнанку, молнию джинсов заедает. Пока я борюсь с одеждой, паническое колотилово не прекращается. Дверь дрожит, но мощная стальная щеколда не даёт ей распахнуться. Криво застёгивая второпях рубашку, кричу:

– Кто там?! Что случилось?

За дверью наступает тишина. Слышу срывающийся голос Лили:

– Вадим, вставайте скорее! У нас несчастье.

Открываю дверь, снизу на меня смотрит Лиля. Бледное лицо искажено, в глазах стоят слёзы. Она одета в домашний халат. Волосы не убраны. Руки заметно трясутся. Иллюстрация из учебника психиатрии: «женщина на грани нервного срыва».

– Лиля, успокойтесь, – говорю я негромко. – Что произошло?

Смотрю на часы. Пять минут седьмого. Тем временем Лиля немного приходит в себя, поднимается ко мне в комнату и уже более уравновешено произносит:

– Харди нашёлся. Вернее, его нашли.

– Что вы хотите этим сказать?

– Толстый албанец, художник, хотел набрать себе извести на стройке в восточном крыле. Ну там, где идёт ремонт, вы же знаете, Вадим.

– Да?

– Он снял крышку с чана с известью, а в чане Харди!

Лиля снова на грани. Я наливаю воду в свою кофейную чашку и подаю ей. К утру вода в термосе совсем остыла. Лиля судорожно глотает её.

– И что случилось дальше? – задаю я вопрос всё таким же спокойным тоном.

– Албанец разбудил доктора Бахмана, они вдвоём сходили на стройку, посмотрели, а потом примчались к нам. Эрих тут же выпроводил всех подсобных рабочих, которые уже начали ежедневную уборку, закрыл ворота, позвонил в полицию, а мне велел всех жильцов собрать в столовой.

Лиля умолкает и выжидательно смотрит на меня. Я успокаивающе улыбаюсь ей.

– Что ж, всё ясно. Я сейчас приду.

– Вадим, вы понимаете, что в нашем Замке произошло убийство? Это же ужасно!

Молчу. А что тут скажешь? Предчувствие беды меня не обмануло. Потрясённая женщина уходит. Я на минутку сажусь к столу, чтобы собрать вместе разбежавшиеся мысли. Любопытно, почему убийца любезно не оставил труп на видном месте, а утопил Харди в чане с известью? Машинально постукиваю пальцами по столешнице. На моём тайном языке это означает: «?!»...

3 февраля 2015

Аркадий Макаров

Сборник стихотворений «Песня о старом доме»

…Пасётся конь, звенят его поводья.
Вчерашний ливень травы зализал.
Луна ползёт с крутого небосвода,
Тяжёлая, как поздняя слеза.

Трава к себе неудержимо манит,
И, спохватившись, перепел кричит.
Горит костёр. Пасётся конь в тумане,
А я пасу колхозные бахчи.

Мне было лет без малого десяток.
А дым пожарищ детство обкорнал…
Стоял июль. Был год пятидесятый.
Но, кажется, не кончена война.

Ещё мы ждали без вести пропавших.
Ещё-то жили мёртвые они…
И над травою ягодой пропахшей.
Ещё молчали вечные огни…

Костёрик мой уже нахохлил перья.
Внизу, в овраге, ручеёк продрог.
Устало спит притихшая деревня
На перекрёстке четырёх дорог.

Вот огонёк у сельсовета канул.
Боюсь я тишь дыханием спугнуть.
Деревня спит, лохматые туманы
До подбородка зябко натянув.

Войной ли, громом, словом непотребным
И ты, рассвет, её не напугай.
Деревня спит, лицо закинув к небу,
И снится ей огромный каравай.

Пусть я малец, и толку-то – лишь гонор,
Но заслонил бы тёплую собой.
Вот в эту ночь перехватила горло
Любовь к России – резкая, как боль.

Уж засветлели заводи речные,
А я стоял, не вытирая щёк.
И в небе звёзды таяли ночные,
И, словно голубь, бился родничок.
2 февраля 2015

Алексей Курганов

Статья «Должен ли писатель быть грамотным? Разговор с культурологом»

Сегодняшняя тема не столь наивна и нелепа, как можно предположить при поверхностном на неё взгляде. Я не стану говорить, что письменная грамотность (ЭЛЕМЕНТАРНАЯ, на уровне написания «жи-ши») пребывает сегодня в ужасающем состоянии, причём не только среди молодёжи, но и среди людей, вроде бы, по статусу и профессии обязанных быть грамотными. А может, действительно, грамотность стала анахронизмом, условностью, НЕобязательностью? Может, современное общество, отличительной чертой которого стали практицизм и прагматичность, не нуждается в грамотной письменности (дескать, и так всё понятно)? Разговариваю об этом с моим давним другом, культурологом Сергеем Коноваловым.

 

– Сергей Владимирович, как вы считаете, бывает так, что неграмотный писатель пишет хорошие литературные тексты?

– Бывает, и нередко. Не надо путать грамотность с образованностью. Это всё-таки нетождественные понятия.

То есть, если я в хорошем тексте напишу «победю» вместо «одержу победу», то читатель на меня пальцем показывать не будет?..

1 февраля 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Главы 6 и 7»

Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

...Марта сказала:

– Я не хочу прерывать тебя, Лиз, но я хотела бы уточнить кое-что. Я так понимаю, что ты получала информацию – и секретную информацию, в том числе! – от американских официальных лиц и передавала эту информацию русским непосредственно или через Коминтерн – верно?

– Да.

– И кто были эти официальные лица?

Пергаментное лицо Элизабет осветилось подобием слабой саркастической улыбки.

– Знаешь, Марта, – сказала она, – это займёт немало времени, если я начну перечислять всех высокопоставленных чиновников, шпионящих для России и опишу их деятельность.

Полковник Кларк и Марта Доран обменялись тревожными взглядами.

– Мисс Гриффин, – произнёс Кларк, – вы утверждаете, что их было так много?

Элизабет промолвила усталым голосом:

– Для начала, полковник, я могу назвать вам не менее двадцати человек – в Белом доме, Госдепартаменте, Министерстве финансов, Военном министерстве, Комитете экономической стратегии, Комитете военного производства и в Офисе по координации Ленд-Лиза.

– Даже в Белом доме и Госдепартаменте?!

– Да. Начнём, пожалуй, с Эдварда Дикенсона...

– Эдвард Дикенсон?! – воскликнул Кларк. – Советник Государственного секретаря?! Невозможно!..

Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.10: Владислав Шамрай. Музей (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!