HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 г.

Архив публикаций за январь 2015

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  [2015]   2016  2017  2018 

[январь]   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 января 2015

Виктория Алейникова

Очерк «Мои дети»

Каждое утро, ровно в девять ноль-ноль, я осторожно тяну на себя серую дверь, на груди которой приколота табличка: «Отделение патологии новорождённых и недоношенных детей». Тонкий, как кишечник, белёный коридор приводит меня сюда уже третью неделю. За дверью – свой мир, пространство, атмосфера, свой раз и навсегда установленный порядок. Чтобы попасть в отделение, мало быть матерью больного маленького человечка. Необходимо достать результат флюорографии и анализ на дизгруппу.

Минуя стойку охранника, я кручу вертушку на проходной, пересекаю небольшой холл, затем поворачиваю налево, до автомата с безвкусным кофе и кабинетов администрации. Идя мимо них по коридору, упирающемуся в дверь нужного мне отделения, я вижу маленький храм, встроенный в одно из помещений больницы. Ровно через час после моего прихода в нём начинается ежедневная служба. Матери с детьми и без них, пожилые женщины, реже – мужчины: в храме всегда кто-то есть. Я украдкой бросаю взгляд на молодого бородатого священника, стоящего возле иконы Николы Чудотворца. Мне хочется зайти, но неловко и страшно; я торопливо шепчу молитву и прохожу мимо.

За упрямой, не сразу поддающейся мне входной дверью в отделение обнаруживается пятачок: налево – комната отдыха матерей, направо – санитарная комната, прямо – ещё одна дверь, затем ещё одна; и вот за ней-то, пластиковой преградой со встроенным непрозрачным стеклом, живут мои дети...

30 января 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Господин Никто»

Безусловно, заслуживающим внимания кинособытием этого года оказался фильм бельгийского режиссёра Жако Ван Дормеля «Господин Никто». Не говоря о том, что фильм стал самым дорогим в истории бельгийского кино – пятьдесят миллионов евро, как-никак – он вобрал в себя идеи и художественные приёмы многих знаковых фильмов ушедшего десятилетия, таких как «Матрица», «Амели», «Беги, Лола, беги», «Эффект бабочки», ну и некоторых других, уже подзабытых лент.

При этом фильм «Господин Никто» нельзя назвать вторичным: он по-настоящему самобытен. И потом, эта картина и зрелищна, и в то же время глубоко философская. Вообще, в ней есть ценное и редкое сочетание, когда идёт воздействие не только на чувства, но и на интеллект зрителя. Хотя, может, больше всё-таки на чувства. Это мы именно что смогли почувствовать, устроив небольшой опрос зрителей после одного из сеансов фильма в кинотеатре «Ю-синема». Вот теперь вы можете увидеть эти живые зрительские реакции...

29 января 2015

Андрей Усков

Очерк «Жужа»

...– А я, ты знаешь, вернуться-то вернулся с того света, но чувствую: чё-то не то. Правая половина будто бы одеревенела. Мало што чувствует. Ну… Я как-то не спешу жаловаться, а то ещё увезут в больничку, и там всё равно всё откроется. Да и потом, жаловаться, говорят, грех. Ну, хожу так, осваиваюсь по жизни, только чую, что вернулся наполовину. Эта одеревеневшая правая часть прямо ипостась гроба во мне. Одеревенела, сука, и всё тут! Дискомфортно, знаете ли, наполовину быть покойником, а на другую половину – живым. Дискомфортно и неуютно. В больничку идти? У меня бабушка была главврачом, я наперёд знаю, что мне ответят. «Микроинсульт с вытекающим параличом». А я по себе знаю, стоит мне услышать этот приговор, как я тут же начну вполне закономерно подыхать сам, самостоятельно, как говорится. Тут уж к гадалке не ходи. Человек я такой. Буду чекрыжить эту игрушку, пока она вся не обчекрыжиться. Ну и, в общем, ничего такого от жизни спасительного не жду. Сопровождаю с утра Льва по нашему городу. Экскурсия, одним словом: рассказываю ему истории из жизни города, то, да сё, вот здесь, говорю, внебрачный сын Сталина жил, Пионерский проспект, дом двадцать четыре… В общем, несу околесицу полную, а у самого на сердце тревога: а ну как не оттает эта правая сторона, и затянет всё тело параличом, и кому я нужен буду такой инвалид тогда, и зачем ты меня, Лёва, с того света вытаскивал, спрашивается? Такие, примерно, себе вопросы задаю, а сам экскурсирую царя природы по городу. Он мне тоже рассказывает что-то до ужаса царское, от природы величественное. Мол, встречается Заяц, Медведь и Лев. Да только слушаю ли я его? – вот в чём вопрос. Вдруг откуда ни возьмись бежит щенок маленький, совсем кроха, и бежит прямо под колёса проезжающего мимо автомобиля. В следующий момент я не я, но всё же, что-то, связанное со мной, бросается к этому автомобилю и властным движением одеревеневшей руки останавливает машину, а эту кроху, эту милую очаровашку с разительным щенячьим запахом кутает себе в куртку. Крохе тепло там, она отогревается сама и отогревает омертвевшую сторону своего нового спутника. Я чувствую, что не всё ещё омертвело у меня на этой грёбанной правой стороне… жизни. Чувствую: рядышком что-то потихоньку шиволится, шебаршит, возвращается, стало быть. Лёд тронулся, господа хорошие! Слухи о моей смерти слишком преувеличены. Будем ещё немножечко жить, шить, жить, шить, жить, шить. И вот с этим-то щенячьим восторгом наш неудачливый покойник является в свой дом, ну, к семье. У детей, понятное дело, тоже дичайший детский восторг. Мама же, наоборот, хмурится, у неё на лице ненастье, у неё, видите ли, аллергия на всё четвероногое и безмерно пушистое. Но под общим ликованием детей сдаётся и отступает мама. Тут же собирается семейный совет и выбирается имя, ну то есть кличка. Дети, у меня их двое, две девочки, в один голос кричат: это Жужа, мы давно о такой собачке мечтали, ух какая холосенькая. Ну, Жужа так Жужа, говорю, вам видней. И вот, понимаешь ли, тут начинается самое главное и, я бы сказал, самое интересное. Эта собака, это удивительное существо, стала нашим семейным советником, телохранителем, поводырём, генеральным секретарём, арбитражным судьёй, юмористом, консулом, удивительным собеседником, м…но только собачьим. Она удивительным образом вплелась в нашу жизнь, и тем же удивительным образом она пролечивала всех нас, и жену, и ребятишек, и меня. В общем, она научила нас заботиться друг о друге, она научила нас какой-то новой степени нежности, что ли… Вот не умею я порой подчас выразить что-то до ужаса банальное и простое. Я не умею. А она вот могла...

28 января 2015

Виктор Петроченко

Рассказ «Правда для Аввакума»

Лукавый бес оковал его члены и напустил тумана на глаза. Понял Аввакум, что пропадает: сердце уже застыло, а теперь в бесовском морозе застывает тело. Слышал он ещё, как прозвонили к вечере колокола, примечал, как в соломе шуршат мыши, но рвалась и эта последняя с миром связь.

Аввакум умирал. Страшный мороз не смягчался в деревянном срубе. Кроме холщовой рубахи и толики соломы на подстиле, не было никакой защиты телу. Успокаиваясь, шептал он последнюю молитву Богородице, когда озарилась его темница, распахнулись двери её, и показалась на пороге фигура в сиянии и ореоле. Вмиг узнал пришедшего Аввакум и бросился со слезами ниц.

– Ты пришёл! Приснодева услышала меня!

– Вставай, протопоп. Ещё не свершена твоя стезя.

Возликовал Аввакум. Сам Первозванный пришёл к нему на зов. Смотрел Аввакум бестрепетно на Божий промысел. Муж сей был бородат и ликом благолепен. Одет в пустынные одежды, с большим осьмиконечным крестом, сияющим в руках.

– За что погибаешь, Аввакум? Достоин ли страдания своего?

– За веру истинную, за Христа, за Русь. Вот правда – и за правду жизнь, – твёрдо отвечал протопоп.

– Послан я с откровением Его, Аввакум. И не покажутся тебе странными те знамения. Ибо правда ведома только для Него...

27 января 2015

Американцы о президентах

Статья «Сталин, Магомет и Обама»

Статья Ральфа Питерса на интернет-сайте FoxNews.com, 23 января 2015 года. Публикуется с сокращениями.

 

Перевод с английского и редакция Александра Левковского.

 

Газетные мудрецы агонизируют над вопросом: почему президент Обама так сопротивляется употреблению термина исламский террор? Как может он не видеть очевидное?! Как может он игнорировать всеобъемлющие и постоянно нарастающие доказательства?! Как может он настаивать, чтоб его подчинённые продолжали свои глупейшие утверждения, что исламский террор не имеет ничего общего с исламом и что они знают сущность ислама лучше, чем сами мусульмане?!

Но объяснения этому странному поведению очень просты. Президент Обама и его «комиссары» следуют традиционному поведению крайне левых (социалистических и коммунистических) кругов, выкованного ими в течение многих поколений. В середине 20-го века левые, умертвив Бога и отчаянно нуждаясь в новой вере, настаивали десятилетиями, что товарищ Сталин является носителем политической мудрости и что Советский Союз и есть воплощение самой справедливой социалистической Утопии. Все сообщения о чистках, терроре, Голодоморе и ГУЛАГе в Советском Союзе считались фабрикацией капиталистов и их прислужников...

26 января 2015

Константин Строф

Рассказ «Воспитание чувств»

...– Пойдём, Ярославна, – сказал Бересклетов, обнимая за плечо подругу. – Не плачь. Бери свой сак.

– Если я нахожу что-то истинным, я обязан его сберечь, – обратился он к своим молодым друзьям. – Прощайте, мои дорогие. Вашу ручку, – попросил он Галю и с широкой масленичной улыбкой подарил ей рукопожатие.

За окном тем часом окончательно стемнело. Южная ночь рисовалась перед пришельцами своей непроглядной тьмою. Эмма надела поверх платья широкую лимонно-жёлтую футболку с карикатурной панорамой презренного Парижа и, собрав свои чудные волосы толстым пуком, переложила их на плечо, открыв свету маленькое правое ухо. Бересклетов попросил её минутку еще повременить и, взяв поднявшегося Кузю под руку, отвёл в сторону. Подле был только туземный мальчик, которого они не постеснялись в разговоре, а потому пришлось воспользоваться его немытыми ушами.

Бересклетов остановился и, вскользь оглядев Кузю, взволнованного и удивлённого, улыбнулся. Улыбка вышла виноватой и совсем не похожей на все предыдущие. Впервые, кажется, Кузя видел (и уж точно впервые – догадался), что Бересклетову неудобно начать разговор.

– Я хотел... – растерянно заговорил Кузя.

– Да-да, мой дорогой друг, конечно, – задумчиво перебил его Бересклетов, отрывисто сжимая и разжимая губы, блуждая пальцами, словно в поисках пуговицы, за которую взять. – Не примите близко к сердцу и уж паче того не тревожьте серьёзность, но вот что я хотел вам сказать. На прощание. Вы уж выслушайте. И лучше ничего не отвечайте. Вы ведь, я вижу, всё ещё цельны и живы внутри, однако… однако здоровье у названных мною субстанций довольно-таки квёлое, так что, во-первых, перестаньте давать им и себе тоже всяческие зароки. Попробуйте хоть день, а лучше год не отыскивать в груди ничего, кроме свежего воздуха. Отдайте кесарю кесарево, – он постучал легонько себе по виску. – И когда вы хоть сколько-нибудь шатко почувствуете под ногами эту новую тропинку, пришлите себе открытку, предпочтительно с видом каких-нибудь родных детств, знавших ещё вас школьником. А на обороте начертайте себе две-три строки, в которых укажите все те пороги, за которые вы запнулись, но которые, не посчитав нужным вернуться обратно в поле, переступили, побросав позади всю чистую поклажу. Освободите немного своей молодой душе места и поговорите с ней о тех, чьи скупые, как портняжные стежки, мысли теперь так вольготно заселяются в вашей с нею угодьях. Я малодушно сказал «тех», но должен бы был сказать «той». Вы уж простите меня за внезапную прямоту. Был бы я пошляком, предложил бы вам «бежать», но, будучи другом, прошу просто подумать. И поберечься: мало что остаётся от человека, коль скоро цель избавиться от него во имя вышивного счастья...

25 января 2015

Цитаты и классики

Цитаты из романа «Вальтер Скотт. Квентин Дорвард»

Перевод с английского – Елизавета Шишмарева.

Комментарии и отбор представленных фрагментов сделаны Владимиром Соколовым.

 

«Квентин Дорвард» – исторический роман Вальтера Скотта, впервые опубликованный в 1823 году. Повествует о временах Льежского восстания и франко-шотландского альянса. Главный герой – молодой шотландский дворянин на службе у французского короля Людовика XI. Основным историческим источником служили записки Филиппа де Коммина.

Cкотт закончил роман через пять месяцев после окончания предыдущего, «Певерил Пик», и читатели скептически отнеслись к тому, что писатель мог настолько быстро завершить книгу. Вероятно, это была одна из причин медленных продаж на родине писателя. Во Франции, однако, книга произвела фурор, а переводы с французского издания вскоре заполонили всю континентальную Европу.

Учитывая большой успех «Квентина Дорварда», Вальтер Скотт в 1829 году повторно обратился к эпохе франко-бургундского противостояния. На основе записок Коммина им был создан ещё один роман – «Карл Смелый, или Анна Гейерштейнская, дева Мрака»...

24 января 2015

Записки о языке

Статья «Украденная буква А»

Филология утверждает, что в русском языке нет слов, начинающихся на «А». Другими словами, самый что ни на есть естественный звук, который произносит человек, никак не отразился в русских словах 9-16 веков! Однако столь громкое заявление дорогого стоит! И кто же был первым глашатаем этой смелой мысли? Об этом история умалчивает.

Впрочем, подобная басня случилась когда-то и с бородачом Аристотелем, который в одном из своих трактатов ошибочно описал комнатную муху не с шестью, а с восемью лапами. Легенда утверждает, что вплоть до 16 века никто ни разу не удосужился перепроверить греческого философа.

Интересно другое. Почему в других языках слов на «А» придумано предостаточно, а нашим предкам эта простая задача оказалось не под силу? Оставили в наследство нам каких-то 5-6 неполноценных слов с этой «невразумительной» «А» и растворились в прошлом! И то сказать, жили-то предки на просторах да на равнинах, поди и «Ау-у» должны были уметь кричать. Неужто не сподобились? Да и мастера на Руси никогда не переводились: суздальские, владимирские, архангельские… Им-то как без первой буквы обойтись? Неужто вологодский плотник, саданув обухом себе по пальцу, не завопит: «А-ах ты, мать твою!» или нечто подобное? И потом, как быть с таким явлением, как «аканье» в русском диалекте?

Заглядывая вперёд, скажем, что мы нашли такие слова. Их оказалось много, более 135. Правда, сегодня они уже не в таком почёте, как когда-то, они считаются устаревшими, но они были, и они есть. У них есть научное название: архаизмы и историзмы. В филологии существует три критерия, по которым можно считать слово устаревшим:

1. Если исчезли предметы или явления, которые это слово когда-то описывало.

2. Если для обозначения понятий используется другое слово.

3. И если данное слово больше не употребляется в разговорной речи.

Скажем сразу: ни одно из этих определений не затрагивает «обнаруженные» наши 135 слов. Но в то же самое время они считаются устаревшими. В связи с этим складывается впечатление, что все эти слова стали архаизмами не по своей воле...

23 января 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Кшиштоф Занусси»

...Роман Оленев: Но вы замечали такую проблему, вообще видите [противоречие между] религиозностью и творческими возможностями – когда художник находит главные ответы на вопросы, то у него может либо исчезнуть само желание пребывания в искусстве, либо – появи́ться назидательность и некий дидактизм?

Кшиштоф Занусси: Я думаю, что это абсолютно неправильно.

Роман Оленев: То, что у Льва Толстого в последние годы жизни…

Кшиштоф Занусси: Ну, знаете, это его слабость, что он в последние годы жизни как будто потерялся, и поэтому это выглядит, как будто он имел ответ. Если он имел ответ, значит его подход к Богу уже был неживой. Потому что к Тайне нельзя подойти и сказать: «Я уже понял». Нет, это наоборот. Пока Тайна жива, этот человек постоянно [ищет] и может это рассказать. Так что те, которые знают ответы – это уже потерянные люди. Таких ответов, которые есть… знаете, они есть на момент, нельзя заморозить нашей веры. Как любви нельзя заморозить, нельзя положить в холодильник. Она существует вечером, а утром надо заново её реставрировать. Она уже где-то исчезла. Так что представление веры в вашем вопросе как будто… я с ним не согласен. Потому что я скажу, что человек, который верующий – значит, человек, который ищет. И есть прекрасные слова святого Августина. Я знаю, что православные тоже его знают, и что [знают] задолго до раскола христианства. И он сказал прекрасные слова – я ими пользовался в одной из моих картин, попробую это перевести на русский, хотя это сказано по-латински и в очень сложной грамматической форме – он сказал от имени Бога человеку: «Ты бы меня не искал, если бы ты уже меня не нашёл». Значит, все, кто ищет – уже нашли. Значит, если человек ставит себе вопросы. Самое несчастье, если человек, как это сейчас называют, метафизический слепой. Он не чувствует Тайны. Он не чувствует загадочности жизни. Он её не видит. Он слепой просто или глухой. Это бедность, потому что с этим нечего делать. Если человек чувствительности не имеет, не видит, сколько загадочных вещей происходит. А поймёт ли он, что это Бог, или не поймёт, и как поймёт этого Бога – это уже другое дело. Самое несчастье – это такая самоуверенность людей, которым кажется, что они уже всё знают, всё поняли, им всё ясно, и всё [для них] как это «Лего», знаете, для детей, всё укладывается. Это в девятнадцатом веке такой был момент, когда люди так думали. И много ещё гуманистов живёт на уровне этой же классической физики. А мы уже пошли гораздо дальше. И сегодняшняя наука, теория… string theory – не знаю, как это называется по-русски. Но все эти теории параллельных миров – они открывают пространство, которое для религиозного человека уже знакомо. А физика [где-то] помогает, с другой стороны, увидеть что-то похожее. И это приближает нас к Тайне, которая и так, и так остаётся Тайной...

22 января 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Главы 4 и 5»

Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

...Таня пододвинулась ко мне и прошептала:

– Ты видишь эту жирную свинью? Это мамин друг. В общем, не друг, а любовник. Она спит с ним раз в неделю. Иногда даже два раза. Он приносит нам масло, колбасу и сахар. Ворюга!

Я повернул голову и взглянул на неё. Слёзы текли по её щекам.

Следователь открыл свою папку.

– Евгений Воловик, – прочитал он. – Дата рождения – пятнадцатое апреля тысяча девятьсот второго года; русский; член ВКПБ; женат; двое детей; должность – бывший директор контейнерных складов Владивостокского порта с октября тысяча девятьсот сорок перового года. Материалы следствия, включающие множество обнаруженных документов, фотографий, сделанных в результате скрытого наблюдения, крупных денежных сумм, золота и драгоценных камней, а также письменные признания обвиняемых доказывают, вне всякого сомнения, что гражданин Воловик, в промежуток времени между декабрём тысяча девятьсот сорок перового и датой его ареста в феврале тысяча девятьсот сорок третьего года, действуя в тесном сотрудничестве с другими подсудимыми, был инициатором и главным участником многочисленных актов похищения, доставки на чёрный рынок и преступной перепродажи американских продуктов питания, доставленных в порт Владивостока согласно советско-американскому договору, известному под названием «Ленд-Лиз»...

Это был уже второй раз, когда я услышал это странно звучащее слово – «Ленд-Лиз». Первый раз его упомянул Мишка, когда мы с ним ловили рыбу неделю тому назад.

Ленд-Лиз... Это слово, конечно, из английского языка, на котором говорят американцы, у которых нет своего, американского, языка, как у всех народов – как у нас, например. Я и мои кореша – мы уже знаем несколько английских слов, к примеру: чуинг-гам, порк, виски, Лаки-Страйк, Кэмел, джип, джаз, Студебекер, Рузвельт...

Танька прошептала мне на ухо:

– Их расстреляют?

Я кивнул.

– Наверное, – пробормотал я.

Нет, не «наверное». Я был абсолютно уверен, что их расстреляют – всех троих. Во всех военных трибуналах, где мой отец был прокурором, приговор был всегда один и тот же – расстрел...

21 января 2015

Самая Вагиф

Повесть «Если он выбрал тебя…»

...– Сознайся, а ведь я тебе нравлюсь, – неожиданно проговорил Зафар с возбуждённым придыханием.

– Что? – искренне удивилась я и, отстранившись от замочной скважины, повернулась лицом к юноше, почти вплотную приблизившегося ко мне.

– А то, что я тебе нравлюсь, – ухмыльнувшись, повторил Зафар и ласково провёл ладонью по моим щёкам. Вот нахал! А он продолжил: – И всегда нравился. Просто ты немного капризная, любишь, чтобы за тобой побегали. Но раз ты здесь, то всё становится ясным, как день. Ты моя, и больше ничья.

Я, онемев от удивления, смотрела на него, и в это мгновение наверное походила на беспомощного птенца, выпавшего из гнезда и оказавшегося перед диким зверем. Я протянула было руку к дверной ручке, намереваясь выйти, но Зафар не позволил мне этого сделать. Он крепко ухватил меня одной рукой за талию, а другой зажав мне рот, подтащил меня к широкой железной кровати и повалил на неё. Между нами завязалась отчаянная борьба, во время которой Зафар не переставая шептал:

– Не кричи, а то услышат! Они придут и увидят тебя здесь! На кровати вместе со мной! Ты только представь себе, какие про тебя пойдут слухи! – и я, отлично понимая, что только помощь посторонних людей может вызволить меня из той ужасной ситуации, в которой находилась, не закричала, не позвала на помощь. Я изо всех сил пыталась столкнуть с себя навалившегося на меня всем телом Зафара, в ужасе сознавая, что теряю последние силы, но не проронила ни звука...

20 января 2015

Цитаты и классики

Цитаты из книги «Августин Аврелий. Confession»

Вступительное слово, оригинальный перевод с латинского, смысловые вариации, комментарии и восстановленные лакуны, а также отбор представленных фрагментов сделаны Владимиром Соколовым.

 

Августи́н Блаженный Аврелий (354–430 года) – христианский теолог и философ, влиятельнейший проповедник, епископ Гиппонский, это недалеко от Карфагена. Один из отцов христианской церкви и очень интересный писатель. Его «Confession» переполнено психологизмом и дало зелёный свет в мировой литературе наряду с «Мыслями о себе» М. Аврелия целому жанру, к которому с большим или меньшим успехом присоседились Петрарка, Ракоци, Руссо, Лев Толстой, Уайльд и мн. другие. Переводят «Confession» как «Исповедь», хотя, конечно, никакой исповедью там и не пахнет.

Августин пишет о своей жизни, как жизни простого и заурядного человека, хотя и без конца ставит в строку лыко о своих немалых способностях, тут же оговариваясь, что они не имеют никакого значения. Основная идея писателя состоит в том, что он на своём примере обычного человека показывает порочность человека как такового. Он не кается в своих грехах, а говорит, что человек – существо низменное и животное: таким он родился и таковым ему суждено быть. Своей волей человек из той мерзости, куда его запустили при рождении родители, вырваться не в состоянии: тут без помощи бога не обойтись.

И он ищет бога. А при этом ставит кучу интересных и увлекательных вопросов. Один из них – это как можно соотнести человека, проживающего в том мире, где все мы тленны, с богом, который вечен и неизменен. А это подвигает его к проблеме времени как такового. Чего он там надумал, не разгребли до сих пор, хотя вслед за ним на эту стезю вступило масса народу, в том числе Кант и Хайдеггер. Как бы то ни было, но августиновы размышления о времени вошли в плоть и кровь, а скорее менталитет западного человека, порой в искажённом и опошленном виде, так плотно, что многие из образованных людей смотрят на проблему так же, как и Августин, даже не подозревая об этом. Современному русскому читателю, прежде чем пускаться в философское плавание по морям Канта, Декарта, Юма, да и Маркса с Энгельсом тоже, не худо бы для начала проштудировать Августина (как впрочем, и Аристотеля и Платона)...

19 января 2015

Андрей Емельянов-Хальген

Рассказ «Харбинец»

...Наконец, на горизонте показались какие-то тёмные пятна. Вернее, они были даже за горизонтом, а с борта авианосца виднелось их отражение в богатом водяными каплями воздухе. «Наверное, большие учения. Эти необитаемые острова мы сейчас разбомбим и обстреляем!» – подумал Николай, сам не заметив, как подвёл японский флот под слово «мы».

Явился вестовой и вызвал Николая в каюту Нагума. Адмирал мечтательно смотрел в иллюминатор, весь его стол был завален какими-то бумагами и картами. На многих из них были пометки цветными карандашами и что-то написано по-японски. Читать и писать по-японски Николай не умел. Поди разбери, как они пишут, если у них целых две азбуки да ещё иероглифы в придачу!

– Доставайте блокнот и записывайте, по-русски, конечно. Сегодня, 26 ноября 1941 года, ударное соединение японского императорского флота под командованием адмирала Тюити Нагумо начинает атаку военно-морской базы США Пёрл-Харбор. Записали?

Сказано это было столь буднично, что Николай успел записать, потом переправил 26 ноября на 13, ибо в Харбине жили по Юлианскому календарю. Потом подумал, что Нагума, должно быть, об этом не знает, ведь «26 ноября 1941 года» он сказал как раз для него, а у самого адмирала, как и у всех японцев – другое летоисчисление…

И только тут он вздрогнул, едва не подпрыгнул и чуть не крикнул на весь корабль: «началось!» Вот оно, начало долгожданной войны против общего, русско-японского врага, и он, Николай, стоит сейчас прямо на острие первого удара!..

18 января 2015

Александр Левковский

Рассказ «Коктейль Молотова»

...Париж встретил нас неприветливо. Дул пронзительный ветер и хлестал секущий дождь. Около аэропорта де Голля мы отыскали мотель, пробежали под струями дождя до входа и первым делом направились в бар. Заказали горячий кофе с круассанами, уселись у стойки и стали глядеть на экран телевизора.

На экране шла настоящая война. Какие-то молодчики в масках швыряли бутылки с зажигательной смесью в ряды припаркованных машин. Было видно крупным планом, как бутылка ударялась о борт автомобиля, раскалывалась, и горящая смесь вдруг охватывала всю машину.

– Это называется «коктейль Молотова», – сказал Иван Дмитрич. – Когда мы воевали с финнами в сороковом году, они так называли свои самодельные зажигательные бомбы.

– Никогда не слышал такого названия, – отозвался я. – Мы в Афганистане, бывало, движемся колонной бронетранспортёров по узкому горному перевалу, а моджахеды сверху швыряют на нас вот такие бутылки, пока мы их не отгоним автоматным огнём. Но мы называли их просто зажигалками, а не какими-то коктейлями. Я на них насмотрелся за год моей службы в Афганистане. Моджахеды просто брали бутылку из-под хлопкового масла (они мусульмане, у них бутылок из-по спиртного нет), наливали в неё керосин, затыкали тряпкой, смоченной в керосине, поджигали и кидали на нас –вот тебе и весь коктейль...

Иван Дмитрич засмеялся.

– Это вам, Серёжа, не царапать машины отвёрткой. Эти французские мусульмане жгут машины в Париже по той же причине, по которой вы уродовали автомобили в Литве – от чувства гнева и бессилия. Это бесполезно... Это бессмысленно...

Он отхлебнул пиво и промолвил задумчиво:

– Впрочем, есть, Серёжа, одно исключение – это когда я, старый человек семидесяти трёх лет, был бы готов принять участие в подобном варварстве. Была б моя воля, я бы забросал коктейлями Молотова дома и машины тех, кто довёл Россию до раскола и сделал нас с вами, Серёжа, изгоями на нашей родине!

– Иван Дмитрич, – возразил я, – не стали б вы это делать. Не такой вы человек.

– Я знаю, я знаю... Но всё-таки, с каким наслаждением я бы это сделал – вот этими старческими руками, привыкшими держать операционный нож и не принесшими никогда никому никакого вреда... Загубить такую страну! – огромную, от океана до океана, страну, которую создавали поколения первопроходцев и героев!.. Этому преступлению нет равных, Серёжа!..

17 января 2015

Записки о языке

Статья «Странное слово в немецком языке»

Иногда даже на примере разбора двух-трёх слов можно узнать много любопытного и полезного для себя. А полученные результаты при этом порой ведут к глубоким и невероятным выводам.

Сейчас мы рассмотрим одно из таких русских слов – СУМЕРКИ.

Его особенность в том, что оно дало в немецком языке аналогичное слово SCHUMMER, которое тоже переводится как СУМЕРКИ. Дело в том, что академические словари на своих страницах не упоминают немецкого аналога. Попросту говоря – умалчивают его существование в немецком языке. Вот, например, что сообщает словарь Макса Фасмера:

су́мерки

мн. ч., связано чередованием гласных с др.-русск. суморокъ – то же, цслав. сѫмракъ, сербохорв. су̏мра̑к, словен. sǫ́mrak, чеш. soumrak, слвц. súmrak. Образовано от *sо̨- и *mьrknǫti, *morkъ. См. смерка́ть(ся), ме́ркнуть, мерца́ть, мо́рок, мрак.

Как видим, в этимологии нет ни слова о существовании в немецком слова SCHUMMER.

Любой из нас вправе спросить – но ведь немцы где-то должны были взять это слово? Откуда оно появилось? В дальнейшем мы еще будем приводить примеры, показывающие, что очень многие слова в западно-европейских словарях вышли не из древнего латинского или греческого, а именно из русского языка, то, что можно назвать историческим русским 14-17 вв. В полной мере это относится и к слову СУМЕРКИ.

Но все же, почему академические словари не упомянули о немецком SCHUMMER, ведь многие другие русско-иностранные пары обычно достаточно полно этимологизируются?

У нас есть ответ, и он простой...

16 января 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Юрий Мамин»

Чуть более полугода назад в одной из программ мы говорили о таком весёлом музыкальном фильме с остросатирическим уклоном и необычным названием: «Не думай про белых обезьян». Это картина режиссёра Юрия Мамина оказалась долгожданной для всех ценителей его творчества. Ведь те блестящие сатирические кинокомедии, которые он снял ещё с конца восьмидесятых по начало девяностых – «Окно в Париж», «Праздник Нептуна», «Фонтан» – стали настоящим фейерверком хлёсткого, острого юмора и награждались тогда призами на самых разных международных кинофестивалях.

А ведь надо сказать, что тогда, в перестроечные годы, в жанре отечественной кинокомедии тоже, как и сейчас, было далеко не всё гладко. Скажем, известно, что великий Эльдар Рязанов, которого, кстати, наш сегодняшний гость считает своим учителем, да и не только Рязанов, а и другие комедийные мэтры, такие как Гайдай, так вот, он именно с началом перестройки стали либо слегка терять чувство вкуса, либо уходить в мрачновато-мистические темы. Вспоминается, к примеру, фильм Рязанова «Предсказание».

А вот для сатирически-комедийного таланта Юрия Мамина именно перестройка и оказалась настоящим расцветом. Тут-то и раскрылся его талант Гоголя и Салтыкова-Щедрина...

15 января 2015

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Letum non omnia finit…»

Увы.

Зависит не от жизни
её начало и исход.

Там, в небесах лазурной выси
своё течение берёт
исток истоков.

Запах алый
невинной девичьей груди.

Бемоль булгаковского бала
цветов вангоговских среди.

Увы.

Зависит не от жизни
её начало и исход.

Луч солнца жарко в окна брызнет.

Растает в сердце колкий лёд.

Из гроба встанет спящий Гоголь.

Дантес промажет.

Пушкин вновь
закинет вишни в рот.

Ей-богу.

На снег уронит ягод кровь.

Увы.

Зависит не от жизни
её рожденье и конец.

Жизнь – только повод.

Кони рысью
взбивают наст.

И леденец
сося медовый,
парень малый
глазеет лёт сорок.

А дым
из труб
невиданным опалом
застыл.
И вспыхнул голубым
небесным звуком.

Краски – сочны.

И дирижёр во фраке – грач
романс грачихе полуночной
играет сызнова.

Не плачь…

Утри ладошкой слёзки.

Утром
иначе будет боль обид.

Расчёской рыженькие кудри
я расчешу тебе.

Болит?

Должно болеть.

На то сердечко,
чтоб волноваться.

А потом
я расскажу тебе про встречу
с Чеширским радостным котом.

И ты поймёшь, моя Алиска,
хотя тебе – четвёртый год,
увы, зависит не от жизни
её начало да исход.

И ты поймёшь, моя родная,
смотря в слезливое окно,
о том, что я и сам не знаю.

И знать мне будет не дано.

Потом ты кашу съешь.

Без рожиц.

А я фисташек – две горсти.

И мы гулять пойдём.

Быть может –
по звёздам Млечного пути…
14 января 2015

Владимир Никитин

Новелла «Переправа»

...Я неторопливо проехал по переправе. Рядом чуть слышно плескалась вода. Проезжая, бросил взгляд в окно. На секунду мне показалось, что она стала прозрачной, снизу словно ударил свет прожекторов, и водная гладь осветилась. Я разглядел хрустальный замок, переливающийся в свете. Со дна стали подниматься звуки той мелодии, которую я никогда не слышал, но часто видел во сне.

– И ещё мне снилось, – отвлёк меня голос сына. – Как мы блуждаем под водой и встречаем там…

– Смотри за дорогой, – бросила мне жена.

Ребёнок обиженно насупился.

– Под водой только рыбы живут, – рассеянно сказала жена.

– А как же мультик… – расстроился Сашка.

– И русалки, конечно.

Я снова почувствовал взгляд и обернулся. Любопытный местный всё еще курил на скамейке и покачивался как на волнах. Я заметил, что у него кудрявые волосы и, как у слепого, впалые глаза.

Машина неторопливо въехала на дорогу, а потом жена закричала. Я обернулся – она смотрела на меня испуганными глазами. Рядом с ней на сиденье пустовало детское кресло. Ремни были застегнуты. Но сына не было...

13 января 2015

Борис Бычков

Сказка «Как Толлуман за женой ходил»

Очень давно, когда на Ямале водились волосатые слоны, а Белый и Чёрный шаман жили на одном берегу, по эту сторону Большой воды, в одной светлой яранге Среднего мира родилась девочка, которую назвали Кэрэгээнэ – Прекрасная. Другой она и не могла быть – её мать Куонняй (Солнышко), а отец – очень дальняя, но всё-таки родня самого Айыы ойууна, могучего Белого шамана.

В это же время, в другом улусе, в просторной яранге появился на свет другой малыш – долгожданный первенец. Он сразу и без боязни протянул руку к огромной лайке, лежащей возле очага. Его так и назвали – Толлуман (Бесстрашный).

Много вёсен прошло – двадцать раз оленихи в стаде его родителей оленят приносили, прежде чем вырос и возмужал Толлуман, превратившись в сильного, красивого молодого человека. Всё удавалось Бесстрашному: он не знал поражений ни в схватке с противником, ни в борцовских состязаниях, а однажды даже победил Большого белого хозяина – медведя. «Мягкого золота» в его яранге было так много, что он щедро раздавал его другим. Хватало у Толлумана и жёлтого металла, и сверкающих «звёздных брызг», что глубоко в земле находили, и которыми можно было резать даже железо. Лучшие стрелы и лук тоже были у него, как и самые лучшие собаки во всей тундре.

Все восхищались и нахваливали его – и охотник отменный, и следы читает, и добытчик клыка, и самое большое стадо оленей имеет, а ещё добрый, честный, справедливый и сильный. Наконец, наступила пора невесту искать завидному жениху. Прослышал он как-то о Кэрэгээнэ – есть, мол, такая в далёком улусе – стройная, как сосна, с точёными ногами, с длинными руками, как крылья чайки, с чёрными, но такими горячими сверкающими глазами, словно таинственные драгоценные камни; всё по хозяйству делать умеющая (и огонь в яранге хранит, и нежнейшую жеребятину отварит и кэрчэх (сливки) с морошкой взбить умеет; и малицу сошьёт и тыс-этэрбэс (унты) разноцветьем (балэ) украсит на загляденье) и старших почитающая.

Недолго думал Толлуман – быстро сосватал Прекрасную и, конечно, сразу получил согласие. Так он почти стал обладателем ещё одного Сокровища...

12 января 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Главы 1, 2 и 3»

Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

...Сталин продолжал пыхтеть трубкой, пуская клубы дыма.

– Скажи мне, Лаврентий, что за причина для их подозрений?

– Они взяли в плен много япошек на островах в Тихом океане, а те имели в своих желтокожих лапах американские пулемёты, патроны к ним, радиостанции и даже джипы. И янки точно определили, что всё это оборудование было доставлено ими во Владивосток по Ленд-Лизу. Теперь они хотят узнать, как оно попало к японцам.

– Много оборудования?

– Достаточно, чтобы возбудить подозрения.

– Так что они хотят предпринять?

– Они для начала пробуют разобраться в этой загадке при помощи одного журналиста, которого они отправляют на днях во Владивосток. Очень колоритная личность. Авантюрист. Чемпион по дзюдо. Интервьюировал Риббентропа, Долорес Ибаррури, Леона Блюма, Мао Цзэдуна. Ты должен его помнить, Иосиф, – он брал у тебя интервью прошлой осенью.

– Как его зовут? Я забыл.

Берия порылся в своих бумагах.

– Алекс Грин, – сказал он. – Возраст тридцать два. Русский по происхождению. На самом деле он Алексей Гриневский. Жил в Китае с родителями после бегства из России сразу после революции. Свободно владеет русским, английским, китайским и японским. В китайском даже знает несколько диалектов. Главный иностранный корреспондент в «Вашингтон Телеграф». Писал о наших сражениях на Украине, под Москвой и в Сталинграде. Потерял жену и сына в авиакатастрофе. В последнее время сильно пьёт. Есть сведения, что он нам, в общем, симпатизирует.

– Сторонник коммунизма?

– Я бы не сказал.

– Можно завербовать?

– Мы попробуем.

– Грин должен быть нейтрализован, – сказал Сталин, главный мировой специалист по нейтрализации врагов – настоящих и мнимых.

Берия взглянул на Сталина сквозь пенсне, припоминая грабежи, похищения, убийства, вымогательства, налёты на банки, поджоги и расстрелы, совершенные молодым революционным гангстером Иосифом Джугашвили, он же Сосо, он же Коба, он же Сталин, прежде чем он стал Великим Вождём советского народа.

– Конечно. Но, Иосиф, мы должны быть осторожными. Он американец. Он наш союзник. Мы не можем просто взять и ликвидировать его.

– Тогда следи за ним днём и ночью. Янки не должны обнаружить «Шанхай», что бы ни произошло. Если Грин подберётся слишком близко к разгадке, убей его. Я не должен учить тебя, как это сделать.

Сталин вдруг сморщил лицо в ухмылке, показав неровные зубы, запятнанные табаком.

– Успокойся, Лаврентий, расслабься, не беспокойся о «Шанхае». Ну и что, если наши союзнички обнаружат, что мы их немножечко дурим с Ленд-Лизом? Они не могут прекратить поставки. Они не могут разорвать Ленд-Лиз. Помни – мы платим за него кровью!..

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.05: Роман Рязанов. Безропотная луна (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

18.05: Андрей Ямшанов. Зугдидский чай (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!